«Она внимательно всматривается в лицо старшего брата, — теперь же можно называть его именно так? — силясь различить возможную фальшь. Словно заранее ожидая подвоха. Матильда паршиво разбиралась в людях...» читать далее
В этот город идёт много дорог, но никто вам не скажет, что приехал сюда просто из любопытства. Почему же? Всё просто. Этот город окутан тайнами и многовековой историей, которую каждый житель может поведать лишь шёпотом. В этом городе есть Потерянное озеро, где легко можно пропасть и самому. Что-то странное в густых лесах. Зло ходит рядом с добром. Это не простой городок в Канаде. Это Генриетта, и она вас не отпустит просто так.
HENRIETTA: ALTERA PARS
Генриетта, Британская Колумбия, Канада // октябрь-декабрь 2016.
// LUKE
ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AGATHA
АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// REINA
РЕЙНА БЕЙКЕР
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AMARIS
АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GABRIEL
ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
//

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » судьбы миражи


судьбы миражи

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Почувствуешь в воздухе
Нездешние отзвуки,
Увидишь сквозь морок лжи...

http://funkyimg.com/i/2zRwW.gif http://funkyimg.com/i/2zRwX.gif
судьбы миражи
Edwin Cohen, Yves Fabre
Генриетта, кабинет Ива Фабре; 16 декабря 2015 года
Когда надежды не остается, возможно, самое время идти к психотерапевту.

+1

2

Отчасти Эдвин понимал, что ему ни за что не переубедить отца, не достучаться до такого же невероятного упрямца, как он, вбившего себе в голову, что вся его жизнь закончилась с первым странным сном, а после превратилась в череду адских мук и только. Знал ли он, как сильно Эд его любил, всем сердцем желая помочь еще с детства? Понимал ли, что еще маленьким мальчиком взял на себя вину за плохое состояние отца, и продолжал пытаться спасти его даже во взрослом возрасте. Вернуть его к семье, дать понять, что его дар хоть и очень изматывает, но не ставит крест на всей жизни, а даже наоборот, с ним вполне можно жить и при этом еще служить великой цели.
В детстве Эдвина сначала распирало от любопытства, когда речь заходила о чем-то сверхъестественном, населяющем город, ему хотелось познакомиться поближе с ведьмами, увидеть воочию, как они творят магию, поговорить с медиумами, исследовать все странные места в округе. Но затем, видя, как от дара страдает отец, Эд все чаще ловил себя на мысли, что просто ненавидит все эти проявления чертовщины, как часто называл их Роберт, и постепенно эта точка зрения все больше укоренялась в нем. Он постоянно слышал, как родитель сетует на то, что не родился обычным человеком, и будь проклят тот день, когда его призвала лей-линия. Эд начал сторониться всего необычного, боясь, что это будет приносить ему такую же боль, как и отцу. И с тяжелым сердцем наблюдал за тем, как непросто приходится его матери. Но он совершенно не представлял, как ей помочь, как сделать свою семью счастливой и спокойной, такой, какой были семьи его родственников и бабушки с дедушкой. Чаще всего именно там Эд и проводил свое свободное время, хоть на какое-то мгновение забывая о той холодности, что обычно царила в отношениях его родителей. Так было не всегда. Мать безумно любила отца, но тот настолько отстранялся, что похоже, чувств у нее оставалось все меньше. Эдвин жалел своих родителей и винил себя во всех бедах, а больше всего винил то сверхъестественное, что происходило вокруг.
Но чем старше он становился, тем больше осознавал, что все не так просто, что мир не делится на белое и черное, и что даже колдуны и ведьмы это вполне себе обычные люди, только с дополнительными способностями, так же как и его отец. И он не ненавидит своего отца, так почему должен так относится к остальным. Его видение мира постепенно расширялось и углубилось еще больше с поступлением в университет. Когда Эдвин вернулся домой, он уже по-другому смотрел на отца, скорее как на жертву собственного упрямства, чем на цель какого-то проклятия. После дружеской и теплой атмосферы учебы, свободы от всего, где главной проблемой было только сдача экзаменов и зачетов, погружение в ледяное отчуждение дома оказалось сродни удару тока. Мать, конечно, все равно старалась держаться и, кажется, со временем просто махнула на отца рукой, полностью сосредоточившись на Эдвине и своей собственной жизни, что было, наверное, самым правильным ее решением. А вот сам Эд так просто сдаваться не собирался, он пытался найти хоть какой-то способ помочь отцу, на самом деле он отыскивал их десятками, занимаясь этим в свободное от работы время. Чтение тоже полностью посвятил поискам ответа на свой главный вопрос, к личным интересам возвращался постольку поскольку.
Поэтому на какое-то время полностью потерялся и в работе, и в своих поисках. Бился над этим с самого своего возвращения домой, уже больше года, перепробовал все, что находил, но отец упорно отказывался принять помощь. Однажды по одному из дел проходила девушка, тоже грейворен, страдавшая от своих снов. Эд решил попытать счастья и поговорить с ней, разузнать, как она справляется. И тут его ждала неудача. Девушка ненавидела свою способность, и в общем-то относилась ко всему, как и его отец, однако кое-что она все-таки сказала - назвала имя своего психотерапевта, по ее словам сеансы помогали, немного, но хоть что-то. Хотя сама она рвалась из этого города прочь, но большая часть ее рассказа полностью отражала ситуацию с отцом, поэтому Эд решил встретиться с этим психотерапевтом, но сначала собрал всю информацию, боясь потратить время зря.
Вообще при мысли о психотерапии, у него возникла идея о создании группы, вроде как анонимные алкоголики, только в этом случае пострадавшие от различных воздействий магии. В таких случаях людям достаточно просто знать, что они не одни, ощущать поддержку тех, кто их понимает. Проблем не становится меньше, но по крайней мере, чувствуется возможность к их преодолению. Но Эдвин не был психологом, он всего лишь аналитик, поэтому выбросил все лишнее из головы и принялся за изучение человека по имени Ив Фабре.
Отыскалось внушительное досье. Бывший военный, служил на флоте. Сильная личность. Также проскальзывала информация, что он ненавидит все сверхъестественное, и что он отличный специалист в своей области. Что же, стоило все же попробовать с ним переговорить. Эд позвонил в его приемную и записался на сеанс после своего рабочего дня.
Всю дорогу он размышлял о том, что скажет, что спросит и стоит ли вообще надеяться на помощь. Как минимум Фабре его точно выслушает, такова его работа.
Через несколько минут он уже проходил в уютный кабинет и здоровался с его владельцем.
-  Меня зовут Эдвин Коэн. Я звонил вам по поводу своего отца, - при записи Эд решил говорить правду. На самом деле давно стоило обратиться к человеку вроде Фабре, разложить все по полочкам, но как обладатель аналитического ума, Эдвин не верил в психотерапию, считая это чем-то абстрактным, сравнимым с шарлатанством. Однако, кто знает, может Фабре предложит что-то дельное.
Эд сел в удобное кресло, созданное для того, чтобы расслаблять всякого, кто окажется в нем, и заговорил:
-  Мой отец грейворен сколько я себя помню. Сила пробудилась в нем еще до моего рождения. И в разные периоды времени он справлялся с этим то хуже, то лучше. Но чаще всего хуже. Он сходит с ума, а я ничем не могу ему помочь. Может вы подскажете что-то? Вас порекомендовала одна ваша клиентка и отзывалась весьма неплохо. Честно говоря, я уже не знаю, что и делать.  Кажется, мой отец совсем отдалился от семьи и я очень боюсь, что однажды он решит просто не возвращаться из своих снов.

+1

3

Чего Ив не любил, так это подобных записей день в день. Его график был весьма плотным, потому что специалистов профиля Фабре в Генриетте больше не было - готовили их достаточно много, но в основном профессионалы предпочитали города покрупнее. И из-за того, что обычные психотерапевты часто не могли подобрать верных решений или даже внятно проанализировать ситуацию, связанную со сверхъестественными проявлениями или существами, Ив был катастрофически занят ежедневно, от звонка до звонка. Не всегда это были встречи с клиентами - иногда он тратил время на анализ той или иной ситуации, делал схемы и разрабатывал планы, что тоже отнимало силы, и именно по этой причине предпочитал, когда к нему записываются заблаговременно.
Сегодня было не так. Секретарь сама вошла в его кабинет (и это вместо того, чтоб просто внести встречу в электронный плэнер, что было гораздо удобнее и логичнее) и сообщила, что звонил Эдвин Коэн. В ее исполнении имя выглядело так, будто это "сам Эдвин Коэн!", но Фабре не знал этой фамилии и потому не ощутил того благоговения, которое, как ему показалось, она ожидала увидеть в ответ.
- И что такого?.. - поинтересовался Ив, предчувствуя, что ответ ему не слишком понравится.
- Он хотел бы встретиться с вами сегодня и я записала его на вечер… Он работает в полиции!..
На вечер. Ив сложил руки перед собой, переплел пальцы и вознес краткую молитву в потолок о том, чтобы секретарь просто отменила последнюю встречу на сегодня и именно на ее место поставила этого Коэна.
Конечно же, вышло не так.
Кивком головы отпустив женщину, уже понявшую, что она сделала что-то не совсем так, как было нужно, Ив вздохнул. Нет, он любил свою работу. Ощущал, что она приносит пользу окружающим, и это было приятно. Как и то, что кому-то требуется его помощь настолько срочно. По крайней мере, Фабре приятнее было думать так, чем что его секретарша сама предложила Коэну сегодняшний вечер - она была впечатлительной барышней, и человек, работающий в полицейском департаменте, автоматически казался ей невероятно значимым.
Впрочем, это не так уж плохо. Лучше, чем если бы она презирала какую-то категорию людей или работала с ними неохотно.

К этой встрече он готовился так же, как и обычно. Достал со стеллажа новый блокнот на пружинках - полагал, что слишком серьезной проблема работника полиции не окажется, а значит, брать блокнот в толстой обложке нет никакой необходимости. Попытался еще поискать в интернете что-то об Эдвине, но никакой конкретики не встретил - видимо, человек этот не принадлежал к управляющему звену.
Что ж, в любом случае  положительные знакомства в департаменте никому не мешали, так что Ив успокоился, понадеявшись на то, что шаг навстречу в виде полутора внеурочных часов Коэн оценит по достоинству. Или хотя бы примет во внимание. Или же его проблема настолько серьезна, что ни о чем другом он просто думать не будет.
Но когда Эдвин вошел, Иву с первого взгляда стало ясно, что верным не будет ни одно из предположений. Эдвин выглядел как человек, который не связывает с полицией свою жизнь, а просто работает там (офисная должность, как предположил Фабре), зато он был очевидно обеспокоен. Внешне он Иву импонировал, по манере речи, как вскоре выяснилось, тоже, и Фабре уселся в кресле напротив гостя чуть свободнее, понимая, что внеурочная встреча из обязанности может превратиться в нечто более приятное.
- Почему вы решили обратиться ко мне только сейчас? Раньше ходили к кому-нибудь из специалистов? - Ив сделал в новом блокноте несколько пометок, но пока не очень много, ведь всю основную информацию он мог держать в голове, а блокнот нужен был для догадок и нюансов. - Я сказал бы вам, что не смогу помочь вашему отцу, пока он сам этого не захочет, но вы вроде как и не просите помощи для него. Хотите, чтоб я дал совет вам, а не ему... это немного сложнее. Мое дело - проанализировать не столько ситуацию, сколько то, каков в этой ситуации человек, как она влияет на его личность. Важным может оказаться что угодно... - он ненадолго задумался, но потом кивнул: - Но мы можем попробовать.
С грейворенами Фабре работал нечасто, они были редкие птицы в его кабинете, потому что их было мало, да и те, что были, делились на две категории: те, кто со своими проблемами предпочитал справляться сам, и те, кто с ними не справлялся. Как понял Ив, сам Эдвин в отца не пошел и никаких снов не видел, а значит, на самом деле он даже не понимал, что именно его родитель испытывает. Это осложняло проблему, поскольку отдаляло Ива от главного еще на одно звено, но попытаться он все-таки мог.
Попытаться можно было всегда.
- Вы знаете, какого рода сны видит ваш отец? Это всегда нечто одинаковое или схожее, или совершенно разные вещи? Он перемещает что-то из снов?
Задумавшись, Ив прикусил кончик карандаша и уставился на узел галстука Эдвина, как будто там было что-то очень интересное. На деле он размышлял о том, что даже самый полный ответ на все вопросы не поможет ему подойти к истине ближе. Это третьи руки, то, как думает и видит ситуацию сын, а не сам отец, а, значит, процент ошибки может быть слишком велик. Отклонение там, отклонение тут, и вот - никакого результата. Не так критично, как если бы Ив был хирургом, но тем не менее хорошего мало.
- Не скажу, будто ваша ситуация кажется мне обычной, Эдвин, - признал Ив, и вдруг весь вскинулся: взгляд загорелся азартом, пальцы сжали карандаш крепче - в его голову пришла великолепная мысль, и он не стал обдумывать ее, тут же поделившись: - Я хотел бы увидеть вашего отца и поговорить с ним хоть немного. Вместе с тем нельзя сообщать ему, кто я такой и зачем пришел - он сразу перестанет мне доверять, да и с вами отношения могут испортиться. Он живет в Генриетте?.. - Фабре отложил карандаш, снова сцепил руки между собой. - Есть простой способ, - он улыбнулся. - Пригласите меня на ужин. В любой день, когда он будет дома. Представить меня можете как угодно, это не принципиально, для меня главное оказаться с ним в одном помещении хотя бы на пятнадцать минут. Вы как, сможете это устроить?

+1

4

До этого момента Эдвину ни разу не приходилось оказываться в кабинете психотерапевта. Он заметно нервничал, не представляя, чего ожидать. Глубоко в душе боялся осуждения, обесценивания его проблемы, вроде: «ну, малыш, тут каждый второй с таким диагнозом, так что крепись, однако помочь я тебе не смогу». А еще он довольно скептически относился к тому, что разговорами вообще можно как-то помочь. Лечение различными медикаментами, хирургическим вмешательством – это он понимал даже очень хорошо. Когда растешь в семье врачей, волей неволей проникаешься и перенимаешь опыт и знания у родителей, несмотря на всю сложность ситуации в семье. Но вот, что беседами как-то можно решить проблему, это оставалось за гранью его аналитического ума. Однако же Эд столько всего перепробовал за этот год и прекрасно понимал, что этот способ не хуже чем любой другой, а может быть, наконец, хоть кто-то сможет ему помочь в этом непростом деле. Честно говоря, Эдвин хоть и лучился энтузиазмом, но чувствовал, что постепенно его силы сходят на нет. Сколько он еще сможет так в погоне за более-менее сносными отношениями с отцом – неизвестно. Но если Фабре ничем не сможет помочь, Эд все равно не сдастся, упрямо будет стремиться к цели, чего бы ему это не стоило.
Кабинет, конечно, специально был устроен так, чтобы ничего не отвлекало и не возмущало, но это подействовало и на Эдвина. Как только терапевт заговорил, стало еще спокойнее, значит, Эд не ошибся и пришел точно по адресу. Вот только говорить о столь сокровенном было сложно, но и молчать аналитик уже просто не мог.
-  Я перепробовал много вариантов, - Эд пожал плечами, невольно стараясь не смотреть на своего собеседника, чтобы не сбиться с мысли. – Узнал о том, что вы разбираете случаи воздействия сверхъестественного на психику людей – и вот я здесь. До этого с психотерапевтами общаться не приходилось, честно говоря, я вообще не представляю о том, как проходят… ваши встречи. А мой отец, - Эдвин тяжело вздохнул. – Мне кажется, он видит только один выход из этой ситуации, и возможно, вскоре им воспользуется. Я не хочу терять отца, мистер Фабре. Несмотря ни на что, он хороший человек, по крайней мере, такой смерти точно не заслуживает.
Мысли о том, что возможно его рвение наоборот только сильнее отталкивает родителя, у Эда не возникало, как и той, что отец может просто пользоваться жалостью к себе, таким образом, привлекая внимания, в том числе и используя суицидальные порывы, чтобы не дай Бог никто не забыл о его тяжком бремени. Эдвин очень любил своего отца и думал, что если как-то приглушить его дар – станет намного спокойнее, а о глубинных причинах проблем он даже не догадывался.
Согласие психотерапевта его воодушевило, Эд тихо выдохнул и легко улыбнулся. Ив Фабре умел к себе располагать, в его обществе становилось намного легче. Может, он сам тоже владеет какой-то магией, но скорее всего тут была исключительно сила личности и харизмы. Всего пару фраз от него, и Эдвин уже проникся уважением, скептицизм потихоньку уходил, давая свободу в выражении мыслей.
-  Нет, - аналитик покачал головой, немного хмурясь. – Он никогда не рассказывает о том, что там видит, он вообще мало говорит об этом, если честно. Но порой я видел, как в доме появляются мелкие предметы, которых раньше не было, и это не то, что можно купить в магазине. Однажды была кружка, но столь странной формы и расцветки, что вряд ли ее кто-то купил или заказал на eBаy. Я знаю, что порой сновидцы приносят из снов вещи куда более страшные, а порой даже живых существ. Но в случае отца, на моей памяти, ничего такого не было.
Эд внимательно наблюдал за реакцией терапевта, чтобы понять отношение к себе и в целом к проблеме, но пока ничего конкретного не замечал. Наверное, их специально обучают быть практически непроницаемыми, чтобы пациент чувствовал себя более спокойно. Однако дальнейший ответ порадовал аналитика. Хоть кто-то, наконец, признал, что его проблема тоже имеет место быть, и он не сошел с ума, надумывая то, чего не существует. Только за это Эд уже готов был сказать «спасибо», а тем временем Фабре продолжал. И надо сказать, его предложение на несколько секунд даже ошеломило Эдвина. Но угрозы в нем, как и какого-то шарлатанства-мошенничества аналитик не почувствовал. На некоторое время он просто замолчал, а затем улыбнулся:
-  Вы предлагаете это всем своим клиентам? – а затем тихо засмеялся. В другой раз, Эдвин бы высказал все, что думает или вообще отмолчался, считая подобное развитие событий не просто неприемлемым, а даже кощунственным. Могло сложиться впечатление, что Фабре тот еще мошенник и аферист, но его не сложилось. Наоборот, учитывая все сказанное терапевтом, Эд, даже при своем остром критическом мышлении, не сомневался в правильности его действий и логичности. – Да, моя семья живет здесь, я сам тут родился, уезжал только на время учебы, а так – Генриетта мой дом, опять же несмотря ни на что. И я, наверное, смогу устроить вам встречу. Звучит как неплохое решение, потому что сам отец ни за что не согласится попросить помощи у специалиста. Скорее всего, я представлю вас, как коллегу с работы. Думаю, подозрений подобное не вызовет. Вас это устроит?
Эдвин поднялся с кресла.
-  Я хочу поблагодарить вас за то, что взялись помочь. Не знаю, что из этого выйдет, но в последнее время мне все чаще кажется, что один я с этим не справлюсь, так что, ваше участие будет очень кстати. Я переговорю с родителями и позвоню вам, как решим с ужином. Еще раз большое спасибо.
Из кабинета Эдвин выходил в гораздо более спокойном и даже вдохновленном состоянии, слова Фабре придавали ему сил. И даже если ничего не получится, он был рад, что судьба послала ему такой шанс.

***
Их встреча не заставила себя ждать. Через пару дней после сеанса, Эдвин сообщил матери, что хочет пригласить коллегу на ужин. А она была только рада, как новому человеку, так и тому, что у Эда, наконец, появляются друзья и в Генриетте. Мелори была убеждена в том, что ее мальчик нелюдим и страшно одинок, порой не догадываясь, что в этом одиночестве ему намного уютнее, чем с теми, кто вообще не разделяет его взглядом и является человеком из другого круга. Но переубедить мать он не мог, за время замужества она тоже переняла фамильное упрямство семейства Коэн.
Но, по крайней мере, Мелори сразу согласилась и приготовить ужин, и даже повлиять на Роберта, чтобы тот тоже присутствовал. О том, кем на самом деле является их гость, Эдвин не стал распространяться, потому что прекрасно понимал - отец воспримет все в штыки, а мать в очередной раз прочтет лекцию, чтобы он не маялся дурью и заботился о себе, а родителя уже не исправишь.
Аналитик сообщил о дате и времени Фабре, немного рассказал о том, как представил его родителям, и заверил, что отец тоже будет дома, но есть риск, что его могут вызвать в больницу, так что времени на беседу может оказаться не так много.
Когда раздался звонок, мать еще накрывала на стол, а отец сидел у камина, углубившись в чтение газеты. Сегодня ему ничего не снилось, поэтому он был в более-менее приемлемом настроении. Эдвин открыл сам, впуская психотерапевта.
-  Привет, Ив, ты как раз вовремя, - необходимо было перейти на «ты», чтобы никто ничего не заподозрил, но это было не так просто. Эд даже немного смутился, надеясь, что Фабре поймет, в чем тут дело и не оскорбится на такое панибратство. – Проходи, ужин уже готов.
Он провел его в просторную обеденную, на столе уже красовались несколько видов блюд, и запах стоял такой, что желудок непроизвольно сжимался. Его мать прекрасно готовила, и вечно попрекала сына за то, что тот от нее так ничему и не научился в этой области.
-  Мам, пап, знакомьтесь, это Ив Фабре, мы работаем вместе.
Родители представились сами, отец даже пожал терапевту руку, и в целом, похоже, сегодня не собирался замыкаться в себе, видимо, радовался тому, что наконец неплохо выспался.
Когда обмен приветствиями был закончен, все сели за стол.

+1

5

Психотерапевт должен быть беспристрастным полностью во время сеанса, а если и проявлять какие-то эмоции, то лишь для того, чтобы помочь клиенту расслабиться или подтолкнуть его в рассказе, добавить уверенности. Сейчас Ив невольно пренебрег этим правилом, поскольку невозможно было не улыбнуться в ответ на вопрос Эдвина. Тот, похоже, отметил насколько странный вариант ему предложили, и почему-то решил отпустить по этому поводу комментарий; Ив на него не был за это сердит, и даже понял бы, если бы Эдвин отказался - все-таки одно дело пойти к психотерапевту в кабинет, а совсем другое - пригласить его домой. Тем более когда Ив предложил почти прямым текстом обмануть родителей для того, чтоб они даже не догадались о том, кто Фабре такой и зачем пришел.
Вот уж и впрямь получается ложь во благо. Фабре в такое не верил даже несмотря на то, что на примере своих же клиентов очень часто видел, как она работает.
- Нет, только тем, кто приходит в четверг, - улыбку он погасил довольно быстро, но настроение все равно поднялось, и Ив больше ни капли не огорчался из-за того, что секретарша сглупила и приняла Коэна в тот же день, когда он позвонил, хотя день этот и был у них загружен полностью. - “Коллега с работы” будет самым оптимальным вариантом, тем более что наш центр иногда вправду сотрудничает с полицией, - Ив кивнул. - Очень жаль, что ваш отец сам не хочет попытаться решить возникшую проблему. Не думайте, словно после моего визита к вам все сразу улучшится. Я просто посмотрю на него, поговорю и попробую понять, насколько все серьезно. Конечно, я мог бы судить по вашим словам, но каждый прогоняет события через собственную призму восприятия, уверен, вы это понимаете.
Фабре поднялся со своего места сразу за Эдвином. Встреча оказалась короче, чем Ив опасался, а дело куда интереснее, чем он мог бы пожелать. Большинство клиентов были однотипными, и пусть их жизни различались, а произошедшее с ним редко когда повторялось но психологическое состояние можно было подогнать под несколько основных шаблонов. Ив знал, как работать с каждым, и очень редко встречались из ряда вон выходящие случаи. Отец Эдвина был именно таким - интересным и необычным, но, к сожалению, Ив не был уверен, что сумеет помочь.
Он старался выглядеть профессионалом, способным разобраться со всем, чтобы Эдвин почувствовал себя лучше, но для себя решил, что в ближайший день-два найдет всю информацию о грейворенах, которая есть, и попытается лучше узнать особенности этой расы.
- Буду ждать вашего звонка, Эдвин, - пожав Коэну руку, Ив проследил за тем, как он выходит из кабинета, но садиться обратно в кресло не стал. Пожалуй, этот рабочий день нужно закончить прямо сейчас: Фабре не сомневался, что Эдвин позвонит совсем скоро.
***
Вскоре Иву перестала казаться хорошей идея, которую он подал своему новому клиенту. Чем больше он думал над предложением ужина, тем сильнее хотел отругать себя за поспешно сгенерированный вариант. Со стороны выглядело так, словно он на этот ужин напросился, что было Иву вообще не свойственно, и это могло создать массу проблем для Эдвина. Насчет того, что его отец или мать выяснят, что Ив на самом деле не работает в полиции, он не волновался, ведь у него было полномочие выступать в качестве судебного психолога по делам, касавшимся сверхъестественного. Но если отец хотя бы одну мысль допустит о том, что Ив пришел ради него - о его откровенности придется забыть. Да и, к тому же, вышло так, что Фабре заставляет Коэна врать родителям. Как психотерапевт, он мог найти другой способ получить информацию, но было уже слишком поздно.
До последнего Ив думал, что Эдвин откажется, передумает или просто решит больше с ним не связываться, однако вскоре он позвонил и выдал Фабре краткую информацию по своей семье, времени визита и тому, как он собирается отрекомендовать Ива перед родителями.
Фабре постарался как можно лучше подготовиться к этому визиту. Помимо информации о грейворенах, он почитал еще и о полицейском участке, глянул на сайте имена, чтобы не сбиться, если кто-то задаст каверзный вопрос, и потом еще некоторое время потратил на то, чтобы в блокноте, носившем теперь фамилию Коэн на обложке, набросать краткие пункты по будущей встрече. Обычно Иву это помогало.
Подъехав к дому Эдвина, Ив мысленно повторил для себя, что сейчас должен сыгарть роль. Притворство никогда ему не нравилось, но для пользы дела нужно; однако Фабре запоздало понял, что ужин - слишком длительное мероприятие. Стоило зайти по какому-нибудь другому поводу, или даже не домой к Коэнам, а на работу к Роберту. Ив такой идиот, что сразу не сообразил!..
- Привет, - Ив улыбнулся, встретившему его на пороге Эдвину, пожал его руку. Сегодня Фабре оделся не по-рабочему, и в джинсах и рубашке на пуговицах совсем не походил на психотерапевта. - Спасибо, что пригласил, - он прошел в дом, увидел родителей Эда и постарался не пялиться на его отца, когда здоровался: - - Добрый день миссис Коэн. Роберт, - пожав руку мужчине, Ив снова улыбнулся и поспешил заговорить о чем-то отвлечном, решив, что выйдет очень подозрительно, если первым дело он проявит интерес именно к Роберту. - Ваша еда пахнет так, словно вы устроили в мою честь банкет, а ведь у меня даже не день рождения.
По счастью, у Ива легко получалось разговаривать о всякой ерунде. Он хорошо чувствовал настроение каждого из Коэнов, поэтому был уверен, что родители Эда не догадались о том, кто он такой и зачем здесь находится. Во время ужина даже удалось задать парочку на самом деле полезных вопросов Роберту, но ни разу Ив не дал Эдвину знак, словно все идет по плану. Он решил вообще не делиться с ним подробностями, пока дома все не проанализирует и не придет к какому-нибудь выводу.
Но в итоге все вышло не совсем так.
- Ну, мы с Мел отправимся наверх, а вы развлекайтесь, мальчики, - Роберт взял с каминной полки пару книг, а в другую руку чашку чая, и тогда кивнул жене, которая поднялась следом за ним.
Тут Ив рассыпался в благодарностях и комплиментах, стараясь не перегнуть, в три глотка допил собственный чай, как раз пока чета Коэн скрывалась на лестнице, и только потом он наконец выдохнул. Опустил чашку на стол Ив уже совершенно другим жестом: теперь он мог наконец быть собой, психотерапевтом на работе, но чувствовал себя немного странно. Дружеская атмосфера, приятная компания, вкусный ужин… он как будто действительно превратился в друга Эдвина, но теперь пора было попрощаться с этим амплуа.
- Ваши родители - замечательные люди, - признался Ив, инстинктивно пытаясь отыскать рядом свой блокнот, чтобы записать туда все, что было в голове. Блокнот, к несчастью, оставался в машине, так что пришлось снова занять руки чашкой. - Если бы не ваш рассказ об отце, я мог бы и ничего не заподозрить. Он прекрасно держится - это только сегодня или всегда при посторонних?

Отредактировано Yves Fabre (2017-12-11 15:02:58)

+1


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » судьбы миражи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC