«От страха жмурилась еще с секунд пять, переживая это чувство падения и шейкер внутри. Съежилась. И к черту, что, кажется, обломала и без того...» читать далее
История #1 «Dies, nox et omnia» × Game master [до 25.02]
История #2 «In truitina» × Damian Roy [до 24.02]
История #3 «Estuans interius» × Game master [до 22.02]
История #4 «Tempus es iocundum» × C. Corcoran [до 26.02]
История #5 «Were diu werlt alle min» × Abel Kendall [до 25.02]
HENRIETTA: ALTERA PARS
Генриетта, Британская Колумбия, Канада // январь-март 2017.
// LUKE
ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AGATHA
АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// REINA
РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AMARIS
АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GABRIEL
ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
//

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » I came, I saw, I made it awkward


I came, I saw, I made it awkward

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

http://storage3.static.itmages.ru/i/17/1208/h_1512753347_3554848_c6b7cc5e4c.gif
http://storage8.static.itmages.ru/i/17/1208/h_1512753316_8787360_11e1459847.gif  http://storage9.static.itmages.ru/i/17/1208/h_1512753327_7509923_aad6808f84.gif  http://storage2.static.itmages.ru/i/17/1208/h_1512753337_6717933_8a98a19b15.gif
I came, I saw, I made it awkward
Eiliv Wels, Maddalena Santis, Anton Dreier
31.10.2016 – 01.11.2016, дом Антона и Айлив
Нет, жизнь, конечно, полна неожиданностей, но не слишком ли их много за одну ночь?

+4

2

Такси домчало их до дома буквально за считанные минуты.
- Мы на месте. Добро пожаловать, - сказала Айлив, открывая входную дверь и пропуская Маддалену вперёд.
Девушке казалось, что свежий воздух должен отрезвить её, но он всего лишь слегка прояснил голову и убрал головокружение. Наверное, только поэтому сомнения, появившиеся у неё на уме, не остались надолго, испарившись через несколько секунд. В конце-концов, она не делает ничего плохого. Это ведь всё равно, что привести подругу домой.
- Проходи в гостиную, - Айлив улыбнулась и махнула рукой в направлении нужной комнаты, - располагайся. Я сейчас подойду.
Маддалена привезла с собой бутылку чего-то алкогольного - девушка не знала, что именно это за напиток, а спрашивать в такси не решилась. Она пока не знала, хочет ли присоединиться в распитии к новой знакомой - всё таки в её организме и так пребывала парочка коктейлей. Стоит ли смешивать?.. Но, в любом случае, пить из чего-то надо было. Поколебавшись, Айлив достала два стакана из шкафа на кухне, и поспешила обратно в гостиную. Она не будет много употреблять, но просто попробовать, наверное, было можно. Вряд ли от пары глотков ей станет хуже.
Зайдя в комнату, она остановилась на пороге с лёгкой нерешительностью. При ярком электрическом свете одеяние Маддалены казалось ещё более откровенным, чем в мерцании клубных огней, и девушка почувствовала, как снова начинает краснеть. Стараясь смотреть исключительно в лицо гостьи, Айлив поставила стаканы на столик, стоявший возле дивана и присела, сложив руки на коленях. В этот момент она начала ощущать растерянность, слабо себе представляя, а для чего, собственно, она привела гостью в дом. "Пообщаться. Потанцевать", - помнится, думала она. Но танцевать было невозможно, потому что никакой техники для воспроизведения музыки так и не было приобретено. Был телевизор, стоявший здесь же, в гостиной, но девушка не знала даже, подключен ли он. Она им никогда не пользовалась.
Тогда оставалось только общаться. В принципе, это её устраивало. Подарив Маддалене ещё одну улыбку, Айлив неопределённо повела руками вокруг себя, не придумав лучшей темы для начала беседы.
- Ну как тебе жилище? Раньше тут было совсем пусто, пришлось немного потрудиться, чтобы привести это место в более уютный вид. - Девушка кивнула на висящие на стенах простые, но приятные глазу картины и переключила своё внимание на бутылку привезённого Маддаленой алкоголя. - А что это, если не секрет? Интересный рисунок на стекле.[sign]Seeing as time stood still
The way it did before
It's like I'm sleepwalking
Fell into another hole I dug
It's like I'm sleepwalking
[/sign][icon]https://pp.userapi.com/c841231/v841231965/42ee2/peoISJzoenI.jpg[/icon][status]wake up[/status]

+2

3

[indent] Ее так и тянуло выкинуть какой-нибудь номер, пока они сидят в такси, чтобы посмотреть на реакцию девочки. Да и на таксиста тоже. Ей было любопытно, способен ли он еще эмоционально реагировать хоть на что-то, что происходит в его такси: все же Генриетта – это далеко не Нью-Йорк, где и правда никого и ничем уже не удивишь.
[indent] Но Астарот так этого и не сделала. Она вообще ничего не сделала – только иногда бросала взгляд на девушку, пялилась в окно и изредка улыбалась. Пройдя в гостиную, она неторопливо открыла бутылку – руками, без использования силы, хотя мелькнула на миг шальная мысль. Но Астарот слишком не любила разбазаривать силу по пустякам – даже если бы слегка опьянена приятной компанией и небольшим количеством алкоголя. Она подумывала, не глотнуть ли из горла, но оставила эту идею: бутылка, конечно, была хороша, но было в этой идее нечто кощунственное. Астарот развернулась на каблуках, услышав шаги юной банши. Старалась не улыбаться, видя ее смущение, румянец на щеках, и невозмутимо наполнила стаканы на два пальца. Своих пальца, тонких.
[indent] – Неплохие рисунки, – она кое-что понимала в живописи, но все больше как муза, а не как художник. Улыбнулась. – Здесь и правда мило: пожалуй, уютней, чем у меня, – в домах Астарота уже не меньше века был недостаток в разных безделушках, позволяющих составить мнение о владельце: после моды на всякую всячину в конце девятнадцатого века она окончательно разлюбила это бесполезное занятие – собирать незначительную мелочевку и распихивать ее по дому. Все равно она не проживет среди этих вещей слишком долго. – Бурбон. Недурственный. Иногда я могу себе его позволить, – Астарот снова улыбнулась: для того, чтобы позволять себе что бы то ни было чаще, всего-то и нужно было, что отправиться в тот же Нью-Йорк, где у нее были хорошие связи с людьми.
[indent] А сейчас она просто порой позволяла себе приятные мелочи. Она протянула Айлив стакан, взяла свой и сделала глоток. Она не считала себя ценителем алкоголя – были среди ее собратьев и настоящие знатоки, для нее же вкусы и их оттенки не слишком отличались. Она и здесь просто чувствовала что-то цитрусовое, едва улавливала винное послевкусие – и на этом все. У всех свои ограничения и недостатки. А именно в этом бурбоне ее, вполне возможно, заинтересовал не вкус, а его название – и эти прелестные крылышки на бутылке. Астарот неторопливо присела рядом с юной банши, заглядывая ей в глаза.
[indent] – Я знаю, как его немного подсластить.
[indent] Разве не для этого на самом деле они обе сейчас были дома у Айлив? Демон чуть привстала, чтобы упереться коленом в сиденье дивана, плавно потянулась к девушке, накрыла ее губы своими, целуя ее нежно, чувственно и уверенно, и положила свободную руку ей на талию, чуть притягивая к себе. Если кто-то из них немного обольется бурбоном – ничего страшного. Она будет даже не против слизать его с тела Айлив.

+2

4

"Бурбон. Если я не ошибаюсь, то этот напиток довольно крепкий. Ладно, я же не собираюсь напиваться".
Айлив взяла стакан и принюхалась к содержимому. Приятно пахло чем-то сладким и терпким, но больше ничего ей эта информация не дала. Девушка слегка пожала плечами и сделала небольшой глоток. Жидкость обожгла язык и горло, почти заставив закашляться. "Сколько ж тут градусов?!"
- Это.. кхм... крепкая штука. Но вкусная, - сообщила Айлив, ощущая, как огонь во рту сменяется приятным послевкусием.
Она вопросительно посмотрела на Маддалену, лишь спустя секунду сообразив, что именно та имеет в виду. Замерев, она словно в замедленной съёмке наблюдала, как к ней приближается чужое лицо, а спустя мгновение ощутила прикосновение губ к своим. Её обдало жаром, и она бы затруднилась сказать, от чего в большей степени - от алкоголя или от поцелуя.
Пылающая кожа и бешено колотящееся сердце. Айлив сидела неподвижно, медлила, пытаясь отыскать в себе силы отстраниться... или ответить. Она не знала, чего ей хочется больше, и, пока она колебалась, тело находило ответы за неё, расслабляясь в объятии. Остатки разума и здравого смысла растаяли под уверенными прикосновениями Маддалены и девушка закрыла глаза, подаваясь вперёд. Она отвечала на поцелуй сначала робко, а затем всё с более нарастающим пылом, компенсируя неопытность хмельной храбростью. Она чувствовала себя тем самым мотыльком, который опалил крылья, добравшись до манящего огня, но ещё не понял этого.
Через какое-то время - будто через часы, но едва ли прошло больше пары минут - Айлив почувствовала острую нехватку воздуха и отстранилась. Тяжело дыша, она почти с испугом смотрела на Маддалену, в попытке осознать, что произошедшее только что - реальность.
- Маддалена, я не... - растерянно пробормотала девушка, сжав в руке забытый стакан с бурбоном.
Что "не"? Что она хотела этим сказать? Что не встречается с девочками? Что не хотела этого поцелуя? Но это ложь. Ведь где-то в самой глубине души, так глубоко, что почти получилось скрыть от самой себя, она знала, что хотела даже большего, и именно поэтому она приехала домой не одна. Потому что её отчаянно тянуло к сидящей напротив девушке, чей откровенный костюм вызывал в голове такие непривычные и кажущиеся чем-то запретным образы и желания. Эмоции были столь сильны, что Айлив больше не могла сопротивляться им и этому притяжению.
- Что мы делаем? - Шёпотом спросила она, облизывая пересохшие губы. Стакан в руках мешал, и, выпив оставшийся алкоголь, она отставила его на стол. На сей раз за собственным жаром она не заметила горячности напитка. - Я думала, мы будем просто общаться...
Противореча собственным словам, Айлив протянула руку и осторожно убрала с головы Маддалены капюшон костюма, напоследок невесомо проведя пальцами по щеке. Она хотела дотронуться до губ, но в последний момент отдёрнула руку. Ей казалось, что она сорвётся, если ещё раз ощутит их мягкое прикосновение.[status]wake up[/status][icon]https://pp.userapi.com/c841231/v841231965/42ee2/peoISJzoenI.jpg[/icon][sign]Seeing as time stood still
The way it did before
It's like I'm sleepwalking
Fell into another hole I dug
It's like I'm sleepwalking
[/sign]

+2

5

[indent] Вкусная или нет – Астарота сейчас не волновало. Она не теряла разума от близости жаркого и желанного человеческого тела, как бывало в далекие времена ее юности, но если слишком растянуть ожидание удовольствия, оно перестает быть удовольствием. Сперва она хотела забрать у юной банши стакан и отставить его, чтобы не облить диван, но потом… Почему бы и нет? Диван не станет хуже от небольшого пятна хорошего бурбона. Целуя Айлив, она мягко прикусила ее губу, как будто подталкивая к более решительным ответным действиям, заигрывая с ней. Давным-давно были времена, когда люди были готовы убивать за такой поцелуй, но Астарот старалась не задумываться о прошлом.
[indent] Чуть отстранившись, убрав руку с ее талии, Астарот все же не спешила убирать с дивана колено – просто давала девочке время подумать и решиться. Ей просто нужно время осмыслить это, потому что на самом деле она уже давно решилась. Астарот лукаво улыбнулась, вопросительно поднимая брови и глядя на девочку. Чего не хотела? Если бы не хотела – оттолкнула бы. Она едва сдержалась, чтобы не облизнуть губы после поцелуя – вместо этого она сделала еще один маленький глоток бурбона. Неопределенно повела плечами.
[indent] – Мы не делаем ничего предосудительного. В конце концов, – она тихо рассмеялась, проведя кончиками пальцев по руке Айлив, – чем это не общение? Я никому не расскажу.
[indent] Она слегка наклонила голову, когда Айлив снимала с нее капюшон – как скромная невеста перед алтарем. Потянулась за прикосновением девушки. С улыбкой взяла ее за руку и сама помогла коснуться своих губ. Сделала последний глоток бурбона и почти не глядя отставила стакан на стол, потянулась к Айлив и поцеловала ее уже жарче, настойчивей. Расстегнула платье и, не отрываясь от губ Айлив, стащила его с себя: в нем было жарко, и это уже порядком надоело Астароту. Ее грудь могла бы считаться обнаженной – не принимать же во внимание маленькие крестообразные пэстис, прикрывающие соски? Следом за платьем, лежащим теперь на полу горой белого латекса, отправилась спрятанная под ним сумочка, висевшая на бедрах. Астарот обняла девушку за шею, прижимаясь к ней и наслаждаясь жаром ее губ – она хотела и жара ее тела, для чего требовалось только снять платье. Она могла бы забраться под юбку, но не хотела, чтобы все выглядело так, будто она просто торопится трахнуть молодую доверчивую девочку. Тихо засмеявшись, как будто они все еще занимались невинными шалостями (да и разве было в этом что-то плохое?), она поцеловала Айлив в шею и прошептала:
[indent] – Теперь твоя очередь. Оно расстегивается сзади или сбоку?
[indent] Юной банши нечего было бояться. Утром они расстанутся, и Астарот никогда и никому не расскажет о том, что было между ними. Возможно, они никогда больше не встретятся. Это маленькая, безобидная шалость, которая пойдет на пользу им обеим. А Айлив пусть считает, что это было невинно, и совсем не говорит о ее влечении к женщинам – просто, как пелось в одной популярной пару-тройку (или больше?) лет назад песне, девушек очень приятно трогать и целовать.

+2

6

"Но мы не разговариваем", ответила бы Айлив, если бы имела сейчас способность говорить.
Губы Маддалены под пальцами были мягкими и чуть влажными, их хотелось касаться ещё и ещё. Она бы, наверное, так и продолжила завороженно дотрагиваться до них, но её своевременно прервали поцелуем. Девушка закрыла глаза, отдаваясь во власть эмоций, которые захлестнули её с головой. Она испытывала желание - нет, скорее необходимость - обнять Маддалену и прижаться к ней, что и воплотила в жизнь немедленно. Айлив чувствовала, что та двигается, снимая свой латексный наряд, но не обратила на это внимания. Она исступлённо целовала обнажающуюся девушку, жадно прикусывая её губы, опьянённая алкоголем и свободой действий.
Воздуха вновь стало не хватать. С трудом оторвавшись от Маддалены, она сделала вдох и едва успела подавить стон, когда та прикоснулась к её шее. Девушка вздрогнула, будто её ударило током, и задрожала от невыносимого удовольствия, когда шёпот мурашками добрался до слуха. Она едва понимала, что у неё спрашивают.
- Сзади... И корсет тоже, - прозвучало глухо из-за прерывистого дыхания.
Всё-таки издав на выдохе глухой звук, Айлив открыла глаза и растерянно заморгала. Она наконец осознала, что под руками у неё уже давно не латекс, а горячая, нежная кожа. На мгновение она подумала, что Маддалена полностью голая и последовавший испуг слегка отрезвил её. Немного отстранившись, она быстро оглядела девушку и с облегчением увидела на ней бельё. Почти приличное... а потом, когда она остановилась взглядом на едва прикрытой груди, её и без того пылающее лицо заалело. Это было очень откровенное зрелище для человека, который наблюдал обнажённое тело только в зеркале. Неужели она позволит делать с собой всё? Не остановится?..
- Маддалена... - хрипло сказала девушка, глядя немного растерянно.
Она зашла уже так далеко, гораздо дальше, чем мечталось когда-то в подростковом возрасте, когда у неё ещё было время мечтать о чём-то подобном. У Айлив никогда не было отношений, чего уж говорить о физической близости. Она действительно хотела этого сейчас и здесь, с человеком, которого знает всего пару часов? Эта девушка была той, с кем хотелось разделить всю гамму ощущений?
В любое другое время Айлив как минимум задумалась бы, стоит ли так сразу бросаться в омут с головой. Но она была пьяна, а тело безмолвно кричало "да" на все вопросы, возникающие в голове. Ей казалось, что нужно ловить момент, а раскаиваться и сомневаться можно будет потом.
- Я никогда раньше не... ну, ты понимаешь... - робко пробормотала Айлив. Ей было неловко признаваться в этом.[status]wake up[/status][icon]https://pp.userapi.com/c841231/v841231965/42ee2/peoISJzoenI.jpg[/icon][sign]Seeing as time stood still
The way it did before
It's like I'm sleepwalking
Fell into another hole I dug
It's like I'm sleepwalking
[/sign]

+2

7

[indent] Если Астарот не будет ее вести, девочка наверняка стушуется. Это не было великой, единственно-нужной и важной целью – затащить ее в постель, но если девочка была ей симпатична и сама была не против, то чего ради им терять время? Астарот уже, признаться, немного подзабыла, как ухаживать за людьми: в последний раз она делала это… как бы не шесть или семь тел назад.
[indent] Сдавленный стон, рвавшийся из груди Айлив, который та упрямо давила, Астарот все же уловила: сказывался опыт. Им обеим нравилось то, что происходило, хотя демон в силу возраста и продолжала прокручивать в голове все возможные варианты и подстраховывать тело, которое пока не собиралась покидать из-за глупых проблем с законом. Но юная банши не вела себя так, как ведут опоенные до невозможности сопротивляться девочки. По прежнему, хоть и была слегка пьяна, действовала по собственной воле.
[indent] – Хорошо, – прошептала она в ответ, оставив на коже Айлив еще несколько нежных поцелуев.
[indent] Губы Астарота коснулись щеки девушки, пока пальцы нащупывали на спине ленты затянутого корсета, она помогала себе тонкой, аккуратно взятой силой, прикрыв глаза, чтобы не они не выдали ее. Она мягко вытягивала ленты, ослабляя корсет, помогла Айлив снять его и расстегнула платье – уже просто руками. Она действовала нежно и осторожно, чтобы ненароком не зацепить когтями, и чтобы движения не показались грубыми и слишком уж нетерпеливыми.
[indent] – Да? – она отозвалась сразу же, со всей чуткостью.
[indent] Ей пришлось ненадолго остановиться. Астарот коснулась лица юной банши тыльной стороной прохладной ладони, глядя на нее, и понимающе улыбнулась.
[indent] – Никогда не была с женщиной или никогда, – не будь она демоном, она бы сейчас старательно подбирала более обтекаемое определение, которое меньше смутит девушку, но Астарот не находила ничего ужасного и в привычных ей определениях, – вообще не занималась сексом? Не бойся. Я кусаюсь, но только когда этого хотим и я, и мой партнер.
[indent] На несколько секунд на ее губах мелькнула улыбка, а потом Астарот вернулась к прерванному занятию – продолжила раздевать девушку. Платье красиво легло поверх ее латексного костюма. Она плавно опустила Айлив на диван, склонившись над ней, распутала тщательно собранные в пучок волосы, отбросив прочь несколько невидимок и позволяя волосам, пахнущим лаком, скользнуть по плечам. Снова поцеловав Айлив в губы, она затем опустилась ниже, целуя ее шею и плечи, коснувшись влажными губами ее живота.
[indent] – Хорошо, что мы девочки, – она лукаво улыбнулась, посмотрев на Айлив, пока пальцы Астарота скользнули по ее животу, затем по лобку, поверх белья, и еще ниже, оказавшись между бедер. Она не давила – только слегка задевала, пробовала, разогревала, наблюдала за Айлив. – Мы можем развлечь друг друга без всякой боли.

+2

8

Не то, чтобы портить кому-то веселье доставляло Антону такое уж удовольствие. Но, справедливости ради, он и не ожидал обнаружить какое бы то ни было «веселье» у себя дома посреди ночи.

Ему, как вампиру, не составило труда еще с улицы распознать запах алкоголя и понять, помимо этого, что в доме есть кто-то, кроме Айлив. И это было как минимум очень странно – за все проведенные рядом с ней месяцы девушка никак не произвела на него впечатления человека, который получал удовольствие от алкогольных тусовок за полночь. Несмотря на все ее выраженное ранее желание праздновать Хэллоуин, Антон полагал – несколько наивно, видимо, – что в такой час она уже давно вернулась домой и спит.

Вошел он тихо и осторожно, не вполне зная, чего именно стоит ожидать – и замер на пороге гостиной, созерцая, скорее растерянно, чем с какими-то другими чувствами, открывшуюся ему картину.

Девушки на диване были явно слишком заняты друг другом, чтобы заметить его сразу. Взгляд скользнул по сплетенным телам, невольно задержавшись, но не там, где, казалось бы, должен был задержаться взгляд случайно заставшего подобную сцену мужчины, а на левой руке Айлив, располосованной старыми шрамами от лезвия и относительно свежими следами от его собственных зубов.

Интересно, мелькнула у него мысль, ее «подруга» их заметила? Интересовалась их природой?

Какую-то пару мгновений он молча наблюдал за происходящим, но вовсе не потому, что сцена доставляла ему какое-то удовольствие или хотя бы вызывала интерес. Строго говоря, смотрел он вообще куда-то поверх их разгоряченных тел. В другое время и при других обстоятельствах, возможно, подобное зрелище вызвало у него бы совершенно другие эмоции, но сейчас слишком много всего попросту шло не так. Просто совсем не такое ты, как правило, ожидаешь обнаружить дома, вернувшись после непростой рабочей ночи.

Антон почувствовал, как в нем медленно закипает ярость. Какого черта тащить в дом непонятно кого, не предупредив, среди ночи, и зачем вообще было пить – она ведь пьяна, да? Судя по запаху,без алкоголя не обошлось, но у незнакомки, вполне возможно, устойчивость к нему была повыше, чем у малоопытной Айлив. Степень опьянения последней он несколько опасался предполагать: слишком уж маловероятным казалось то, чтобы девушка настолько замкнутая и необщительная, как его «сестра», напилась и притащила в дом кого-то, с кем решила переспать прямо в гостиной. Это вообще точно Айлив?.. Или она столько выпила, что себя не помнит?

– Могла бы хоть предупредить, что будешь не одна, – заметил Антон, достаточно громко, чтобы они обе могли его слышать. – Смску там написать, например.

Вряд ли, конечно, он и тогда бы спокойно принял факт, что она притащила кого-то домой среди ночи. Но возможно, знай он заранее – злился бы меньше.
Или нет?

+3

9

- Никогда не... в общем, оба варианта.
Донельзя смущённая своим ответом, Айлив прикрыла глаза и на несколько мгновений прижалась щекой к ласкающей её руке. Подсознательно она ждала смеха или осуждения, но не случилось ни того, ни другого. Сама она всегда думала, что нет ничего ужасного в том, чтобы в двадцать лет не иметь никакого опыта в постельных делах, особенно если учитывать её состояние в прошедшие годы. Однако, видимо, частица нетерпимого общественного мнения осела у неё в голове, раз признаваться в собственной неопытности было неловко и почти страшно. К счастью, Маддалена не стала реагировать отрицательно и девушку быстро перестал волновать этот вопрос.
Странно, странно и непривычно - обнажаться перед кем-то, да с такой конкретной, отнюдь не нейтральной целью. Это не осмотр у врача, который тебя не воспринимает, как человека, поэтому и нет никакого стеснения и эмоций вообще. Здесь её раздевали неторопливо и нежно, и Айлив чувствовала, как вместе с одеждой постепенно исчезают и последние барьеры, которые и без того с трудом останавливали девушку. Она словно становилась самой собой, настоящей, без зажатости и сотен рамок и ограничений, царивших в сознании в обычное время. Должно быть, выпитый бурбон начал действовать и поспособствовал этому внезапному состоянию свободы, которое оказалось упоительно прекрасным.
Платье приземлилось на пол и Айлив наконец смогла ощутить всю прелесть и жар тела целующий её Маддалены. Больше не колеблясь, девушка позволила себе снова коснуться её. Она провела пальцами по плечам и медленно опустила руки до талии, ниже, остановившись только когда дотронулась до белья. Сжимать в объятиях девушку, целовать, гладить нежную кожу было до дрожи восхитительно; хотелось делать это безостановочно. Айлив не сдержала вздох разочарования, когда Маддалена оторвалась от её губ, но тут же тихо простонала, когда они сместились на шею и ниже. Это заводило так сильно, что она выгибалась навстречу каждому прикосновению, готовая на всё. Здесь и сейчас.
- Я в-верю... что ты не сделала бы мне больно... в любом случае, - часто дыша, прошептала Айлив, вздрагивая от ощущения чужих рук на своих бёдрах. - Маддалена... - Она привстала на локтях и плавно потянула девушку на себя, требовательно и жадно целуя её, будто от этого зависела чья-то жизнь.
Раздавшийся внезапно голос Антона звучал трубами всадников апокалипсиса. Даже появись один из них посреди гостиной, он не так напугал бы Айлив, как "брат". Широко распахнув глаза, она на несколько мгновений застыла, шокированная, а потом отпрянула от Маддалены. Осторожно, но торопливо выскользнула из её объятий и вскочила на ноги. Сердце в панике забилось где-то в горле.
- Антон?! - Девушка испуганно взглянула на мужчину, нервно сжимая руки в кулаки. - Ты же должен быть на работе!
Должен был, да уже не был. Такой прекрасный вечер, один из лучших в её жизни и уж точно самый особенный, стремительно превращался в самый ужасный. "Не стоило оставаться в гостиной. Он не зашёл бы в мою комнату", - вот и всё, о чём она думала в данную секунду.
Спохватившись, что стоит перед мужчиной полуобнажённая, Айлив схватила с пола своё платье и прикрылась им. Смутившись, она не придумала ничего лучше, как только огрызнуться в ответ. Недаром же говорят, что лучшая защита - это нападение.
- Я не ждала тебя сегодня ночью домой, - она нервно оглянулась на Маддалену, - А ты мог не подглядывать и просто пройти мимо. Твоя комната этажом выше.[status]wake up[/status][icon]https://pp.userapi.com/c841231/v841231965/42ee2/peoISJzoenI.jpg[/icon][sign]Seeing as time stood still
The way it did before
It's like I'm sleepwalking
Fell into another hole I dug
It's like I'm sleepwalking
[/sign]

+2

10

[indent] Астарот только повела плечами, как будто говоря «Ну и что в этом такого?» Будь на месте Айлив был кто-то из собратьев, первый раз проходил бы совсем иначе: владельцу все равно, а Астароту за столетия в сексе уже слегка приелись нежности, да и было это все в некоторой степени, как теперь любят говорить, как с пластырем – чем быстрее оторвешь, тем лучше. Перевозбудишь или не возбудишь в полной мере – и сразу множество лишних проблем. Астарот никогда не был любителем девственниц, потому и сейчас в ее планы не входило что-то кроме легкого петтинга, а девочка пусть сама разбирается со своим телом. Хочет полноценный секс с нежной и аккуратной дефлорацией – пусть платит.
[indent] Ей показалось, что она что-то услышала, и Астарот даже бросила короткий взгляд в сторону, откуда, как ей казалось, шел звук, но ничего не увидела. И правда показалось. Может, они неплотно закрыли входную дверь?
[indent] Если бы потом они встретились еще раз, то Айлив была бы прелестной партнершей: немного опыта – все, что ей нужно. Астарот внутренне заурчала, чувствуя ее как будто бы изучающие прикосновения – что же, все верно, одно дело прикасаться к себе, и совсем иное – к другой женщине. Астарот принялась покрывать ее тело поцелуями, думая о том, что через пару встреч они могли бы поиграть уже как следует. Она представила, как хватает Айлив за волосы, жадно целуя ее и покусывая шею и плечи. Да, это было бы интересное развлечение. Легко поглаживая ее через тонкую ткань белья, Астарот улыбнулась – если она и хотела что-то сказать, то не стала этого делать, а потом уже и забыла, что именно крутилось на языке, потому что находить этим языком язык Айлив, целуя ее, было куда как интереснее.
[indent] Только услышав мужской голос, она поняла, что ничего ей не казалось. Голос был злым, требовательным, как будто бы даже оскорбленным или, может, ревнивым, и первой мыслью Астарота было, что она подцепила в клубе девочку, которая уже обзавелась парнем или там женихом – кольца на ней не было, но в нынешние времена это не показатель. Астарот вскинула голову и повернула ее к двери гостиной, уже готовясь ударить, потому что когда в деле замешана ревность, промедление смерти подобно, а она слишком мало провела в теле Маддалены, чтобы с ним расставаться.
[indent] А еще Астарот не любила, когда у нее отбирают то, что хотя бы на ночь принадлежало ей.
[indent] Лицо стоявшего в дверях мужчины, да еще и вампира, показалось ей знакомым, но от размышлений Астарота отвлекла юная банши, поспешно выбирающаяся из ее объятий – и правда что ли «повезло» вклиниться между парочкой? В принципе, она была бы не против, если бы он присоединился – только пусть сотрет с лица это дурацкое выражение.
[indent] Антон. Это окончательно прояснило ее память. Неужели еще раз? Это уже становится смешным. Астарот откинулась на спинку дивана, и не думая прикрывать тело, тем более что по меркам современности они было еще прикрыто, и подавила желание расхохотаться в голос. Ее взгляд скользил по вампиру, по его лицу, потом перекинулся на полуобнаженную Айлив. Интересно. Очень интересно. Ее знакомый решил завести себе домашнюю зверушку? И ладно бы человека, но банши – весьма своеобразно. К тому же он явно был к ней привязан –но тогда почему она до сих пор невинна, как Орлеанская дева? Она улыбнулась, поставив согнутую в колене левую ногу на сиденье дивана и опершись о колено рукой. Небрежно поправила чулок на правой ноге.
[indent] – Кажется, я случайно зашла на чужую территорию, – с усмешкой сказала она, переводя взгляд с банши на вампира и пытаясь поймать его взгляд. – К чему такая ревность, может, просто присоединишься? И никто не будет в обиде.

+2

11

«Да уж. Не ждала. Я так и понял».
Конечно, он мог бы. Мог бы тихо прокрасться в свою комнату и сделать вид, что ничего не произошло – ну решила «сестрица» развлечься – с кем не бывает? Не пришлось бы выяснять отношения сейчас, когда она раздета – хорошо, что догадалась хоть прикрыться платьем, могла бы и не сообразить в пьяном запале, – и за всей этой картиной наблюдает какая-то посторонняя особа. Но почему, черт побери, он должен куда-то красться? Он у себя дома. 

– Что, прости? – это прозвучало даже злее, чем Антон планировал. Он не хотел вести себя слишком грубо или агрессивно, потому что, справедливости ради, ему было не в чем особо винить Айлив, кроме того, что она его не предупредила, но какая-то часть его рвала и метала, и все это было очень сложно удерживать внутри. – Мне теперь нужно спрашивать у тебя разрешения на то, чтобы куда-то ходить и не ходить в собственном доме?
«Или мне тоже начать таскать шлюх в гостиную по ночам, а ты будешь делать вид, что ничего не заметила?»

Ее ответ разозлил его только сильнее. Да, она, видимо, была пьяна – потому что та Айлив, к которой он привык, вряд ли так бы повела себя, – но она была гораздо менее пьяна, чем он, кажется, втайне надеялся. Такое поведение не объяснить одним только алкоголем.
Он усмехнулся: ему вдруг стало смешно, но как-то неприятно смешно. Ядовито. Видимо, он слишком привык к тому, что Айлив – девочка тихая и удобная, а у нее, внезапно, есть характер. Кто бы мог подумать.

Слова незнакомки отвлекли Антона, вынуждаяя перевести взгляд на нее. Ее свободная, уверенная поза и своеобразная формулировка отчего-то заставили его напрячься. «Зашла на чужую территорию». Разве так будет выражаться человек, которого застали в такой ситуации? Он осмотрел ее, несколько оценивающе – это что, пэстис? Странное все-таки у современных смертных отношение к женским соскам – как то, что они прикрыты, должно делать ее грудь менее обнаженной? В любом случае, интересный выбор белья, даже для хэллоуина. Кто она вообще такая? Где Айлив ее… нашла?

Она не сородич, хотя бы это он мог знать наверняка, но вот насчет всего остального – кто мог поручиться? «Может, она волчица, которая собиралась ее потом съесть». Очень некстати, очень не вовремя Антону вспомнилась одна из его бывших пассий, которая нашла свою смерть именно в пасти у гримма.

«Присоединюсь?..»
Несколько мгновений Антон недоверчиво смотрел на незнакомку, пытаясь осознать, что ему не послышалось, и она действительно сказала то, что сказала. Это продлилось совсем недолго: не удержавшись, он рассмеялся в голос.

Присоединиться. Какая отличная мысль. Наверняка Айлив понравится эта идея. А уж он-то и подавно всегда мечтал трахнуть ее пьяную. Да. Да-да, именно это им и нужно. И присутствие кого-то третьего при этом крайне желательно. Какой-то посторонней особы, которую они оба, судя по всему, видят первый раз.

– Ревность? – переспросил он, подавив смех. – Простите, а вы, вообще, кто, мисс?
«Надеюсь, вы не миссис, а то это добавит ситуации сюрреализма».

+3

12

- А, может, и нужно, - Айлив непокорно вскинула голову. - Ведь ты не догадался проявить хоть немного такта, когда это действительно требовалось, и просто пройти мимо.
В самом деле, почему он не прикрыл глаза на происходящее и не поднялся к себе в комнату? Высказать за её поведение он мог бы и на следующий день, а лёгкий шум в гостиной вряд ли помешал ему отдохнуть. В этом доме не настолько хорошая слышимость. Это было непохоже на обычного Антона, который умудрялся быть джентльменом в любой ситуации, даже во вред себе, чем порой вызывал недоумение. Но сегодня ему вдруг потребовалось задержаться и устроить эту... эту сцену.
Айлив плотнее прижала к груди платье, прикрываясь им, как барьером. По-хорошему, им стоило молча разойтись, чтобы не усугублять и без того неудобную ситуацию, в которую они попали, но не так-то легко было воплотить в жизнь данное решение. Первый испуг и смущение прошли, сменившись раздражением. Девушке не нравилось, что их прервали, не нравилось, что её застали в таком недвусмысленном положении, но больше всего её злила реакция Антона. И алкоголь, бурливший в крови, подстёгивал эмоции, развязывал язык, заставляя огрызаться на любое слово.
- Но ты можешь успокоиться. Обещаю, что в следующий раз я тебя обязательно предупрежу.
Она не знала, зачем подливает масла в огонь, но видеть на лице Антона какие-то эмоции было удивительно... И тоже почему-то злило. Девушка взглянула на Маддалену в поисках то ли поддержки, то ли пытаясь понять, как она реагирует на разворачивающуюся сцену, но ту, судя по непринуждённой позе, ничего не смущало. И, конечно, она даже не сделала попытки прикрыться. Айлив ощутила странное желание поднять с пола латексное одеяние и укрыть им полуголую девушку, но сдержалась.
- Ты не зашла ни на чью территорию. Я не его собственность. - Голос прозвучал чуть более резко, чем того хотелось - в конце-концов она ведь злилась на Антона, а не на новую знакомую, хоть слова той и слегка покоробили её, поэтому остаток фразы она постаралась смягчить. - Я сама вправе решать, с кем мне встречаться или спать.
"В конце-концов, я уже давно не ребёнок, а он не мой отец или настоящий брат, чтобы указывать, что мне делать. И это и мой дом тоже".
Она переступила с ноги на ногу, отдалённо чувствуя, как пол холодит ступни. Стоять под прикрытием всего одного куска ткани не очень приятно. Вообще всё происходящее начало напоминать дурной сон. Жаль, она не сможет проснуться, лишь того пожелав.
- Пожалуйста, только не надо таких намёков, - Айлив непроизвольно нахмурилась, - Это мой брат, о котором я тебе говорила. Пусть он не родной, но всё равно... какое-то нездоровое предложение.[status]wake up[/status][icon]https://pp.userapi.com/c841231/v841231965/42ee2/peoISJzoenI.jpg[/icon][sign]Seeing as time stood still
The way it did before
It's like I'm sleepwalking
Fell into another hole I dug
It's like I'm sleepwalking
[/sign]

+2

13

[indent] Не то чтобы Астарот любила чужие перепалки (да и свои не слишком), но наблюдать за ними было забавно: как будто ссорятся двое детей, решающих свои детские разногласия – главное чтобы не кинулись в драку, потому что тогда Астарот не стала бы ставить на Айлив при всей своей к ней симпатии. Она прекрасно представляла, на что способны вампиры, а Антон явно не был расположен мирно разойтись – кто знает, что будет, если завяжется драка, и не покатится ли по полу красивая девичья голова. Она не вмешивалась, слушала, улыбалась. Ее не смущало и не злило произошедшее, хотя их и прервали в самый неподходящий момент – с другой стороны, приди клыкастый чуть позже, и момент был бы еще менее подходящим, а он вряд ли проявил бы деликатность, увидев, как они занимаются сексом.
[indent] – А я уже подумала, что он – твой… жених, – небрежно произнесла Астарот и усмехнулась. – И я случайно влезла в чьи-то сложные отношения. Извини.
[indent] Хотелось увлечь девочку обратно на диван, продолжить начатое – и, разумеется, выставить вон вампира, который только и думает, как испортить другим удовольствие, хотя даже не спит с ней. Ясное дело, это, конечно, его еда, но она и не пыталась кусать Айлив – нет, всего лишь трахнуть, и то нежно. По убеждению Астарота, если ты считаешь женщину не только своей кормушкой, но еще и своей женщиной, одних мыслей об этом как-то недостаточно, чтобы окружающие тоже это знали и не трогали чужое. Она не ждала, что он ответит согласием на ее предложение, как не ждала и того, что оно вызовет восторг у Айлив, но очередное заявление девочки вызвало у нее новый приступ безудержного веселья, который пришлось спрятать в глубине души. Она с выражением вежливого удивления на лице подняла брови и окинула взглядом сначала девочку, а затем и ее… «брата». Право слово, это уже слишком.
[indent] – Ах вот оно что, – она очаровательно улыбнулась. – Значит… брат? Тогда прошу прощения, – она развела руками, как будто бы полностью признавая свою неправоту. Не то чтобы инцест вызывал у нее какие-то отрицательные эмоции: вся человеческая изначальная культура построена на инцесте, от мифологии египтян и японцев до историй Ветхого Завета. Инцест впоследствии и запретили только потому что рано или поздно порожденное им потомство проявит признаки вырождения, а какой смысл в таком потомстве? – Я бы сказала, что для брата он слишком печется о том, с кем и когда ты спишь, но это ваше, семейное дело.
[indent] Можно было бы, пожалуй, подняться с дивана, но Астарот не спешила сокращать дистанцию между ней и вампиром, который все еще был молод по ее меркам, но и новообращенным считаться не мог. Мало ли что взбредет ему в голову. Она небрежно качнула кистью руки, расслабленно лежащей на колене.
[indent] – Маддалена. Называйте меня Маддалена, Антон. Что теперь? Вы потребуете меня предоставить что-нибудь, удостоверяющее мою личность? Впрочем, мы все еще можем сделать вид, что ничего не было: мне совершенно нечего скрывать, и я не собиралась как грабить этот дом, – «Боже правый, и что тут грабить?» – так и делать больно вашей сестре, – «Сестре, Острые Зубки, сестре – какая смешная ложь».

+2

14

«Маддалена».
Антон усмехнулся. Удостоверение личности, ну конечно. Если бы еще бумагам можно было верить. У него самого, например, формально тоже было удостоверение личности: в нем значилось, что он родился в Вене тридцать шесть лет назад. Вот только это, разумеется, не имело ничего общего с объективной реальностью, а раз его собственные документы – фальшивка, с чего бы ему верить в абсолютную подлинность чужих?

Пока Айлив говорила, Антон прошел дальше в гостиную и теперь стоял совсем близко к «сестре», явственно чувствуя исходивший от нее – да и Маддалены – запах алкоголя. Он подавил желание снова огрызнуться в ответ на ее слова, пытаясь вернуть себе контроль над эмоциями – и после очередного выпада Айлив просто посмотрел на нее в упор недоумевающим и сердитым взглядом, отказываясь верить тому, что слышит.
«Ты что, меня виноватым пытаешься выставить?..»

Ну уж нет. Она поступила безответственно, притащив домой неизвестно кого неизвестно откуда, пила, не предупредила его ни о своих ночных похождениях – ведь эти двое, судя по всему, здесь не так давно, – ни о ночном визите, а он должен чувствовать себя виноватым? Антон раздраженно покачал головой, но так ничего и не ответил, переведя взгляд на Маддалену.

Все еще было что-то тревожащее, если не сказать пугающее, в том, как спокойно – и, казалось, даже с некоторым любопытством, – ночная «гостья» реагировала на ситуацию. Мало кто, будучи застигнут врасплох таким вот образом в чужом доме, останется совершенно невозмутим – вплоть до того, что не попытается даже одеться или хотя бы прикрыться, не говоря уже о том, чтобы продолжать спокойно сидеть, наблюдая за распрей хозяев. В конце концов, кто знает, кем могут оказаться эти хозяева? Либо у Маддалены отсутствовал инстинкт самосохранения – что, впрочем, было тоже не так уж невероятно, ибо люди подчас способны просто на удивительные глупости, – либо у нее было, что противопоставить внезапно свалившимся на голову неприятностям.
Больше хотелось, конечно, верить в первое, но вероятность второго исключать было нельзя.

– Что вы, Маддалена. Мне нет абсолютно никакого дела до того, с кем и чем занимается моя сестра в мое отсутствие. Просто такой я странный человек – очень не люблю, возвратившись домой среди ночи, обнаруживать там людей, о которых ничего не знаю. Возможно, кто-нибудь это и любит, не буду спорить… и да: я вижу, что вы совершенно ничего не скрываете, – добавил он, намекая на ее нежелание последовать примеру Айлив и подобрать свою собственную одежду; впрочем, в этой фразе не было никакого упрека, просто констатация факта. – И у меня и в мыслях не было, что вы собирались нас ограбить или причинить вред Айлив, – последнее, разумеется, было ложью. По правде говоря, такая перспектива беспокоила его больше всего. – Хотя странно, конечно, что вы сами об этом заговорили. Как бы то ни было, я уверен, что моя сестра не стала бы приводить в дом кого попало, – последнюю фразу он произнес с сарказмом, который даже не пытался скрыть. – Наверняка она прекрасно знает, что вы за человек, – эти слова были адресованы уже скорее Айлив, чем Маддалене, и после них Антон, наконец, перевел взгляд на «сестру».
«Честно говоря, я предпочел бы, чтобы так и было».

+3

15

Айлив покачала головой.
- У меня нет жениха. А если бы был, то я не стала бы... - "даже пытаться искать себе кого-нибудь на ночь", - изменять. Это не в моём характере.
"Сложные отношения? Я - его еда. По-моему, эта самые простые отношения, которые можно придумать".
Руки онемели находиться в одном положении, держа дурацкое платье. Появлялось желание либо бросить его обратно на пол, что девушка с радостью бы и сделала, если бы не находящийся в комнате Антон, либо надеть его - что опять же осложнялось присутствием "брата". Айлив начала уставать от непонятных разборок и раздражалась от этого сильнее. Почему бы Антону не сказать, чего он хочет - чтобы они убирались отсюда, например, - и закончить этот фарс?
Сложно было уже вспомнить, как она была свободна пару часов назад, и как вдохновлялась наступившим праздником весь прошедший день. От тех светлых эмоций мало что осталось. Были только раздражение и лёгкая усталость. Если бы "брат" сделал им одолжение и покинул помещение, вероятно, она бы с радостью продолжила прерванное занятие, но чем больше проходило времени, тем меньше ей чего-либо хотелось. "Вот же любитель обломать весь кайф..."
На недовольные взгляды Антона девушка лишь пожала плечами. Чего он хочет? Чтобы она кроткой овечкой извинилась и послушно ушла в свою комнату раскаиваться в содеянном? ...вероятно, так и было бы, будь она трезва. Но в таком случае и этой ситуации бы не возникло. Так что придётся мужчине считаться с тем, что у неё всё-таки есть своё мнение и свои желания, о которых он мог не знать и которые его могли удивить.
И тон голоса "брата" продолжал действовать на нервы. Сколько можно?
- Я знаю достаточно для того, чтобы без страха общаться с человеком. Как ты уже слышал, Маддалена не собирается нас грабить или причинять мне вред. Ещё она работает в Инферно. Что ещё нужно, Антон? - Айлив упрямо взглянула на мужчину. - Чтобы я во время знакомства с любым человеком требовала данные его паспорта и сверяла отпечатки пальцев? Может, мне ещё с её родственниками до пятого колена нужно было познакомиться? Или все люди вокруг такие страшные, что меня нужно дома запереть, а то вдруг обидят ненароком?
"Надоело".
В пару шагов девушка преодолела расстояние до дивана и уселась на его край неподалёку от Маддалены. Изначально Айлив вскочила скорее от неожиданности, а теперь она банально устала стоять как истукан. Тем более что ничем предосудительным они больше не занимались. Да и одну руку от удержания платья можно было освободить.
- На всякий случай напоминаю тебе, что у меня есть возможность постоять за себя в случае опасности. Я не беспомощная и меня не нужно опекать, - добавила Айлив ядовито.
Конечно, она слегка преувеличивала. Контролировать свои способности она так и не научилась - да и не особо пробовала. Добраться до сестёр "Агнес" не хватило ни желания, ни храбрости. Однако девушка была уверена, что при особых обстоятельствах, особенно сопровождающихся сильными эмоциями, она сообразит, что нужно делать. Или способности сделают всё за неё.
Айлив повернулась к Маддалене и осторожно коснулась её руки, чувствуя себя виноватой.
- Прости, что тебе приходится выслушивать всё это, - извиняющимся тоном проговорила девушка.[status]wake up[/status][icon]https://pp.userapi.com/c841231/v841231965/42ee2/peoISJzoenI.jpg[/icon][sign]Seeing as time stood still
The way it did before
It's like I'm sleepwalking
Fell into another hole I dug
It's like I'm sleepwalking
[/sign]

+2

16

[indent] Неизвестно, поверил ли ей вампир, а прикрывать глаза, чтобы забраться в самые свежие слои его памяти, она совершенно не собиралась: незачем. Она ведь и так уже знала его достаточно давно, чтобы примерно представлять, что он может выкинуть.
[indent] – О, дорогая, то, что ты – такая приличная, увы, еще не означает, что остальные люди такие же. Мне попадалось немало… неординарных, скажем так, личностей. Так что прошу прощения за подозрения, – интонации в голосе Астарота, впрочем, были слишком непринужденно-легкими, чтобы считать ее объяснения и извинения полностью серьезными.
[indent] Жаль, конечно, что все оборвалось таким образом. Стоило бы выставить Антона за дверь, захлопнуть ее и держать, пока они с Айлив не закончат, но это означало создать банши лишние проблемы, а она, в отличие от вампира, была очень мила и вежлива с Астаротом – даже сейчас, хотя, нервничая, могла бы наговорить лишнего. К тому же не было никаких гарантий, что после того, как их прервали, Айлив согласилась бы попробовать еще раз. А наблюдать за их перебранкой уже становилось скучно, и демон предпочла бы вернуться домой, привести себя в порядок и отоспаться как следует перед завтрашним днем, если уж маленькая интрижка не удалась. Айлив бы определенно следовало почаще вспоминать о своем характере и собственных потребностях: подумать только, несчастная девочка до сих пор ни с кем не встречалась по-настоящему, и вряд ли потому что она решила прожить непорочную, праведную жизнь! А если все это и правда было по указке Антона, а не являлось каким-то огромным недоразумением, то девочке-банши определенно следовало сдать говнюка Ордену, что бы Астарот ни думала обычно о розенкрейцерах и о вампире, которому раньше скорее симпатизировала. И для чего он держит ее непорочной девой? Так вкуснее? Он говорил, и демон с польщенной улыбкой повела обнаженными плечами: скрывать и правда было нечего, начиная от имени этого тела и заканчивая его телом.
[indent] – Смотря что вы считаете вредом, Антон, – промурлыкала Астарот с самой очаровательной из своих улыбок и почти приторной сладостью в голосе, глядя ему в глаза. – Смею предположить, что уже тот факт, что ваша сестра встречается с женщиной – а может, и просто с любым живым существом, ходящим на двух ногах, кроме вас, вы уже считаете вредом для нее.
[indent] По правде говоря, она испытала легкое разочарование от этой, новой, встречи с Антоном. Если в прошлый раз он просто подстраивался под изменяющиеся условия мира, то теперь казался ей существом совершенно неприглядным в своей глупой ревности и собственничестве. Завел себе живую, говорящую игрушку и думал, что она всегда будет покорной и молчаливой. Кстати, об этом. Астарот мягко сжала пальцы юной банши.
[indent] – Ничего. Всякое случается. А позволь спросить, – она взяла ее за обе руки и перевернула тыльной стороной ладоней вниз, скользя как будто бы рассеянным взглядом по запястьям. Искомое нашлось на левой руке. – Как давно твой брат тобой питается?
[indent] Она перевела взгляд, полный вежливого интереса, на вампира и цокнула языком, готовая в любой момент отшвырнуть его обратно и удерживать неподвижным, пока она не уберется отсюда. А может, и Айлив с собой прихватит – хотя сейчас Астарот не была уверена, что хочет поиграть в благородного спасителя, да и вполне возможно, что банши устраивает роль еды.
[indent] – А что, Антон, удобно иметь кормушку, которая сама передвигается и подставляет руку… или шею, когда требуется?

+2

17

В идеале, Антону хотелось прервать не слишком уместную, как ему казалось, браваду Айлив прямолинейной отповедью. Напомнить, например, что он ей никакой не брат и вообще не родственник, и устраивать тут сеанс сепарации от него не требуется, потому что он и не претендует на ее самостоятельность. И естественно, она не его собственность: вампир, считающий ее своей собственностью, вряд ли вообще стал бы тратить время на вежливые беседы. Возможно, уже прикапывал бы эту блондинку на заднем дворе. Напомнить, по каким именно причинам он требует от нее осторожности в выборе знакомых. Что дело, в конце концов, не только в ней – хотя за нее он, без сомнения, тоже волновался; да и как она, в самом деле, собиралась «постоять за себя»? Юная, не умеющая управлять своими силами банши? Что она могла бы противопоставить тому же вампиру? Агрессивному гримму? Демону, наконец? Нет, он вовсе не считал, что ей следует запереться дома. Он даже уже сам начал думать, что, возможно, несколько переборщил с реакцией. Возможно. Не стоило посягать на ее желания и личное пространство. Но и приводить абы кого домой без предупреждения тоже не следовало – потому что ты живешь с вампиром, черт возьми, с вампиром, который просил тебя хранить его секрет, неужели это так сложно? Не говоря уже о том, что это все еще банально невежливо – не предупреждать кого-то, с кем ты делишь дом, о незваных гостях.

Ничего из этого, разумеется, он сказать вслух не мог, не раскрыв при этом их секрета, поэтому и приходилось разыгрывать из себя сердитого неизвестно на что брата. Ничего удивительного, что со стороны эта сцена, возможно, выглядела нелепо и даже забавно. Поэтому большую часть времени, пока Айлив говорила, Антон просто молчал, качая головой. Выдержка ее, однако, впечатляла: девушка вела себя так, словно он и вправду был надоедливым старшим братом, а не чужим ей, по сути, мужчиной и к тому же вампиром.

Антон закатил глаза в ответ на голословное обвинение Маддалены. Он, в конце концов, уже сказал, что его это мало волнует, хотя, пожалуй, все же несколько преувеличил степень своего равнодушия: появись у Айлив какая-либо личная жизнь, он бы, как минимум, постарался выяснить, кто именно стал объектом ее интереса, ради их общей безопасности. Но не объяснять же незнакомке, в самом деле, что он просто жил уже достаточно долго, чтобы понимать, что хрупкие невысокие блондинки не всегда те, кем кажутся?

Впрочем, объяснять, как выяснилось, и не пришлось.
Антон замер, как вкопанный, когда «Маддалена» – с этого момента он уже не был уверен, до какой степени это было ее настоящим именем, – принялась разглядывать запястья Айлив.
«Как давно твой брат тобой питается?»

Почему-то он совсем не был удивлен. Потому, вероятно, что записал «Маддалену» в список потенциально опасных лиц еще тогда, когда она с удивительным спокойствием отреагировала на его появление. Взгляд скользил по открытым участкам ее тела, не находя злосчастной татуировки, но это не успокаивало: скорее, наоборот. Он уже знал, что она не охотница – охотница не стала бы так рисковать в присутствии вампира, оставаясь раздетой и полностью безоружной. Можно было, конечно, надеяться, что она гримм или, к примеру, ведьма, но ведьма бы не догадалась так с ходу, кто перед ней, а гримм вообще вряд ли заинтересовался бы банши – да и с чего бы гримму решать, что перед ним именно банши-донор, а не просто пара вампиров, которые, к слову, действительно могут в каком-то смысле быть братом и сестрой?

Не говоря уже о том, что даже из перечисленных мало кто останется так спокоен в присутствии вампира. Вот демон – совсем другое дело.

– А у тебя очень проницательная подруга, Айлив, – сказал Антон, не сводя глаз с «Маддалены». – Вот поэтому я и не люблю незванных гостей. Они иногда чересчур догадливы.

«Кормушка». Вот же самоуверенное отродье. Кого это вообще должно было задеть, его или Айлив? Его бы точно не задело: он, в конце концов, сам служил такого рода «кормушкой» почти двадцать лет, и, надо признать, это были неплохие двадцать лет и ничего зазорного в этом Антон не видел. Впрочем, сейчас это не имело значения. Он перевел взгляд на Айлив, которая так некстати находилась в опасной близости от «Маддалены», прикидывая, успеет ли он при необходимости сделать хоть что-нибудь, даже если демон уже держит его на крючке, готовый в любой момент просто отшвырнуть прочь, и сможет ли Айлив действительно постоять за себя хоть сколько-нибудь.

Возможно, паниковать было рано. Врагом тут, судя по брошенным ранее обвинениям, считали Антона, а Айлив, с некоторым шансом, никто действительно не собирался обижать. Антон продолжил стоять неподвижно, переводя взгляд с Айлив на «Маддалену» и обратно. И с чего бы ей так переживать о том, что какой-то вампир завел себе донора или, если угодно, «кормушку»? Можно подумать, это такая редкость. Это что, демон, который воображает себя защитником несправедливо угнетенных смертных?

Хотя лучше бы это был демон такого рода – если они вообще бывают – чем кто-то из тех, кому доставляет причинять вред людям ради развлечения. Да даже это не обязательно: просто если бы на диване в теле Маддалены внезапно оказался хотя бы правдолюбец Гаап или Астарот с его загадками, Антон бы, пожалуй, даже порадовался – или, как минимум, успокоился.

– Маддалена, я не знаю, что вы подумали, – отозвался он, наконец, – но Айлив здесь никто не держит против ее воли и ни к чему не принуждает, в том числе что-то «подставлять». У нас просто договоренность. Полагаю, не мне вам объяснять, как бывают важны некоторые договоры. Я ведь прав?

«Может, ты даже скажешь сейчас, что я ошибся в своих заключениях. И клянусь, я буду не слишком против, если что-то просчитал неверно, и ты все-таки просто чокнутый гримм с нехарактерными постельными пристрастиями. Но в любом случае...»

Антон перевел взгляд на Айлив. Она, конечно, злится на него, и у нее есть повод, но сейчас, в самом деле, не до этого, не так ли? Может, конечно, Маддалена действительно ей не опасна. Может, он переборщил с паранойей, и, пройди он просто мимо гостиной, ничего бы не произошло – но сейчас было уже поздно сдавать назад. Кем бы ни была эта Маддалена или не-Маддалена, она знала, что представляет из себя Антон, и кто для него Айлив, а значит, он больше не мог верить ее уверениям о том, что она не причинит девушке вреда. А уж за сохранность своей шкуры он бы и вовсе не стал ручаться.

Остается только надеяться, что, если понадобится, он успеет среагировать вовремя... или с «Маддаленой» все-таки получится договориться по-хорошему.

+2

18

Чувствуя себя виноватой в том, что гостье пришлось наблюдать некрасивую сцену их ссоры, девушка протянула той руки, не подумав, что, наверное, не стоит показывать покрытую шрамами кожу так явно. Конечно, во время их тесного общения Маддалена и без этого могла разглядеть застарелые следы от порезов, но всё-таки они были немного заняты друг другом... Айлив уже начала прикидывать, что именно сказать в своё оправдание, как следующий вопрос девушки, произнесённый словно ненароком, пригвоздил её к месту.
"Что?"
Она шокировано уставилась на гостью, так и продолжая держаться с ней за руки и не заметив, как платье медленно сползло с груди и упало на колени. Нужно быть не простым человеком или совсем не человеком, чтобы распознать в той мешанине шрамов характерные следы от укусов. Привлекательная незнакомка из клуба вмиг превратилась в опасное существо, способное нанести вред им обоим.
"Неужели я умудрилась привести домой охотницу?"
Она застыла в ужасе, на миг представив, что может произойти, если Антона раскроют и укажут на его местоположение. Если вдруг такое случится, то вина будет целиком и полностью лежать на её плечах. Она совсем забыла, что в их ситуации расслабляться запрещено, потому что никогда не знаешь, какой знакомый может оказаться не тем, за кого себя выдаёт. А про незнакомцев и говорить-то нечего. И вот, она едва не переспала с такой "незнакомкой", которая сейчас сидела напротив неё и владела информацией, способной уничтожить их жизни. Непонятно, что она за человк. Специально ли Маддалена выслеживала её, знала ли о её связи с Антоном, или их встреча - это обычное случайное совпадение?
Являлась ли она вообще человеком?
Айлив тревожно взглянула на Антона и чуть отсела в сторону, освободив свои руки, неосознанно прижав их к себе, чтобы скрыть шрамы. Всем своим существом она надеялась, что встреча с Маддаленой - случайность, и у той нет намерений сдать мужчину Ордену или ещё как-то им навредить. Ведь она говорила, что не собирается делать ей больно. Насколько этим словам можно было верить в данный момент?
Когда Антон заговорил, объясняя их ситуацию, Айлив согласно кивнула, подтверждая его слова, и продолжила беспокойно изучать Маддалену. "Пожалуйста, пусть это будет просто глупая случайность. Никакой слежки, никаких заговоров. Просто человек, или не человек, который знает о вампирах, но не планирует истребить их на корню. Пожалуйста. Ты ведь не выглядишь опасной и злой..."
- Маддалена, - произнесла она тихо. Девушка не была уверена, что ей стоит что-то говорить, но она не могла молчать в такой момент. - Меня действительно никто ни к чему не принуждал. У нас взаимовыгодное сотрудничество. Мне необходимо было попасть в Канаду, жить здесь, и Антон помог мне в этом. А я обеспечиваю ему прикрытие. Вот и всё. Пожалуйста, не нужно это рушить.
Последняя фраза прозвучала несколько наивно, но Айлив постаралась вложить в неё максимум искренности. Она всё ещё отчаянно хотела верить в то, что Маддалена не держит в уме зла. Вдруг честность поможет им выйти из этой ситуации с наименьшими потерями?[status]wake up[/status][icon]https://pp.userapi.com/c841231/v841231965/42ee2/peoISJzoenI.jpg[/icon][sign]Seeing as time stood still
The way it did before
It's like I'm sleepwalking
Fell into another hole I dug
It's like I'm sleepwalking
[/sign]

Отредактировано Eiliv Wels (2018-01-05 17:06:40)

+2

19

[indent] Пора было заканчивать этот цирк и валить отсюда. По правде говоря, она устала – в том числе и от этих выяснений отношений между двумя, в сущности, совершенно чужими для нее существами, и она совершенно не собиралась примирять их или в действительности принимать одну из сторон, или послужить буфером и психологом одновременно. Это их собственные недопонимания – и пусть они сами ими занимаются. Она уже почти не злилась на этого мальчишку-вампира: в конце концов, его и только его дело, что он делает с едой, тем более, что и еда обладала определенной свободой перемещений и не вполне была похожа на забитую жертву, которая не сможет обратиться в полицию, если дело будет плохо. А где однажды появилась полиция, там рано или поздно появится и Орден. Это ее выбор – сама Астарот позволяла клыкастым себя кусать, если хотела этого, но никогда у нее и в мыслях не было стать для одного из них постоянным донором: помилуйте, это тот случай, когда щекотливое удовольствие, если прибегать к нему регулярно, превращается в унижение. Быть чужим кормом – хуже не придумаешь, если, конечно, это не ваши эротические игры. Но именно в этом Астарот сомневалась.
[indent] Она выдержала его взгляд и спустила ногу с постели, закинув ее на другую, выпустив руки банши и снова откинувшись на спинку дивана.
[indent] – Не жалуюсь, Антон, – холодно ответила она, так же холодно улыбнувшись. – Но, возможно, гости были бы менее догадливы, если бы вы просто пошли своей дорогой и не стали перетягивать все их внимание на себя.
[indent] Что он будет делать? Пожалуй, в условиях современного мира подобное открытие – вещь пренеприятнейшая, и может, ей стоило бы быть сдержаннее. Она расслабленно положила руки на спинку дивана и почти не моргала, глядя на Антона. Что ей с ним делать? Наверное, он задается сейчас таким же вопросом, глядя на нее. Она правильно сделала, что не стала к нему приближаться и рисковать, играя с вампирской быстротой. Пальцы Астарота с длинными ногтями постучали по обивке, выдавая ее задумчивость. Она желчно и недобро улыбнулась в ответ на его следующие слова – растянула губы, медленно, как будто бы нехотя и все еще не будучи уверенной в том, что ей вообще стоит улыбаться ему. Еще одно постукивание ногтей.
[indent] – Молчи, – наконец, сказала она после недолгого раздумья. – Молчи и сядь, будь добр, – по ее лицу прошла короткая дрожь то ли злости, то ли досады, то ли отвращения. Губы чуть кривились, когда она четко выговаривала каждое слово. Он еще будет рассказывать ей о ее договорах, мальчишка! – Терпеть не могу, когда на меня смотрят сверху вниз. Особенно после того как прервали.
[indent] Вот что все еще злило ее по-настоящему – то, что ему хватило наглости прервать их с Айлив, когда девочка уже была готова, когда девочка уже, пускай на ночь, но принадлежала ей. И тут приходит какой-то кровосос, устраивает скандал, смотрит на нее так, как будто она уличная шлюха, а не в меру дорогая эскортница (для такого города, как Генриетта – пожалуй, даже чуть выше классом, чем должно быть) и спрашивает, что она здесь забыла. И, разумеется, уже и речи не идет о том, чтобы продолжить прерванную близость! А ведь, наверное, сам он не любит, когда грубо прерывают его трапезы. Астарот хотела резко повернуть голову к девочке, когда та заговорила, но решила не выпускать вампира из поля зрения, и ее голова чуть дернулась. Но она слушала, и очень внимательно.
[indent] – Вот как. Какое… благородство, – ее брови дрогнули, а голос сочился сарказмом. – Передай мне, пожалуйста, бутылку, Айлив. Будет еще забавнее, если привез он тебя нелегально, и живешь ты по поддельным документам – прокурор города был бы в восторге, расскажи я ему на ночь такую сказку.
[indent] Забрав бутылку и сделав несколько глотков (а перед этим – одарив Антона красноречивым взглядом, явно говорившим о том, что это не время для него делать глупости), она облизнула губы и поставила бурбон на пол.
[indent] – Да с чего вы оба вообще решили, что ваши персоны представляют для меня такой большой интерес, чтобы тратить свое время на то, чтобы кому-то о вас рассказывать? – тихо, но достаточно внятно и четко проговорила Астарот. – Твое самомнение, Антон, на голову выше тебя самого.
[indent] Пожалуй, ей и правда пора было уходить. Злость, вместо того, чтобы утихнуть, снова начала разгораться. Астарот сделала паузу, проведя языком по зубам и раздумывая, а может, стараясь себя успокоить.
[indent] – И что мне с вами делать, скажите на милость? Попытаюсь уйти – и вы будете ждать, когда же к вам в двери постучатся, прости господи, розенкрейцеры. Останусь – и мы продолжим обсуждать личную жизнь Айлив. Ты мне очень понравилась, детка, жаль, что все так закончилось. Полагаю, не стоит оставлять тебе мой номер?

Отредактировано Maddalena Santis (2018-01-09 17:16:26)

+2

20

Антон ожидал какой угодно реакции. Он был морально готов к тому, что демон (если, конечно, его догадка была верна, в чем он теперь, после ее реакции, сомневался еще меньше) применит свою силу, швырнув его куда-нибудь в стену. Или, возможно, использует какие-либо другие свои способности, какими бы они ни были. Но его предположения не оправдались: переходить к активным действиям «Маддалена» не спешила.

Антон послушно опустился в кресло, даже не пытаясь спорить или возражать, а только молча глядя на «гостью», слушая и пытаясь предположить, как будут развиваться события дальше. Каждая брошенная «Маддаленой» фраза сочилась ядом, но это вовсе не задевало, а, напротив, придавало Антону странное спокойствие. По крайней мере, их жестокое убийство ради веселья в ее планы явно не входило. Да, она выглядела раздраженной, но, видимо, злилась куда менее, чем показалось ему сначала; либо же, как вариант, просто не считала вампира достаточной проблемой для того, чтобы пытаться тратить на него силу. А может, просто не хотела устраивать потасовку; как бы то ни было, это был не самый плохой расклад.

На словах о прокуроре Антон нахмурился, но отнюдь не потому, что подобная перспектива его сильно беспокоила. Сам он привык быть крайне аккуратен в этом вопросе: в конце концов, он никогда в своей жизни не имел не поддельных документов; но вот чего «Маддалена» хотела добиться, пугая такими заявлениями не его, а Айлив, он не вполне понимал. В конце концов, это же не вина девочки, что Антон решил их прервать. А та, судя по виду, и так была уже достаточно напугана внезапными фокусами со стороны своей новой «подруги». И не удивительно: какой реакции «Маддалена» вообще от них ждала, демонстрируя свою осведомленность о специфике их отношений? Разве не в запугивании была, собственно, ее цель? Или же она просто решила поиграть с их секретом, как кошка с мышью? Подразнив, а затем картинно заявив, что ей нет до них дела? В любом случае, не ей говорить Антону о чрезмерном самомнении. Подобное обвинение, пожалуй, было бы смешно слышать от любого демона – скромностью не отличается ни один из них, – но от того, кто в твоем собственном доме ведет себя, как хозяин положения, а тебя пытается выставить нежеланным визитером, оно звучит как-то особенно нелепо.

Антон перевел взгляд на Айлив. Он не был уверен, что она осознавала, кого именно привела домой. Возможно, решила, что «Маддалена» – охотница или что-то в этом роде. Он поймал себя на том, что совершенно не в состоянии продолжать злиться на девочку хоть сколько-нибудь еще: с одной стороны, возможно, не так уж и плохо, что она хотела развеяться, ей было бы полезно, но вот то, как это все обернулось…

Кроме того, она ведь была пьяна. Почему-то в процессе этой нелепой перепалки Антон совершенно об этом забыл. Утром она протрезвеет, и, скорее всего, это снова будет та Айлив, к которой он привык: замкнутая и молчаливая – и не хочется даже думать, что останется у нее в голове на память об этой ночи. Антон почувствовал легкий укол вины. Возможно, она хотела просто найти компанию на вечер. Может, завести новых друзей или даже отношения… хотя здесь у демона вряд ли были аналогичные планы, и ее в любом случае ждало бы разочарование. Но, пожалуй, «Маддалена» была права по крайней мере в одном – веди Антон себя чуть более сдержанно, этой неприятной сцены можно было бы избежать, а теперь… Теперь им с Айлив явно нужно поговорить, однако уже не при посторонних.

«Розенкрейцеры?»
Антон даже не пытался скрыть отразившееся на лице удивление. Вот уж чего он точно не ожидал от «Маддалены», так это того, что она соберется сдавать их Ордену. У демонов, в конце концов, полно других, своих собственных методов решения проблем, если бы она сочла их двоих – ну или по крайней мере только одного Антона – таковыми, да и у Розы и Креста пока что-то не наблюдается расставленных по городу урн для обращений граждан. Разве что проворачивать выход на них через полицию – но это муторно, долго и придется повозиться с толковым обвинением. Ну или, возможно, у нее есть свои люди среди «орков» – такой расклад был бы даже забавен, но казался очень уж маловероятным, как и, в целом, то, что демон вообще будет усложнять себе жизнь подобным образом из-за какого-то вампира и девочки, которая его кормит. Она ведь и сама только что сказала, что они не представляют для нее никакого интереса – что казалось вполне логичным. Раз уж на то пошло, почему ее вообще беспокоит, что они будут делать и чего ждать, когда она уйдет? Даже если спешно соберут вещи и сбегут в другой город, ей-то какое дело?

Антон слегка приподнял руки в жесте, который можно было истолковать как примирительный. Не факт, конечно, что у демона было желание как-то примиряться, но он и не надеялся, что они разойдутся друзьями. Какое уж тут – разойтись бы вообще, наконец.

– Думаю, будет проще для всех нас, если вы действительно просто уйдете, Маддалена, – ответил он довольно спокойно. – Сомневаюсь, что нам стоит кого-то ждать, но даже если и так, это, полагаю, только наши проблемы. Если угодно, я могу вызвать вам такси. И даже оплатить в качестве извинения за то, что испортил вечер.

Не то, чтобы он так уж сильно раскаивался, но что еще можно было сделать, в самом деле? Продолжать перепалку не хотелось, хотелось выставить «Маддалену» прочь ко всем ее родным чертям, после чего успокоить Айлив и, наконец, отдохнуть после непростой рабочей ночи.

+2

21

Выполнив просьбу Маддалены, девушка поёрзала на диване, чувствуя себя неуютно, и продолжила тревожным взглядом смотреть на гостью. Её изрядно напугала ненароком брошенная фраза о прокуроре. Неужели у этой девушки есть ещё и связи с этой сфере? Только проблем с законом им не хватает для полноты картины. Джек пот из неудач.
Обнадёживало только то, что Маддалена не торопилась переходить к каким-то активным действиям. Пусть она разговаривала несколько агрессивно, будучи хозяйкой положения, но она не кидалась к телефону, не названивала в полицию или прокурору и никаких магических ритуалов по вызову кого бы то ни было. Она просто сидела, парой слов удерживая в напряжении юную банши и совсем не юного вампира, умудряясь при этом напрямую не раскрыть своей сущности. Может, она действительно не имела никакого желания раскрывать их секрет кому-либо, как и говорила. Хорошо бы. Мерзкое ощущение - быть зависимым от желаний и возможностей другого человека.
Фраза гостьи заставила Айлив отвести взгляд в сторону. Нужно ли вообще отвечать на этот вопрос... Конечно, Маддалена ей тоже очень понравилась - в противном случае, она бы не присутствовала бы сейчас в их доме - и да, ей тоже было жаль, что всё закончилось так глупо. Но хочет ли она увидеть увидеть девушку снова? Однозначно нет, и дело не только в том, что та оказалась не простой танцовщицей из ночного клуба. Айлив и в пьяном виде было достаточно сложно признаться самой себе в своих желаниях, а уж будучи трезвой она бы никогда не стала делать что-то подобное. И номер телефона неожиданной знакомой ей тоже ни к чему.
Видимо, Айлив, даже находясь в такой стрессовой ситуации, всё ещё не протрезвела до конца, потому что на долю секунды ей стало жаль, что она не узнает номера Маддалены. Однозначно, алкоголь всё ещё гулял в крови и продолжал вызывать абсурдные эмоции и желания.
Айлив не знала, что думает Антон, который стал уже выглядеть несколько спокойнее, но уж она точно не сможет усидеть на месте, а на самом деле будет ждать прихода людей из полиции. Или из Ордена. Или просто будет метаться в волнениях по своей комнате, пока усталость не свалит её с ног у не удастся уснуть. Девушка уже тысячу раз успела пожалеть о том, что вышла сегодня из дома. Пожалуй, следующий крупный праздник она не будет праздновать вообще, как бы ни хотелось. Иначе она рискует опять найти проблем на свою голову.
Она едва заметно кивнула, когда Антон предложил Маддалене уйти. Эта ситуация явно исчерпала себя и должна была уже наконец закончиться. Сама же она не нашла никаких слов, да и нужно ли ей было что-то говорить? Разговор вёлся о ней, но не с ней, и какая-нибудь фраза может только всё испортить. Лучше уж пусть Антон закончит этот фарс, который на самом деле сам и вызвал. Девушке захотелось сбежать в свою комнату, но что-то ей подсказывало, что мужчина вряд ли так легко её отпустит с места "преступления". Поэтому она просто сильнее прижала руки к груди и уставилась в пол, гадая, насколько ужасным будет остаток этой ночи. И не придётся ли им вообще покидать этот дом, а то и город.[status]wake up[/status][icon]https://pp.userapi.com/c841231/v841231965/42ee2/peoISJzoenI.jpg[/icon][sign]Seeing as time stood still
The way it did before
It's like I'm sleepwalking
Fell into another hole I dug
It's like I'm sleepwalking
[/sign]

+2

22

[indent] Она, разумеется, не ждала, что девочка возразит ей. И, разумеется, не допускала даже мысли, что та достаточно смела, чтобы найти ее самостоятельно – это очень маловероятно. Уж скорее серая мышка снова завернется в свою серую шкурку и больше никогда и носа не покажет в Инферно, да и вообще не высунет этот нос даже за пределы собственной норки. Астарот было жаль: как бы ни обстояло дело, а она не желала этого Айлив и не хотела запугать маленькую банши еще больше – так вышло. Иногда выходит совсем не то, чего желаешь – даже у демонов. Она могла бы, конечно, стремительно одеться и выскочить за порог, как сбегающая любовница, но не собиралась этого делать, и ни одному клыкастому не заставить ее так поступить. Она имела на эту девочку не меньше прав, чем Острые Зубки.
[indent] – Прекрасно, вот мы и договорились. Ты же достаточно умен, чтобы понимать, что глупости не стоит делать ни сейчас, ни потом, мой дорогой представитель давно вымершего вида? – небрежным тоном спросила демон, поправляя чулки.
[indent] А бутылку она заберет с собой: грубиян-вампир определенно не заслужил этот бурбон, да и зачем он ему? Астарот встала и подняла с пола пояс с миниатюрной тканевой сумкой, щелкнула замком, застегивая его на бедрах, потянулась за латексным монашеским одеянием – прежде чем надеть его, она придирчиво осмотрела дорогой натуральный латекс: мало ли, вдруг его повредили во время всех этих волнений. Тогда можно было бы выставить вампиру счет, но Астарот сомневалась, что он в состоянии его оплатить.
[indent] – Разумеется, ты его оплатишь, Антон, это не подлежит никаким сомнениям и не обсуждается. И я не против, если ты сделаешь это прямо сейчас.
[indent] Если он ожидал, что она откажется из гордости, то глубоко заблуждался: демоническая гордость от человеческой очень далека, и эту гордость нисколько не задевало то, что она поедет домой за чужой счет – скорее, наоборот. Если есть возможность не тратиться самой, то зачем от нее отказываться? Стоило бы снова собрать в волосы в пучок, но это занятие, требующее времени, а Астарот не испытывала большого желания находиться в этом доме дольше, чем требуется: слишком натянутая и напряженная атмосфера, от нее еще немного, и заболит голова. Застегнув одеяние и поправив волосы так, чтобы они небрежно, но не в растрепанном виде лежали на плечах, она набросила на голову капюшон и повернулась к Айлив. Наклонившись, взяла ее ладони в свои и нежно улыбнулась:
[indent] – Прости, милая, я не знала, что все так выйдет, и не хотела тебя напугать, – ей, пожалуй, хотелось поцеловать юную банши на прощание, но Астарот не была уверена, что та не шарахнется прочь. Она наклонилась еще ближе и прошептала как можно тише: – Если встретимся еще раз, можешь называть меня «Асти». Но Антону – ни слова, – последние слова были сказан уже громче, и она бросила короткий взгляд через плечо, хоть и не увидела вампира – все это, впрочем, было сделано исключительно для артистичности сцены. – Он вел себя плохо и не заслужил.
[indent] Коротко усмехнувшись, она выпустила руки девушки, прихватила бутылку и пошла к выходу, сказав Антону короткое «Позволь на два слова» и потянув его за локоть к входной двери, чтобы все-таки поделиться кое-какими своими соображениями приглушенным до интимности голосом:
[indent] – Не будь тираном, Антон, тебе это не идет, и ты начинаешь меня разочаровывать. И если девочка не планирует уходить в монастырь… в общем, ее невинность с возрастом может стать проблемой: никаких нотаций и моих попыток ее развратить – чистая физиология. Современное общество очень остро бьет по самооценке в этом вопросе, особенно по таким скромницам, как наша милая девочка, которой и без того сложно. А ты же все-таки старше и опытнее. Я не говорю, что ты должен сделать это сам… Займись ее досугом, что ли.
[indent] Это было, разумеется, не все, что Астарот думала, но она полагала, что на этом можно и закончить: они с Антоном не старые друзья, чтобы вести долгие беседы на такие темы, к тому же это было слегка бестактно. Не будь Айлив и без того испугана, можно было бы поговорить с ней, но в чем смысл? Задерживаться, чтобы услышать ответ, Астарот не стала: пожала плечами, как будто показывая, что его дело, следовать ее советами или нет, открыла входную дверь и покинула дом. Нереализованное сексуальное желание требовало выхода, но сегодня, похоже, придется ограничиться игрушками: не бросаться же на водителя такси, тем более что большинству из них плата натурой совершенно ни к чему. И, может, холодный воздух ее остудит.

+2

23

– Серьезно?..
Антон пробормотал это слово вполголоса, когда дверь за «Маддаленой» закрылась, и оно, пожалуй, исчерпывающе описывало его отношение ко всему произошедшему.

Он понятия не имел, что демоница хочет ему сказать, когда та позвала его «на два слова», но все же последнее, чего он ожидал – лекция касательно девственности Айлив.
«А. Так это ты тут, значит, благотворительностью занимаешься. Выводишь молоденьких девочек в жизнь. Похвально, похвально».
Антон ничего не сказал в ответ, однако на всякий случай слушал ее внимательно; правда, вскоре понял, что позже он, вероятно, пожалеет об этом. Не то, чтобы ему так уж хотелось слышать все то, что «Маддалена», как выяснилось, собиралась ему донести.

«Займись ее досугом». Интересно. И каким образом, по ее мнению, Антон должен это сделать? Пригласить для Айлив проститутку? Подарить ей вибратор на Рождество? А главное, с чего и почему это должен делать он? Какое вообще ему дело до ее девственности? Айлив уже двадцать лет, и если уж она умудрилась переехать на другой конец планеты, то вопрос со своей девственностью она как-нибудь в состоянии решить сама, без бдительного Антонова надзора. Он чуть не прыснул на фразе «я не говорю, что ты должен сделать это сам» – вот уж действительно, хоть на этом спасибо, ведь, скажи ему сейчас демон, что должен, Антон бы немедленно послушался и пошел лишать Айлив девственности. Куда же без этого.

Все это было, конечно, просто до нелепого смешно, но вместе с тем несколько злило. Антон совершенно не собирался мешать Айлив лишаться девственности, но и участвовать в этом процессе он тоже как-то не планировал и тем более не считал себя обязанным. Он вообще до сегодняшнего дня не задумывался о том, девственница ли она, и предпочел бы и дальше быть не в курсе таких деталей ее жизни.

Что там еще? Ах да, не быть тираном. Нет, конечно, ожидать понимания твоей ситуации и учета и твоих интересов тоже от человека, с которым живешь в одном доме – непростительное поведение, достойное настоящего тирана, но что вообще значит «ты начинаешь меня разочаровывать»? Когда он успел ее «очаровать», для начала?
«Да… ладно?»

Догадка мелькнула в голове, но Антон, немного помедлив, отмахнулся от нее. Какая, по большому счету, разница, «Маддалена» ведь все равно уже ушла, и ее не спросишь, прав ли он. А Антон и не был уверен, что вообще хочет знать ответ. Это бы мало что изменило, ведь она-то наверняка его узнала, но что-то не набросилась с объятиями и не поспешила себя раскрывать. Что ж, ладно. Даже если он и прав. Не то, чтобы ему было жизненно необходимо хорошее отношение со стороны демона, которого он видел три раза за всю свою жизнь и, если повезет, больше не увидит вообще.
Хотя, учитывая срок, отмеренный им обоим, вряд ли ему так повезет.

Антон вернулся в гостиную, где оставалась Айлив – и замер на пороге, осознав, что совершенно не знает, как вести себя дальше. Нужно поговорить, но о чем? Вернее, ясно, о чем, но как начать? Хотелось, с одной стороны, извиниться за то, что он помешал, но и совсем не злиться Антон тоже не мог – слова «Маддалены» возымели отнюдь не тот эффект, который, вероятно, планировался, в конечном итоге только раззадорив его снова. Их отношения правда так выглядят со стороны? Он, стало быть, тиран, который контролирует каждый шаг своего донора?

Сердиться на Айлив у него тоже были причины. Если уж ей хотелось отдохнуть, почему нельзя было пойти в какой-нибудь мотель? Конечно, неизвестно, как отреагировал бы он сам, не обнаружив Айлив дома так поздно ночью. Но тогда почему она хотя бы не написала смс?

Впрочем, самое главное «почему» здесь – это «почему они не обговорили такие вещи заранее?» Видимо, потому, что никто из них не предполагал, что такое вообще потребуется. Антон никого не планировал водить домой, а о том, что так может поступить Айлив, он как-то даже не задумывался. Она, скорее, производила впечатление одной из тех девочек, к которым возлюбленные лазают тайком через окно, но никак не той, что снимает в клубе сомнительного поведения барышень. Одержимых демонами, но это сейчас неважно.

– Она ушла, – сказал Антон, наконец, потому что молчание начинало напрягать.
Он хотел сказать что-нибудь еще. Что-то вроде «как ты?» или «в порядке ли ты?», или «извини» и «я не хотел». Однако слова застыли в горле, никак не желая себя озвучивать, и все, что приходило ему на ум, казалось каким-то нелепым и неуместным.
– Я не думаю, что от нее стоит ждать проблем, – сказал он, наконец.
Легче не стало.

+2

24

Со смешанными чувствами Айлив наблюдала, как Маддалена облачается в свой латексный наряд. Её снова кольнуло сожаление, связанное с уходом гостьи, но сильнее всё равно было облегчение. Вечер вышел слишком разнообразным по эмоциям, и часть этих эмоций девушка с радостью бы забыла или перестала чувствовать. Оставить бы только то, что было часом-другим ранее.
Маддалена наклонилась к ней и взяла её за руки. Айлив было напряглась, но слова гостьи и её мягкий тон немного успокоили девушку. Очень хотелось той поверить и отпустить мысли о вламывающихся в дом полицейских или членов ордена. Да и она уже не выглядела такой угрожающей.
"Асти?"
Айлив удивилась, но всё-таки кивнула таинственному шёпоту, показывая, что поняла и ничего не скажет "брату". Они вряд ли когда-то встретятся снова, пусть и не стоит говорить "никогда", потому что Генриетта маленький город, и девушке вряд ли придётся называть Маддалену Асти. Интересно... Это её настоящее имя или что-то большее, чем просто имя? Наверное, всё же первый вариант, иначе зачем сообщать личные подробности мимолётной знакомой, о которой забудешь через пару дней?
Проводив взглядом покинувшую гостиную Маддалену и ушедшего вслед за ней Антона, Айлив откинулась на спинку дивана и уставилась в потолок. В голове у неё царила каша из эмоций, мыслей и воспоминаний. Столько всего произошло буквально за несколько часов и сложно было успокоиться и привести себя в порядок. Она даже просто с трудом могла понять, что чувствует. Разочарование? Да, пожалуй. Праздник должен был выйти радостным и беззаботным, а не таким, каким он получился. Сожаление? Определённо. Но жалела она всё-таки не о том, что вышла сегодня из дома, посетила бар и там напилась - хотя и об этом тоже, но совсем немного - а о том, что не смогла закончить вечер, как того хотелось. Жалела о том, что сейчас она не в жарких объятиях прекрасной девушки, а полуобнажённая сидит на диване и разглядывает побелку на потолке. И она уже начала замерзать.
Прямо предел мечтаний.
И, конечно же, она злилась.
До этого злость почти ушла из-за неожиданного "выступления" Маддалены, сменившись страхом, но сейчас, когда в доме наконец остались только они вдвоём с Антоном, раздражение вернулось. Как и вернулся вопрос, который так и хотелось бросить мужчине в лицо, как перчатку.
Почему?
Почему Антон, который всегда был таким невыносимо правильным и почти занудным, не смог молча пройти мимо гостиной и оставить их в покое? От такого человека, как "брат" Айлив скорее ожидала выговора утром, или какой-нибудь предупреждающей смс-ки после того, как он их заметил, или ещё чего-нибудь, но уж не того, что он ворвётся в комнату и в буквальном смысле разгонит их по домам. Какая муха его укусила, что он повёл себя так, как сегодня?
Айлив не понимала мотивов Антона, не могла понять его самого или придумать хоть какое-то мало-мальски достоверное оправдание для его поступка и это злило её. Конечно, она тоже была виновата в произошедшем, хоть и действовала без умысла, но, чёрт возьми!..
Почему?
Она перевела взгляд на вернувшегося в гостиную мужчину и, спохватившись, снова прикрыла грудь платьем. И это тоже уже начинало раздражать. Ну и что он стоит на пороге? Планирует, с чего бы начать лекцию о её плохом поведении?
- Замечательно, - буркнула Айлив в ответ на слова Антона. Ушла и ушла. Если от Маддалены на самом деле не стоит ожидать проблем, то это хорошо, но на данный момент девушке от этой информации ни холодно, ни жарко. Ну... или холодно.
- Может, тогда и ты уже уйдёшь? - "Наконец?" Не лучший способ начать беседу, но Айлив и не собиралась ни о чём разговаривать. Она просто хотела одеться и уйти в свою комнату. Или даже принять душ, чтобы согреться и смыть с себя этот день. - Я, если ты заметил, слегка раздета и уже начинаю замерзать. Ты мешаешь мне одеться.[status]wake up[/status][icon]https://pp.userapi.com/c841231/v841231965/42ee2/peoISJzoenI.jpg[/icon][sign]Seeing as time stood still
The way it did before
It's like I'm sleepwalking
Fell into another hole I dug
It's like I'm sleepwalking
[/sign]

+2

25

«Одеться?»
К собственному удивлению – и местами даже стыду – Антон не сразу сообразил, что Айлив, наверное, действительно мешало его присутствие. Его голова была настолько забита самыми разными мыслями, что он даже не обратил внимания, что «сестра» до сих пор практически раздета. И это был, конечно, не тот аспект, где спор имел место, поэтому без лишних пререканий Антон просто развернулся к Айлив спиной, опершись плечом на косяк ведущей в гостиную арки и сложив руки на груди. Ни к чему, разумеется, чтобы его взгляд ее смущал или злил. Но вот уходить совсем Антон не собирался.
Им нужно было поговорить.

– Я не смотрю, – сказал он. – Извини.
В памяти вдруг всплыла картина из прошлого, сейчас казавшегося уже таким далеким: доктор Мерле, высокая, крупная блондинка, выше Антона на целую голову, уверенными движениями сшивает распоротые сосуды на тоненькой, хрупкой, бледной руке пациентки, которую тогда он знал только по записанному в карте имени. Айлив, конечно, не помнила этого; не знала, что Антон уже видел ее практически обнаженной, и он не собирался ей рассказывать прямо сейчас: незачем, да и это, в конце концов, абсолютно не имело значения в контексте того, что он собирался с ней обсудить.

– Нам нужно поговорить, – произнес Антон, прислушиваясь к шороху ткани у себя за спиной.
«Нам». На самом деле, он не был уверен, что ей это было нужно так же, как и ему, и что это было нужно ей вообще. Это была его собственная потребность – задать несколько вопросов, сказать несколько слов. Возможно, сейчас, пока Айлив не слишком трезва, этот разговор и не окажет желаемого эффекта, но Антон не был уверен, что готов вот так просто отложить его до утра.

К тому же, он подозревал, что «сестре», все-таки, тоже было, что ему сказать. Была же какая-то причина, почему она не поднялась к себе в свою комнату за то время, что он провожал «Маддалену». И если это действительно имело место, то, что бы там ни было, Антон хотел бы услышать это сейчас, пока такая возможность вообще была: пока алкоголь, судя по тому, что уже успело произойти, добавил Айлив смелости и решимости открыто выговаривать ему то, что было у нее на уме. Протрезвевшая, «завтрашняя» Айлив, возможно, будет куда более внимательна к его словам, вот только от нее самой он, вероятно, не добьется никакой искренности.

– Почему ты привела ее домой, Айлив?
Слова нашлись сами, не дожидаясь, пока Антон сформулирует их; в этот раз он не успел даже задаться вопросом «с чего начать».
Это сейчас волновало его больше всего.

Отредактировано Anton Dreier (2018-02-21 23:45:38)

+1

26

Он не ушёл.
Он не ушёл, а замер на пороге в гостиную, просто отвернувшись. Айлив рассчитывала, что её недовольный тон подскажет Антону, что она не расположена к лекциям или вообще любым разговорам, но тот либо не понял, либо просто предпочёл этого не заметить. Замечательно, просто чудесно. Устраивать разбор полётов среди ночи именно то, чем она хочет сейчас заниматься.
Девушка просверлила спину мужчины сердитым взглядом, раздражаясь всё больше с каждой секундой, и, глубоко вздохнув в попытке успокоиться, встала и принялась надевать платье. Делать это было не очень удобно из-за расположения застёжки, особенно когда руки плохо слушались то ли от эмоций, то ли от остатков алкогольного опьянения, поэтому девушке пришлось немного повозиться. Пока она пыталась застегнуть платье, Антон произнёс фразу, которая заставила девушку до боли закатить глаза.
"Нам нужно поговорить".
- Да боже мой, - буркнула он сквозь зубы, воюя с застёжкой.
"Нет, Антон, всё, что нам сейчас нужно - или мне - это разойтись по своим комнатам и лечь спать, а не торчать тут".
Что он хочет ей сказать? Сообщить очевидный факт, что она поступила глупо и безответственно? Что могла раскрыть их тайну какому-нибудь заинтересованному в ней человеку, например, охотнику? Или что нечего шляться по клубам и приводить домой кого попало?
Эти мысли только раздражали её всё больше, и на тот момент, когда она наконец справилась с платьем и Антон повернулся к ней, девушка готова была уже рвать и метать.
Нет, она, конечно, знала что жизнь в одном доме с человеком гораздо старше её будет не сахар, но он ей всё-таки не отец и не брат, чтобы следить за её поведением и отчитывать за него.
Его вопрос заставил Айлив нахмуриться и скрестить руки на груди, будто она старалась спрятаться от нежеланных расспросов.
- А что, было бы лучше, если бы я осталась с ней в Инферно и обжималась бы в каком-нибудь загаженном туалете? - Она не скрывала, а нарочито выделяла раздражение голосом. - Потому, что я хотела банальных удобств и потому, что я знала, что дом сегодня пустой?
Девушка наклонилась, чтобы поднять с пола корсет, и рывком закинула тот на диван. У неё возникло желание выкинуть к чертям и платье, и весь сегодняшний наряд, просто чтобы он не занимал место в шкафу и не напоминал об испорченном вечере.
- И, знаешь, всё было замечательно, пока кое-кто не решил, что в нашу компанию необходим третий. Я не понимаю, - она вскинула на него полный недоумения взгляд, - Что, неужели настолько сложно было проигнорировать, что здесь происходило? Нельзя было уйти в свою комнату ну или хотя бы как-то предупредить о своём возвращении, а не делать - так?[status]wake up[/status][icon]https://pp.userapi.com/c841231/v841231965/42ee2/peoISJzoenI.jpg[/icon][sign]Seeing as time stood still
The way it did before
It's like I'm sleepwalking
Fell into another hole I dug
It's like I'm sleepwalking
[/sign]

+2


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » I came, I saw, I made it awkward


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC