«Ведь Реми ни в коей мере не считает себя социально неловким, нет. Если только иногда ловит за хвост эти дурацкие мысли, что, может быть, пожалуй, ну а вдруг....» читать далее
В этот город идёт много дорог, но никто вам не скажет, что приехал сюда просто из любопытства. Почему же? Всё просто. Этот город окутан тайнами и многовековой историей, которую каждый житель может поведать лишь шёпотом. В этом городе есть Потерянное озеро, где легко можно пропасть и самому. Что-то странное в густых лесах. Зло ходит рядом с добром. Это не простой городок в Канаде. Это Генриетта, и она вас не отпустит просто так.
HENRIETTA: ALTERA PARS
Генриетта, Британская Колумбия, Канада // январь-март 2017.
// LUKE
ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AGATHA
АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// REINA
РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AMARIS
АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GABRIEL
ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
//

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » so explain to me, how it came to this?


so explain to me, how it came to this?

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

The Script — Before The Worst
w i t h   y o u r   e m p t y   h e a r t   a n d   m i n e   f u l l   o f   p a i n ,
s o   e x p l a i n   t o   m e ,   h o w   i t   c a m e   t o   t h i s ?

https://i.imgur.com/Iuedi0N.gif https://i.imgur.com/BXT4ObC.gif
so explain to me, how it came to this?
Marcel & Florence Legrand
10 октября 2016 года, дом Камиль Легран в Генриетте, Канада
Флоранс решает навестить новую знакомую, и с удивлением обнаруживает, что дверь ей открывает человек, от которого она сбежала некоторое время назад. Вот так сюрприз.

+2

2

мне показалось на мгновенье, что все в мире конечно,
и все, что я сделал, не останется навечно.
и мера неверная, которой я мерил.
и если так, то пусть меня убьет тот, в кого я верил

—Ты можешь открыть дверь, пожалуйста?

С кухни звучит звонкий голос Камиль, занятой обедом. Кажется, даже сейчас волк чувствует неуверенность в этой просьбе, словно дочь не знала — может ли она просить о чем-то отца. Не то, чтобы Марсель не был готов ей помочь, но здесь было несколько существенных нюансов. Во-первых, дочь и отец видятся слишком редко, а пребывания рядом больше нескольких дней больше из разряда фантастики. Во-вторых, Камиль чут ли не пылинки сдувала с приехавшего и чудом выжившего родича, который был совсем не хрустальным, но дочурка была определенного иного мнения. В третьих, ей правда не хотелось ничего от него требовать или просить. Было ли это последствием легкого страха или заботы, Легран не решил, но он правда не рассыпется, если чем-то поможет дочери. Он и сам отвык от общения с любыми родственниками, но сейчас все равно думает не о семье.

Прошло меньше двух недель, как Марсель прибыл в Генриетту с Дэймосом. Колдун, кстати, был где-то на втором этаже, радуясь прикупленным где-то гримуарам, о содержании которых гримм мог только догадываться. Камиль определенно добавилось забот в лице двух взрослых мужиков, коих как минимум хотят видеть мертвыми. Но, дочь, кажется, не подавала признаков недовольства, продолжая сдувать с папеньки пылинки и пытаясь вернуть того в нормально эмоциональное состояние. Ибо только Марсель не замечал, что находится на грани срыва, когда злоба, ненависть к Фелиции, бессилие и паранойя сдавливаются на горле удавкой. Это всего лишь вопрос времени, когда волк задохнется под гнетом съедаемых чувств, от которых не сбежать. Можно до бесконечности пытаться, но в итоге ничего не получается.

Ничего не получается.

Марсель поднимается с дивана, чтобы открыть злополучную дверь, и совершенно не готов к таким гостям. На одно мгновение ему кажется, что безумие подошло вплотную, раз воскрешает в памяти образ сбежавшей супруги. Флоранс, которая решила попросту сбежать, а ее роль в дальнейших событиях на мнение Марселя была предопределена. Сейчас он подозревает каждого, и готов бросится обвинением к любому, кто подвел его ожидания. Жена в этом списке стоит в топе, ведь далеко не факт, что у них с Фелицией не было договора. Причины? Если существуют причины для побега, значит причины и для предательства тоже есть. Марсель на мгновение замирает, пораженно смотря на блондинку, не находя в себе силы шевельнуться. Это уже слишком, он к такому точно не готов.

— Забери цветы, а я.... — Камиль выходит из кухни, держа в руках полотенце, собираясь лучезарно улыбнуться подруге, когда замечает отца. Волчица определенно замечает перемену, которая даже в воздухе слышится красным сигналом опасности. И, черт побери, лучше бы она сама открыла эту дверь.

— Что все это значит?
— Марсель оживает, а в его голосе привычно звучат ультимативные нотки, с которыми он не привык еще расставаться. Гнев поднимается вперемешку с растерянность, от чего не получается сделать был явью. Образ Фло не исчезает, не становится иллюзией измученного разума, который и без того к своим 75 стоит на грани то ли откровенного маразма, то ли подступающего безумия.

— Это Флоранс?  Что такое?
— Это моя жена! — Марсель рявкает и вдруг думает, что дочь не могла не знать хотя бы по фотографиям избранницу отца. На мгновение в сознание прорывается мысль о том, что все подстроено. Камиль бледнеет, не зная, как ей реагировать на все происходящее, сильнее сжимая полотенце в руках. Ситуация становится просто комична, ведь Флоранс точно так же не в восторге от возникшей ситуации. У Камиль небольшой выбор, она резко делает шаг, становясь между супругами.

— Пап, давай ты не будешь кричать на людей с порога. Можешь покричать в доме. — волчица посылает отцу самую теплую из всех улыбок, констатирующей с перепугом во взгляде. Будто она правда боится, что сейчас прямо на крыльце двухэтажного дома начнется драка с выяснением отношением. Но, ведь все они гриммы цивилизованные? Значит, никаких драк без предарительного выяснения отношений.

Камиль буквально заводит гостью в гостиную, заставляя Марселя отступить от двери. Хрупкая на вид девушка кажется единственная, кто держит обстановку в прихожей в неком застывшем состоянии. Марсель же окончательно смиряется с происходящем, бросает на жену злой взгляд, уже заочно виня ее во всех грехах человечества. Винит, пусть и борется с желанием бросится и прижат её к себе, обнять. Он бы все простил, если бы не разъедающая душу злоба и бессилие, виновником которого является другая женщина. Та самая, которая за короткий период отняла у него все.

Где-то на верхнем этаже сидит Дэймос, который и не собирается спускаться вниз. Он определенно слышит, но предпочитает не вмешиваться. Марселю хочется и ему задать пару вопросов, но он натыкается на встревоженный взгляд дочери и понимает, что она явно не хотела бы становиться свидетельницей всего этого. И не подстраивала эту встречу, ведь не обязана вникать в жизнь отца. Хотя бы потому, что Марсель сам не желал этого.

— Что ты здесь делаешь, Флоранс? Вот уже не ожидал тебя увидеть. — вообще-то он в свое время бросил клич своим людям, чтобы они вернули беглянку, но супруга умудрилась хорошо скрыться. Или Марселю так сказали, но это уже совсем другая история. Волк не может найти оптимальную точку в эмоциях, на которой стоит остановиться, те самые слова, которые стоит сказать в подобной ситуации. Так и замирает в какой-то растерянности под тихий облегченный вздох Камиль, коя радуется хотя бы временному затишью в гневе родственника.

Отредактировано Marcel Legrand (2018-01-07 01:39:37)

+2

3

W H A T   A   W I C K E D   G A M E   Y O U   P L A Y
MAKE ME FEEL THIS WAY

———   ВНЕШНИЙ ВИД   ———
________________________________

В руках — небольшая, прямоугольная коробка с цветочной композицией. Флоранс обещала Камиль принести цветы, уточнив некоторые моменты касательно их предназначения; Флоранс предпочитает держать своё слово, поэтому сверяется с записанным адресом и направляется к дому, где живёт новая знакомая. Погода располагает к прогулкам, поэтому гримм предпочитает пройтись пешком — ей нравится Генриетта, здесь удивительно спокойно, как кажется светловолосой Легран — возможно, после всего с ней произошедшего она любое место посчитает таковым.

Она скучает — ну конечно, скучает. Беспокоится и злится; чувства сплетаются в тугой клубок, который не так-то просто распутать, даже дёрнув за кончик ниточки. Фло долгое время мысленно ругала Марселя, который позволял себе поступать подобным образом — его отношение к ней казалось девушке категорически несправедливым — хотя и свою вину она тоже может признать. Но только перед собой, ни в коем случае перед ним, ещё чего не хватало. Однако, последние новости из Торонто здорово француженку тревожат. Несколько раз она пытается дозвониться до Дэймоса, но терпит фиаско, и теперь чувствует себя немного неуверенно, не зная, как будет правильно поступить. Да, обижена на Марса, но не желает ему смерти — никогда и ни при каких обстоятельствах. Гаспар же твердит, что здесь что-то нечисто, и обещает добыть необходимую информацию. Но пока почему-то не спешит, и блондинка не знает, намеренно это или же по каким-то причинам, которые от него не зависят. И плывёт по течению, пытаясь собрать себя по кусочкам, да воедино. Она всё ещё не придумала, как будет жить дальше и сможет ли справиться со всем произошедшим.

Флоранс кусает губы, подходя ближе к искомому дому. Из головы всё никак не выходят мысли о муже, от которого она сбежала; отчасти Легран жалеет о таком поступке — это низко и в какой-то степени жалко, впрочем, она ушла не потому что захотела. Ей было страшно. Она не знала, чего от Марселя ожидать. Эмоций на тот момент оказалось слишком много, чтобы она смогла с ними справиться. Нужно было время и немного спокойствия. И то, и другое вполне мог бы предоставить гримм, учитывая его желание запрятать жену куда подальше, да так, что бы даже шагу лишнего сделать не могла. Было в этом что-то нездоровое, параноидальное. Пугающее. Даже сейчас, спустя некоторое время, светловолосая француженка так считает.

Вскинув руку, давит на кнопку звонка. Не слишком долго, не слишком коротко, надеясь, что не кажется излишне настойчивой. Сверяется со временем на изящных наручных часа — не опоздала ли? Не пришла ли раньше? Нет, точно в срок, как и договаривались.  Флоранс любит пунктуальных людей и сама старается быть таковой.

Ждать приходится всего несколько коротких мгновений, прежде чем замок щёлкает. Фло улыбается, ожидая увидеть Камиль, но улыбка так и застывает на губах, когда она видит перед собой мужчину. Если быть совсем точной — собственного мужа, который якобы находится в одной из частных клиник Торонто в состоянии, близком ко смерти. И как, скажите на милость, на это реагировать? Легран понятия не имеет, поэтому и молчит, смотря на него во все глаза и не верит, что это действительно он. Как это вообще возможно? Мир вокруг словно бы замирает на несколько томительных секунд, пока Флоранс смотрит в глаза мужчине, за которого вышла замуж и от которого сбежала. Но вот всё возвращается на свои места: Фло чувствует, как гулко бьётся её сердце в груди, и поддаётся первому порыву:

— Ты жив! — произносит радостно, на выдохе, и вскидывает руку, на мгновение коснувшись ладонью щеки Марселя. Сразу же отнимает её, хмурится и склоняет светловолосую голову немного набок, начиная что-то подозревать. Почему он здесь, у Камиль? В душе поднимается то ли ревность, то ли гнев. Действительно, что всё это значит? Флосси тоже хочет знать ответ на этот вопрос. Теперь девушка видит и саму хозяйку дома, к которой, собственно, и пришла; с Камиль переводит вопросительный взгляд на Леграна, которого здесь быть совершенно точно не должно. — И в самом деле, что всё это значит? — интересуется вкрадчиво. Камиль. Марсель. Занятно, крайне занятно! Когда Марс повышает голос, Фло непроизвольно ощетинивается, готовая отвечать ему тем же — им не привыкать к такому положению вещей, а вот Камиль, кажется, несколько озадачена. Сама она не успевает ничего сказать, как между ними становится девушка, и... Стоп. Что? Пап? Француженка ошарашенно смотрит на супруга, заломив при этом брови.

— ПАП?! — восклицает она, адресуя этот возмущённый вопрос скорее самому гримму, чем его... Дочери? Фло даже не знает, что её раздражает больше: тот факт, что Марсель утаил от неё собственную дочь или то, что смеет ещё и повышать голос в сложившейся ситуации. Фло не сопротивляется, когда Камиль тянет её в гостиную, где блондинка ставит принесённую коробку на стол и скрещивает руки на груди, — Пап, значит? — перехватывая его злой взгляд. Вот это поворот.

— То же самое могу сказать о тебе, Марсель, — раздражённо отзывается Флоранс, смотря на него, но не подходя слишком близко и держась на безопасном расстоянии. Марс никогда не поднимал на неё руку, и всё же она предпочитает сохранять некоторую дистанцию, хотя, стоит признать, есть ещё и другой порыв — обнять крепко и просто порадоваться, что он, судя по всему, в полном порядке. Ну в порядке же, правда? Окидывает мужа оценивающим взглядом — с ног до головы — пытаясь определить степень повреждений. Но, похоже, он не ранен, и уж тем более не собирается умирать, — А ещё ты как-то забыл сообщить о том, что у тебя есть дочь. — и ведь, в целом, Легран наверняка смогла бы принять эту новость. Наверняка старалась бы подружиться с Камиль (собственно, они и сейчас неплохо ладят), тогда в чём же была причина его молчания? О, да, высшая степень доверия по отношению к супруге. — По недоразумению, наверное, да? — отвратительная ситуация. Фло нервно запускает пальцы в волосы и отворачивается к окну; в ней борются два чувства: облегчение от того, что Марс в порядке, и злость за всё то, что между ними происходит. Все её поступки обусловлены сугубо манией тотального контроля со стороны мужа. Но он, видимо, себя совсем не винит. И всё же, и всё же... Помолчав и не оборачиваясь, чтобы не видеть его, гримм произносит:

— Я рада, что ты жив.

+1

4

Марсель совсем не думает о том, что поставил и дочь, и жену в крайне неловкое положение. Камиль, кажется, готова сквозь землю провалиться, но слишком боится, что у дражайшего папеньки не хватит ни терпения, ни выдержки. Марселю этих качеств частенько не хватало, а в силу последних событий они стали жизненно необходимы. Кажется, одним Дэймос знает секрет, как заставить босса и друга держаться планки спокойствия, но колдун продолжает сидеть на верхнем этаже, пусть Марс мог поклясться, что его друг не имеет никаких проблем со слухом.

И, знаете, это только усиливает волну подозрений.

— Не забыл. — вкрадчиво ответил волк, шумно вздыхая, —  Это был вопрос безопасности. В первую очередь, её безопасности. —  о, да, на вопросах безопасности гримм помешан, как никто другой из присутствующих. Он отрезал от себя целую семью, чтобы не дать повода влиять на него через них, сделать их жизнь неудобной, поставить под угрозу их безопасность. И, честно говоря, это не очень сработало по итогу, ведь ударила в самое сердце та, кому сам Марсель доверял больше, чем кому-либо. Мысль о Фелиции обжигает нескрываемой яростью, подогревая присутствием Флоранс. —  Я, кажется, задавал вопрос. — напомнил он о своем желании причин присутствия супруги в Генриетте.

—  Я, наверное, пойду гляну, что там Дэм. Скоро обед, —  вновь подала голос дочка, тревожно переводя взгляд с одного супруга на другого, —  Флоранс, ты же останешься на обед? Пойду обрадую Дэймоса. —  с этими словами она подхватила корзинку с цветами, а после быстро пошла на верхний этаж проверять степень радости колдуна. Судя по тому, что тот не высовывается, то уровень радости не дает ему и пошевелиться.

Марсель не сводит придирчивого взгляда с жены, которая отвернулась к окну. Вся эта ситуация кажется ему тем еще фарсом, а он слишком многое сумел пережить за последнее время, чтобы находить в себе силы принять происходящее. Последнее кажется практически невозможным, потому что гримм так и не научился за долгие годы собственной жизни смиряться с чем-либо. И все равно ее слова заставляют сердце пропустить удар, на долю секунды смягчиться прежде, чем вспомнить причины их вынужденного расстояния.

—  Да неужели? Учитывая, что ты от меня сбежала, то вариант со смертью тебе куда удобнее. Избавиться от неудобного факта наличия мужа-тирана. — он хотел бы облачить свои слова в другой смысл, сказать о том, что тоже скучал. Без нее было невыносимо. Но, еще более невыносимо думать, что она точно также желала его смерти, возможно была в сговоре с Фелицией. Они ведь не так и плохо общались, насколько знал Марсель. Если он вообще что-то знал о тех, кого считал своей семьей. Придумал себе идеальную картинку, которой на самом деле никогда не было. От этого становится больнее обычного —  еще хуже считать, что приходится причислять женщину, которую любишь, к разряду предателей. Потому что, сколько бы обвинений не озвучил гримм, он все равно любит Флоранс. От этого становится только хуже.

—  Флоранс, —  вдруг вполне спокойно и совершенно серьезно нарушает паузу гримм, —  к чему это выяснение отношений? Ты сбежала от меня. Еще у меня есть все поводы считать твою причастность к последним событиям, из-за которых у меня осталась разве что собственная жизнь. Насколько я понял, жизнь со мной и по моим правилам тебе в тягость, так к чему допрос? Чтобы потом опять сбежать? Или доложить Фелиции? —  в голосе невольно мелькнула боль, с которой он задавал эти вопросы, озвучивал подозрения, которые не считал нужным скрывать. Он слишком устал, чтобы играть в кошки-мышки, и если его подозрения верны, то он хотел бы дать Флоранс шанс просто уйти. Как она уже сделала в прошлом, хотя, если так прикинуть, он совсем не хочет ее отпускать. Марсель просто не знает, что ему делать в отношении жены дальше, как будет правильно. И каждый раз задавая эти вопросы самому себе, сталкивался с невысказанными обидами. Говорят, если высказаться, то станет легче. Впрочем, Марселю будет легче лишь в том случае, если он перегрызет горло Фелиции. Не иначе.

+1

5

Нервы у Флоранс в последнее время ни к чёрту, но она старается изо всех сил. Сдерживает готовые вот-вот сорваться с губ слова, и едва ли они понравятся Марселю, который даже сейчас, стоит им только встретиться, пытается взять под свой контроль. Ну да, конечно, как же иначе — это ведь Марсель Легран, он не может как-то ещё. Спросить, например, то же самое, теми же словами, но в совершенно иной тональности — глядишь, Флоранс станет отвечать более охотно, отзовётся на его призыв. Она уже, в целом, даже надеяться на подобный расклад перестаёт и только прищёлкивает языком, выражая этим своё недовольство. В сложившейся ситуации ей больше всего жаль Констанс, которая всеми силами старается подавить конфликт, но даже не догадывается, что это сделать практически невозможно.

Вопрос об обеде Фло оставляет без ответа и только бросает сердитый взгляд в сторону супруга, которому всё ещё не простила — ни его слов, за вкрадчивостью которых скрывается настоящая буря эмоций (уж кому, как не супруге, об этом знать), ни того, что он предпочёл скрыть такой немаловажный факт, как наличие дочери. Это вопрос доверия, и теперь всё становится понятно: Марсель не доверяет Флоранс. Ах, нет, не так: он не доверял ей и раньше, что болезненным уколом отдаётся где-то в области сердца. Сколько ещё секретов он хранит, сколько она не знает и, возможно, не узнает никогда? Голова кружится от осознания, насколько всё стало сложным. Просто и не было, но сейчас они переходят на новый уровень непонимания и недосказанности, а светловолосая девушка всё никак не может понять, каким же образом они действительно к этому пришли, и кто такой этот мужчина, которого она считает своим мужем. Не такие воздушные замки она строила, соглашаясь на его предложение руки и сердца, но пора привыкнуть уже, что чем выше взлетаешь, тем больнее потом падать. Сейчас ей почему-то очень больно, хотя Флосси старается этого не показывать и даёт волю скорее раздражению, чем обиде и досаде, хотя и их в её сердце достаточно.

Игнорирует его замечания — притом оба, потому что отвечать на подобное даже не хочется. В свою очередь, Марсель не реагирует на её слова, что, опять же, задевает сильнее, чем ей бы того хотелось. Господи, ну неужели он не может просто поверить, что она рада, неужели нужно подозревать всех и вся — в том числе и собственную жену, которую, между прочим, сам выбирал?

— Я не знаю, что может твориться в твоей голове, Марсель, если ты действительно веришь, что я могла желать тебе смерти, — резко отзывается она, снова оборачиваясь, чтобы встретиться взглядом с мужчиной. Скрещивает руки на груди и подходит ближе, где наша не пропадала, да? Но вот они встретились, а не прошло и пяти минут, как назревает скандал. Отличное, замечательное начало, жаль только, что Камиль стала свидетельницей не слишком приятной сцены. Так странно воспринимать её не просто как новую знакомую, а как... Падчерицу? Похоже, к этому придётся привыкнуть. Или же нет — кто знает, чем закончится эта встреча, но то, что Флоранс выведена из себя окончательно — вполне себе явный факт, которого она не скрывает. — Ты даже не догадываешься, почему я сбежала, правда? Даже предположить не можешь, а впрочем... Впрочем, нет, ты снова обвиняешь во всём меня, в то время как сам всегда поступаешь правильно. Как же иначе. — Фло гораздо ниже гримма, поэтому смотрит на него снизу вверх, но при этом униженной себя не чувствует. С чего бы?

Следующие его слова бьют наотмашь, хлёстко, словно пощёчина. Блондинка в ужасе отступает на шаг, смотря на него с непониманием и практически ужасом. Марс спокоен, и настолько же в душе Флоранс клокочет гнев, рискуя вырваться наружу — возможно, вместе со зверем, которым Легран и является. Какое счастье, что за время брака с этим мужчиной она научилась брать свои эмоции под контроль и не допускать некоторых, скажем, неприятных ситуаций. Она не может поверить, что он действительно способен так думать. Да, у них далеко не всё гладко, да, она сбежала, и всё же... Это отвратительно, невероятно обидно, горько, неприятно. Фло настолько удивлена, что не сразу понимает — прозвучало имя Фелиции, близкого для Леграна человека, причём далеко не в лучшем смысле. Но, господи помилуй, насколько же плохо он знает собственную супругу, если может даже допустить подобную мысль? Француженка может сколько угодно злиться, но она всегда показывала свои чувство и обличала недовольство в слова, надеясь на понимание со стороны мужчины того, что именно ей не по душе. Флоранс никогда не скрывала своих чувств, он же это знает, но, тем не менее, смеет говорить нечто подобное, и это так... Больно. Хочется развернуться и уйти, пускай даже подтверждая слова о том, что она снова сбежит, но девушке сейчас всё равно. Это уже переходит все границы разумного... А, быть может, Марсель просто тронулся умом? Иного объяснения она не находит, да и не знает, есть ли оно.

— Мне в тягость, когда ты контролируешь каждый мой шаг, — Фло старается говорить спокойно и понижает голос, проглатывая обиду — пока что, — Я задыхаюсь, потому что ты не позволяешь мне принимать собственные решения и делаешь это — за нас двоих, забывая, что у меня тоже есть мнение, с которым я хочу, чтобы ты считался. Я не знаю, почему и о чём я должна докладывать Фелиции, но сам факт того, что ты подозреваешь меня в том, что с тобой произошло... — она касается указательным и большим пальцем переносицы на несколько мгновений, качает светловолосой головой и горько фыркает, считая его предположение нелепым и оскорбительным, — ...сам этот факт доказывает, насколько плохо ты меня знаешь. Ведь даже сейчас ты не спрашиваешь, почему я сбежала, не пытаешься понять, зато сразу обвиняешь. Так вот, я не имею ни малейшего отношения ко всему произошедшему, а верить или нет — ну, извини, у меня нет ни малейшего желания тебе что-то доказывать, так что поступай, как считаешь нужным. Ты ведь всегда так делаешь, и какая тогда разница, что я думаю и говорю? — да, пожалуй, сбежать снова является самым правильным решением, но Легран почему-то медлит, хоть и понятия не имеет, почему. Ей вообще сейчас чертовски сложно сориентироваться и понять, как же поступить и что будет правильным. Побег принесёт ей покой — не сразу, но через несколько дней, когда первые впечатления от этой встречи немного затихнут, хотя осадок наверняка останется. Да вот беда: она любит Марселя и чувствует укол вины — не за то, что сбежала, а за то. что её не было рядом, когда у него появились проблемы. Может, в этом причина её медлительности. У них ведь могло бы быть всё хорошо. Могло.

+1


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » so explain to me, how it came to this?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC