LUKE |

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
AGATHA |

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
REINA |

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
AMARIS |

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
GABE |

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
RAVON

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;
#1 «Inevitable evil» - Anton Dreier [до 26.09]
# 2«The dark omens» - Amaris Malfrey [до 27.09]
#3 «The whisperer in darkness» - Nora Sharpe [до 25.09]
#4 «Helheim's gate» - Franklin Steiner [до 26.09]
#5 «Mountains of madness» - Sólveig Nyberg [до 24.09]
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
апрель-июль 2017.

- А мистер Робертс, это же совсем катастрофа! - Моник совсем не по субординации сидит на собственном столе, закинув ногу на ногу и изящно покачивая классическую бежевую лодочку на пальцах. - Все девочки жалуются, его абсолютно невозможно понять, это уникальная способность коверкать слова так, чтобы было не разобрать, это “мороженное” или “тарталетки”, - Вентьель смеется в чашку с какао...читать далее

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » where do we draw the line


where do we draw the line

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

London Grammar - Wicked Game
the world was on fire and no one can save me but you // it's strange what desire can make foolish people do
i'd never dreamed that I'd meet somebody like you // no I don't wanna fall in love

                                                      ////// with you
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
эта осень будет совсем другой, золотой от нежности и нагой
/ сумасшедшей, жаркой, берущей в плен: на скале, на темном земном столе /
http://s8.uploads.ru/fQ3Gb.gif http://s8.uploads.ru/M9JVp.gif
/ эта осень будет: впиваться в сок, не носить ни меток, ни поясов /
отдаваться солнцу, лежать в песках, ничего иного и не искать.

————where—do—we—draw—the—line————
Oriana & Ravon
5 ноября 2016 года, Генриетта, квартира Рэя
Работа в режиме нон-стоп иногда бывает достаточно утомительной - и после очередного выматывающего дела хочется просто расслабиться.
А, как известно,  от  желания близости никто не застрахован, - даже те, кто объявили друг другу войну.
Особенно они.

[icon]http://funkyimg.com/i/2BphY.png[/icon][sign]• если открылся - не смей ни о чем жалеть, пусть будет небо ближе ко мне на треть, •
http://sh.uploads.ru/Tp0ml.gif http://sg.uploads.ru/ACHIf.gif
• • •  пусть будет солнце  - лучше на нем сгореть, • • •
                                                                 чем задохнуться
[/sign]

Отредактировано Ravon Fate (2018-04-13 18:11:23)

+1

2

Ноябрь погреб под тяжелым сумрачным небом сырой и обесцвеченный осенью город. В завязи темно-серых туч затерялось озябшее солнце, порывистый ветер сгреб жухлые листья с тротуаров и понес по извилистым улочкам то ли ради собственной прихоти, то ли специально донимая прохожих.
В провинциальных декорациях разыгрывалось очередное кровавое и жестокое действие: к сожалению, не на подмостках театра. Перечитывая материалы по делу, Ориана отстранено задавалась вопросом: откуда в небольшом богом забытом городишке берется столько изощренных и жутких убийц, когда тот же Ванкувер или Торонто блистают самыми низкими показателями преступности даже по миру. В этих условиях Генриетта должно быть здорово портила статистику Канаде в целом, но, похоже, это мало кого заботило.
А зря. На руках Блэквуд была подробная сводка о четырех кровавых загадочных смертях, совершенных при свете дня и оставшихся абсолютно незамеченными. Преступник не чурался подкараулить жертву где-нибудь в парке на пробежке, сделать свое грязное дело и - что самое интересное - скрыться без свидетелей. При условии, что в том же пресловутом парке хватало любителей утреннего спорта и прозябающих от веселой жизни алкоголиков.
- Это безумие, - банши вскидывает недоуменный взгляд на Рэйвона и передает ему бумаги обратно, - Как можно не заметить убийство, когда ты сидишь буквально на соседней лавочке?
С этого вопроса началась муторная и долгая неделя расследования, не предполагающая отвлечение на личные дела хотя бы на час. Фэйт и Блэквуд практически поселились в кабинете, выезжая только за тем, чтобы опросить немногочисленных свидетелей и осмотреть  новое место преступления.
- Раньше между убийствами перерыв был около недели.. А сейчас - всего три дня, - зеленый смог смешивается с её кофейной глубиной, а затем они произносят почти одновременно, - Он торопится.
/ [indent] / [indent] / [indent] / [indent] / [indent] / [indent] / [indent] / [indent] / [indent] / [indent] / [indent] / [indent] / [indent] / [indent] / [indent] /Они опоздали.
Жертв должно было быть шесть. Пять из них, как забойные животные, шли на органы, необходимые для ритуала воскрешения. Об этом им удалось догадаться после предпоследней убитой. Следующей не должно было быть вовсе - сосуда для призванной из мира мертвых души. В считанные дни они узнали имя, мотив, а затем оставалось совсем немного.................
.................Машина на всех скоростях несется по усыпанной дождем дороге. Вода льется с неба сплошным потоком, их заносит, а угроза витает где-то сзади, но не рядом. Общее безразличие за собственную жизни перекрывается стремлением спасти одну - невинную. Тишину взрывает гром над самой головой, черная пелена неба беспрестанно озаряется ослепительными вспышками молний. Скрип шин примешивается к шуму грохочущего ливня, влажная земля вязко тонет под бегом детективов.
-На чердак, живо! - кричит Рэйвон - конечно, ведь для ритуала нужно быть ближе к грозе.
Алтарь усеян воском, травами и кровью. Распятая на нем женщина поворачивает голову на звук и едва слышно умоляет - помогите..
На долю секунду ее глаза горят надеждой. Она верит, что они спасут ее, она дергается навстречу и.. её робкий голос тонет в бульканье крови, взгляд гаснет вместе с её неумолимым бегом по смуглому горлу..
-НЕТ! - Ориана всхлипывает и бросается вперед, но её что-то отталкивает и бросает в сторону, на пол. Локоть саднит острой болью, а дальше, все происходит слишком быстро. Даже.. стандартно
.................
.................преступник наказан, зло предотвращено, дело закрыто. 
Классическая  схема. Тошно.
Они едут прочь, продрогшие и мокрые. Опустошенные.
Он был рядом и забирал ее жизнь по капле стекающей крови. Методично и отстранено, испуская могильный холод. Он всегда рядом, но не меняет роли наблюдателя до своего момента. Извечный враг, который все равно рано или поздно победит - но сегодняшнее поражение Ориана не могла простить ни себе, ни ему.
Гадко. Острая беспомощность колет пальцы, заставляя их сжиматься в кулаки, обелив кожу. Горло сжато, взгляд наполнен отчаянием и ненавистью. Глухая, неприступная отстраненность отрывает от реального мира, погружает глубоко в себя, накручивает нервы. Они боролись так долго, но.. практически напрасно.
Сухой горький осадок сковывает язык, впрочем тишина не требует слов. Они с Рэйвоном снова непримиримые враги, разбежались по разные стороны баррикад - без общей цели их общение скатывалось в пустую ругань, на которую у обоих уже не было сил и желания.

Выйти из машины - подняться на нужный этаж - зайти внутрь и только сейчас понять, что это не твоя квартира. Взгляд озаряет осознанность, с губ почти срывается закономерное "какого черта", но нет. Сегодня совершенно не имеет значения, где смыть остаток дня и переодеться в сухую одежду. Лишь бы только согреться..
- Милая квартира, - между срок любезности легко читается равнодушие к обстановке. Погруженная в себя, Ориана не замечала ничего.  Её начинает бить крупная дрожь, а терпеть далее становится невыносимо. Она срывается с места и бросается в ванную, вначале неловко влетая в кладовую, - Извини, я в душ, - ломко слышится из глубины коридора, сразу после дверь глухо бьется о косяк.
Горячие струи воды смывают налипшую грязь, но не приносят желаемого тепла. Кожа испещрена мурашками холода, тело содрогается в нервной дерганной пляске, душ смывает с щек слезы.
Холодно, очень холодно.
Он даже не коснулся ее в этот раз.. Но стекленеющие глаза возникали перед внутренним взором, стоило векам опуститься.
Это не честно..
Они ведь почти успели..

+1

3

Чувство личной вины - первое, от чего Саймон Блэквуд неизменно советует избавляться каждому своему сотруднику. Он не силен в душещипательных беседах и обычно это "отеческое" наставление приобретает форму безоговорочного приказа, - остальную, уже куда более психологичную, часть берет на себя Присцилла, закрывающая дверь приемной и подливающая неофиту капельку ликера "Амаретто" в свежезаваренный чай. Рэйвон в свое время от этого проникновенного разговора открестился, небрежно махнув рукой и обронив решительное "я знаю" в ответ на протянутую к нему руку ведьмы. Потом беседа все равно состоялась, потому что Сци никогда не обманывалась его независимым видом, только чай был полностью заменен на виски, а рабочий кабинет - на его гостиную. Позднее подобную процедуру прошли они все - от Анны до Марселин, - для Арчи же в целях профилактики она проводилась едва ли не каждую неделю.
После дела об их новоявленном Джеке-потрошителе Особый Разговор однозначно ждал и Ориану, но основная проблема заключалась в том, что сейчас они оба были просто не в состоянии возвращаться в агентство под внимательные взгляды своих духовных наставников.
А так же, вероятно, и в том, что при всей целительной силе этих бесед, они не имели абсолютного эффекта.

У каждого в их Чернолесье было свое личное маленькое кладбище. У кого-то оно начиналось еще до прихода в агентство, подобно Фэйту и Риверу, у кого-то впервые открывалось под его сенью, но с годами неустанной работы неизменно пополнялось новыми именами, и хотя никто из них об этом не говорил, "своих" мертвецов каждый знал наперечет.
Сейчас его список расширяется еще на шесть фамилий, и последняя из них впечатывается в незримую скрижаль намертво, знаменуя еще один могильный камень на счету его поражений.
Клара Беннет, 36 лет, продавщица в небольшом ателье, - коллеги вспомнят, что у нее всегда была "идеальная строчка", соседи отметят извечную приветливость и дружелюбие, недавний ухажер сохранит на память несколько ее фотографий. История Клары похожа на тысячи ей подобных, и в мировой хронике живо теряется на общем фоне, но для двух детективов, успевших на место преступления буквально с минутным запозданием, она навсегда останется особенной.
Жертва, которую они могли бы, но так и не сумели спасти. Потеря, которой они могли бы не допустить, но так и не избежали. Некролог, который мог бы не появиться, но уже скоро будет пущен в печать.
Последний - весьма ощутимый - удар их противника.

В машине Рэйвон закуривает, опустив стекло, Ориана недовольно замечает это, но на препирательства у них нет ни сил, ни особого желания. Фэйт по большей части молчит, выруливая из пригородных проселков, его напарница то и дело срывает злость и бессилие в колких шпильках, которые едва касаются его, не впиваясь привычным роем, а с глухим стуком осыпаясь на землю.
Он помнит, каково это - когда это случается в первый раз, поэтому вопреки обыкновению даже не пытается ответить Блэквуд своей обычной язвительностью. Уже завтра с ней поговорят Саймон и Присцилла, завершая церемонию истинной инициации новичка, и с этого дня она перестанет быть просто стажером.
Сегодня все, что он может ей предложить, - душ, выпивка и свое молчание.
Между ними, конечно же,  все еще личная война, но этот бой они проиграли оба, и все, что им сейчас остается - зализывать раны.

- Гостевой халат белый, - кинув ключи на тумбочку, произносит он вслед банши, хотя и сомневается, что та его слышала. Сам Фэйт проходится по квартире, на ходу стягивая промокший свитер через голову и не глядя швыряя его на пол. Налив себе пол-стакана виски, он отпивает, едва ощущая вкус, и,  позволяя себе краткую вспышку бессильной ярости, со злостью засаживает кулаком по стене, сбивая костяшки: - Сука!
Мельком он бросает  взгляд на пакет, который бросил у самого входа, - там, внутри, изъятый у преступника мощный артефакт и, вероятно, весьма редкий: что ж, плащ-невидимка - это явно не то, что он со всем прочим добропорядочно передаст Ордену, но сейчас даже это не особо радует.
За прикрытой дверью душа шумит вода, заглушающая все прочие звуки, но он точно знает, что она сейчас плачет. Он видел Анну в ее первый раз,  - и уж на что Мэтьюз железная леди, даже она не смогла сдержать чувств.
Это значит, что Ориана сейчас рыдает под теплыми струями, а спасительные разговоры будут только завтра, потому что никто кроме Присциллы не умеет по-настоящему доносить такие вещи.
Рэйвон осушает стакан, оставляя его на столике, стаскивает липкие от грязи джинсы и босиком проходится взад-вперед по гостиной, заламывая руки за голову и не зная, куда сейчас себя деть.
За шумом воды ему чудится какой-то особо отчетливый всхлип, и все его мало-мальские познания в человеческой психологии настойчиво твердят, что в таком состоянии лучше не оставаться одному.
Но что он, спрашивается, может сделать?

- Ори? - дверь приоткрывается беззвучно (он на днях смазывал скрипящие петли), сжавшийся женский силуэт за полупрозрачной створкой содрогается от очередного приглушенного рыдания. Фэйт медлит пару секунд, а затем осторожно приближается, раздвигая дверцу и ступая под горячие струи.
- Эй, - он мягко обхватывает ее сзади, ожидая рывка и потому теснее прижимая к себе, утыкается губами в подрагивающую макушку. - Послушай, это ужасно, но ты в этом не виновата. В этом виноват только он и никто больше. Слышишь?
Ведь иногда они действительно просто не успевают.[icon]http://funkyimg.com/i/2BphY.png[/icon][sign]• если открылся - не смей ни о чем жалеть, пусть будет небо ближе ко мне на треть, •
http://sh.uploads.ru/Tp0ml.gif http://sg.uploads.ru/ACHIf.gif
• • •  пусть будет солнце  - лучше на нем сгореть, • • •
                                                                 чем задохнуться
[/sign]

+1

4

Влажный горячий пар оседает каплями на кафельной плитке, прилипает к прозрачной стенке душевой - картинка в душном расфокусе, мысли там же. Струи воды, открытой до предела, бьют по коже пулеметной очередью - сильно - оставляют красные пятна. Плакать не солено, но горько и больно. А еще холодно - проклятые чувства трепыхаются под кожей морозной дрожью, На подступе к горлу спазм перехватывает крик, всхлип, проклятья. Сипящим хрипом изо рта вырывается неверное дыхание, навзрыд разрывающее грудь.
/// Когда дело неминуемо подходило к кровавой развязке, Ориана узнала о погибшей не так много: ровно столько, сколько положено хорошему детективу. Нестройной чередой вспышек память воскресала то имя женщины, то её фотографии, документы, ничем ни примечательные обрывки информации, но невероятно ценные для каждой конкретной жизни. У неё впереди были планы на скромную свадьбу, возможно, мечты о нежно-кремовом платье с атласным поясом и черничном торте с глазурью; повышение на работе, путешествие по Европе, двое или трое детишек.. улыбки, слезы, объятья, крики и колокольчики смеха, роса на щиколотках, солнечные зайчики от маленького карманного зеркальца..
Скоропостижно и несправедливо.
Н е с п р а в е д л и в о !
Он ставит точки и уходит, не оборачиваясь. Мольбы и угрозы остаются по эту сторону, ему нет дела до нас, до планов, до чувств, если срок подошел, а момент настал.
Их отношения со Смертью отдаленно напоминали игру, в которую один был втянут против воли, а второй - был её неизменной частью. Его существование прочно сопряжено с самим миром, её - вопрос времени и обстоятельств. Она была проклята по прихоти природы, ему до этого не было никакого дела. Таких, как она - сотни тысяч, Он - единственный в своем роде.
С самого начала эта борьба не имела смысла. Смерть приходил тогда и туда, если наступал его черед подвести черту на линии жизни: его власть абсолютна и неизменна, ничто не даст крохотной девочке шанса выхватить первенство. В пучине Времени Он рано или поздно забирает всех.
Последний вздох - всегда трагедия. Будь это старик или ребенок - неважно. Каждая жизнь наполнена светом дней, воспоминаниями, улыбками, попутным ветром и звездными ночами.
У Клары Беннет это было и могло бы быть. 

///"Кошечка, твоего чувствительного сердечка не хватит оплакивать каждую смерть" - слова тети сочатся сквозь сигаретный дым и легкий душок джина с кислинкой лимона. Она не стесняется выдыхать его в лицо и улыбается без извинений, но с толикой неприкрытого сожаления. Они обе знают, что правота Лилиан не обернется в веру. Поэтому она прячет взгляд в рыжей тени кудрявых волос и делает глубокую ломкую затяжку - "Будь не одна в такие моменты, иначе это очень вредно".

Н Е Ч Е С Т Н О !
У них же почти получилось.. она ещё дышала..
Ориана была уверена, если бы Он посмотрел на нее, то ухмыльнулся.

Банши жмурится и беспомощно обхватывает плечи руками, отчаянно боясь открывать глаза. Темная пелена век мигает багряным, страшно увидеть его на своих ладонях..
Вторжение Фэйта отзывается коротким звонким вскриком. Блэквуд резко дергается и делает попытку вырваться, но крепкие объятья и собственное бессилие не дают оторваться и на миллиметр. Она делает слабую попытку отстраниться - безрезультатно.
-Уйди.. - её отрывистого шепота почти не слышно, зато каждое слово Рэйвона долетает с особенной ясностью. Спусковым крючком они срывают что-то внутри: рыдания становятся сильнее, остатки контроля летят ко всем чертям. Всхлипывая, Ориана неловко поворачивается в его руках и утыкается лицом в грудь, содрогаясь под волнами истерики. 
Медленно - точно на зло - отпускает плач - крепко сжимает горло. Ладони беспорядочно, не чувствуя точки опоры, блуждают по шее, плечам, но по влажной коже скользят вниз, перебегают на спину, пока мирно не ложатся на худые лопатки. Жар воды начинает ощущаться острее, жжет позвоночник, заставляет вжиматься в Фэйта сильнее, с отчаянной жаждой чужого тепла.
В его руках мир перестает расходиться по швам: ощущение это хрупко, зыбко, не дает прогнать и обвинить колдуна во всех смертных грехах, и тяге к прелюбодиянию в частности. 
-Рэй.. - они так редко зовут друг друга по именам, - Она смотрела на меня и кричала.. - рот сжимается и кривится, - Ей было больно, очень больно, но на секунду она поверила... что..  у нас.. получится.. - воздух кончился, вырвался напоследок отрывистым всхлипом.
Ещё минута, ещё секунды наперед вода уносит соль слез, прежде чем Ориана вновь решается поднять красные, усталые глаза вверх, случайно мазнув прикосновением губ по впалой полоске солнечного сплетения. Она смотрит в него и пытается увидеть в колком зеленом крыжовнике степень искренности.. И ощущает, что ни завтра, ни потом, ни-ко-гда - её слабость не будет осмеянной.
-Рэй, - заветное имя срывается второй раз завуалированным сигналом "SOS". Её ладони обнимают тонкий овал лица с осторожной нежностью, будто любое неаккуратное движение может сделать ему больно, - Это невыносимо.. Так не должно быть..
Помоги..

+1

5

Они не называют друг друга по именам.
Это правило такое же негласное и бесповоротное, как и то, что ей не позволено перекладывать папки на его столе, а ему не стоит шутить про ее рост. Возможно, им стоило насторожиться, когда они нарушили первые два, - и еще одно, которое до того даже не облекалось в предписанный норматив, но после октября мгновенно превратилось в строжайшее табу: им категорически не следует спать друг с другом.
Из этого не выйдет ничего хорошего - ясно как день; ничего хорошего, кроме хорошего секса, мог бы со свойственным ему ехидством добавить Фэйт, но даже он понимает, что игра на этом поле не стоит свеч.
Ориана Блэквуд - не Марси, с которой можно играть в бесконечные поддавки, прибегая к пикантным уловкам, чтобы насадить друг друга на крючок и самим же на него попасться. Эта связь проходит мимолетно и без последствий, оставляя им лишь короткие усмешки и переглядывания, которые никто, включая их самих, не воспринимает всерьез.
С Орианой Блэквуд никакие поддавки не прокатят. Клетки на шахматной доске четко разделены по цвету, и каждый раз, когда ему выпадает  ходить первым, она играет за черных.
И это все еще война как ни крути, - и на ней не положено брать пленных.
Это все закончится плохо, очень плохо, если они попробуют хоть на миг сложить оружие, - тем лучше, что 99% времени ему куда больше хочется придушить ее, чем поцеловать.
Злополучный 1% традиционно списывается на стандартную погрешность и сбрасывается со счетов, - но когда он ненароком поднимает  взгляд от скопившихся на столе документов, глядя на задумавшуюся над отчетом банши, он может предельно точно сказать, сколько крупных черных горошин разбросано на ее расписной блузке.
Их 37, и ему совершенно не нужно это дурацкое число, но, как и всегда, назло самому себе, он его запоминает.

Они не называют друг друга по именам - для таких, как они, специально существуют фамилии, которые они выплевывают друг в друга с максимальным презрением и насмешкой. Говорящие сами за себя и искрящиеся в устах других, они превращаются в едкие ругательства, прожигают кожу клеймом и остаются противно скрипеть в воздухе, когда уже произнесены.
"Фэйт" - "Блэквуд".
Рэйвон старательно избегает произносить название их конторы, именуя ее просто "агентство", если Ориана находится рядом. Банши раздраженно морщится при любом, даже самом невинном упоминании слова "судьба". При мысленном сравнении таких моментов, колдун не без удовольствия полагает, что тут он выигрывает.

Они не называют друг друга по именам - потому что это бы значило отступиться от первоначальных баррикад, а в такой войне, как у них, нет места для передышек. Никто из них не может позволить себе расслабиться, потому что другой непременно этим воспользуется. путей к отступлению нет и быть не может, - и, по извечным законам жанра, ни один из них не умеет проигрывать.
Им следовало бы помнить, что на каждое правило находится свое исключение, тогда, возможно, они смогли бы хоть как-то это предугадать.
Но лихие повороты судьбы непредсказуемы - и в конечном итоге ей довольно иронично проигрывают они оба. 

Теплая от горячих льющихся сверху струй спина банши мягко прогибается под его касанием, когда он плотнее прижимает девушку к себе, неловко поглаживая мокрые, слипшиеся волосы. Каряя заводь ее глаз дрожит, как  будто в них тоже бьется вода, и лишь спустя секунду он соображает, что скорее всего, так оно и есть, только эта влага подступает изнутри, а не снаружи. Шум воды заглушает все посторонние звуки, позволяя им оставаться в этом непроницаемом коконе, где все известные им законы на время притупляются, словно исключая их из  заведенного механизма. 
То, что произошло сегодня на деле, было за гранью добра и зла, - даже их беспрерывной войне далеко до такого, и она мгновенно теряет свою значимость, оставляя их обоих оглушенными и беспомощными. Рэйвон сжимает зубы, пытаясь побороть прилив инстинктивной злости, Ориану буквально трясет от пережитого ужаса, - и это тот самый случай, когда никому из них не стоит оставаться с  этим одному.

- Я знаю, - он осторожно обнимает ее лицо ладонями, так, чтобы смотреть точно в глаза, лишь самую малость воздействуя на ее ментальный фон, чтобы слегка притушить его отчаянное биение. - Так не должно быть, но так случается, и именно поэтому мы этим занимаемся... Этот тип больной ублюдок, и ему самое место в Аду, только вот никакого Ада нет, и все, что мы можем - позаботиться о том, чтобы в нашем мире он уже больше никого не тронул. Мы... упустили жизнь той девушки, но мы все еще стоим между тварями, подобными этому скоту, и такими, как она. Мы все еще здесь, Ори. Ты, я... "Блэквуд". Это все еще стоит усилий.
Если бы Саймон слышал сейчас его вдохновенную речь, он бы наверняка впечатлился. Впрочем, он наверняка знал, что движет каждым из них, иначе бы ноги их не было в агентстве.
Ориана пришла в "Черный Лес" в начале осени и благодаря пари с Фэйтом уже успела пробиться к настоящей детективной работе, но по-настоящему частью всего этого она стала именно сейчас, в момент, когда суховатые руки раздражающего босса обнимали ее, загораживая от болезненной действительности.
В момент, когда они оба были немного больше, чем "Фэйт" и "Блэквуд", спаянные воедино общей победой с горьким привкусом поражения.
Они не называют друг друга по именам, - теперь это правило имеет очень весомую поправку.[icon]http://funkyimg.com/i/2BphY.png[/icon][sign]• если открылся - не смей ни о чем жалеть, пусть будет небо ближе ко мне на треть, •
http://sh.uploads.ru/Tp0ml.gif http://sg.uploads.ru/ACHIf.gif
• • •  пусть будет солнце  - лучше на нем сгореть, • • •
                                                                 чем задохнуться
[/sign]

+1


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » where do we draw the line


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC