«От страха жмурилась еще с секунд пять, переживая это чувство падения и шейкер внутри. Съежилась. И к черту, что, кажется, обломала и без того...» читать далее
История #1 «Dies, nox et omnia» × Game master [до 25.02]
История #2 «In truitina» × Damian Roy [до 24.02]
История #3 «Estuans interius» × Game master [до 22.02]
История #4 «Tempus es iocundum» × C. Corcoran [до 26.02]
История #5 «Were diu werlt alle min» × Abel Kendall [до 25.02]
HENRIETTA: ALTERA PARS
Генриетта, Британская Колумбия, Канада // январь-март 2017.
// LUKE
ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AGATHA
АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// REINA
РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AMARIS
АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GABRIEL
ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
//

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » There'll be birds on the ground


There'll be birds on the ground

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Ben Howard – Oats In The Water
https://i.imgur.com/gUPrZs6.png

And you'll find loss
And you'll fear what you found
When weather comes
Tearing down

There'll be birds on the ground
Yves Fabre, Edwin Cohen, Matthæus Sørensen
10 февраля, лес недалеко озера Лост.
.
В лесах Генриетты уже давно происходит какая-то чертовщина. Грейворены между собой называют это аномалиями. Теми, которые были созданы из кошмаров их владельцев, сновидцев. Это одна из больших проблем для слуг лей-линий. Поговаривали также, что из-за образовавшихся аномалий, сны грейворенов искажаются, и они порождают нечто немыслимое.
Не так давно в этих местах была найдена ещё одна жертва, от работника лесопилки почти ничего не осталось. Насколько же должен быть свирепым этот зверь? И зверь ли это вообще? Раскрыть дело берутся несколько человек, но даже не предполагают во что ввязываются в итоге.

*за эпиграф спасибо Агате <З
[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/01/7dc00ef2e2aabca01d06eaddcb460187.jpg[/icon]
[sign]https://image.ibb.co/fR3tOx/monster.gif https://image.ibb.co/nqJSix/gif_ep.gif[/sign]

Отредактировано Matthæus Sørensen (2018-02-08 14:36:13)

+4

2

Генриетта прибежище всего сверхъестественного, неудивительно, что здесь порой происходили вещи, про которые простые обыватели обычно слагают легенды, сказки и страшилки. Местные же давно привыкли к разного рода странностям, знали, что в случае чего их защитит Орден, а при обычных преступлениях всегда можно обратиться в полицию, поэтому многие вообще старались не вникать в проблемы магического мира, проживая свою тихую жизнь в живописном городке.
Но, надо сказать, для спокойного и уединенного существования Генриетта все же мало подходила. Время от времени здесь случалось такое, что даже по местным меркам нельзя было назвать нормальным, и последние полгода подобное происходило все чаще, что прибавляло работы, как Ордену, так и полиции.
Всю неделю Эдвин задерживался в департаменте до позднего вечера, собирая разного рода информацию, снабжая команду нужными данными и помогая вести дела. Служба по такому графику выпивала из него все силы, которых к концу дня оставалось только на то, чтобы добраться домой и упасть на кровать, при этом не забыв завести будильник. После прошлогодней ссоры с отцом, Эд решил, что не дело это жить с родителями, особенно, когда все члены семьи упрямы, а характеры и вовсе не подарок. Ему больше не хотелось оставаться на улице, если отцу вдруг снова приспичит пропесочить его по всем фронтам. Эдвин по-прежнему навещал родителей, порой даже оставался на выходные, но теперь жил отдельно и, честно говоря, чувствовал себя совершенно спокойно, когда оказывался в своей уютной квартирке. Прибавилось, конечно, бытовых забот, но в целом так было лучше для всех. Оказалось, что на расстоянии отношения с отцом даже начали понемногу налаживаться. Единственный минус в холостяцкой жизни - если проспал, никто не разбудит, пока сам не очнешься.
Это утро начиналось весьма скверно. Эд даже не помнил, как в полусне отключил будильник, в итоге, осознав весь ужас ситуации, он подскочил с кровати только через час. Опоздал на службу, еще и получил нагоняй от начальства, которое затем сменило гнев на милость, учитывая в каком темпе они работали последние дни, но осадок остался. А затем поступила информация, что в лесу нашли тело работника лесопилки, разодранное в клочья. Эдвин хоть и видел постоянно фото с мест преступлений (а затем старался чем-то перебить красочные впечатления от вида трупов), но от такого зрелища едва не закружилась голова. Кто вообще способен на такое? Аналитик, конечно, слышал о разного рода сумасшедших, обитающих по стране и методично отлавливаемых ФБР, но вряд ли в Генриетте все было так просто. Животные тоже могли постараться, но тогда в лесу завелся настоящий монстр. Обычный зверь вряд ли мог рассвирепеть настолько, да и работники лесопилки всегда осторожны и не стали бы злить местных обитателей. Оставалось еще одно объяснение, которое не попадало под юрисдикцию полицейского департамента, и это объяснение тревожило больше всего.
Давно уже ходили слухи, что в лесу происходит какая-то чертовщина. Грейворенам приходится туго, будто когда-то им вообще было легко, уж это Эдвин знал на примере собственного отца. Выйдя на кухню за очередной порцией кофе, без которого организм просто отказывался работать, аналитик стал невольным свидетелем любопытного разговора. Двое офицеров обсуждали возможность нападения со стороны грезы. Как только Эд вошел, они сразу замолчали, однако подобная версия произошедшего еще больше встревожила аналитика. Его отец, конечно, не единственный грейворен в Генриетте, но убедиться в том, что он в порядке и к этому непричастен все же стоило.
Оставив ненадолго свои дела, аналитик позвонил родителям. Отца не оказалось на рабочем месте - его помощница сообщила, что утром он уехал по срочному вызову в другой город и пока не возвращался. Мама ответила сразу, и после некоторых наводящих вопросов, выяснилось, что отец плохо спал этой ночью и выходил из дома - подышать свежим воздухом - как он потом сказал.
Все это могло оказаться простым совпадением, но у Эдвина на душе кошки скребли. Отец причастен к убийству? В голове не укладывалось. И как не вовремя (или даже очень вовремя) он уехал в другой город.
Попытавшись выбросить все тревожные мысли, Эд еле доработал этот день, а после сразу направился к Иву Фабре, единственному человеку, с которым он мог поделиться своими опасениями, не рискуя навлечь на себя обвинения в сумасшествии. Только ему Эд мог полностью довериться. Со времени их первой встречи они сильно сблизились. Для аналитика Ив стал верным другом и товарищем, к которому можно прийти в любой ситуации и даже совершенно без причины, отвлечься от всего или получить решение своей проблемы.
-  Я думаю, ты слышал о том, что произошло в лесу, а если нет, тогда приготовься, - находясь в уже знакомой гостиной, Эд подробно рассказывал все, что знал об этом странном деле, прибавив к этому свои подозрения. А когда все факты были описаны, он добавил, - На самом деле, я прекрасно понимаю, что причастен может быть любой, а также то, что не стоит соваться в столь опасное дело вперед Ордена. По сути, мы сами ничего сделать не сможем. Но, Ив, если это отец… Я хочу узнать об этом первым, а еще нейтрализовать угрозу, которую он, возможно, создал, пока не погиб еще кто-то. И даже если всему этому есть объяснение, не относящееся к магическому миру, я тоже хочу это знать, чтобы выдохнуть и заняться своей работой, - аналитик сплел пальцы в замок, как всегда делал, когда нервничал, и посмотрел на Фабре. - Мы можем, конечно, поехать вслед за отцом, но страшно даже представить, какую взбучку он нам устроит, если узнает о подозрениях, прошлого раза мне с лихвой хватило. Уж лучше бы я встретился с грезой, - на самом деле Эду еще не приходилось видеть опасные грезы, иначе был бы настроен по-другому. - К тому же, он может и не знать что сотворил. А теперь это что-то обитает в лесу и вопрос времени, когда оно окажется в городе. Я бы предложил сходить туда и все проверить, но не одним, разумеется. Говорят грейворены могут рассеивать грезы, у тебя случайно нет таких знакомых? Что скажешь, Ив? И если ты откажешься, я пойму, все же это очень опасно, но сам ни за что не отступлюсь.
Упрямство, слабоумие и отвага - однажды так и напишут на надгробии Эдвина. Но в этот раз аналитик был уверен, что все обойдется, а еще что именно он должен во всем разобраться, прежде чем его отца упрячут за решетку.

+3

3

О том, что в лесу происходило что-то необычное, Ив знал очень мало, только какие-то слухи - калька с других слухов, - которые рассказывала иногда София. В школе об этом говорили примерно на том же уровне, что и об Оскаре, сломанной ноге преподавателя и приблудившейся к парковке собаке. В планах Фабре было не обращать на это особого внимания, поскольку забот у него было никак не меньше, если даже не больше, чем раньше. Про лесопилку и произошедшее там он вовсе не знал: информация, должно быть, была пока засекреченной, а потому когда Эдвин пришел к нему домой и обо всем рассказал, Ив только хмурил брови и ощущал, как тучи сгущаются уже не только над их с Коэном головами, но и над всей Генриеттой.
Казалось маловероятным, что отец Эда в чем-то виноват, но это лишь на первый взгляд. Чем больше Ив думал об этом, тем сильнее видел совпадения. Да и состояние Роберта было таковым, что рано или поздно он мог сорваться, не выдержать - Ив и Эд думали, что итогом стало бы самоубийство, почему-то не предполагая других вариантов. А ведь Эдвин в первую встречу говорил о том, что в доме порой появляются предметы, которых там раньше не было: значит, уже тогда Фабре мог понять, что Роберт что-то из снов переносит. К несчастью, Ив всегда мало знал о грейворенах, ему было сложно спрогнозировать или даже приблизительно предположить, что и как может произойти.
И вот - человек убит. Конечно, это не вина Ива, разве что косвенно, и от этой косвенности ему было изрядно не по себе.
- Да уж, твой папа головы нам открутит, если мы снова попытаемся в его жизнь вмешаться...
Фабре думал, сжав пальцами виски и уставившись в стол, за которым сидел. Он, несомненно, хотел помочь Эду, потому что тот был его другом, но и еще из-за того, что дело требовало участия. Если бы они точно знали, что в произошедшем на лесопилке виноват кто-то другой, а не Коэн-старший, Ив посоветовал бы Эду расслабиться. Впрочем, если бы так - Эд даже не напрягался бы: незаметно было, чтоб мужчина пытался спасти всех и каждого и поучаствовать везде, где может, и Эд прекрасно сам понимал, что ресурсов даже у них обоих недостаточно, чтоб соваться в лес в одиночку.
- И если ты откажешься, я пойму, все же это очень опасно, но сам ни за что не отступлюсь.
Психотерапевт чуть слышно вздохнул и мягко бросил:
- Ты идиот.
Это не звучало обидно, потому что Фабре прекрасно знал, как работать с интонациями, но идиотом Эдвин действительно немного был. Стоит только представить его одного посреди леса, безоружного не только перед материализовавшейся грезой, но даже перед хищниками или маньяками, если бы они там вдруг оказались. Такая самоотверженность была благородной, но абсолютно непродуманной. И поэтому отказаться Ив просто не мог.
- Позвоню кое-кому, посмотрим, что можно сделать, - наконец решил он, заранее морщась от одной только перспективы пусть и по телефону, но связываться с Рейвоном. Определенно, этого разговора Эдвину лучше не слышать. - Подожди меня пока тут.
***
Все мероприятие казалось Иву сомнительным. Рейвон был как всегда, но все-таки дал номер человека, чье имя пришлось записать и несколько раз проговорить вслух, прежде чем Фабре смог прекратить ломать на нем язык; только после этого он задумался над тем, что как-то странно оно - незнакомого человека просить пойти на риск и встретиться с ними где-то у леса, чтоб потом в этот самый лес пойти, и это с учетом того, что на лесопилке случилось убийство, да и труп, по словам Эда, был в нелицеприятном состоянии.
Но Ив обещал попытаться, а знакомых грейворенов у Рэйвона было не бесконечное количество, поэтому он, для верности  еще разок повторив это имя, позвонил.
Он не знал, какая мотивация была у Маттеуса - может, любительский интерес, а больше на ум ничего и не шло, - однако он согласился, и Ив назначил с ним встречу на этот же день, потому что сроки изрядно поджимали. Потом вернулся из кухни в гостиную, где ждал его Эд, и все еще в легком недоумении пожал плечами:
- Через полчаса собираемся, - он бросил телефон на диван. - Нашел нам одного грейворена, уж не знаю, какой его интерес, но обещал прийти. У тебя оружие есть, или аналитикам не положено?
У него самого был пистолет, и Фабре поспешил достать его и проверить - он вовсе не был уверен в том, что против материализовавшейся грезы это сработает, но с тяжелой рукоятью в руках чувствовал себя увереннее. К тому же, всегда могло оказаться, что в смерти работника лесопилки виноват вполне себе живой человек или колдун - а этих пули берут прекрасно.
Иву все хотелось прихватить что-нибудь еще, и он оставшееся время сновал по дому, как будто там могло вдруг появиться нечто подходящее, но его не было, и Фабре хватал то нож, то какую-нибудь книгу, но клал все обратно на место, мысленно уговаривая себя успокоиться. Перед выходом только предпринял меру предосторожности:
- Я кое-кому сообщу, куда и когда мы ушли, на всякий случай.
И все, и хватит. На этот раз сообщение отправилось не к Рейвону - когда Ив предупреждал его раньше, детектив примчался следом за ним и, сволочь такая, спас жизнь, заставив быть себе обязанным. Больше Фабре такого счастья ему не подарит, и пускай Фэйт уже начал о чем-то догадываться, но подробности ему ни к чему.
Маттс просигналил, когда подъехал, и почти сразу они с Эдом вышли, поздоровавшись с ним и наконец познакомившись, сели в автомобиль - ехать было не так уж далеко, но несколько лишних минут на знакомство им были просто необходимы.
- Значит, ты - грейворен, - завел разговор Фабре. - Разбираешься в этом, да? Скажи, вот если это греза, там, в лесу, чем нам это грозит? И что делать с ней?

+3

4

Сила грейворенов была, пожалуй, наименее изучена из всех “выходящих за рамки способностей”, как осторожно называли магические расы. Это обусловлено и относительной молодостью расы, и тем, что даже природу снов никто и никогда не мог объяснить, не говоря уже о тех, кто мог ими управлять.
И, периодически, возникало что-то новое и прежде не встречающееся, и как все новое пугало.
Конечно, Маттеус был в курсе аномалий, Орден первым делом попытался развести панику и забросить его туда по принципу “на месте разберешся”. Сёренсен высшее руководство с их вот-прям-щас неэтично послал, напоминая, как в ноябре он уже чуть не окончил свое малорадостное существование, послушав главу местного отделения Ордена и сунувшись в аномалию без подготовки. Это ненадолго остудило их пыл, и грейворен занялся изучением.

Несколько ночей он бродил вокруг, составляя карту лей-линий, не рискуя соваться внутрь: в первую ночь он не осмотрительно подошел ближе, и впервые почувствовал как сон буквально вырывается из рук, осыпаясь ошметками кошмаров, и благо что Маттеус смог быстро проснутся. Масштабы проблем, что он мог протащить из сна со своим уровнем сил, грозили обернутся мини-апокалипсисом.
Значит придется действовать на самом нелюбимом поле деятельности - в реальности.
Сообщение о трупе пришло на почту, когда он уже готовил снаряжение. Грейворен негодующе сжал зубы, ни минуты не сомневаясь, что в аномалии таки завелась какая-то дрянь, остро жалея, что снова не успел.

Пальцы напряженно стучали по клавиатуре, когда раздался звонок мобильного, высвечивая неизвестный номер. Маттеус прижал телефон плечом, выдавая не слишком вежливое “ну?” на произнесенное на одном выдохе его имя - приятно, что хоть потренировались.
Как ни странно, звонивший просил помощи по актуальному для грейворену вопросу леса, и прежде чем Сёренсен успел послать и сбросить вызов, прозвучало магическое во всех отношениях имя Рэйвона.
Маттеус потер виски, соглашаясь и уточняя адрес - откладывать дальше не было никакой возможности, раз начались убийства, нужно действовать быстро.
Он не привык работать с кем-то, но Фэйт прекрасно знал, как Сёренсен относится к новым людям и никогда бы не стал давать его номера, если бы это ни было действительно важно. Ну а Рэйвону Матс отказать никогда не мог.

Вполне еще приличный пикап Ford, любезно выделенный Орденом на время проживания грейворена в Генриетте в качестве средства передвижения (лишь бы Сёренсен перестал материться на цены такси и разорять бюджет командировочных расходов Ордена), лихо затормозил у нужного дома уже через полчаса.
Спутники, а их оказалось двое, вышли сразу после короткого сигнала клаксона. Маттеус кивнул на приветствие, осматривая новых теперь уже знакомых, пару раз повторив про себя непривычные имена, срываясь с места, не особо заботясь о скоростных ограничениях.
- Да, - пожимает слегка плечами сразу на два вопроса, решив пока не уточнять, что если кто и разбирается, то только он. - Нам это грозит крупными неприятностями, потому что зона вокруг нестабильна, и что за чертовщина происходит понять можно только уже на месте, - Маттеус подрезает какой-то фольц, по пути проводя короткий инструктаж, все равно собирался. - Развеять, других вариантов нет, это могу сделать только я, а для этого мне нужно какое-то время и возможность сосредоточиться. Огнестрельное оружие грёзам не фатально, грёзы редко ощущают боль и ран не замечают. Но и не бесполезно, необходимо максимально лишить их подвижности, например отстрелив или отрезав конечности, - Маттеус спокойно рассуждал, стараясь охватить все нюансы. - Оружие есть, стрелять умеете? И кто вы по расе? Мне нужно ориентироваться, - чуть извиняющимся тоном уточнил Сёренсен, спрашивать про расу не совсем этично, но в таких случая нужно знать, на что расчитывать. Уже понятно, что не грейворены, иначе бы не задавали вопросов о грёзах.

Какого хрена им понадобилось в лесу даже спрашивать не стал. В здравом уме никто добровольно в этот ад не полезет, значит у них какой-то свой, личный интерес - а о таком хрен кто признается, а отмазки он не хотел слушать. Маттеус только очень надеялся, что он не будет застилать им глаза.
Пикап притормозил у кромки леса, насколько грейворен сопоставлял увиденное во сне с реальной картой, граница аномалии была совсем близко. Выбравшись, Сёренсен достал из багажника сумку, пристегивая меч и надевая наплечную кобуру.
- Пойдем треугольником, я впереди, вы чуть позади, чтобы видеть друг друга. О малейших странностях говорите сразу, - Маттеус очень хотелось попросить их не сдохнуть, но его манеру общения мало кто вывозил. - Вопросы?

+2

5

Собираясь в дом Ива, Эд прокрутил у себя в голове множество вариантов развития событий. Психотерапевт был его другом, поэтому мог прибегнуть к различного рода аргументам, чтобы отговорить от откровенно опасной и, возможно даже, несовместимой с жизнью затеи. То, что соваться в лес - это чистое безумие, Эд и сам прекрасно понимал, но отступить не мог, не позволяло фамильное упрямство и привычка идти во всем до конца. К тому же не мог он сидеть, сложа руки, когда есть хоть малейшая возможность, что во всем может быть замешан его отец. Как аналитик и говорил, за такие подозрения он рискует окончательно потерять расположение своего родителя, но что остается делать, когда Роберт может в любой момент перенести нечто из своих снов.
-  Я знаю, - Эдвин легко улыбнулся и тряхнул головой, откидываясь на диване. После того, как он высказался, стало немного легче, а дружеское замечание Ива немного разрядило обстановку. - Но что еще я могу сделать? Сидеть и ждать очередной смерти? Нет, так можно совсем с ума сойти.
И все же на какой-то миг показалось, что Фабре откажется, просто закроет его в своем доме до выяснения обстоятельств смерти рабочего лесопилки, и Эд ничего не сможет с этим поделать, потому что это будет самое логичное решение. Однако же Ив дал свое согласие и даже обещал сразу связаться с кем-то из своих знакомых. Аналитик лишь надеялся, что самому психотерапевту это не выльется в еще большие проблемы. Выражение его лица почти никогда не выдавало чувств и мыслей больше, чем Ив хотел, но что-то такое прозвучало в его голосе при фразе о звонке, заставившее присмотреться к нему внимательнее. Эд мог как угодно интерпретировать то, что он услышал, но тревогу определил сразу.
Психотерапевт вышел из гостиной, оставив аналитика наедине со своими мыслями. Предположения одно хуже другого метались в голове, не давая покоя, и Эду пришлось приложить немало усилий, чтобы привести свое разум в порядок и настроить на рабочий лад. Несмотря на то, что он по своей сути всегда был рационалистом, в Генриетте трудно сохранять скептический подход ко всему необъяснимому. Оно просто происходит у тебя на глазах, не спрашивая: веришь или нет, и сколько у тебя научных степеней. В такие моменты всегда трудно бороться с эмоциями и иррациональными ощущениями, но пока Эду удавалось держать себя в руках, хоть он заметно нервничал.
Ив, казалось, вернулся практически сразу и с хорошими новостями. Что же, им не придется лезть в самое пекло одним без должной подготовки, и это уже неплохо.
-  Спасибо, - тихо выдохнул Эд, - ты не был обязан помогать в этой безумной авантюре, - иначе и не назовешь. -  Но я очень рад, что обратился к тебе. На самом деле с такой проблемой мне больше не к кому было пойти. Поэтому еще раз большое спасибо, Ив, - он встал с дивана и пожал другу руку. - Аналитикам оружие не положено, - Эд чуть поморщился и разочарованно вздохнул. - Но я прихватил с собой топор. Не бог весть что, конечно, но я может и идиот, однако не до такой степени, чтобы идти в лес безоружным, - топор он взял у деда еще давно, и уже не помнил зачем, но вернуть руки так и не дошли, и орудие так и валялось без дела, зато сейчас очень даже пригодилось.

***
Человек с труднопроизносимым именем по первому впечатлению походил на профессионального детектива, на каких Эд в участке насмотрелся достаточно. Говорил кратко и по делу, дополнительных вопросов не задавал, а значит был уже в курсе того, что происходит в лесу. Аналитику часто приходилось работать с подобными людьми, и опыт чаще всего был положительным. Этот человек знал свое дело и на него явно можно положиться. Но смотря на их нового союзника, Эд никак не мог поверить в то, что тот грейворен. Нет, он, конечно, догадывался, что все они разные и явно не такие закрытые и угрюмые, как его отец, хотя в этом, все же, Маттеус и Роберт были похожи. Впервые аналитик встретился с другим грейвореном и ему хотелось расспросить сразу и обо всем, удовлетворяя свое природное любопытство и научный интерес. Но пока вопросами не по делу он досаждать не стал, хотя так и подмывало узнать - откуда он родом? Необычное имя все никак не давалось в произнесении.
-  Я - человек, - Эд вынырнул из своих размышлений и отозвался на вопрос. - Но с грейворенами знаком не понаслышке.
Информация о том, что у них большие проблемы, заставила напрячься еще сильнее. Хотя, чего он ожидал после тех фотографий с места преступления. В конце концов, не на пикник отправились.
-  И у меня есть топор, - человек с топором - всегда подозрительно, но раз спросили про оружие, почему бы не ответить. А от нервов хотелось говорить и говорить, чтобы хоть как-то снять напряжение.
Лес стеной возвышался на несколько километров вперед. День клонился к закату. И мысль о том, что не стоило на ночь глядя идти сюда, пришла как-то очень запоздало. С другой стороны, дождись они утра - кто знает, что бы еще тут случилось.
Эд вынул из своего походного рюкзака топор и сжал его покрепче, мотнув головой, показывая этим, что пока вопросов у него нет, по крайней мере, по существу. Маттеус хоть и выглядел суровым, как скала, но вызывал уважение, и в компании его и Ива, аналитику было спокойнее. Эдвин пошел по левую сторону, стараясь прислушиваться и приглядываться ко всему, вот только лес любит играть с воображением. Бывает покажется, что впереди что-то странное, но при приближении выяснится, что это просто обгоревшее дерево, коряга или заросший камень. Поэтому странностей Эд поначалу замечал даже слишком много, благо, держал свои наблюдения при себе, особенно, когда понял, что все это лишь обман зрения. Но вот кое-что все же не давало ему покоя. Они шли уже минут двадцать, когда Эд решил все же сообщить о своих наблюдениях.
-  Стойте. Я кажется слышу… песню, - поначалу аналитик думал, что это всего лишь его воображение, но слова, поначалу еле различимые, теперь так громко отзывались в ушах, что это невозможно было игнорировать. - А еще, похоже, кто-то за нами идет, - Эд выдохнул и резко обернулся. Внутри все похолодело, когда он увидел мелькнувшее между ветвей светлое платье. -  Там точно что-то есть.

+2


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » There'll be birds on the ground


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC