Геллхорн внимательно слушает его, когда он начинает свой рассказ, ловя каждое слово, сопоставляя с тем, что уже знала и так из тех кратких видений, которые ей удалось урвать, при их первой встрече...читать далее


#3 «Estuans interius»
Sydney Hayle [до 24.05]

#4 «Tempus es iocundum»
Fabia Amati [до 18.05]
LC

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AG

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// RB

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AM

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GM

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
// RF

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
январь-март 2017.

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » You say witch like it's a bad thing


You say witch like it's a bad thing

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

музыкальное сопровождение
https://i.imgur.com/3jkHkQ5.png
You say witch like it's a bad thing
Max Volibear, Fergus Crowford, Daisy Morrigan, Erzsébet Lakatos
Ночь с 12 на 13 марта, скрытая от людей поляна в пригородном лесу.
В Генриетте уже давно не было спокойных дней. Ни один житель города не может считать, что находится в безопасности, и местный Ковен ведьм хочет это исправить. В ночь на 12 марта был назначен шабаш, на который были приглашены не только колдуны и ведьмы, состоящие в Ковене Генриетты, приглашение были разосланы всём, до кого смогла дотянуться рука главы. Разномастные ведьмы, колдуны, чародеи и маги собрались в назначенном месте, однако мирному обсуждению дел насущных было не суждено сбыться.
Гриммы (судя по повадкам, новообращённые) потревожили спокойствие ведьм крайне вероломным и жестоким способом. Никто не знает, что послужило причиной для нападения и к чьей стае принадлежит молодняк. Однако, на выяснения данных нюансов у ведьм совершенно нет времени, спасти бы свою собственную шкуру.

Агате спасибо за красоту :З

Отредактировано Max Volibear (2018-02-11 20:44:55)

+4

2

- Ты не застегнулся. И  не причесался. И вообще, почему ты выглядишь так неопрятно? Неужели ты опять связался с той девкой из старших классов? Как же ее звали? Мередит? Мерлин? Мэри? – Диана, гордо шаркая хромой ногой, шла под руку с внуком, который стоически сдерживал нападки пожилой леди на самого себя.

- И вообще, такие сборы надо проводить чаще. В Генриетте творится черт знает что, а Ковен сидит сложа руки. Совсем обленились. Та карга, что ведет Ковен, явно не знает, с чем столкнулась. Еще бы – сидеть в четырех стенах. Конечно, куда им деваться. Вот я в их годы… - далее последовал долгий рассказ о том, чтобы Диана Эрлинг сделала для улучшения жизни в ее родном городе, и чего не смогла добиться. Типичные старческие мечты. Максвелл понимал, почему бабка решила пойти на это собрание – ее всегда волновала судьба Генриетты, и то, что с ней происходит. Конечно, радеющая за родной город ведьма – явление довольно удивительное, но все таки не редкое. Раз Ковен решил собраться всем вместе, включая даже тех магов, что не входят в его состав, значит дела действительно плохи.

Сам Волибир за три месяца жизни в городе уже узнал многое, и понял, что жизнь, которая и в прошлые годы была не очень веселой, стала еще хуже. Слишком много непонятных смертей, исчезновений, тихая паника нарастала все сильнее, а уж если вспомнить к этим событиям охотников, которые были бы явно рады линчевать любого виновного, чтобы успокоить обывателей, собрание Ковена стало очевидным событием. Сам мужчина упирался, как мог, стараясь не обидеть бабушку, которая наотрез отказалась идти с Эммой. Сестра обиделась еще сильнее на Макса, ведь именно себя она считала продолжательницей колдовского рода семьи, ведь даже выйдя замуж, она сохранила свою девичью фамилию. Но Диана, как обычно, патетично высказала ведьме, что хотела бы представить своего внука магическому сообществу. И как Максвелл не упирался, его взяли под белы рученьки и привели сюда.

С точки зрения стратегического размещения место было идеально для засады. Лесная поляна, окруженная кустарником, кажется, можжевельника, была слишком открытой. С севера к ней шла тропинка, ведущая куда-то дальше в лес, а с востока постоянно дул пронзительный ветер. Макс даже пытался сказать об этом бабке, однако та лишь отмахнулась от внука, заявив, что Ковен защитит поляну таким количеством барьерных заклинаний, что можно будет атомную бомбу сбросить, и ничего им не станет.
Доверять бабушке Максвелл умел, потому постарался успокоиться. В конце концов, он понимал, что выпал из этого полузакрытого общества магов на долгих десять лет. И ему вновь предстояло вспомнить все те лица, которые он уже за годы почти забыл. Любопытно, придет ли семейство Андерсонов, что славились своими заговорами?

- Нет, Майкл болеет уже почти два года, а его жена постоянно за ним ухаживает. А их дочь, Амелия, к сожалению, покинула Генриетту для учебы, - Макс только сейчас понял, что высказал свою мысль вслух.
- Ба, откуда ты все это знаешь? – Волибир, продолжая идти рядом с леди, повернулся к ней лицом, чтобы внимательно услышать ответ бабки. Но та лишь загадочно подмигнула, и едва они приблизились к поляне, что-то прошептала, и на мгновение Макс почувствовал волнение магии рядом с собой. Воздух на поляне словно задрожал и Диана, потянув за руку внука, промшыгнула под купол магической энергии. Спиной мужчина ощутил, как барьер вновь схлопнулся и выдохнул – такая штука бы легко раздавила его, будь он не такой шустрый.

- А что, здесь будет твой сосед по квартире? Тот милый мальчик? Фергюс Кроуфорд, да? Очень умный юноша, жаль, почти не развивает свой потенциал мага. Ты, кстати, почти ничего о нем не рассказываешь. Вы не ладите? – Макс откашлялся, закатывая глаза, понимая, что бабка интересуется не просто так. Диана никогда не интересовалась ничем без причины. Но сходу заявлять своей прародительнице, что они активно кувыркаются в широкой кровати Кроуфорда, он не решился. Мало ли, старое сердце, старая закалка.

- Он должен быть здесь, кажется. Но я не знаю. О, ба, смотри, это же та самая колдунья, да? Которая глава Ковена? – Диана мигом оживилась, и, забегав глазами по разномастной толпе, отпустила руку внука, чтобы поздороваться со всеми. Максвелл умело воспользовался этим моментом и, сделав старый-добрый маневр уклонения, растворился в кучках народа, которые тут и там стояли у столов. Вообще, атмосфера собрания была вполне себе колдовская – в воздухе висели яркие огни, что освещали темноту на поляне и явно поддерживали барьер над головами магов. Несколько магов зависли в воздухе, явно что-то кому-то доказывая. Во всей этой пестроте лиц Волибир увидел несколько знакомых. Не сказать бы, что было шумно, но было слышно, что собравшиеся активно обсуждают сложившуюся ситуацию в городе. В группе каких-то фриков (так окрестил их про себя колдун) стоял Фергюс, и высокий Макс, изображая из себя ледокол, прошел сквозь кучки, чтобы вырасти за спиной блондина и положить тому рук на плечо под аккомпанемент громкого испуга.

- Привет, Кроуфорд. Привет, ребята, - несколько глаз уставились на него с явным неодобрением, и мужчина быстро понял, что оказался тут не вовремя. Какая жалость, черт побери. Но его отвлекло движение справа и он повернулся в сторону. В центр поляны вышла женщина, которую он опознал как главу Ковена. Имя ее он не помнил, да и не пытался запомнить. Она начала говорить. О проблемах Генриетты. О том, как опасность нависла сейчас над всеми в городе. О том, что именно колдуны могут стать той силой, способной справиться сообща с угрозой. Макс почти не слушал ее, поглаживая кончиком указательного пальца шею блондинчика, который шипя, пытался сбросить с себя мужскую руку. А потом что-то произошло – Макс даже не понял. Просто он ощутил, как давление барьера ослабло, а затем и вовсе пропало. А потом послышался волчий вой.

Огни потухли.

+3

3

Фергюс не ожидал получить приглашение от ковена. Когда он только вернулся в Генриетту, ему предложили присоединиться к небольшой группе магов города, объединившихся для поддержки друг друга. Но молодой чародей, после некоторых раздумий, вежливо отказался. Его не прельщала необходимость на регулярной основе встречаться с другими колдунами и ведьмами, чтобы обменяться сплетнями и потусоваться под луной. По крайней мере, именно так он представлял себе шабаши. К тому же, вступление в это сообщество не было обязательным, и Фергюс знал, что в городе достаточно волшебников, не пожелавших примкнуть к нему.
И вот теперь, получив письмо, подписанное аж самой главой маленького ковена, Кроуфорд ощутимо занервничал. Он и так видел, что в городе творится неладное, но приглашение, адресованное, кажется, всем обладателям магического дара, говорило только о том, что ситуация намного хуже, чем кажется.
Он, разумеется, собирался пойти. О чем и сообщил Максвеллу в тот же вечер, как получил письмо.
Момент он, надо признать, выбрал не самый удачный: ну право же, не стоит говорить о таких важных вещах в постели.
- Я думаю, что присутствовать нужно. Это все-таки наш город, мы не можем сидеть, сложа руки. - сказал он задумчиво. Мысли в голове кипели, обгоняя одна другую, но Фергюс все-таки довольно смутно представлял себе, что смогут сделать чародеи Генриетты, не слишком рвущиеся к объединению под бдительным присмотром Ордена.
Макс обронил, что его семейство настаивает на его присутствии. Потом они, разумеется, отвлеклись, но Фергюс из этого краткого разговора вынес для себя, что его любовник не слишком-то рвется на шабаш. Он собирался позже обязательно расспросить Макса о причинах такого нежелания, но руки до этого так и не дошли: дела, работа, а там подошло и время сбора.
И Фергюс отправился на шабаш один.

Поляна, выбранная главой ковена, ему понравилась. Достаточно большая, чтобы вместить всех желающих и не заставлять их топтаться друг у друга на головах, она была надежно скрыта в лесу, подальше от активно используемых дорог. Хорошее место, на которое вряд ли просто так наткнется кто-то посторонний. Да и защищена она была отлично. Любой обычный человек просто прошел бы мимо, испытав неуловимое и вполне естественное желание идти не в сторону пышных кустов, а куда-нибудь еще.
Любопытный Фергюс, шкурой почувствовавший барьерные заклинания еще на подходе к нужному месту, аж носом зашевелил, так ему захотелось посмотреть поближе и оценить сложность плетения магии.
Все было серьезно. Когда Фергюс подтвердил главе ковена свое намерение присутствовать на шабаше, ему прислали "пароль": два слова, которые, подкрепленные магическим импульсом, открывали путь на поляну. Просто так не пройдешь. Маги Генриетты умели позаботиться о своей безопасности.

Оказавшись внутри барьера, Фергюс замялся. Контраст с окружающим внешним лесом был впечатляющим: магические огни давали достаточно света, чтобы видно было каждую травинку, а воздух переливался мягким разноцветным сиянием. Деревья по краям поляны в этом свете казались темными исполинами, застывшими на страже покоя чародеев. Это было очень красиво и, наверное, очень торжественно: ночь, звезды, рассыпанные в черном бархате неба, мартовский холод и волшебный таинственный свет. Величественность картины, правда, изрядно сбивали люди, собравшиеся в этот час на поляне.
В первый момент Кроуфорду показалось, что народу как-то уж слишком много. Он еще подивился, что глава ковена умудрилась собрать вообще всех колдунов и ведьм Генриетты. На деле оказалось, что это не так. Люди просто постоянно перемещались с места на место, то собирались группками, то расходились, то подходили к столам с закусками и напитками. Ну прямо настоящая добрососедская тусовка-барбекю, а не ведьминский шабаш, усмехнулся про себя Фергюс.
Разговоры были не слишком громкими, но шепотки оказались достаточно нервными, чтобы стало ясно: здесь собрались те, кому действительно было не все равно. Те, кого волновало происходящее в городе.
Джину, хорошую приятельницу, Ферг увидел издалека. Рядом с ней оказались и Кейтилин с Тобиасом, старые знакомцы, которых Кроуфорд, пожалуй, мог бы назвать друзьями. Обсуждая с ними способы постановки магических барьеров, Фергюс поймал себя на том, что то и дело стреляет глазами по сторонам в поисках знакомой высокой фигуры. Но Макса нигде не было видно. Пришлось со вздохом принять мысль, что Волибир вряд ли все-таки появится на собрании. Что ж, может, оно и к лучшему.
Через некоторое время Кроуфорд увидел еще одно знакомое лицо. Эту девушку он знал не так хорошо, как своих друзей, но не поздороваться не мог.
- О, это же Дейзи, - сказал Фергюс и махнул рукой, привлекая внимание.
В этот момент ему на плечо легла тяжелая рука. Кроуфорд аж подпрыгнул от неожиданности и издал звук, приличный, пожалуй, перепуганной девице, но никак не взрослому солидному магу.
Кейтилин так вообще шарахнулась и, кажется, пискнула, что для нее было совершенно нехарактерно.
- Тьфу ты, Волибир, - Ферг обернулся, кидая на Макса сердитый взгляд. - Нельзя же так пугать среди ночи...
Друзья Кроуфорда были не очень-то рады компании, и не особо старались скрыть это. Макса наградили нерадостными взглядами, но ему, кажется, было абсолютно плевать на это. Разговор моментально прервался, воцарилось неловкое молчание.
Впрочем, долго оно не продлилось. Внимание всех, присустствоваших на поляне, привлекло появление главы ковена. Когда она заговорила, разговоры начали стихать, будто отхлынувшая волна прибоя.
Призывая чародеев объединиться, опытная колдунья взывала к их чувству долга и патриотизму, но при этом слова ее не казались пафосными, как речи прожженных политиков. Она говорила дельные вещи. Ситуация в городе и правда была плачевной, и требовала вмешательства. Фергюс был с ней согласен. Темные времена требуют объединения - мировая история не раз доказывала это. Но не все были того же мнения. Он расслышал чей-то голос, порывавшийся задавать вопросы в духе "а нахрена нам это надо", но чародейка, взявшая слово, прервала его взмахом руки.
Фергюсу очень мешали слушать. Горячая рука Макса, которую тут будто забыл на его плече, и без того отвлекала, а палец, мимоходом поглаживающий шею, заставлял мурашки бежать по спине. Ноги сами собой слабели, а пальцы чуть подрагивали. Фергюс дернулся раз, другой, зашипел, пытаясь избавиться от прикосновения, но это было не так-то просто. В конце концов, Кроуфорд сдался и уже подался было ближе, как случилось... нечто неожиданное.
Разлитая в воздухе магия изменилась. До Ферга не сразу даже дошло, что происходит. Только барьер, защищавший поляну от вторжения извне, вдруг истончился и с тихим хлопком лопнул, как огромный, невидимый мыльный пузырь. И тут же послышался вой.
- Черт, - выругался Фергюс, крутя головой в темноте. - Какого хрена тут происходит?
Рука Макса на его плече сжалась, а потом исчезла.
Создавать магический источник света было слишком рискованно: кто знает, что скрывается там, в темноте. Сейчас ночной мрак был не только помехой, но и последней оставшейся защитой. Видимо, так решил не только он.
По поляне пронеслась волна испуганных вопросов. А потом кто-то закричал.
В ответ на этот крик, полный боли и ужаса, раздалось рычание.
- Гримм! Это гримм! - во весь голос воскликнула Джина.

Отредактировано Fergus Crowford (2018-02-17 15:57:53)

+3

4

Дейзи не могла сегодня не быть на шабаше. Потому что состояла в ковене, как и ее мать, что занимала там не самое последнее положение. Поэтому, когда Примроуз объявила, что она должна ей помочь в организации, да и просто точно должны присутствовать на всем этом веселье, то Дейзи поняла, что ей никак от этого не отвертеться. Но она и не особо пыталась. Она добровольно вступила в ковен, Примроуз даже не нужно было ее слишком сильно и долго убеждать, хотя та была к этому готова. Она рассказала тогда за первым разговором о том, что состоять в ковене - это отличная возможность помогать городу, объединять свои силы для каких-то сложных заклинаний, и все в этом духе. Тогда было рассказано столько плюсов, расписано столько возможностей, что Прим впору было выпускать брошюру, чтобы заманивать к ним магов-новичков. Сама Дейзи согласилась сразу же после этой речи. Там были ее знакомые, да и сама перспектива состоять в ковене была для нее не самой плохой. И да, она верила Прим, что в этом есть много плюсов. Кончено, подводные камни наверняка тоже были, но о них Дейзи хотела расспрашивать постепенно, или выяснять сама. В конце-то концов, она же Морриган, дочь шерифа.

В назначенное время Дейзи вместе с матерью рибыла на поляну, чтобы все подготовить для встречи гостей. Позвали даже слишком много народа. Наверное, сегодня здесь буду все, кто имеют магические дар. На это рассчитывала Дейзи, когда поднимала с помощью магии вверх фонарики, когда помогала ставить магический купол над поляной, и когда увидела своими глазами список тех, кому были отправлены приглашения. И насколько сильно она радовалась, что ей не пришлось подписывать их, или вообще иметь к ним хотя бы какое-то отношение. Хотя она сомневалась, что хоть кто-то из доверенных лиц главы ковена сидел темной ночью, и при свете свечи выводил имена каллиграфическим подчерком, ставя магическую печать главы. Нет, они же колдуны, и их жизнь явно проще, чем жизнь обычных людей. Поэтому и приготовления не заняли так много времени. Все было быстро сделано общими усилиями членов ковена, которые собирались первыми, поскольку были приглашены для помощи. Не все, но их было достаточно, чтобы сделать все нужное буквально за час, и быть готовыми к приходу гостей. Сам ковен и не был такой уж большой группой, иначе бы точно привлек внимание Ордена, чего им явно не хотелось. Орден и так не сводил с них глаз, держа под пристальным контролем, готовый отреагировать в любой момент.

Приглашенные приходили точно в срок, и поляна постепенно заполнялась людьми разных возрастов. Кого-то Дейзи знала, кого-то видела впервые, но искала она глазами в толпе семью Мэлфреев, чтобы взять под локоток Амарис, и немного поболтать с ней в стороне. В толпе мелькали знакомые лица, с которыми Дейзи здоровалась либо жестами, либо словами, либо ограничиваясь улыбкой и кивком головы. Тут были и старые приятели из школы, и уже уважаемые члены города. Примроуз стояла рядом с главой ковена, которая должна была скоро выйти к толпе с проникновенной речью.
Наконец-то, Амарис была найдена, и Дейзи отошла вместе с ней чуть подальше ото всей этой толпы.
- Мы здесь уязвимы. Хоть я и сама лично помогала воздвигать этот барьер, но что-то мне подсказывает, что все это добром не кончится, - Она смотрела на кромку темного леса, вглядываясь в тьму, пытаясь там разглядеть силуэты бесов, с которыми уже сталкивалась пару раз. И не сказать, что она была в диком восторге от этого, - Плохое у меня предчувствие, что-то обязательно должно случиться.
- Успокойся, Морриган, у тебя просто паранойя, - Улыбнулась младшая из семьи Мэлфрей, - Посмотри сколько нас здесь, ничего плохого точно не может случиться.
- Пусть ты окажешься права, - Тихо сказала Дейзи, и посмотрела на полную луну, что нависала над лесом, даря освещение всему вокруг.

Ждать долго не пришлось. Буквально через пару минут на середину вышла глава ковена, чтобы вдохновить колдунов своими словами. Дейзи знала, о чем именно пойдет разговор, но все равно подошла поближе, чтобы не пропустить ни слова, впитывать каждую букву, и переосмысливать ее, думать, соглашаться с этим, или нет. Но это все было правильно. Город и правда был в плачевном состоянии, и нуждался в защите, с этим был могла ее каждый присутствующий.
Амарис стояла рядом с Дейзи, внимательно слушая речь главы ковена. А Дейзи все вглядывалась в темноту, потому что предупреждающий об опасности колокольчик звенел внутри все громче и громче. И когда он стал слишком громким внутри ее головы, на поляне погас свет, а защитный барьер лопнул, как мыльный пузырь, покрывшись предварительно рябью. Они остались беззащитны против того, что надвигалось на них из леса, сверкая желтыми глазами.
Началась паника. Со всех сторон слышались крики, и рычание гриммов, что наступали со всех сторон.
Амарис сразу же забрали к себе ее братья, с которыми она точно будет в безопасности. Сама же Дейзи пыталась найти в этой толпе Примроуз, но никак не могла ничего увидеть.
Со всех сторон посыпались искры заклинаний, колдуны пытались себя защитить кто как мог, кто какими силами обладал.
Дейзи отбросило волной назад волной заклинания, и она сбила кого-то с ног. Быстро поднявшись, она обернулась, чтобы увидеть, кто это.
- Фергюс, черт, прости, - Она протянула руку, чтобы помочь ему подняться.
И стоило ей поднять глаза, как она встретилась в горящими глазами наступающего на них волка.

+3

5

Карточный долг – святое.
Истина эта давно в сознание въелась, заповедью стала такой же верной, как  и «убей любого, что бы выжить» или «каждая женщина предаст». Эржыбет карточную колоду из рук не выпускает с тех пор, как переломы страшные срослись и гипс перестал движения сковывать. Её мухлевать учили шулеры умелые, цыгане, те, у кого это в крови, но Килен всё ровно умудрился выиграть. Да, один раз за десяток партий можно и горечь поражения вкусить, если бы только долг был не настолько противен. С.о.ц.и.а.л.и.з.а.ц.и.я. - по буквам произносит волк и улыбается самодовольно, издевается. Совсем недавно он рычал злобно, стоило Эржыбет знакомством новым обзавестись, а тут сам в самое пекло людское толкает.

Карточный долг – святое.
Ей от приглашения избавиться следовало сразу после прочтения, незачем письма пустые хранить, ещё не хватало, что бы сын малолетний нашёл и, попробовав на зуб, отравился лицемерной вежливостью. Но нашёл Килен, любопытство проявив не волчье, но лисье и теперь Эржыбет обязана ведьминский шабаш посетить долг карточный отдавая. Лакатош не наряжается, привычно вооружается, наплевав на обещание главы ковена защитить присутствующих. Она клятвам чужим не верит давно, женским особенно, и уж лучше вообще на шабаш не попасть, чем оказаться среди чужаков уязвимой. Своим магическим способностям девушка никогда не доверяла, холодная сталь её религия.

Надышаться лесом невозможно, лишь задохнуться от пряности хвойной, вдыхая аромат коры, тумана, опасности подстерегающей в тёмной чаще. Лакатош леса обожает с детства, с тех пор как брат Иштван брал с собой на охоту, уводя подальше от конфликтов в семье, и теперь от тоски завыть едва ли не по-волчьи хочется. Годы воспоминания заглушили, потускнели они на фоне реальности порочной, но сердце всё ровно ноет. Эржыбет на колени опускается, не боясь запачкать юбку цветастую, ладонями земли касается, словно почувствовать что-то пытаясь, ведь так обмануться легко, что вот-вот брат позовёт и уведёт с собой.

Брат, естественно, не окликает и Эржыбет продолжает путь, прибыв на поляну одной из последних. От соприкосновения с магией чужой мурашки по спине пробегают, настороженность вновь пробуждается. Магию Лакатош не любит, непредсказуемость чужих заклятий уже достаточно ей проблем доставила, это ведь поведение гримма или вампира предсказать можно, но не колдуна. Кто ж заранее знает стихийной, ментальной, боевой враг воспользуется…

Магические огни просто в воздухе висят, заливая поляну мягким светом, сказку создавая, навевая воспоминания о таборе. Собравшиеся колдуны на группы разбились, до Эржыбет то и дело доносятся отголоски чужих разговоров: кого-то действительно волновала обстановка в городе, а кто-то на шабаш пришёл развлечения ради, глупостью любое беспокойство считая. Сама же Лакатош медленно поляну по кромке обходит, чувствуя постоянно магическую защиту. Она даже не вглядывается в людские лица, пытаясь кого-то узнать, хотя к ней пару раз и подходили молодые люди, желая с собой увести. Колдунов этого города она не знает совсем, а тех с кем всё же свели Боги, предпочла бы увидеть мёртвыми, не живыми. Исключение могли составить кое-кто из Корхоненов, родственников её Орфея, но видеть сплочённость чужой семьи не было желания, и так раздражение в душе закипает.

Судьба города Эржыбет не волнует от слова «совсем», она не была уверена насколько ещё тут задержится, но уж точно страдать не будет, если улицы обагрит кармин дурманящий. Это люди невинные от отчаянья волосы рвут, стенают, видя истерзанные тела близких, но не Лакатош. Она лишь кивнёт спокойно и продолжит путь, ведь только развращённый развращённого поймёт. Обычным людишкам не осознать, как кровь порой бурлит в жилах, в висках пульсирует, а жестокость на волю рвётся, отключая все чувства и эмоции.

На плечо сильная рука опускается, девушка поворачивается и видит Ришарта Корхонена, знакомого давнего. Мужчина кивает в знак приветствия, но ничего не говорит, хотя в их единственную встречу был весьма словоохотливым. Речь главы ковена ему тоже не интересна, Корхонены всегда жили по своим правилам, заботясь лишь о благе семьи. Эржыбет подумывает завести разговор о прошлом, может хоть воспоминания о бое с пленником и засаде оборотней разбавят столь скучный вечер. Тогда они отлично сработались, хотя впервые встретились и не сумели заранее план действий составить.

Огни гаснут мгновенно, и тотчас девушка руку за спину заводит, сжимает рукоять ножа. Возможность просто чувствовать ножны на пояснице уже вселяет уверенность, что крепчает, стоит извлечь оружие. Эржыбет вглядывается в темноту, прислушивается к чужому дыханию, но страха не испытывает. Ледяное спокойствие привычно разум сковывает, эмоции, если они будут, конечно, накроют позже, когда девушка окажется в безопасности, под надёжной защитой стен, в крепких мужских объятьях.

- Гримм! На нас напали гриммы! – визгливо орёт кто-то, но вопль заглушает рычание волчье, недовольны дети Луны подобному гостеприимству. Сколько оборотней в Генриетте? Какова вероятность, что среди нападавших те, с кем она постель делит?
Не важно.
Нужно вернуться домой к сыну. Выжить.

- Мои волчата дома, - объявляет Ришарт и скалится почти по звериному но Лакатош плевать на чужих детей. Лакатош верить не хочет, что во имя предательства её сюда заманили, что после вглядываться придётся в мёртвых гриммов, ища своих, - как в Румынии?
- Как в Румынии, - Ришарт заклятия будет плести, обездвиживать противников, а Эржыбет глотки волчьи перерезать, ведь именно этому её с детства учили. У каждого своя стезя, хотя девушка чувствует, как в Корхонене ярость клокочет, опьянённый азартом он в гущу сражения может броситься в любой момент, попытаться голыми руками гриммов рвать, - слева!

Лакатош не дожидается, успеет ли Ришарт заклятие обездвиживания сотворить, подскакивает с боку к волку ближайшему, что на парочку колдунов молодых наступает. Волк замирает, рычит, горят глаза предвкушением кровь людскую вкусить, но даже ярость звериная не способна магию опытного колдуна обуздать. Лакатош волку в глаза заглядывает, ухмыляется приобнимая за шею и глотку привычным жестом перерезает. Горячая кровь руки согревает, землю заливает, карминовые капли даже до почти «закуски» долетают, оседают на одежде. Доли секунды убийство занимает, не аккуратно, но эффектно:
- Не убегайте. Не поворачивайтесь спиной к волку, ясно?!

Отредактировано Erzsébet Lakatos (2018-02-25 15:38:33)

+3

6

Макс отпустил Фергюса, чтобы высмотреть в потемках быстро приближающихся волков, что выли будто бы на смерть, но едва в темноте раздался первый предсмертный вскрик, Волибир понял – бирюки пришли сюда нести звонкую песню гибели. Он попытался развернуться, но в толчее тут же наткнулся на кого-то, при этом едва не сбив с ног несчастного беглеца. Этот кто-то матюкнулся в темноте, но Максвелл лишь рявкнул что-то ругательное, и не стал обращать внимания. Паника и вопли смешались с рычанием, однако некоторые маги, наконец, очнулись от первичного ступора и повсюду темноту начали прорезать первые робкие вспышки заклинаний. Однако этого явно было мало.

Глаза привыкли к темноте, и, поискав взглядом Фергюса, Волибир так и не обнаружил его, потому решил, что его оттеснили куда-то с поляны. Молясь, чтобы с ботаником ничего не случилось, мужчина кинулся к сцене, где в последний раз видел бабку. Пожилая леди явно намеревалась поцапаться с главой ковена, однако нападение гриммов нарушило все ее планы. Как и ожидалось, Диана нашлась рядом с той самой дамой, что вещала со своего места всего пару минут назад. По ярко-оранжевым вспышкам и скулящим гриммам, разбегающимся от ведьм, мужчина понял, что те были взбудоражены этим нападением. Бабушка так точно.

- Максвелл! Какого черта тут происходит!? Где ты таскаешь свою тощую задницу!? Ну-ка, давай покажи-ка, чему я тебя научила! – голос Дианы заскрежетал, а в следующее мгновение с ее ладони сорвался красноватый всполох, и волк, подкравшийся сбоку к Максвеллу, заскулил, получив заряд магии в косматую морду. Ослепив зверя, бабка снова взмахнула руками, и волк, тихо заскулив, рухнул на землю.
- Заклятье сна? – рухнув на землю, стараясь уйти от нападения, Волибир вопросительно посмотрел на родственницу и наставницу в одном лице, не понимая, почему та так церемонится. Диана вопросительно подняла бровь, будто бы тот сморозил глупость, и собственно, после этого Макс понял, что сморозил глупость.

- Мы не убийцы, Максвелл, - прикрикнула пожилая дама, лихо выпустившая заряд в очередного волка, который с воем перекатился и, скуля, дернул в лес, - Я не хочу завтра оплакивать своих соседей, если это они! И ты не вздумай! И вообще, где твой дружок?
Максвелл потупился, и поднявшись на ноги, встал рядом с бабкой.

- Rhwystr, - темно-лиловая вспышка окрасила лицо Макса пугающими оттенками, однако в самом заклинании не было ничего такого же жуткого – круглый барьер возник прямо перед ним, закрывая от прыгнувшего из темноты зверя. Магия затрещала, пока волк, почти сбивший мужчину с ног, пытался добраться до колдуна сквозь завесу. Раздался треск и волк, обмякнув, сполз на землю. Диана, хмуря выцветшие брови, рявкнула:
- Не глупи, здоровяк! Их не остановить идиотскими щитами. – затем, отбросив еще пару созданий заклятьем, прокричала внуку сквозь гул нарастающих заклятий, - Создай лунный свет. Ты же помнишь, как я тебя учила? Проберись к центру, создай свет и жди, пока волки обратят на тебя внимание. А мы воспользуемся моментом и ударим более массово.
Канадец  выдохнул, но спорить с бабкой не стал. Кто он такой, по сравнению с ней, одной из самых пожилых и мудрых ведьм Генриетты, которая брала на себя смелость спорить с главой Ковена, когда  считала это нужным? Только вот слушала ли ее ведьма-глава, было загадкой для мужчина, на которую он не стал искать сейчас ответа. Он просто рванул вперед. Почти боевые действия, напомнил он сам себе. Сбоку мелькнула здоровая четырехлапая тень, и Волибир осознал, что сейчас на него кинется здоровенный волк.

- Chwistrell! – за пару мгновений до рывка зверя мужчина прокричал на полном ходу простенькое заклятие, и слабая искра, вспыхнувшая на ладони, тотчас зарделась ярким сиянием и была отправлена в волка. Попал ли мужчина по нему или нет – проверять колдун уже не стал. Но по скулежу и тому, что погоня прекратилась, Макс понял, что попал. Центр поляны он уже видел глазами – света от заклинаний, то и дело вспыхивающих со всех сторон, хватало на то, чтобы обозреть все окрест. Еще пара шагов, и бросив взгляд на колдунов, отбивающихся от волков, Макс увидел, как Фергюс рухнул, придавленный сверху девушкой, лицо которой показалось ему жутко знакомым. Времени спешить на помощь не осталось.

Выдохнув, Волибир закрыл глаза, не опуская свой темно-лиловый, переливающийся энергий барьер, вместе с этим приподнимая руку ладонью вверх над головой.
- Lloliaid golau! – заклятье сорвалось с губ мага, на руке, тихо заискрив, засеребрился слабый шар света, и через пару секунд, набрав силу, вспыхнул ярким сиянием. Поляна тотчас осветилась, а Макс ощутил, как его барьер начинает истончаться. Поддерживать одновременно сразу два заклинания было ему не под силу, и с тихим чпокающим звуком щит, оставив, несколько фиолетовых искр, исчез. Волки, ощутив нечто похожее на лунный свет, разом повернули головы.
- Вот это плохо, - пробормотал мужчина, ощущая на себе голодный взгляд гриммов. Зато взглядом он уцепился за бабку, которая спешила к нему на всех парах, и Фергюса, который пытался подняться на ноги. А еще он узрел парочку магов, которые весьма безжалостно пустили кровь какому-то псу. Кажется, это заметил Ферг и его белокурая спутница по несчастью, но крикнуть им сил бы уже не хватило.

+3

7

Более-менее чинный шабаш превратился в хаос. В темноте тут и там вспыхивали разноцветные искры, люди сталкивались, сшибали друг друга с ног, кто-то кричал, к одному голосу добавился второй, третий, еще и еще. Вопли боли и страха мешались с воем и гортанным рычанием волков, и от этого волоски на загривке вставали дыбом. В этой панике, захлестнувшей лесную поляну, в агрессии и злости, идущих из темноты на мягких мощных лапах было нечто древнее, идущее из глубины веков, взывающее к базовым инстинктам. Убей - или умри. Беги, если хочешь выжить. Кому что - все люди разные. Кто-то пытался защитить себя и стоящих рядом, кто-то бросился спасаться, кто-то ломился, не разбирая дороги, прямо в пасти гриммов.
Фергюс здраво рассудил, что теперь темнота вовсе не защищает магов - волки и без искусственного света прекрасно чуяли добычу, а растерянные колдуны, не ожидавшие атаки, во мраке становились еще более уязвимы.
В темноте, то и дело озаряемой вспышками и искрами заклинаний, невозможно было понять, кому нужна помощь и куда бежать в первую очередь. А еще Фергюс никак не мог найти взглядом Макса, и это пугало даже больше волчьего воя.
Кроуфорд попятился и покрутил головой, пытаясь понять, насколько близка опасность. Ему было страшно. В беспорядочной круговерти, в мелькании разноцветных сполохов, похожих на обезумевший стробоскоп, на открытом месте, среди паники и криков, не зная, откуда и в какой момент из темноты вынырнет оскаленная пасть, Фергюс на долю секунды растерялся. Он не знал, то ли бросаться искать Макса, которому он мог быть нужен, то ли кинуться к пострадавшим. Да и при таком "освещении" разобрать, кто ранен, а кто просто перепуган до полусмерти, было совершенно невозможно.
Нужно было создать свет.
Убедившись, что прямо сейчас никто не откусит ему задницу, он поднял руку и открыл рот, намереваясь создать свой источник света. Не успел. Сбоку в него что-то врезалось, да так, что он со всего размаху хлопнулся на задницу. В какую-то долю секунды Фергюс испугался, что на него упал труп. Едва не поддавшись этому страху, он дернулся, пытаясь вырваться, но тут тело зашевелилось и поднялось на ноги. В отсветах чьего-то заклинания он увидел знакомое лицо.
- Дейзи? Цела?
Фергюс сжал протянутую руку девушки, но поднялся все-таки сам. Судя по ощущениям, он все еще был цел. Мартовский снег, под ногами чародеев превратившийся в мокрую кашу, лип к рукам мерзким холодом, джинсы тут же промокли, но это было много лучше, чем остаться без руки или, например, головы. Фергюс вытер ладонь о штанину, размазывая грязь.
- Дейзи, ты не...
Вообще-то, он хотел спросить, не пострадала ли она, предложить, если понадобится, помощь. Но совсем рядом раздалось рычание, и Фергюс, развернувшись, увидел волка.
Огромный зверь соткался из темноты и сам казался ее частью Только чуть светились глаза, да из горла рвался глухой утробный рык, не оставляя сомнений в реальности существа.
Кроуфорд выматерился.
- Ой, прости, - скороговоркой выпалил он, обращаясь к Дейзи, и тут же дернул ее за руку, загородил плечом. - Осторо..!
И в этот момент гримм, напружинив мощные лапы и подобравшись, прыгнул.
Фергюс краем сознания успел пожалеть, что боец из него крайне хреновый. Но все же бездеятельно топтаться на месте он не умел. Заклинание само сорвалось с губ, подкрепленное резким жестом. Не стояла без дела и Дейзи. Их совместные усилия привели к тому, что зверь, вместо того, чтобы вцепиться в горло, шмякнулся всей тушей в едва видимый щит, упруго отбросивший его назад. Прямо в сторону светловолосой девушки, в чьих руках блеснул... нож? Ух ты, ведьма с ножом! И судя по тому, что возле нее и ее спутника уже лежало недвижимое тело, управляться с оружием она умела прекрасно.
Фергюсу смутился и восхитился одновременно. И правда, неудобно получилось. Гримм встал на все четыре лапы, потряс здоровенной башкой и переключился на новые цели.
Но стесняться и рассыпаться в извинениях было некогда: к Дейзи и Фергюсу подбирался еще один оборотень.
Потом. Все потом. Если они уцелеют, если переживут эту ночь, если-если-если...
Страх отступал на задворки сознания, отодвинутый лихорадочными попытками сообразить, что делать дальше. Нет смысла бояться, когда нужно действовать. Трястись можно будет потом, когда опасность отступит.
И тут до Кроуфорда дошло, что на поляне стало слишком светло. Серебристо-белое сияние разливалось от центра, затапливая уродливую сцену бойни, отодвигая плещущуюся темноту к деревьям.
Он стрельнул глазами по сторонам и увидел Волибира. И гриммов, уставившихся на него.
- Макс! - заорал он во весь голос, но его крик потонул в раскатистом треске чьей-то магии и волчьем завывании.
Черт побери, и почему он не может разорваться на части?! Защитить Дейзи и одновременно рвануть к Максвеллу.
- Rigescunt indutae, - выплюнул он зло, сопроводив всплеск магии парой непечатных выражений.

+2

8

Дейзи отчаянно искала среди всех присутствующих мать, которая должна быть рядом с главой ковена. Она понимала головой, что с ними все будет в порядке, потому что ведьмы они опытные и все знают намного лучше нее. Тем более, они там вместе и смогут помочь друг другу. Но все же сердце кричало о том, что с ней могло что-то случиться. Кто же знает этих волков, они же бешенные звери. К тому же, размером намного превосходят обычных. А Дейзи не сказать, что особо любила волков, тем более гриммов, тем более новообращенных, какими, видимо, и были вот эти самые напавшие волки. Взгляд лихорадочно бегал, пытаясь хоть что-то увидеть в темноте, которая озарялась вспышками и фаерболами, которые кидали в волков огненные колдуны. Хотя и был приказ не убивать, а только вырубить, или покалечить. В этом городе и так слишком много смертей, и десяток новых трупов не станет к этому прекрасным дополнением. К тому же, именно самой Дейзи нужно будет потом их вскрывать и устанавливать причины смерти. Не напишет же она в окончательном диагнозе "был убит заклинанием магического кинжала". Это вызовет ненужные вопросы. Да и вопросы возникнут у Ордена, если они найдут так много трупов, возникнут вопросы. А раскрывать перед ними не вполне законный ковен не очень хотелось.

Все эти мысли так живо вертелись в голове, что она даже не заметила, как волк совершил прыжок, и прошептала заклинание чисто инстинктивно. Благо, их с Фергюсом сил хватило на то, чтобы волк врезался в невидимую преграду и отрекошетил в руки другой ведьмы. К счастья, или же с сожалению, он попал в руки к той, кто прекратила его жизнь. Дейзи смогла только раскрыть рот, пытаясь что-то сказать, но не произнесла ни слова. Она только глубоко вдохнула и повернулась назад, все еще пытаясь найти мать, или хотя бы услышать.
- Scotopic vision, - Шепнула она, закрывая глаза, и в сразу эе их открывая и видя всю поляну, словно сейчас был день, а не ночь. Она смотрела сквозь черные кроны деревьев, вглядывалась в черную пустоту за поляной, еще так же пытаясь найти других волков. Может быть того, кто спустил на колдунов этих? Они же должны были действовать еще с кем-то вместе. У южного края поляны Дейзи заметила фигуру, что скорее походила на что-то такое странное, состоящее из дыма и тьмы. Даже с помощью ночного зрения было не разобрать, кто это. Словно почувствовав ее взгляд, фигура скрылась в направлении деревьев, а заклинание зрения перестало действовать и поляна снова погрузилась в темноту, - Что за черт?

Только она хотела сказать об этом кому-то еще, как в воздухе вспыхнул лунный свет, привлекая внимание абсолютно всех на поляне, как магов, так и гриммов. А вот это не к добру. Тем более, что в середине всего этого был Волибир, на помощь к которому рванулся Ферг. Дейзи крикнула попыталась его схватить за руку, но в это же мгновение гриммы опомнились и устремились к мужчине в центре, от которого и исходило заклинание. Морриган побежала вместе с Кроуфордом вперед, на ходу превращая снег, что кое где еще лежал на земле, в лед, который задерживал волков. Когда они добежали до Макса, девушка развернулась, отбрасывая волка порывом снежного ветра, что осел мелкими льдинками на шкуре у гримма, который уже лежал на земле. По нему тут же ударило пару вспышек и заклинаний, которые не давали подняться. Дейзи так проделала еще с несколькими, насылая на половину поляны снежную бурю. Только бы лишить их зрения и ориентации. Там уже с ними разберутся другие.
- С ума сошел?! В жертву на растерзание записался? - Зашипела светловолосая на Макса, поворачивая к нему голову.
Когда Дейзи опустила руки и снежная буря улеглась, на поляне стало намного меньше волков, что могли стоять на ногах. Все знали свое дело и смогли воспользоваться ситуацией, чтобы вырубить гриммов. Кое где все же Дейзи видела неестественно вывернутые головы или лужу крови. А это означало, что работа у нее завтра точно будет, да еще, к тому же, точно не малая.
Некоторые волки все еще надеялись что-то сделать, такова уж их природа. Но сейчас силы ведьм и колдунов превосходили силы гриммов. И Дейзи была уверена, что сейчас-то тут уже ничего никому не угрожает. Она услышала голос матери позади, обернулась, и увидела ее глаза и теплую улыбку, от чего на душе у нее сразу стало спокойнее и теплее. Но ее никак не отпускала мысль, что за фигура была на краю поляны. Она снова туда посмотрела, убедилась, что сейчас там никого нет. Да и сейчас там было мало что видно. Девушка нахмурилась.
- Так, знаете что? - Бросила она Волибиру и Кроуфорду, - Там точно кто-то был. Здесь уже смогут справиться, так что я пойду посмотрю. Может, это тот, кто напустил на нас гриммов?
Ведьма повторила про себя заклинание ночного зрения и направилась в сторону леса, где недавно видела фигуру.

+2


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » You say witch like it's a bad thing


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC