Быть может, это казалось лишь вымыслом, но Аури сейчас могла вспомнить, как впервые пришло сюда, как вместе с Лестером - ничуть не боясь - спустилась с ним в подвал, где все было таким, каким оставалось сейчас. Она спускалась в подземелье, крепко держа своего возлюбленного рыцаря за руку, а он уверенно сжимал ее ладошку в своей, увлекая в темноту в ореоле света. читать далее
В этот город идёт много дорог, но никто вам не скажет, что приехал сюда просто из любопытства. Здесь зло ходит за руку с добром. Это не простой городок в Канаде. Это Генриетта, и она вас не отпустит просто так.
LC

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AG

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// RB

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AM

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GM

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
// RF

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
апрель-июль 2017.

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » this'll shake me down


this'll shake me down

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.imgur.com/2CXgpTj.gif https://i.imgur.com/BMgwk25.gif
this'll shake me down
Moira Fitzsimmons & Odalys Ingram
31 октября 2016, улицы Генриетты
Что будет, если гримм и охотник столкнутся с новообращённым вампиром?
Вот и проверим.

Отредактировано Odalys Ingram (2018-01-11 15:49:30)

+2

2

http://sf.uploads.ru/k1YNU.png
[indent]Мойра не любит Хэллоуин. По крайней мере, не тот, что отмечает весь мир, решивший позабавиться еще один день в году. Она любит Хэллоуин, устраиваемый их стаей каждый год, за городом, где не найти мельтешения смертных и их гомона, повторяющего «сладость или гадость». Нет камер и видеосъемок, хулиганства и разбоев. Есть свобода и крик души, что вырывается из грудины, смех и настоящая музыка с веселыми песнями, а также хороводы, танцы и, конечно, прыжки через костер.
[indent]Только представьте себе холодную тьму небосвода и дремучего леса, подсвеченные луной, величественно расположившейся на пушистых и пред ней беззащитных облаках. Представьте силуэт дома, очертание которого напоминает огромный горящий факел, что стоит гордой стеной и преграждает путь злым духам к многовековому наследию семейства Фитцсиммонс. И, невзирая на то, что гриммы сами являются детьми ночи и мрака, каждый из стаи чтит память предков, зажигая один из фонарей, что освещает уютное патио, преподносящее гостям дома всевозможные яства, среди которых конечно можно увидеть колканнон, нарезанную репу и другие овощи, жареное мясо, солодовое пиво, Бармбрэк и всевозможные сладости. И если взрослые подолгу могли сидеть и обсуждать глобальные планы на следующий год - мистер Фитцсиммонс приглашает одного или несколько из своих спонсоров, включая партнеров по бизнесу - молодняк и другие сородичи, не интересующиеся бизнес-планами и улучшением орошения плантаций, устраивают гуляния на поляне, что разделяет застроенные участки от леса. Мойра и другие никогда не переодевались в устрашающие костюмы. Вполне годились простые наряды: юноши облачаются в свитера и штаны, девушки - в длинные платья, очерчивающие их прелестные силуэты. И вплоть до самого утра Фитц и ее друзья резвятся на просторах природы: играют в догонялки, разыгрывают историю Джека-Фонаря, а также бросают елку. Последняя игра была одной из любимых забав Рэгана и только ночная прогулка вглубь леса могла заставить его бросить очищенный ствол и подсчет очков.

[indent]«Помню, когда отец разрешил нам впервые без сопровождения покинуть поляну. Помню, как я напугала Рэгана, выпрыгнув из темноты, а он в свою очередь закричал как девчонка и строго настрого запретил рассказывать хоть кому-нибудь об этом случае. Помню, мы выли на луну, затмевая музыку, что отдельными звуками разносилась вдалеке. Помню, как впервые поцеловалась с Ричардом, ставшим моим парнем на следующий день. Помню...» - рыжеволосая от удивления распахивает глаза, резко мотая головой из стороны в сторону в поисках нарушителя личного пространства, впрочем, девушку опережает незнакомец, что в три раза больше и злее ее, бескомпромиссно зарядив мерзавцу прямиком в челюсть. До этого более-менее спокойная публика паба оживляется, целенаправленно занимая более выгодные места возле главного разворачивающегося за сегодняшний вечер представления. Мойра в свою очередь трет ушибленное плечо и сигналит бармену пополнить пустеющий вот уже несколько минут тумблер.
[indent]Для чудных воспоминаний о старых деньках в помещении становится слишком уж шумно, потому после нескольких минут наблюдения за возней между самцами (попрошу заметить их стало вдвое больше с начала концерта), волчица платит и покидает паб, аккуратно выскользнув, пока либо ей по голове не настучат, либо она кому-нибудь, что было бы не очень правильно с ее стороны. Вдохнув в легкие свежий осенний ветер, Фитцсиммонс передергивает плечами, укутываясь в труакар темно-изумрудного цвета. Торопиться девушке было некуда, несмотря на переезд в новый дом, ставший своеобразным киндер-сюрпризом с игрушкой внутри. И хоть Илай не был игрушкой с красочной инструкцией, он стал приятным дополнением к череде событий, захлестнувших Мойру, едва волчица проехала незамысловатую вывеску «Добро пожаловать в Генриетту».
[indent]Еще с утра соседи обмолвились о скромных планах на вечер, потому возвращаться в наверняка пустующий дом Фитц не хотелось. Рыжеволосая и не заметила, как стрелка наручных часов перевалила за три утра. Столпотворение на улочках, приблизившееся к обыкновенному потоку Нью-Йорксого центра в полночь, в настоящее время поубавилось, освободив город от сумбурного аляпистого карнавала. Мойра наконец может глубоко вздохнуть и немного расслабиться, лишь изредка поворачивая голову в сторону молодежи, бунтующей против режима сна. Пройдя мимо театра «Wicked», взяв на заметку парочку спектаклей, волчица направляется в сторону парка, решив встретить рассвет среди уточек в зеленом уголке города. 

[indent]- И что же вы не встречаете меня своими криками? - с интересом спрашивает девушка, оказываясь на небольшом мостике, что раскинулся над озером. – Неужто вас закормили дети конфетами? – глаза птиц черными бусинками блестят в мутноватой синей заводи, с интересом разглядывая новоприбывшую. - Дорогая, ты начала разговаривать с утками, определенно это новый виток в твоей психике подарит тебе что-то новенькое, хах, - опершись на каменную кладь моста, Мойра прикрывает глаза и вновь уходит вглубь сознания, где Хэллоуин является чуть ли не самым любимым праздником в году, но вновь ее улыбка слетает с губ. В нос ударяет отчетливый запах крови, отчего сердцебиение подскакивает вверх. Несколько уток с жалобным гоготанием перелетают с одного края озера на другой, давая понять об опасности. Впрочем, опасность была для них, не для той, кто всегда была чуточку отчаянной и по наивному храброй. 

[indent]- Я не ждала сегодня гостей, - негромко, но отчетливо слышно в тишине, произносит Мойра, оскалив зубы, будто парковая зона была ее владением. И волчица бы непременно продолжила свою игру, если бы не запах, заставивший желудок прижаться к позвоночнику. Тихо ойкнув, девушка схватилась рукой за живот, во все глаза, наблюдая за мраком, из которого в любой момент мог появиться ее новый знакомый. Запах крови был до одури свежим, словно вампир, Фитц в этом не сомневалась точно, был облит ею с головы до пят. И лишь когда мертвое создание показалось из-за деревьев и направилось в сторону моста, в голове промелькнуло ужасное опасение, заставившее рыжеволосую вздрогнуть и оцепенеть от ужаса.
[indent]А ведь у нее был шанс сбежать…

Отредактировано Moira Fitzsimmons (2018-01-17 12:09:08)

+2

3

[indent] В детстве Одалис любила Хэллоуин.
[indent] Ей нравилось, переодеваясь в какой-то невероятно красивый — по мнению девочки — костюм, вместе с другими ребятами ходить от двери до двери, твердя заученное «trick or treat?», взамен получая сладости. Иногда мешочки, которые она брала с собой, заполнялись конфетами настолько, что их тяжело было носить, но Оди это никогда не останавливало. Ей нравилось соревноваться с друзьями в том, кто больше соберёт конфет, и иногда она выходила из этого состязания победительницей. Воспоминания были приятными, тёплыми, согревающими душу не хуже глинтвейна — пора последнего всё ещё не настала, и всё же именно эта ассоциация часто появлялась в светловолосой голове Ингрэм, стоило ей подумать о хороших моментах.
[indent] У каждого ребёнка в определённый момент наступает момент прозрения, когда маленький человечек понимает, что в мире далеко всё не так хорошо и просто, как он привык думать. Для Одалис этот момент наступил тогда, когда она поняла: Хэллоуин — лучшее время для сокрытия преступлений.
[indent] Тогда весь её маленький сказочный мирок рухнул, уступив место жестокой реальности; Джонатан предпочёл подготовить дочь к настоящей жизни и к тому, кем станет она сама, заранее, так что особо не церемонился. Воспитывал в ней хладнокровие, силу воли и терпение; Одалис должна быть готова к любым новостям и реагировать на них, отбросив эмоции — только так она с наименьшей вероятностью допустит ошибку в ремесле, которое он выбрал и для себя, и для неё. Долгие годы блондинке казалось, что отцу удалось воспитать в ней все эти качества, а потом она осознала, что это не до конца так. Что-то в ней проснулось — что-то, что долгое время дремало, что она подавляла в себе изо всех сил. Охотница отнеслась к этим переменам с некоторой опаской, не зная, какой должна быть правильная реакция — и существует ли таковая. Потом же, распробовав вкус свободы, девушка поняла, что ей нравится.
[indent] В тот же момент все заветы, вдалбливаемые в её светловолосую, неглупую голову Джонатаном Ингрэмом подверглись тщательному пересмотру, однако, следовало быть осторожной — едва ли отец одобрил бы тот факт, что дочь больше не придерживается таких же радикальных взглядов, как он сам. Для мужчины существовало лишь чёрное и белое, без полутонов; если нечисть — её нужно уничтожить. Одалис же вдруг осознала, что существует множество других оттенков (серого, к примеру, прекрасно звучит, правда?), а также и цветов как таковых. Вот уж всем открытиям открытие! Нужно было учиться с ним жить, при этом не предавая дело, которое, так или иначе, было девушке по душе. Оди нравилась мысль о том, что она спасает человеческие жизни — не как доктор, не как полицейский, но всё же. Однако, не стоило забывать, что те же гриммы и колдуны — тоже люди, просто со своими... Особенностями, и эти особенности не делают их априори плохими. Злыми. Убийц хватает и среди обычных людей, разве не так? Жаль лишь, что с отцом на эту тему не слишком поговоришь — он не поймёт. Даже не попытается понять, что ещё печальнее.
[indent] Светловолосая охотница предпочла провести этот вечер в компании друзей, хотя огромное количество переодетых в различных персонажей людей порядком утомляло. Сама она предпочла отсутствие костюма, за что была отругана одной из приятельниц, но не обратила на это особого внимания. Главное, что ей самой комфортно. Но, справедливости ради стоит отметить, что вечеринка оказалась не такой уж плохой. По крайней мере, девушке удалось немного расслабиться и повеселиться, хотя в какой-то момент она поняла, что всё, на сегодня достаточно. Тогда же блондинка распрощалась с друзьями и решила, что свежий воздух всенепременно пойдёт ей на пользу. Становилось прохладно, так что Оди получше запахнула полы пальто, чтобы под них не пробрался студёный ноябрьский ветер, и направилась в сторону парка, таким образом срезая путь к их с Джонатаном дому. Она давно перестала бояться бродить по улицам ночью в гордом одиночестве, ведь могла за себя постоять. В этом хрупком теле было достаточно силы, чтобы справиться с потенциальными недоброжелателями.
[indent] А ещё у Одалис всегда было с собой оружие.
[indent] В парке было удивительно тихо — так бывает перед каким-то событием. Одалис насторожилась — она никогда не жаловалась на интуицию, а сейчас она (а ещё гомон уток у пруда) подсказывала девушке, что дело тут нечисто. Охотница ускорила шаг и вскоре очутилась на мосту. Кто-то приближался. Кто-то, кого она сумела разглядеть лишь тогда, когда незнакомец ступает в полоску лунного света. Краем глаза девушка заметила движение на другой стороне, но времени разобраться с этом у неё нет. Она достала заряженный серебряными пулями пистолет ровно в тот момент, как окровавленный незнакомец предпочёл пойти в наступление, и тут же бросился на блондинку. Будь на её месте кто-то другой — наверное, она была бы уже мертва, а так раздался приглушённый выстрел... Жаль только, что, обороняясь, она не целилась — на данный момент было куда важнее сохранить свою жизнь, а не отнять чужую. Заметив тень неподалёку, она выдохнула короткое «беги!», не желая, чтобы пострадал ещё кто-то.

Отредактировано Odalys Ingram (2018-01-17 21:58:00)

+2

4

[indent]Что вы видите, вглядываясь в темноту, перед тем как закрыть глаза и погрузиться в мир Морфея? Тень фикуса, чей силуэт витиеватым узором покрывает стену, подсвеченную искусственными лучами фонаря, пробивающимися сквозь щелку штор или монстра, дремлющего до той поры, пока вы не потеряете бдительность? А что если монстры не сказки? Что если они реальны и прячутся среди людей так же ловко, как фикус экстравагантно разбрасывает свою тень по стене каждую ночь? Учащается ли ваше сердцебиение? Слышите ли вы звук крови в ушах, бегающей по вашим венам? Дрожат ли ваши коленки? Покалывает ли подушечки ваших пальцев? Страшно ли вам представить всего на одну секунду, что существует кто-то помимо простых смертных? Существа, что сильнее, быстрее и проворнее каждого из нас? Прилипает ли ваша душа к позвоночнику, стараясь проскользнуть меж ребер, чтобы протиснуться сквозь связки мышц и разорвать кожу, желая вырваться из западни бренного тела?

[indent]Мойра не человек, но прекрасно знает, что представляет собой новообращенных вампир. Истинное создание ночи, враг гриммов и рассадник затхлого запаха смерти, раскрывающийся второй нотой после первой металлической. Запах свежей крови обжигает ноздри, заставляя девушку поморщить нос. Она не настолько юна, чтобы поддаться звериному инстинкту или любопытству, решившему поставить эксперимент на одном из представителей мертвых, но при том, ей знаком страх, что парализовал каждую клеточку тела, обрекая ее на бессмысленное принятие своего конца. А ведь ей всего двадцать девять. Для чистокровного гримма сей возраст обозначается юношеским, ознаменуется периодом беспечности и наслаждением жизни, попыток обретения Я и познания мира. Не уж то наступит конец для той, что не нашла цели в жизни, мечась от одного края к другому? Что беспечно пустила на самотек время, наслаждаясь настоящим и не задумываясь о будущем?

***

[indent]- Мойра... Мойра, - материнский голос так сладок, заставляя прикрыть глаза и растянуть губы в улыбке. - Мойра, ты ли это? А если не ты, что ты сделала с моей дочерью, что вьется стрекозой раньше второго луча солнца? - Нежные руки матери щекочут оголившиеся пятки, отчего маленькая волчица издает громкий смешок. - Мойра, в самом деле, станет ли леди, лежать до полудня в постели?

[indent]- Станет! На то она и леди, чтобы нежится на мягкой перине, - парирует рыжеволосая, наконец покинув теплое пространство одеяла, но вместо того чтобы увидеть улыбающуюся мать, Фитц окидывает взглядом деформированные стены комнаты, уходящие далеко к горизонту, создав тем самым незамысловатый коридор. Нахмурив брови, девчонка несколько секунд вглядывается в нововведение,  но все же встает с постели, резко одернув ноги от пола, словно тот был покрыт коркой белоснежного льда. И несмотря на продирающий до костей холод, девочка предпринимает вторую попытку и вновь опускает ступни. Паркет по-прежнему обжигает нежную кожу, но внутреннее беспокойство, разрастающееся вслед за рисунком кровеносной системы, заставляет Мойру инстинктивно двинуться вдоль коридора.
[indent]И казалось, стенам конца края нет, а перейдя вскоре на бег, Фитц, проговаривавшая про себя ругательства, уже не замечала холода, становившегося с каждым прыжком все крепче.  Девичьи мысли повторяли незамысловатое «мама», не получая ответа. Время замедлило свой шаг или вовсе застыло на месте. По крайней мере, так казалось маленькой волчице упорно продолжающей бежать по нескончаемому коридору, но все же ее спринту должен был прийти конец, потому когда вместо окна ее детской показалась распахнутая дверь, Мора смогла остановиться и перевести дух. На удивление ступни больше не обжигало холодом, а от волдырей, которые должны были проступить на нежной коже от обморожения, осталось лишь слабое покалывание.  Пытаясь остановить бег раскалённого сердца, рыжеволосая не сразу решилась двинуться дальше. Интуиция подсказывала, что опасность вот-вот настигнет ее и поглотит с головой в свое бездонное тело, но возвращаться назад было бессмысленно. Младшая Фитцсиммонс всегда была горда, чтобы сделать шаг назад.
И как всегда ее излюбленный счет до десяти, чтобы привести мысли в порядок.

Десять.
«Страх – это всего лишь предрассудки сознания».
Восемь.
«Что там говорил отец…»
Шесть.
«Иди туда, где твой страх — там твоя сила…»
Четыре.
«Да… Именно это он мне и сказал, когда я боялась первого полнолуния…»
Два.
«Если я справилась с животной сущностью, значит, справлюсь со всеми трудностями, уготованными судьбой…».

[indent]Только переступив порог, Мойра вздрагивает, чувствуя, как меняется ее тело. Она уже не ребенок и мысли, занимавшие голову в тот момент отнюдь не детские.

[indent]- Что здесь происходит? Папа? - слова вылетают машинально, будто бы Фитц читала их по сценарию. Ее голос срывается на крик, едва взгляд пробегает по вздрагивающему телу отца, расположившегося в багровой луже крови. В нос ударяет резкий металлический запах и чей-то женский голос вдалеке прокричал:  «Беги».

***

[indent]Встряхнув головой, Мойра оглядывает блондинку, что застыла в боевой позе с пистолетом в руках. По хребту пробегает холодок, но Фитц слушается распоряжения и через несколько секунд оказывается на противоположной стороне моста, оставляя незнакомку один на один с мертвецом. Сердце продолжает активно напоминать о себе, на что рыжеволосая старательно пытается привести дыхание в норму и успокоится, несмотря на то, что новообращенный вампир мог почувствовать ускоренную циркуляцию крови. 

«Наверное, не учуяла ее из-за этой жуткой вони…».
Девять.
«Может удрать, пока она не наставила пистолет на меня?».
Семь.
«Но в таком случае я сделаю только хуже…».
Пять.
«А если она промахнется, ее только ветер не сносит».
Три.
«Кажется, эта встреча ничем хорошим не кончится…».
Один.

[indent]Мора, находящаяся под действием транса, вздрагивает слишком сильно, когда по парку разносится выстрел. Во все глаза волчица наблюдает за ловкими действиями охотницы, затем мотает головой, пытаясь унять подступающую тошноту, и отогнать мысли о побеге. Глупая идея, Мойра. Глупая.

[indent]- Он мертв? – через минуту после выстрела решает произнести Фитц, делая несколько шагов по направлению моста. – Скажи, что он мертв. Не питаю сильные чувства к восставшим мертвецам…

[indent]Голос не дрожал, скорее, был чуть суховат с нотками проскальзывающего сарказма. Ей и вправду хотелось, чтобы создание ночи окончательно покинуло этот мир. Вместе со страхом, она чувствовала злость. Что-что, а напоминание о ее доме было не самым лучшим подарком для знакомства, потому хотелось поскорее убраться из парка и забраться под струи воды, чтобы окончательно смыть с себя запах смерти. Крови ее умершего отца.

+2

5

[indent] Отец у Одалис был строгим. Сейчас, оглядываясь назад, она даже задумывалась, насколько искренними были его чувства по отношению к дочери. Насколько искренними они являются до сих пор. Ведь, становясь старше, она всё чаще задавалась вопросом: как человек, который якобы души не чает в собственном ребёнке, может при этом бросить второго? Какая, к чёрту, разница, есть в Сианне скверна или же её нет? Неужели она в этом виновата и вынуждена расплачиваться? Подобный расклад казался ужасно несправедливым, и все те догмы, правила, которые Джонатан буквально вбивал в светловолосую голову младшей из близнецов, казались... Нет, едва ли ошибочными, скорее — допускающими некую вариативность суждений. Что нечисть — это не всегда плохо. Что люди порой бывают куда более жестокими, чем, например, гриммы, многим из которых попросту не повезло таковыми родиться. Что задачей охотников (как для себя решила Ингрэм) — не убивать направо и налево, а контролировать их... «Деятельность», не допускать смертей или ранений. По сути, та же полиция, только для представителей иных рас.
[indent] Однако, всем известно, на что способен молодой вампир.
[indent] О вампирах известно куда меньше, чем о других расах. Точнее, известно о них немало, но вот появлялись они достаточно редко — эдакий исчезающий вид. Звучит невероятно иронично, не находите? Но, видимо, что-то изменилось, и Оди сейчас совершенно не хотелось разбираться, что именно. У неё была задача, у неё была цель, и на данный момент этого достаточно. Лучше не задаваться вопросами и не раздумывать слишком долго, ведь это может быть чревато слишком серьёзными последствиями, ведь подумать о происходящем можно будет потом. Потом — когда не будет угрозы. Когда вампир окажется окончательно и бесповоротно мёртв.
[indent] Серебряная пуля застряла где-то в плече вампира, отбрасывая его от светловолосой охотницы, которая поспешно поднялась на ноги. Хочешь жить — научи своё тело реагировать быстрее мозга, и однажды это может тебя спасти. Да, с этим отец совершенно точно угадал, это наставление сомнениям не подлежало.
[indent] «Спасибо, папочка, за науку. Хоть что-то мне всё же пригодилось...»
[indent] На самом деле в Ингрэм говорила злость на Джонатана. Охотником он был хорошим, одним из лучших — это признавали едва ли не все в определённых кругах, но у него был один огромный недостаток: доводящая до безумия фанатичность, которая и стала причиной разлада между этими двумя. Но учителем он был не менее способным, чем охотником, и именно благодаря родителю Одалис достигла определённых успехов. Пожалуй, за это стоит его поблагодарить, но сделает она это тогда, когда злоба перестанет сжигать её изнутри, злоба, обида и непонимание. Наверное, надо крепко поразмыслить ещё и над тем, справедливо ли, что мать девочек находится в темнице Ордена?
[indent] Вампир силился встать, но серебро уже разливалось по его телу, лишая возможности реагировать столь же стремительно, как обычно это бывает у вампиров, одарённых чрезвычайными ловкостью, силой, скоростью... Список можно продолжить, но вряд ли сейчас стоит. В одной рукой удерживая пистолет и целясь незнакомцу прямиком меж глаз, второй рукой Одалис достала мобильный и быстро отправила сообщение. Вампира можно убить двумя способами: обезглавив или же сжигая его тело, ни того, ни другого она сейчас не могла сделать, не привлекая лишнего внимания. Поэтому нужна подмога.
[indent] — Нет, — отозвалась она, на периферии зрения замечая движение, но не оборачиваясь, — Он не мёртв, но обездвижен, и сейчас получит ещё одну пулю, если не перестанет возиться да пытаться встать. — она отвечала спокойно и даже бесцветно, не отводя пристального взгляда от вампира. В его глазах плескалась злоба, обида, и... Мольба? Боги, да он ведь наверняка совсем молодой, не умеющий сдерживать свои порывы... А потому слишком опасен для общества, чтобы просто его отпустить. О, нет, девушка не собиралась его отпускать, и была готова в любой момент исполнить свою угрозу, да вот ведь беда: очередная пуля его не убьёт, но заставит мучиться. Быть может, Оди и поступала безрассудно, но всё же не хотела делать ему больнее, чем есть сейчас. Пока, конечно же, вампир не пытается кого-нибудь убить — её саму или незнакомку, которая медленно приблизилась к этой парочке.
[indent] — Если честно, мне они тоже не очень, — она усмехнулась, бросив короткий взгляд в сторону подошедшей девушки, и тут же заломила бровь: — К восставшим мертвецам, говоришь? — то ли она увидела больше, чем нужно, то ли... Отлично. Ладно, не время сейчас с этим разбираться, куда большего внимания заслуживал молодой человек, который волею судеб обзавёлся парочкой весьма острых клыков и стал опасным для окружающих.
[indent] — Думаю, тебе не стоит здесь оставаться, это... Не слишком безопасно. — тихо произнесла Одалис. Это было правдой чистой воды, правда, почему-то ей показалось, что незнакомка не уйдёт.

0


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » this'll shake me down


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC