— Ну ты и скажешь! — воскликнула Джоук, засмеявшись и с трудом подавив в себе желание весело толкнуть Даса в бок. Удивительно, как она могла разговориться и вдруг стать самым обыкновенным подростком...читать далее


#3 «Estuans interius»
Game master [до 24.06]

#4 «Tempus es iocundum»
[ЗАВЕРШЕН]
LC

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AG

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// RB

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AM

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GM

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
// RF

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
январь-март 2017.

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » сomédie tragédie


сomédie tragédie

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

The Phantom of the Opera - Stranger Than You Dreamt It / Mozart l'opéra rock - Comédie tragédie
http://sd.uploads.ru/tlgLe.png http://s7.uploads.ru/d51cD.gif http://s7.uploads.ru/oCl3s.png
кто напишет титры и скажет: «все»? год застыл на экране в немом кино.
в зале обесславленный режиссер, за экраном — белое полотно.
этот год прошел, не твоя вина, даже боль уже превратилась в фон.
господа, пора, фейерверк, финал. скоро станет светло, выходите вон.

http://sg.uploads.ru/DF75e.gif http://se.uploads.ru/j2i0B.jpg http://sa.uploads.ru/00OWP.jpg
сomédie tragédie
Аиша, Рэйвон, Арчи
11 января 2017 года, театр "Wicked"
Череда рождественских спектаклей омрачена загадочными смертями актерской труппы, и новый год для театра начинается совсем не весело. Повсюду - странные угрозы, в давно знакомом сценарии появляются неожиданные реплики, наводящие ужас, - и когда становится очевидно, что дело нечисто, Аиша обращается к детективам из "Черного Леса", - ведь кому, кроме них, можно доверить переговоры с потусторонними силами...

[icon]http://sh.uploads.ru/Pg9kT.png[/icon][sign]Дело проясняется прямо на глазах!
Убийца - мужчина огромной физической силы, он же мозгляк,
он же женщина, он же левша и правша одновременно
[/sign]

Отредактировано Ravon Fate (2018-01-07 16:33:51)

+2

2

[indent] "И когда только моя жизнь успела превратиться чёрт знает во что?" - гадает Аиша, чуть дрожащими от нервов пальцами набирая телефонный номер с потёртой почти добела визитки. "Откуда в ней нарисовалось такое количество магов, гриммов и прочих фантастических тварей, а теперь ещё и это? Когда я успела кому-то так сильно насолить?" Картонный прямоугольник выскальзывает из рук и плавно опускается на влажный от растаявшего снега порог гримёрки. Но он уже и не нужен.
[indent] Через несколько гудков в детективном агентстве "Чёрный лес" снимают трубку.
[indent] Разудалое и, казалось, бесконечное празднование зимних праздников в театре прервалось внезапной гибелью одного из участников труппы. Никого сначала не удивила эта смерть - погибший был мужчиной в годах с большими проблемами со здоровьем, и его кончина была скорее делом времени. Горюя об ушедшем товарище, который был любимцем публики и вообще душой компании, труппа не забывала о поисках замены. И та, на удивление, нашлась довольно быстро. И вот, казалось бы, всё вновь спокойно, можно с чистой душой продолжать выступления. Но на самом деле смерть актёра послужила неким началом для случайных на первый взгляд, мистических и страшных происшествий.
[indent] Вроде бы, сначала всё походило на чью-то глупую шутку, попытку разыграть персонал театра. Нелепые надписи на зеркалах в гримёрках и туалетах, перепутанные местами листы в сценариях, несмываемые пятна краски на полу во всех коридорах. Уборщицы над ними корпели часами, но так и не смогли полностью избавится от иссиня-чёрных пятен, выделяющихся на паркете. Но в один "прекрасный" день шутки перестали быть хоть сколько-нибудь смешными.
[indent] Первой начала получать угрозы молоденькая девушка-костюмер. Такие же тёмные следы краски на одежде, что и в коридорах, меняющиеся местами бирки на костюмах, исчезнувшие личные вещи, найденные только на следующий день аж на чердаке театра. И венцом всего был невесть как попавший в её сумку лист сценария пьесы, где вместо слов главного героя красовались лаконичные "ты умрёшь". Самое удивительное, что лист оказался оригиналом - с теми же пометками на полях, помятостями и следами пролившейся на него однажды жидкости. Текст в нём изменился каким-то магическим образом.
[indent] И как бы ни старалась костюмер держаться молодцом и не принимать всерьёз угрозы, утром тридцать первого декабря её нашли мёртвой возле главного входа в театр. Мёртвой, застывшей в нелепой позе с раскинутыми во все стороны руками и ногами - и без малейших признаков насильственной смерти.
[indent] Труппа обезумела от горя и ужаса. Моментально приехавшие на звонок полицейские не нашли ничего - ни отпечатков, не каких-то следов возможного убийцы и даже отданные на экспертизу испачканные вещи и листок сценария не помогли им в поисках. Новый год был безвозвратно испорчен, а само существование театра начало находиться под угрозой. Особенно громко о закрытии театра заговорили через несколько дней, когда в зрительном зале посреди рядов кресел обнаружилось тело одного из осветителей. Всё то же отсутствие признаков смерти и каких-либо следов убийцы. Среди актёров и персонала поднялась паника. Никто больше не хотел возвращаться на работу, но, чтобы лишняя информация не просочилась в сми, было решено оставить несколько представлений, в которых участвовали самые бесстрашные. В когда-то дружном коллективе произошёл разлад. Находиться в театре стало почти невыносимо.
[indent] И вот, сегодня, одиннадцатого января, Аиша сидит в гримёрке, продолжая сжимать в руках телефон - хоть разговор и состоялся пару часов назад - и бездумно разглядывает в зеркале своё отражение. На столе перед зеркалом красуется чёрное пятно, а в шкафчике с её вещами - листок бумаги, который она не собирается разворачивать и читать. Она и так уже знает, что внутри.
[indent] Ей даже почти не страшно. Возможно, потому, что она просто-напросто шокирована происходящим.
[indent] Одно она знает точно - умирать ей пока не хочется. И, если в случае с человеком у неё ещё был шанс хоть как-то постоять за себя, то теперь... Аиша уже встречалась с различными проявлениями магии и знала, насколько бессильна против них. Именно поэтому она отыскала давно забытую визитку детективного агентства, которую ей когда-то всучила одна из фанаток. Зачем? Кто ж её знает, но Аиша даже благодарна ей сейчас. Раз уж полиция ничего не может сделать, нужно привлекать и другие стороны.
[indent] И она очень надеется, что человек, нетерпеливо стучащийся в дверь гримёрки, окажется именно детективом, а не убийцей, решившим забрать очередную жертву.

+2

3

Праздники пролетели как будто за один миг и вот уже снова все агентство в сборе в своем относительно неизменном составе, к которому не так давно примкнула фигура,  которая занимала Рэйвона едва ли не больше всех текущих дел. Фемке Марлоу как была, так и осталась «темной лошадкой», со своими загадочными полуулыбками, внезапными комментариями и знанием тысячи и одной мелочи, в изучении которых ее невозможно было заподозрить.  На прямой вопрос Фэйта о содержании загадочной папки с личным делом, Саймон лишь качает головой,  показывая,  что разговор окончен,  даже не начавшись,  - и это еще больше распаляет его любопытство.
В этом новом календарном году он намерен всерьез  заняться «делом Фемке»,  но пока что следствие не сдвинулось ни на дюйм, - ее имя периодически фигурирует в базах данных, но за ним не находится ничего из того, что она уже бы не сообщила,  лениво выдавая информацию о себе по капле сахарного сиропа, - так, словно награждала увлекшихся деток за упорство и настойчивость.
Рэйвона это откровенно бесило – и,  чего уж греха таить, восхищало в ней, и большую часть своего свободного времени он проводил,  пытаясь вызнать новые подробности, - по счастью (для Фемке или для него самого), у него было не так много свободного времени.
Очередной телефонный звонок нарушает мирное рабочее шебуршание, перекрывая шелест бумаг и стык компьютерных клавиш, - Присцилла снимает трубку в приемной и уже через пол минуты, попросив подождать буквально один момент,  подключает к линии Фэйта. Оживленно что-то говорившая ему Ориана послушно  замолкает по его быстрому жесту, и Рэйвон, обозначив свое вступление коротким представлением, вслушивается в рассказ, задумчиво постукивая ручкой по столу.
Дельце и правда, кажется,  исключительно по их части, - и пока Сцилла одаривает девушку успокаивающими ободряющими фразами,  неизменно беря на себя полномочия психолога, колдун, не кладя трубки, быстро пишет на одном из отрывных бумажных стикеров «Ривер» - и пододвигает Ориане, без слов понявшей просьбу и выскочившей из кабинета за медиумом.
Откровенно говоря, в первую секунду у него был соблазн привлечь к  этому делу Фемке – и заодно обзавестись возможностью приблизиться к ее тайне – но по опыту у Арчи природный талант утихомиривать разбушевавшихся призраков,  - а пока что, по всем видимым проявлениям, это именно они, - и что-то подсказывает Рэйвону, что с театральными стоит быть более трепетным,  чем Марлоу со своей обычной манерой уверенных переговоров. Все же,  как никак, «люди искусства»,  пусть и мертвые…
- У нас дело,  - полушепотом сообщает Фэйт влетевшему вслед  за вернувшейся Ори Риверу, а затем говорит уже нормальным голосом в трубку: - Мы скоро будем. Никуда не уходите и ничего не предпринимайте.
Он поднимается из-за стола,  быстро собираясь и попутно коротко обрисовывая Арчи ситуацию,  сложившуюся в театре.
- Вроде бы все указывает на мстительных призраков,  будем проверять, разумеется, но лучше я сразу запасусь медиумом, - хмыкает он, бегло накидывая на шею шарф и, подхватывая пальто, на ходу целует пожелавшую им удачи банши в щеку и вылетает из кабинета,  даже не проверяя, следует ли Арчи за ним,  - это и так само собой разумеется.
- Театры, музеи, картинные галереи… - насмешливо рассуждает он, уже выруливая на дорогу и вклиниваясь в поток машин. – Почему призраки бензоколонок или там, почтовых отделений,  ведут себя как законопослушные граждане, а  эти вечно буянят? Специфический склад ума изначально, который жить спокойно даже после смерти не дает, или зависть к чужому успеху, когда кажется, что после них уже никому блистать нельзя? – с этим вопросом он лихо распахивает дверь служебного входа, коротко раскрывает на контрольном пункте удостоверение и, задав пару вопросов словоохотливой старушке (после которых выяснилось, что про призраков она не в курсе, а вот миссис Беллс – та еще гадина), пробирается к гримерным, попутно окидывая взглядом обстановку.
- Чувствуешь что-нибудь? – традиционный вопрос медиуму, после которого он притормаживает возле нужной двери и негромко стучится, прежде чем объявиться на пороге.
- Аиша? Добрый день. Рэйвон Фэйт, детектив, мы говорили по телефону, - взмахом руки он указывает на спутника, - Арчибальд Ривер, медиум, мой коллега. Для начала – повторите всю вашу историю, на сей раз – максимально подробно, - и могу я взглянуть на «послание»?   [icon]http://sh.uploads.ru/Pg9kT.png[/icon][sign]Дело проясняется прямо на глазах!
Убийца - мужчина огромной физической силы, он же мозгляк,
он же женщина, он же левша и правша одновременно
[/sign]

Отредактировано Ravon Fate (2018-02-02 03:00:36)

+2

4

Дни в агентстве сменяются неспешно – после рождества и нового года, спустя месяц, после появления леди Марлоу всё постепенно успокаиваются и все постепенно привыкают.
Арчи подозревает, что Сцилла, или мистер Блэквуд, или Рэйвон или они всё вместе наложили на офис немного расширяющее, или какое-то другое Очень Хитрое Заклинание, и сколько бы выдающихся людей не собиралось под этой гостеприимной крышей – для всех всегда находится место, стол, чашка на кухне и достаточное количество работы. Как будто среди постепенно растущего количества сотрудников задачи не распределяются равномерно, уменьшая нагрузку каждого, а растут, как снежный ком. Или как тесто на дрожжах. Или как что-нибудь ещё очень быстро растущее.
Но это и здорово, верно? Чем больше дел, тем большему количеству людей можно помочь! Замечательно!
Ориана подходит к его столу как раз в тот момент, когда Арчи удается разобраться с какой-то совершенно диковинной кодировкой присланного мистеру Блэквуду пакета документов и запустить программу для выгрузки информации. Друзья обмениваются парой фраз, точнее, уже, парой жестов и улыбками, и Ривер сохраняет материалы, оставляет программу работать, загоняет компьютер в спящий режим и на всякий случай проверяет, сработал ли пароль. Самому ему нечего скрывать, но специфика работы обязывает. Всем сотрудникам, комбинация, впрочем, известна.
Вызов от Рэйвона оказывается «срочной спиритической помощью». Когда-то, от кого-то медиум слышал сравнение, что духи погибших стали чем-то навроде крыс, мелких вредителей, которые суетятся под половицами и мешают приличным людям жить. А «духовидцы», следовательно, нечто вроде дезинсекторов, которые прибывают на место и разбираются с проблемами подобно мультяшным «Охотникам за приведениями» (контор с таким названием или с каламбуром на тему, кстати, существовало не меньше тысячи).
Сам Арчи считал, что такое отношение к духам довольно несправедливо – все они были личностями со своими страхами, радостями, обидами. Как и с живыми людьми, с ними происходило что-то, что их вдохновляло или огорчало. Уже этого было достаточно, чтобы не считать их «вредителями».

Поспевать за длинноногим неугомонным детективом это та еще задачка, но Ривер привычен. Он успевает взять вещи, попрощаться с Орианой и махнуть коллегам и садится в машину, когда колдун уже завел двигатель – так они не теряют практически ни секунды. Еще бы: столько лет, столько приключений. После этого только чурбаны дубовые не станут идеальной командой, да и то им для этого придется очень постараться.
По дороге друзья болтают о призраках и их характерах, к месту Арчи припоминает две или три истории о своих необыкновенных встречах с потусторонним миром – у него таких баек хоть отбавляй.
Но, когда они выходят из машины и входят в театр, медиум замолкает, по необходимости поддерживая разговор односложными ответами и рассеянными улыбками, доверяя другу вести их туда – да куда бы то ни было.
Риверу всегда сложно сосредотачиваться на внешнем мире, когда он обращается к своим способностям. Особенно тяжело в новом месте – таком большом, абсолютно ошеломляющем, в котором каждый предмет оглушает всплеском воспоминаний множества людей.
Хороши и шумы, маски и костюмы, эхо людей, которых здесь уже нет и историй, которые давно закончились. Смех и восклицания, наигранные слезы. Актеры живут и чувствуют так бурно, так ярко – даже за пределами сцены.
Ему потребуется время, чтобы привыкнуть к фону театра, чтобы заглянуть глубже, чем поверхностные «хорошие» вспышки. Если дух здесь убивает людей, значит будет много «плохого». Того, до чего придется докопаться, что придется достать, чему придется посмотреть в глаза. Ривер коротко морщится на этой мысли, но не отрывает руку от стены, к которой прикасается, идя по коридору и зачарованно обводя пальцами узоры на обоях. Ему нужно привыкнуть…
На вопрос Рэйвона медиум, задирает голову, чтобы разглядеть потолок коридора и неопределенно пожимает плечами.
– Ммм… Здесь есть призрак…и. Призраки. Несколько. Но мне нужно больше времени или какое-то более точное, важное чем-нибудь место. Сейчас слишком много… – он запинается, машет рукой, подбирая слова, – …стороннего шума.
Когда детектив стучит в нужную дверь, Ривер старательно убирает руки со всех поверхностей и легко прикасается к чужому локтю, чтобы помочь себе сосредоточиться на происходящем, а не на гуле ощущений, царапающих его «шестые» чувства. Это важно – первое впечатление на клиента, «хотя бы сделай вид, что ты профессионал, а не потерявшийся ребенок», информация из первых рук, которую нужно слушать, а не витать в облаках.
У того, чтобы работать с друзьями, быть рядом с «якорями» множество преимуществ, иногда – не самых очевидных.
– Приятно познакомиться, Аиша! – В свою очередь расцветает в солнечной улыбке медиум, – Меня можно звать просто Арчи.

+2

5

[indent] За порогом оказываются два молодых человека, ни один из которых не похож на серийного убийцу. Несколько секунд Аиша смотрит на гостей, чувствуя, как напряжение сменяется лёгким облегчением, и, сделав шаг в сторону, пропускает обоих внутрь комнаты.
[indent] - Добрый день, проходите. Приятно познакомиться, Рэйвон, хм, Арчи.
[indent] В другой день она бы заинтересовалась личностями этих двоих, которые показались ей неординарными юношами, но сейчас ей совсем не до этого. Прикрыв дверь, она проходит в гримёрку и немного растерянно смотрит на молодых людей.
[indent] - Послание? Да, секунду.
[indent] Достав из шкафчика сложенный лист бумаги, она протягивает его Рэйвону. Взяв со стола расчёску, она начинает крутить её в руках, раздумывая, как и с чего начать рассказ. Наверное, будет лучше просто изложить все факты, которые ей известны, без лишних эмоциональных подробностей. Последнее, правда, кажется немного недостижимым, но присутствие людей - не совсем людей - которые имели дело с магией и прочим и явно собираются докопаться до сути дела, немного успокаивает. Вздохнув, Аиша начинает говорить, сначала неуверенно, но постепенно её тон крепнет.
[indent] - Сначала умер один из актёров, мужчина в годах, Джон Далтон. Вроде бы по естественным причинам. Через пару дней после этого на зеркалах во всём театре появились угрожающие надписи. Написаны были чем попало, и гримом, и краской, в гримёрках - губной помадой. Потом появились не стираемые пятна краски на полу, которые впоследствии находили на вещах или месте работы жертв. Убийца каким-то образом переворошил сценарии, украв часть страниц, а часть поменяв местами. Странно в этом то, что это были старые распечатки, подшитые - и целостность их не нарушена. Листы просто либо исчезли, либо перепутались. Несколько раз уборщицы и осветители слышали странные шумы на чердаке и в закрытых комнатах - но это с их слов, сама не была свидетелем. А потом погибла Лиззи. - Аиша на секунду замолкает, переводя дух, и рассеянно смотрит в окно. - Она костюмер, недавно устроилась на работу. Перед смертью она получила лист из сценария, где главный герой вместо положенных слов предсказывал её гибель. Пятна краски на её одежде и в рабочем кабинете. Несколько раз у неё пропадали личные вещи. Её нашли мёртвой в канун нового года прямо на входе в театр. Не знаю, зачем она приходила, вроде бы у неё был выходной в тот день. Полиция не смогла найти никаких зацепок, только допросила нас всех, не более. Через пять дней умер один из осветителей - запамятовала его имя - он был молчун и почти ни с кем не общался здесь. Его тело нашли на креслах в зрительном зале. Было похоже, что он упал с высоты, но никаких следов крови не нашли. При нём ничего не было, но во время обыска полицейские обнаружили в его вещах ещё одну часть сценария. Тоже с угрозой смерти, но произведение на этот раз было другое. Насчёт первого погибшего, мистера Далтона, не понятно - умер ли он своей смертью, или это тоже дело рук убийцы. Его вещи быстро забрали родственники, и были ли а там угрозы, они не сообщают. Может, сказали полицейским.
[indent] Аиша кладёт на место расчёску и обхватывает себя руками, будто ей холодно. После отстраняется от стола, возле которого стояла, и локтем указывает на тёмное пятно посреди столешницы.
[indent] - Сегодня я пришла на работу и увидела это. И эту бумагу. Очевидно, что я следующая жертва. - Она хмурится. Она не собирается умирать, но с кем ей бороться, чтобы отстоять своё право на жизнь? С воздухом? - Насколько я знаю, никто из погибших не умирал сразу после получения угроз, по крайней мере, так точно было с Лиззи. Так что, вероятно, у меня... И у вас есть время. Скажите, Рэйвон, - Аиша чуть подаётся вперёд. - У вас уже имеются какие-нибудь мысли по этому поводу? И могу я вам чем-нибудь помочь? Сидеть и ждать, пока за мной придёт убийца - не по мне.

+2

6

Рэйвон никогда не считал себя ярым поклонником театра, хотя не без удовольствия участвовал в самодеятельности сам и никогда не отказывался составить компанию брату, когда тот приглашал его на очередное представление, - на балете он откровенно скучал, оперы любил исключительно выборочно, а вот всевозможные спектакли воспринимал с интересом, - чем  жизненнее, тем лучше. Помнится,  еще в университетское время, Вендельгард, со своим аристократическим образованием, пытался привить своему любовнику "хороший вкус", таская его по премьерам, но в итоге сам не сдерживался и сдавленно хихикал от его комментариев, вследствие чего Фэйт был признан "исключительным лоботрясом", не созданным для высокосветских увеселений, - но, в конечном итоге, Фейербах с ним и не искусство обсуждал.
Сейчас детектив быстрым взглядом пробегается по вывешенным в коридоре афишам, не особо узнавая лица, которые наверняка что-нибудь сказали бы заядлым театралам, машинально запоминая черты и имена, - пока что он не знает, есть ли среди них жертвы, но быстро сориентируется,  если получит нужную информацию. Идущий рядом Ривер воспринимает окружающую обстановку куда более проникновенно - для него  это действительно в первую очередь храм Мельпомены, а не место преступления, так что есть надежда, что хотя бы один из них ориентируется в этом мире более или менее осмысленно.
"Призрак...и" звучит довольно многообещающе, - и Рэйвон мимолетно кивает,  удовлетворяясь этой вводной. Что ж,  для начала уже неплохо - их основной рабочий контингент в наличии, медиум под рукой,  последующая работа требует более подробных деталей. - и для этого им уже нужна Аиша.
Девушка выглядит больше напряженной, чем паникующей, - и им  это на руку: успокаивать он никогда не умел (в частности,  поэтому с ним сейчас именно Арчи, а не кто-либо другой, - у него это всегда получалось на ура). Чтобы как-то обозначить тот факт,  что  дело действительно взято под контроль, Фэйт выдает одну из своих наиболее ободряющих улыбок и легонько сжимает протянутую руку девушки:
- Не волнуйтесь. Мы сделаем все возможное, чтобы разобраться с этим как можно быстрее.
Ему в руки перекочевывает лист бумаги и, развернув его,  Рэйвон минуты полторы вчитывается в текст, смотрит на просвет и вглядывается в напечатанные буквы.
- Краска свежая, - неожиданно резюмирует он, с нажимом проведя пальцем по строчке. - Видите? Это напечатали недавно  - сегодня утром, например, и, судя по всему, принтер буквально только что заправили - он еще мажет. У вас оборудование прямо в театре, или вы печатаете в другом месте?
Он передает листок Арчибальду с легким кивком: тот уже знает свою часть работы и без лишних указаний проверит на наличие следов "своей" специфики. Хотя, если здесь достаточно много призраков, есть риск общего "спиритизма" атмосферы и выяснить, появился ли текст с участием потусторонних сил будет достаточно сложным. Впрочем, проверить никогда не помешает.
Внимательно выслушав рассказ Джонсон и сделав несколько пометок в блокноте,  Рэйвон задумчиво уставился на получившийся список, а затем поднял взгляд на настороженную девушку.
- Пока что все действия очень напоминают мстительного призрака - как вы понимаете, такие особые места, как театр,  всегда имеют свое "местное" население. Мы постараемся вычленить возможного злодея из вашей призрачной гвардии, но для начала нам нужно осмотреть непосредственные места преступлений. Проводите нас? И - кто находил жертв? Они сейчас на месте? Стоит опросить всех свидетелей, прежде чем делать какие-либо выводы. Думаю, вам действительно имеет смысл держаться рядом с нами, если внимание нашего "Призрака оперы" нацелено на вас. Как вы думаете - почему он выбирает столь  различных представителей вашей профессии? Все же, обычно мотивом для подобного поведения является зависть, а он явно идет не по ведущим актерам.
Немного подумав, он вдруг задает еще один вопрос:
- Скажите, а что за пьесу сейчас готовят? Можно увидеть полный текст? Я так понимаю, все жертвы получали страницы именно из него, возможно, это что-то прояснит.
Его собственный опыт игры на сцене подсказывал, что в подобных случаях стоит учитывать весь контекст, - еще живо было в памяти дело,  когда чересчур ярый фанат творчества одного писателя взялся воплощать вживую каждую описанную им на страницах романа смерть, - а призраки, как известно,  народ довольно впечатлительный: во всяком случае, на памяти Рэйвона, смерть  еще никого не сделала более сдержанным, а вот наоборот - запросто.
- Думаю, затем нам понадобится максимально отдаленная и безлюдная комната, - вопросительно глянув на Арчи, добавил Фэйт. - Можно попробовать поговорить с кем-то из местных привидений, - ты ведь сможешь определить наиболее дружелюбного? Я помогу, если что.
"Я помогу" означало сразу очень многое: от простого "я буду рядом" до куда более личного "ты можешь использовать меня как якорь и пользоваться всеми моими силами, если нужно". За годы совместной работы у колдуна и медиума уже успела сформироваться весьма впечатляющая связка, неприметная на первый  взгляд, но весьма эффективная в действии, - и сейчас, кажется,  настало самое время ей воспользоваться.[icon]http://sh.uploads.ru/Pg9kT.png[/icon][sign]Дело проясняется прямо на глазах!
Убийца - мужчина огромной физической силы, он же мозгляк,
он же женщина, он же левша и правша одновременно
[/sign]

+2

7

Арчи любил театры. Когда бы он ни ступал под своды храма искусства, на его плечи всегда ложилась тонкая вуаль восторженных, клубящихся эмоций, от которых кололо кончики пальцев и щекотало под языком. Как и все публичные места, здания театров были просто напоены воспоминаниями и чувствами множеств и множеств людей. Раньше от интенсивности ощущений у Арчи начинала кружиться голова вскоре после того, как он устраивался в кресле. Но Кэт так любила ходить на представления, и предпочитала компанию Ривера, и была столь мила, что всегда выкупала ложу, чтобы ее спутник мог сосредоточиться на том, что происходит на сцене хотя бы ко второму акту – и со временем Арчи привык и научился находить себя в бурлящем море того, что представлял из себя театр. И даже получать удовольствие от спектаклей.
Но сейчас – сейчас было совсем другое, сейчас они были на работе, и поэтому медиуму нужно было вести себя «профессионально», а не ударяться в сантименты.
От истории, которую рассказала им Аиша по спине пробежал холодок. Обходиться так с людьми, ну кто может так поступать? Ривер хмурится все больше и больше, горестно поджимает губы, иногда качает головой. Арчи никогда не умел слушать о чужих бедах с профессиональным спокойствием.
Поэтому, когда детектив замолкает, поглощенный изучением улики, Ривер использует это время, чтобы облечь свое сочувствие в слова, придать ему форму – ему еще далеко до мастерского владения своими курчавыми от насыщенности переживаниями, и произносить вслух немного помогает. Как если бы собственные эмоции были паутиночной вуалью, наброшенной на его глаза: чем их больше, тем хуже виден окружающий мир. А проговоришь – вроде и полегче. Это, не считая того, как сильно ему хочется поддержать сидящую напротив девушку, зябко обхватившую себя руками.
– Мне очень жаль, – тихо произносит Арчибальд, стараясь поймать взгляд Аиши, – Сожалею, что так много людей погибло. – Он улыбается как можно более тепло, стараясь вложить в улыбку все то обещание, которое не может («Арчи, прекрати обещать то, чего мы можем не выполнить!») высказать в слух, – Мы сделаем всё, что в наших силах. Рэйвон лучший в своем деле, вы правильно сделали, что позвонили в «Блэквуд». – На языке щекочет короткое «мы обязательно вам поможем», но Ривер этого не произносит и только ободряюще улыбается.
Как бы ему ни хотелось, как бы он ни старался, иногда… Случается то, что не под силу остановить даже работникам детективного агентства, даже всем вместе, какими бы талантливыми они не были.
Но – безмолвно обещает себе Ривер – не в этот раз.
Медиум принимает лист бумаги и сосредотачивается на своих ощущениях. Читает текст, проводит пальцами по краям, очень старается уловить хотя бы крохотную нотку инаковости, прохлады или остроты, чего-нибудь неправильного (или очень правильного, это всегда бывает по-разному), но это все равно, что пытаться различить отдельный голос на шумной улице, или в торговом центре, или на приеме, когда говорят все, и хором, и разом.
– Думаю, затем нам понадобится максимально отдаленная и безлюдная комната, – обращается к нему друг, – Можно попробовать поговорить с кем-то из местных привидений, ты ведь сможешь определить наиболее дружелюбного? Я помогу, если что.
Арчи не может удержаться от улыбки в ответ на последнюю фразу – сколько бы раз колдун об этом ни говорил, что бы ни делал, Ривер каждый раз искренне и искристо радуется поддержке, сосредоточенному и надежному «я-рядом» чувству, от которого тепло в груди.
У медиума всегда проблемы с тем, чтобы передавать свои «спиритические» ощущения в форме, понятной для окружающих. Он может или слушать мир духов и ощущений или присутствовать в реальности живых людей, не вместе. Но, стоит признать, что за несколько лет работы в агентстве Ривер стал намного лучше в переключении между «здесь» и «там». Он кладет руку на плечо другу – Рэйвон, пожалуй, понял бы и так, но ради Аиши медиуму стоит продумать то, что он будет говорить. Сосредотачиваться с Фэйтом, как всегда, проще.
– Театр похож на, – медленно произносит Арчи, тщательно подбирая слова, – Шумную улицу. Или рынок. Здесь очень много голосов, не только призраков, но и живых людей. Если мы осмотримся… – Ривер запинается, теряет мысль и неловко продолжает, – …мне нужно привыкнуть к тому, как тут все… звучит. Если я смогу узнать хотя бы два или три наиболее сильных голоса, то мне будет проще ориентироваться. – Он смотрит на Рэйвона, – Тогда кого-нибудь из них мы сможем позвать и расспросить. Но… если тот, кто делает все это, это именно призрак, то он должен очень ярко светить. Эм. То есть – быть очень громким. Эмоции настолько сильные, что они заставили его совершить… – Арчи опускает взгляд, очевидно не желая произносить «убийства», – Всё это. Может быть, я смогу узнать его и так, после того, как мы пройдемся. Или мы можем его встретить.
«Если он хочет навредить мисс Аише сегодня… Он просто обязан быть где-то неподалеку».
Этого Арчи не произносит тоже, просто смотрит детективу в глаза, зная, что друг увидит его беспокойство. Если Рэйвон еще не подумал о том же, то ему не стоит никаких усилий обменяться поверхностными мыслями. Медиум отворачивается, чтобы обвести взглядом комнату.
Никого нет.

+2

8

[indent] Аиша непродолжительно смотрит на Арчи, улыбнувшись ему сквозь силу. Его слова не очень её приободряют, да и то, насколько хороши эти двое, она сможет увидеть только на деле. Но компания других людей гораздо лучше, чем одиночество. По крайней мере, ей есть на что отвлечься и чем заняться, а не просто сидеть... и ждать.
[indent] - Спасибо, Арчи. Я надеюсь, что вам удастся разобраться со всем этим как можно скорее. - Аиша кивает медиуму и переключает своё внимание на Рэйвона, который закончил с исследованием послания. - Краска свежая? - Она недоверчиво рассматривает полустершиеся буквы. - Это странно. Насколько я помню, другие листы были старыми. Хотя полицейские не сообщали подробностей, я могу и ошибаться. Оборудование у нас есть и печатаемся в основном тоже у нас.
[indent] Нахмурившись, она выслушивает молодых людей и некоторое время раздумывает над своим ответом. Они не просили ничего сверх её возможностей, хотя с поиском пустого и отдалённого помещения могли возникнуть проблемы: всё-таки сегодня был рабочий день и труппа вовсю репетировала. Мысль о том, что она будет разгуливать по театру в целенаправленных поисках того (или кого), что хотело её убить, не пугала, но вызывала неприятные ощущения.
[indent] - Никогда раньше не слышала о призраках в театре. Быть может, и были какие байки среди своих, но я стараюсь не слушать досужие сплетни. Вы ведь сможете справиться с призраком? - Уточняет Аиша. Пусть в последнее время магии и стало гораздо больше в её жизни, к некоторым ситуациям сложно привыкнуть быстро. - С осмотром мест преступлений нет ничего сложного, они все доступны. Только с людьми могут быть проблемы. Я не знаю точно, кто нашёл мистера Далтона - только то, что это был кто-то из актёров. Лиззи нашёл охранник во время обхода, он и сегодня на посту. На осветителя наткнулась уборщица, она, вроде бы, тоже на работе, хоть после такой находки и хотела уволиться. Не уверена, правда, что они с радостью будут с вами общаться - все устали от полицейских допросов. Но я постараюсь вам помочь в этом.
[indent] Аиша подходит к своей сумке и убирает ту в шкаф - сейчас в ней нет нужны, а на виду пусть лучше не валяется - и прячет сотовый телефон в карман брюк. Ей кажется, что с ним лучше не расставаться, и дело не только в её привычке проверять его по двадцать раз на дню. Кто знает, что они могут найти в театре, и вдруг им потребуется помощь.
[indent] - Полагаю, если у меня возникнут какие-нибудь странные и подозрительные ощущения, тоже стоит сразу же вам об этом сообщить? - Не хотелось бы свалиться замертво рядом с теми, кто призван её спасти. Аиша не знает, как именно призраки умеют убивать. - Я не понимаю, по какому принципу выбираются жертвы. Все погибшие были разными людьми и работали в театре разное количество времени. Мистер Далтон здесь пробыл чуть ли не половину жизни, Лиззи только пару месяцев, осветитель вроде бы несколько лет. Я работаю уже семь лет... В этом году будет восемь. Между собой мы никогда толком не общались, только с мистером Далтоном разве что. Он был очень общительным мужчиной, - Аиша вздыхает, - Но, к примеру, того же юношу-осветителя никто не знал, он не завел в коллективе приятелей. Не представляю, что ответить на ваш вопрос, Рэйвон.
[indent] Аиша снова обхватывает себя руками, успокаивая саму себя таким жестом. Ситуация выбивает её из колеи, поэтому она хочет поскорее её разрешить, желательно, в свою пользу.
[indent] - Пьеса готовится новая. У меня на руках сценария нет, но легко можно спросить у любого актёра или найти на складе. Кстати, возможно, он подойдёт и для вас - находится от основных помещений далеко и обычно людей там нет, - Аиша шагает к выходу из гримёрки и открывает дверь, манит за собой Рэйвона и Арчи. - Пойдёмте. Мистера Далтона нашли за кулисами в комнате ожидания, это в паре коридоров отсюда, потом можно будет выйти в зрительный зал, а главный вход проверить последним. Возможно, по пути встретим кого-нибудь из свидетелей. И пятна чёрной краски везде... Вдруг тоже пригодятся.
[indent] Сосредоточенность на предстоящих осмотрах и разговорах слегка приводят её в чувство и вызывают желание действовать. Аише немного жаль, что у неё нет никаких способностей - быть может, толку от неё в такой ситуации было бы побольше. Но она всё равно сделает всё, что сможет. Её усилия не вернут погибших - но могут спасти жизнь ей самой, да и не только ей. Если убийца на самом деле призрак, он может убивать бесконечно, пока его не найдут и не остановят.

+2

9

Рэйвону тут же становится сложно просто стоять на месте - плещущая внутри энергия требует выхода, немедленно бежать и действовать, а не тратить время на разговоры. Хорошо, что рядом неизменно оказывается Ривер,  с его способностью  расположить к себе  кого угодно, - обычно в подобных ситуациях Фэйт оставляет потерпевших на него, предоставляя вести все эти душеспасительные беседы и успокаивать досужими байками, а сам уносится вперед непосредственно расследовать дело.
Но сейчас ситуация иная - опасность грозит непосредственно Аише, а, значит, ему нужно держать ее в поле зрения, не выпуская из виду, а это невольно сопряжено со снижением собственной активности в угоду безопасности клиента.
"Ты сможешь определить,  если какой-нибудь призрак окажется слишком близко?" - он совсем не хочет лишний раз волновать девушку, поэтому обращается к Арчи телепатически,  сохраняя на лице привычно-спокойное выражение. - "Если это дело рук духа, удара можно ждать в любой момент. Смерть делает всех такими уверенными в собственной безнаказанности,  просто жуть".
- Отлично, - говорит он тут уже вслух, одаривая Джонсон короткой улыбкой.  - Где находится комната с принтером? Там кто-нибудь сидит постоянно, или все заходят как придется? - окажись в помещении с оборудованием секретарь,  дело могло бы несколько упроститься, они хотя бы смогли бы выяснить, кто распечатывал бумаги за последние 24 часа. В случае с призраком с принтера сталось бы сработать самому, но тогда они бы были точно уверенны, что это именно потустороннее вмешательство.
- О, уверяю вас, театр - одно из самых злачных мест для привидений,  - с мимолетной усмешкой сообщает Рэйвон,  не особо задумываясь, что с учетом всей ситуации это может не особо поддерживать. - Такое же, как, например,  музеи или знаменитые заброшенные дома с историей. Призраки - народ впечатлительный,  они тянутся к искусству, заняться-то им на том свете больше нечем, - довольно небрежно замечает детектив и тут же  ловит взгляд Арчи, быстро поднимая вверх раскрытую  ладонь. - Без обид, Ривер.
Извечное сочувствующее отношение Арчи к духам умерших одновременно и упрощало, и осложняло дело. С одной стороны, Фэйта всегда  раздражала эта неизменная манера медиума проникаться к каждому завывающему безобразнику с того света, с  другой - вероятно, именно поэтому им так часто удавалось установить должный контакт.
- Уверяю вас, у нас огромный опыт в работе с призраками. Они, что называется, наш постоянный контингент, - мимолетно бросает Фэйт, уже двинувшийся к выходу.  - Прекрасно, показывайте. Что же до ваших коллег - уверен, мы сможем договориться,  - в устах колдуна это звучит довольно угрожающе, и его план по развязыванию языков уставших от допросов свидетелей прост как  божий день - им всем дорога жизнь, а уж у него хватит красноречия, чтобы дать им понять, как они рискуют, отказываясь отвечать на его вопросы.
- О любых странных ощущениях сообщать немедленно, - одобрительно кивает он, отмеряя широкими шагами коридор. Он надеется на то, что Риверу в данном случае не нужно персональное напоминание, - в конце концов, сколько времени уже работают плечом к плечу.
Пока Джонсон показывает дорогу, он не прекращает, как семечки, отщелкивать все имеющиеся у них  детали. В совершенных убийствах нет абсолютно никакой системы, и меньше всего это похоже на прямую месть,  - скорее, на попытку привлечь к себе внимание или какой-то совсем неупорядоченный ритуал.
- Аиша, напомните, что с датами убийств? - внезапно спрашивает он, резко останавливаясь и наклоняясь над первым пятном на полу. - Ривер? - он призывно вскидывает взгляд на медиума и привычным жестом протягивает ему руку, предлагая "зацепиться" за него. - Что с природой этих клякс, потусторонняя?
Если это все-таки призрак, то почерк у него довольно странный. Либо ему действительно нечем заняться.[icon]http://sh.uploads.ru/Pg9kT.png[/icon][sign]Дело проясняется прямо на глазах!
Убийца - мужчина огромной физической силы, он же мозгляк,
он же женщина, он же левша и правша одновременно
[/sign]

Отредактировано Ravon Fate (2018-04-01 21:19:28)

+2

10

Жизнь с Рэйвоном (а по-другому их «работаем-вместе, отдыхаем-вместе, живем-дверь-в-дверь» дружбу и не назовешь) требует многих привычек. Иногда противоположных: привычки не отставать от длинноногого колдуна и привычки незаметно оставаться позади вместе с возбужденными или испуганными заказчиками. Привычки молчать, когда Фэйт распускает свой павлиний хвост рассуждений и привычки говорить, когда нужно как-то подтолкнуть мысли детектива в правильном направлении.
Но привычка общаться с другом без слов это особое искусство. Сам Рэйвон телепатически обращается к другим легко и непринужденно, не сбиваясь ни с шага, ни с мысли (того урагана мыслей, который постоянно раскручивается в его голове, согласно представлениям Арчи). Ривер же каждый раз реагирует по-разному: иногда он дергается, роняет чашки и врезается в косяки, иногда отвечает вслух, а иногда так погружен в себя и свои ощущения, что просто не замечает ничего особенного, реагируя на телепатическое обращение как на продолжение их постоянного, бесконечного разговора.
В этот раз Ривер отвлекается от изучения потолка, поворачивается к другу, машинально открывая рот, чтобы ответить, но спохватывается последний момент и ничего не произносит. Он прислушивается к собственным чувствам, задумчиво склоняя голову к плечу:
«Смогу. Если он подойдет-приблизится-будет-рядом, – должно быть, мысли у Арчи ещё более образные и путанные, чем слова, но Рэйвон никогда не жалуется. – Если он будет высоко-далеко-глубоко-на-рампе-в-ложе-а-мы-в-партере, тогда я могу его не увидеть, но он сможет видеть нас. Или груз-лампу-штору-что-нибудь уронить-толкнуть-сбросить-порвать-повредить. Мне нужно знать, кого искать. Его вещь-предмет-якорь-ценность-знак-язык-воздействие-голос-цвет-одежда-вид может быть. Или его след-отпечаток-свет-тень-сияние-вид-дело-сила-изменение-старание. Тогда я смогу настроиться-говорить-уловить-слышать-видеть-понимать-узнавать-чувствовать его».
Ривер в который раз обводит взглядом гримерку. Он немного расстроен из-за того, что до сих пор не может никак помочь:
«Здесь так… много-шумно-ярко-людно-громко-сильно-большая-толпа-сильные-чувства-переживания. Я пока что не могу понять что из этого там-куда-уходят-потом-оттуда-темное-место-угасание-свечи-другая-рука-мама-мамочка, а что твердость-солнце-свет-отсюда-запах-блэквуд-ориана-рэйвон. И я не думаю, что он поступает так потому что считает, что ему всё можно. У него есть какая-то причина-обида-боль-страсть-горе-печаль-надежда. – Арчи бросает короткий взгляд на друга. – У всех есть».
Рэйвон, который уже пустился в объяснения в ответ на практически неосязаемое неодобрение медиума коротко извиняется, но Ривер не считает это достаточным и повторяет вслух то же, что только что подумал, чтобы сделать это более весомым.
– У всех есть причина делать то, что они делают. Призраки, которые беспокоят живых в глубине своей души очень несчастны. – Он горько хмурится, вспоминая сначала тех, кого он уже встречал, а потом причину их визита сюда и тихо добавляет, – Но никакая боль и обида не могут служить оправданием для убийства. – Медиум замолкает было, погруженный в свои мысли, но спохватывается и коротко улыбается Аише. – Поэтому, если это призрак, мы его – или её – остановим.
Он абсолютно уверен в своих словах, Рэйвон удивительно талантливый детектив, и работа с гостями с той стороны это довольно типовое дело, но воспоминания о потусторонних переживаниях, горе и страдании словно опускают на мир темную вуаль, заставляя сердце болезненно сжиматься. Это хороший знак – когда они выходят из комнаты, Арчи тормозит, чтобы коснуться дверной ручки и теперь ощущает не только теплое эхо восторга и предвкушения, но и нотки разочарования, обиды, зависти. Сейчас они похожи на темные брызги на белоснежном платье, только малая часть от всей картины, но это значит, что Ривер наконец начал погружаться глубже в то море эмоций и переживаний, что окутывает здание театра. Он идет последний, чтобы заметить все необычное, что может появиться на их пути.
Мелькает мысль, что нужно что-то ещё сказать, как-то поддержать Аишу, но в том-то и есть причина, по которой он или выполняет одну часть своих обязанностей, поддерживая и успокаивая клиентов, или другую, гуляя в поисках призраков. Не одновременно.
Когда они останавливаются возле черного пятна, Ривер садится на корточки, смотрит на него несколько секунд, а потом протягивает руку, чтобы коснуться.
Ни-че-го. То есть, ничего особо необычного, сверх раздражения из-за того, что эту краску просто так не отмоешь.
Арчи прислушивается к своим ощущениям, не спеша браться за предложенную другом руку, проваливается глубже и всё еще не видит ничего особенного. Он качает головой и встает на ноги, касаясь чужой ладони чтобы найти себя и слова.
– Это просто краска, – комментирует он, – И кто-то очень расстроился, что так сложно её… – Замечая движение в конце коридора, он запинается и договаривает уже механически, – …отмыть. Мистер?
Отличать призраков он живых людей иногда очень сложно, а иногда очень легко. Например сейчас, когда Ривер всё ещё держится за руку друга и ощущает биение жизни в театре. А ещё он (практически) уверен, что люди не бывают настолько черно-белыми.
– Мистер! – Окликает он снова, делая шаг вперед. Дух появился в той стороне, куда они направлялись и остановился в центре коридора, то ли наблюдая за троицей, то ли сквозь них глядя на что-то свое. Арчи не может сказать точно и поэтому отпускает руку друга, делая ещё несколько шагов вперед и вежливо улыбаясь. – Извините, пожалуйста, не могли бы вы уделить нам минуту вашего времени? Меня зовут Арчибальд Ривер, можно просто Арчи, а это, – Дух начинает двигаться в их сторону, странно подпрыгивая время от времени, – Рэйвон Фэйт и Аиша Джонсон. Нам очень нужна ваша помощь! – Если призрак что-то и услышал, то он не подает вида, все так же вприпрыжку шагая вперед, постукивая своей тростью. Когда между ними остается всего несколько метров, улыбка Ривера немного увядает, и он делает шаг назад, а потом ещё один. – Мистер, вы меня слышите? Мистер…! – Медиум выставляет перед собой ладони в движении, которым пытаются кого-то успокоить или остановить и пятится еще дальше, едва не врезаясь в кого-то из своих спутников. Понять в кого именно, Арчи не успевает, потому что призрак останавливается прямо перед пятном и нагибается, делая движение, которым словно бы открывает невидимый люк. После этого дух поворачивает голову, выгибая шею под каким-то совершенно немыслимым углом, отдает салют, делает шаг вперед и проваливается прямо в пятно, прежде чем Ривер, снова рванувшийся вперед в инстинктивной попытке ухватить его за край одежды, успевает что-то сделать.
– Эм. – Только и может сказать Арчи, тупо глядя на пятно под своими ногами. Он опускается на пол так резко, что гулко стукает коленями о паркет и снова касается краски, в самом центре, ровно там, где исчез призрак. Теперь на нем точно есть потусторонний след, но слишком смазанный, чтобы можно было сказать что-то определенное.
– Наверное, он не захотел с нами разговаривать…? – Неуверенно спрашивает медиум, поднимая расфокусированный взгляд на своих спутников, не переставая водить пальцами по границам пятна, пытаясь нащупать нечто квадратное, то, что открыл дух. Логика тех-кто-там может отличаться от тех-кто-здесь, они просто видят мир иначе, но произошедшее сейчас было очень странно. Даже по меркам призраков.

+1


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » сomédie tragédie


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC