«Она внимательно всматривается в лицо старшего брата, — теперь же можно называть его именно так? — силясь различить возможную фальшь. Словно заранее ожидая подвоха. Матильда паршиво разбиралась в людях...» читать далее
В этот город идёт много дорог, но никто вам не скажет, что приехал сюда просто из любопытства. Почему же? Всё просто. Этот город окутан тайнами и многовековой историей, которую каждый житель может поведать лишь шёпотом. В этом городе есть Потерянное озеро, где легко можно пропасть и самому. Что-то странное в густых лесах. Зло ходит рядом с добром. Это не простой городок в Канаде. Это Генриетта, и она вас не отпустит просто так.
HENRIETTA: ALTERA PARS
Генриетта, Британская Колумбия, Канада // октябрь-декабрь 2016.
// LUKE
ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AGATHA
АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// REINA
РЕЙНА БЕЙКЕР
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AMARIS
АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GABRIEL
ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
//

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » Deep down you already know the truth


Deep down you already know the truth

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://storage4.static.itmages.ru/i/17/1204/h_1512404755_7741406_842aebe3a5.png
http://storage2.static.itmages.ru/i/17/1204/h_1512404741_3496822_9bed0723a1.gif  http://storage3.static.itmages.ru/i/17/1204/h_1512404750_2454505_bae7f4f7d3.gif
Deep down you already know the truth
Ursula Eylhart, Anton Dreier
Октябрь 1940, Лондон.
Растерзанный бомбардировками город – подходящее место для того, чтобы спрятать свою бесчеловечность. Но не ото всех.

[sign]morality ends where a gun begins[/sign][icon]http://storage8.static.itmages.ru/i/17/1204/h_1512407064_4125875_ae45a193e0.png[/icon]

Отредактировано Anton Dreier (2017-12-04 20:06:37)

+2

2

Этот мир сходит с ума. Он утопает в крови, разрухе. Этот мир слетел с катушек, если они считают, что война - это хорошо. Человечество сошло с ума. Или же только пара человек, что решила устроить кровопролитную войну. Урсул не понимала их. Жизнь человека слишком коротка, чтобы тратить её на это. Война же ещё больше укорачивает жизнь. И неужели это необходимо? Неужели эти люди настолько не ценят свои жизни? Неужели эти правители государств, у которых что-то помутилось в голове, отправляют тысячи людей на смерть и радуются этому? Для того, чтобы понять, как ценна человеческая жизнь, нужно ее лишиться.
Лондон горел, а небо над ним рыдало. Лондон страдал, раздираемый бомбами, что сбрасывались на него каждую ночь. Урсула рыдала в душе вместе с ним. Ее любимый Лондон больше не был оплотом безопасности, оплотом покоя. Теперь здесь жили от ночи до ночи, лишь бы пережить ещё один день. Урсула не могла умереть под бомбами, что падали с неба, как звезды смерти. Но смотреть на это все она тоже не могла. Люди умирали семьями. Люди, заживо погребённые пол обломками, умирали без надежды. Им никто не мог помочь.
Тысячи убитых, ещё больше раненых. Урсула смотрела на Лондон, дымящийся, разрушенный, с Биг Бэна, и не могла сдерживать боль, что из неё вырывалась наружу. Она просто хотела, чтобы это все закончилось. Но один безумец, что жил в Германии, не хотел этого. Он хотел господства. Этот мир принадлежал идиотам.
Но в нем было и свое очарование. Как бы Урсула не хотела это отрицать, но уничтожения мира, и всего человечества она не хотела. Это было бы слишком большим расточительством. Ну и это означало бы ее смерть. А она так привыкла к жизни, что пока что не собиралась ее лишаться. Хоть это была и какая-то недожизнь. Безусловно, Урсула забирала жизнь. Но она пыталась отдавать что-то взамен. Как бы уравновешивая весы своей кармы.
Сейчас она помогала в произвольном госпитале, персонал которого собран из добровольцев, имеющих хоть какое-то отношение к медицине. И Урсула не прошла мимо. Как бы ей не хотелось оставаться ото всех в стороне, но помощь страждущим - это было ее поприще с той поры, как от нее ушел брат. Она от него уже несколько лет ничего не слышала, и только надеялась, что с тем все в порядке. Она искренне в это верила. Даже странно, откуда у монстра столько света внутри.
Сейчас она шла вдоль руин по улицам Лондона. Вдоль руин, на которых еще не успела осесть каменная крошка от ночных налетов. Эта каменная пыль была везде. Она пропитала воздух Лондона, проникла в легкие, и осталась там навсегда. Она будет памятью этих событий спустя много лет. Девушка зашла в здание старого склада, в котором сейчас стояли в несколько рядов койки с ранеными жителями. Они стонали от боли, умоляли сделать хоть что-то. Она бы сделала все. Но делала только то, что в ее силах. Она никогда никого не обратит по воле случая. Никогда не обратит человека, который просит об этом в агонии. Потому что потом это станет адом и для нее, и для него. Так зачем оно ей?
Она пошла на очередной осмотр. Так каждую смену. Она всего лишь разносила лекарства, которых было так ничтожно мало, и хватало далеко не на всех. Она меняла повязки. Она следила за состоянием. Она успокаивала тех, кому нельзя было помочь. Сегодня таким был юный Эйдан, которому едва исполнилось 19 лет. Он пострадал четыре дня назад, когда вытаскивал сестру из-под обломков. В итоге, он попал под них сам. У него были множественные переломы, размозжена нога и краш-синдром с почечной недостаточностью во всей красе. Урсула не была уверена, что он выживет. Он находился в забытье из-за сильной интоксикации. Она подошла к ему, села на кровать, и взяла за руку, говоря, что с ним все будет хорошо. И когда он повернул голову, она заметила две маленькие дырочки на шее.
Она была вне себя. Неужели кто-то мог опуститься так низко? Урсуле срочно нужно было встретиться с этим вампиром, что предпочел пир на столе умирающих. Она дождалась ночи, сидя на табурете в тени госпиталя. Этот вампир был молод. Потому что те, кто старше ее, так глупо не выдали бы себя.
Она заметила у входа, и фигуру, что направлялась к кровати Эйдана. Тому оставалось жить всего несколько часов. Но вампиру какая разница?
- Наживаемся на страдающих, да? - Она увидела, как блеснули глаза вампира в темноте, а потом тот направился в ее сторону во всей своей вампирской красе с черными глазами и вздутыми венами. Она остановила его, схватив за горло, и опустив на пол, не давая воздуху пройти в легкие. Хоть вампирам и не нужно было дышать, но боль сдавления они ощущали, - Даже не пытайся. Я старше тебя.

+1

3

Гул немецких бомбардировщиков над городом за месяц стал уже привычным. Словно и не было никогда в Лондоне мирной, тихой жизни, словно эти безумные ночи, полные разрушений, дыма, огня и смерти, всегда были такими. Удивительно, насколько быстро человеческий разум способен адаптироваться даже к самым ужасным из перемен.

Антон выбросил сигарету, прислушиваясь к звукам наконец-то стихших улиц. Бомбардировки уже не вызывали такой паники, как раньше – население быстро научилось чуть что прятаться по подвалам и тоннелям метро, пережидая очередную «бурю». Вечерами почти никто не выходил на улицы кроме как из крайней нужды, предпочитая, видимо, в момент атаки находиться хотя бы в относительной, но безопасности.
Что ж, их можно было понять.

Вот только все это – крайне неудачный расклад для хищника, избравшего Лондон территорией своей охоты. На кого охотиться, если вся добыча перепугана и разбежалась по подземным норам в поисках укрытия? Еще каких-то две недели назад Антон без труда даже не находил, а попросту натыкался то тут, то там на тяжело раненых, чьи последние мгновения он мог ускорить – избавив, возможно, от нескольких часов мук перед смертью. Но теперь ему и с этим не везло: людей на улицах становилось меньше с каждой ночью. Впрочем, тут Антон не поручился бы, стали ли они лучше прятаться или же их просто так много успело погибнуть. Возможно, и то, и другое.

Как бы то ни было, охотиться стало сложнее.
И чего людям не жилось спокойно, думал Антон, осторожно пробираясь по полуразрушенной улице в сторону старого склада, служившего сейчас импровизированным госпиталем для горожан. Того, что творилось в 14-18 годах этого века, уже было достаточно, чтобы понять: чем дальше будет заходить прогресс, тем хуже будут становиться вооруженные конфликты. Авианалеты и ядовитый газ это вам не штыки и не сабли наголо. Антон даже предполагать не решался, на какой срок затянется та война, что уже развязалась сегодня, сколько еще народу окажется втянутыми в нее и сколько их в итоге погибнет – как солдат, так и гражданских.

От ближайшей к нему стены откололся кусок, рухнув на разбитую мостовую и чудом не задев вампира, который только благодаря своей реакции успел среагировать и увернуться. Ох уж эти бомбардировки. Вряд ли братья Райт, пытаясь осуществить мечту человека о полетах, предполагали, как именно будет применяться их изобретение. Хотя кто знает...
Антон отряхнул пыль со своей солдатской куртки – не своей, конечно, строго говоря, но тому, кому раньше принадлежала эта форма, она уже недели три как была ни к чему – и прошел внутрь здания склада.

Он быстро понял, что ранее был, вероятно, несколько неосторожен. В свой первый визит сюда Антон решил, что Орден будет слишком занят, чтобы обследовать раненых на предмет вампирских укусов, и в этом он, возможно, был прав. Чего он не ожидал, так это обнаружить здесь другого вампира. Даже почувствовав сородича, Антон успел только удивиться его – точнее, ее, как выяснилось, – присутствию. На какое-то мгновение он предположил, что незнакомая вампирша преследовала цели, схожие с его собственными – однако ее действия красноречиво говорили об обратном.

Зря, пожалуй, он попытался к ней подойти. Хватка у девушки была крепкой, жесткой – действительно, старше, подумал Антон, и сильнее. Какое-то время он молча разглядывал ее, практически игнорируя боль (всего лишь чуть-чуть придушила; не самое страшное, все-таки, что он переживал в своей жизни). Блондинка. Совершенно точно никогда не встречалась ему раньше, что уже было странно – среди вампиров значительно старше него было мало тех, с кем бы он в свое время не пересекся через Марилиз.

Что вообще должно было значить это ее «наживаемся на страдающих»? Можно подумать, несчастному мальчишке так сильно теперь нужна его кровь. Скорее уж наоборот: не слишком ли жестоко ждать, пока раны, явно не совместимые с долгой и счастливой жизнью, его медленно и мучительно добьют?
«Может, он для нее чем-то важен?..»

– Леди чего-то ждет? – осведомился Антон, наконец, ощутимо хрипло; говорить в таком положении было непросто. – Если желаете поболтать, мисс, то это будет гораздо проще сделать, если вы меня отпустите.
«А если решила оторвать мне голову, то чего ждешь-то?»[icon]http://storage8.static.itmages.ru/i/17/1204/h_1512407064_4125875_ae45a193e0.png[/icon][sign]morality ends where a gun begins[/sign]

+1


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » Deep down you already know the truth


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC