«Боли как таковой Гаап не испытывал, как и обычных эмоций. Он снова сделал несколько кругов по помещению – время, которое ничего не значило для высшего демона, могло стать решающим фактором в жизни или смерти этого дурашки-детектива...» читать далее
В этот город идёт много дорог, но никто вам не скажет, что приехал сюда просто из любопытства. Почему же? Всё просто. Этот город окутан тайнами и многовековой историей, которую каждый житель может поведать лишь шёпотом. В этом городе есть Потерянное озеро, где легко можно пропасть и самому. Что-то странное в густых лесах. Зло ходит рядом с добром. Это не простой городок в Канаде. Это Генриетта, и она вас не отпустит просто так.
HENRIETTA: ALTERA PARS
Генриетта, Британская Колумбия, Канада // октябрь-декабрь 2016.
// LUKE
ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AGATHA
АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// REINA
РЕЙНА БЕЙКЕР
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AMARIS
АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GABRIEL
ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
//
«Землетрясение» ~ S. Fane [28.11] // «Дом на перекрёстке» ~ C. Ritter [28.11]

Henrietta: altera pars

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » Same and different


Same and different

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Foster The People - Pumped up Kicks
--
Same and different
Амон, Фортеус
Начало весны, 2001 год. Небольшой городок на севере Америки.
Решив поразвлечься, Амон и Фортеус находят свой подход к одному не самому хорошему господину, вынуждая его похитить девушку. В маленьком городке все друг друга знают, но тем веселее будет направить их по ложному следу, когда они начнут искать виноватых. Сами демоны находятся в телах двух подростков-близнецов, искренне наслаждаясь тем, что происходит с жителями города.


[nick]Harvey Fisher[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2zkqA.gif[/icon]

+1

2

Домик у них был, прямо скажем, не ахти какой. Амон вообще не был фанатом этих картонных американских поделок, невольно чувствовал приближение торнадо, которое унесет его к чертям из Канзаса вместе с крышей и старым унитазом. Три спальни, одна ванная, еще сюда только гостиная с кухней и влезли. Да и в целом обстановка не впечатляла - такой типичный стиль деревенской глубинки, отделка деревом, обои в цветочек, а по лестнице фотографии счастливого семейства. Комната, которую занимала его оболочка, размером напоминала слегка увеличенную кладовку. Места хватало только для двухэтажной кровати, двух столов и внушительного шкафа, который выглядел так, будто бы гражданскую войну пережил. Плакаты по стенам, грязные носки по углам, у оболочки вкус тоже был не с хрен притязательный. Впрочем, многого от подростка из американской глубинки ожидать и не стоило.
Харви сидел на втором ярусе двухэтажной кровати, уткнувшись взглядом в свою тетрадь по биологии, потому что завтра у него тесты должны были быть. Заткнул уши плеером, в наушниках играла какая-то невнятная музыка. Если покопаться в воспоминаниях, то можно было бы и название выудить, но напрягаться лишний раз не хотелось. Амон занял эту оболочку только утром и еще не совсем уверенно себя чувствовал. Вот вроде бы все на месте, но чего-то явно не хватает.
Да и забыл он уже, почему так редко детей и подростков брал для оболочек. Понятно, что взрослых выбирать выгоднее по многим причинам, там все-таки влияние и опыт. Шестнадцатилетний мальчишка оказался полным пиздецом. В голове у него было столько драмы, столько никому не нужных эмоций, что тянуло пойти и два пальца себе в рот засунуть. Конечно, Амон легко подавил его в своей голове, силушки хватило бы и на двух таких, как этот паренек. Только весь его опыт, мысли и чувства все равно теперь с ним останется на веки вечные, живи теперь с этим как хочешь.
Фишер перевел мутный взгляд с тетради на стену, изучая фигуристую блондинку, приклеенную прямо над подушкой. Кровать была не его, ровно как и плеер, кстати говоря. Все брату принадлежало, а Харви только и надо было повод найти, чтобы его спровоцировать. Заставить Фортеуса не выходить из роли, показать, кто у них тут старший, пусть и всего на девять минут. Амон заранее предвкушал и искал в себе силы, чтобы не смеяться. Круче этого были только мысли о том, что скажет матушка, если он завтра завалит этот тест по биологии. Будто бы это все имело какое-то значение, будто бы у нее еще остались ее милые мальчики.

[nick]Harvey Fisher[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2zkqA.gif[/icon]
На самом деле, изначально Амон не планировал ничего подобного. Думал, что займут тела мэра, шерифа, да кого угодно, взрослого, с властью, деньгами и всеми другими атрибутами, которые сделали бы их жизнь в городе гораздо комфортнее. Только когда увидел этих двух мальчишек, то сразу загорелся. С первого взгляда такие разные, на самом деле они различались только парой родинок. Сейчас-то он чувствовал, что именно разделило мальчишек и заставило их пытаться так друг от друга отдалиться. Тогда это не важно было, Амон только их страх чувствовал. Такой сладкий, искренний, взрослые так бояться не умеют. Он-то точно знал, что именно они увидели и чего так испугались и от этого становилось еще веселее.
Мисс Пола Моррис приехала в этот город не так уж давно, да и то потому что негде было после колледжа жить. Отец, умерев, оставил ей небольшой домик, а школа любезно предложила место учителя. Не красавица, но весьма миловидная девушка, умная, но тоже не слишком. С какой стороны не посмотри - завидная невеста.
Мистер Мур был в городе уже лет пять, слыл парнем весьма чудаковатым, но, в общем-то, хорошим. Только вот никто не знал, что он себе имя давно сменил, потому что отсидел в Синг-Синге за попытку изнасилования. О том, что милая Пола сейчас находилась у него в подвале, случайно узнали два паренька, которые оказались в том месте, где им находиться было совершенно нельзя.
Амон слышал все мысли Фишера внутри себя. Когда два демона их заприметили, они уже успели договориться о том, что никому не расскажут о том, что они видели, потому что тогда бы пришлось признаваться, что они сами совершили. Харви был совестливый паренек, но себя любил больше. Амон был уверен, что один из них, а может, оба сразу, со временем бы сломались и все-таки рассказали кому-то об увиденном. Теперь-то у них такого шанса уже не было.
На самом деле, он выбрал их не только из-за того, что могла вся их игра поломаться. В принципе, они же и не готовили ее особо, этого Мура только подтолкнуть нужно было, он же и сам давно хотел, срыв был просто вопросом времени. Таких игр можно было найти с десяток в любом месте на земле. Просто мальчики были забавные. Амон не помнил точно, брали ли они когда-то братьев, кровные родственники так точно, но уж близнецов у них никогда не было. Смотреть на свое отражение без зеркала, что веселее могло быть?
Девушка пропала с утра, до вечера ее вряд ли кто-то хватится. Поиски начнутся только завтра, скорее всего. Значит, пока им нужно было просто выжидать. Может быть, все-таки сдать тест по биологии на отлично. Может быть, заняться чем-нибудь, что там делают типичные американские подростки, когда им скучно. Осталось только брата дождаться, который пошел город исследовать и вынюхивать всякие интересные подробности.
[nick]Harvey Fisher[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2zkqA.gif[/icon]

+1

3

[icon]http://funkyimg.com/i/2zkA1.gif[/icon][nick]Ed Fisher[/nick]

Эдвард болтался целый день по городу. Почти целый день – следовало появиться на занятиях, и он появился, с тем только, чтобы как-нибудь насолить Харви. Это была вторая половина классного часа, это был полдень, это была тощая спина через две парты от его вечной камчатки. Не то, чтобы ссылка, скорее преференция в местных условиях – рядом ребята с плохой репутацией, ни одной девчонки, у кого-то громко играет плеер, кто-то перекидывается в картишки, тайком пока – не доросли до откровенной наглости.
Харви слушает – это видно по спине, это видно по тому, что периодически черкает что-то в своей позорно аккуратной тетрадке. Пройти на выход и задеть, чтобы все повалилось на пол? Запульнуть ручкой? Почему на стуле еще нет кнопки, почему в волосах еще нет жвачки? Почему он как будто смотрит на все из далекого, далекого угла?
Фортеус недолго думал, когда выбирал старшего из близнецов. Они давненько наблюдали и за подозрительным мужчиной, и за его окружением, и за городом как местом развернуться. Амон что-то каркал про ощущения дикого пиздеца именно в этих местах – но он постоянно что-то каркал, а вот близнецы действительно оказались занятными. Совершенно непохожие по характерам, совершенно разные по поведению, вот сейчас хотя бы, когда он дал своему на пару секунд высунуться из-за угла сознания. Что он там задумал? Опять приставать к младшему, конечно, - Фортеус довольно усмехнулся и загасил чужое сознание.

Ради интереса швырнулся чем-то, поймав оскорбленный взгляд. Потом отправился со всей компанией на скейтерские горки. Играл в сокс, слушал вместе со всеми музыку, попробовал косячок бесплатно, в счет уважения к себе. Ничего особенного, так со стороны он все и представлял.
Гораздо интереснее были знания Эдварда Фишера насчет пропавшей недавно девушки. Они с неизменным младшим стали свидетелями похищения. Как раз после того, как Эд раскурил косяк и столкнулся с Харви в одном из проулков. Младший, будто мешком ударенный, унесся домой, старший пошел курсировать по городу дальше.
Самое простое, что теперь приходило в голову – навести всех на ложный след. С Амоном это можно было даже не обсуждать, интереснее было обсудить, чем он там занимается, в подростковой спальне, окруженный всевозможной детской фигней. Что стояло на основной повестке дня – кто стал бы ложным поворотом в деле, и как бы они сами вписались в это все. Ведь, как ни крути, никто не был в курсе их знаний, и в принципе, можно было просто тихо пересидеть. Пока даже ни одного плаката о пропаже не развесили.
Почесывая взъерошенный затылок, Эдвард Фишер зашел в местную кафешку. Критически осмотрел меню, на всякий случай показав себя персоналу завсегдатаем. С аппетитом уплел бургер и ушел в закат, ярко горевший прямо перед входной дверью закусочной.
В доме было тихо. Звук часов, очень лично демоном нелюбимый, шел с кухни, и на этом звуки заканчивались. Братец засел наверху, как мышь, стоило, пожалуй, потише хлопать дверью, можно было бы напугать.
[icon]http://funkyimg.com/i/2zkA1.gif[/icon][nick]Ed Fisher[/nick]

- Бу! Как поживают низины… - он не договорил, не обнаружив младшего на законном первом этаже.
Несколько секунд ушли на осмысление бесконечной наглости занять его второй. Где-то далеко внутри Эдвард забористо ругнулся, Фортеус мысленно одобрил и проворно оказался рядом с зубрившим что-то родственником.
Младший как раз осоловело смотрел на какой-то постер, повернувшись спиной, явно дрочить собрался. Музыка в наушниках играла громко, так что Эд взбодрился – был шанс, что его не заметили.
Дать подзатыльник и вытащить один наушник труда не составило.

- Подбери язык, вывалился,
- заглядывая в тетрадь, он бесцеремонно навалился на плечо поблизости. Плечо было тощим и, соответственно, острым. Как у него самого. Совершенно таким же.
Эд на пару секунд уставился на мальчика напротив. На себя, только более задумчивого, что ли. Более сопливого.
- Биология, отвратительно, - резюмировал он, пытаясь отобрать тетрадь.
- А где-то там наш хороший знакомый запирает свой подвал… - он уставился на брата, медленно проговаривая слова и наслаждаясь реакцией. Ужасно хотелось потрогать волосы и взъерошить их, просто коснуться его – себя самого – но тот и так выглядел не ахти. Что, если Амон куда-то смылся и перед ним перепуганный вторжением ребенок?

Отредактировано Joseph Liney (2017-11-14 21:42:17)

+1

4

Харви повернулся на спину и потянулся всем телом, совсем не мальчишеским жестом, как-то более откровенно себя напоказ выставляя. Так, чтобы можно было полностью рассмотреть несовершенное подростковое тело, каждую острую косточку, впалый живот и выпирающие ребра.
Подзатыльник стерпел без лишних слов, тетрадку отдал безо всяких проблем. Хотел добавить что-нибудь доверительное о том, что мальчишка-то хотел вырасти и выучиться на врача, сбежать из города. От семьи, друзей и особенно от брата, с которым в последнее время так сложно было. Даже думал иногда, что вернется потом сюда известным и богатым, посмеется на Эдом, которому больше должности бармена в местном баре ничего не светило. В других мечтах они вместе уезжали в город, где делали головокружительную карьеру чуть ли не в рок-группе. Если порыться, то можно там и что-нибудь из детства найти, про пиратов, морские завоевания и вот так, чтобы весь мир на двоих. Никакой вечности бы не хватило, чтобы во всех этих бессмысленных переживаниях разобраться.
На самом деле, его немного разморило за то время, что он в кровати провалялся. Накатило какое-то странное чувство умиротворения напополам с предвкушением. Его ждало отличное развлечение, во время которого еще и отлично отдохнуть можно было. Когда в последний раз он вселялся в тело шестнадцатилетнего, то там надо было прямым курсом на войну или революцию, а не жопу на уроках просиживать.
Развернувшись лицом к брату, Харви придвинулся ближе, засунув ему колено между ног, переплетаясь с ним поудобнее. Где-то под животом мешался сиди-плеер, и он устроил его между ними, так, чтобы удобно было кнопками щелкать.
- Я думаю, что она там сейчас плачет одна и все умоляет ее выпустить, - спокойным голосом сказал он и засунул второй наушник Эдварду в ухо. Музыка все еще не впечатляла, но в условиях этой зеркальности все на двоих делить хотелось. - Вряд ли он еще на что-то решился. Сам, наверное, на стены лезет, не знает, что делать и как выпутаться.
Поправив второй наушник, Харви не удержался и забрался пальцами в чужие волосы, тут же брезгливо поморщившись. Они были жесткими то ли от геля, то ли еще от какой-то дряни для укладки. Вытерев пальцы о джинсы брата, он там руку и оставил.
- Ну, узнал что-нибудь? - сонно спросил Харви, глаза у него уже сами закрывались.
Слишком давно не был в человеческом теле, забывать уже начал обо всех этих особенностях. Да и уютно как-то было. Амону всегда нравились именно первые дни в чужом теле, пока все еще спокойно, пока не началась та дрянь, что обычно рядом с ним происходила. И вот тут эти полчаса спокойствия, будто бы ради этого он вообще на землю приходил.
- Если повезет, то сегодня уже поиски начнут, - сказал он и зевнул широко, даже не пытаясь рот рукой прикрыть. - Можно будет присмотреться людям. Надо будет только нашего паренька найти, чтобы он не разнервничался и не выдал себя раньше времени.
Через открытое окно было слышно, как к дому подъехала машина, следом послышались голоса. Благодаря чужой памяти узнал младшую сестру и мать. Она оставит пакеты на кухне и точно сразу поднимется наверх, к ним, чтобы проверить, не курил ли Эдвард опять в комнате.  Значит, у них было минуты три от силы, чтобы принять приличный вид. Если, конечно, они не хотели начать первый день в новых телах с того, чтобы отвечать на неуместные вопросы.
- Попрошу за ужином машину у отца, скажу, что повезу вечером Энни на свидание, - тихо сказал Харви, прикрыв глаза. - Она уже разрешила себя поцеловать, как думаешь, на что я ее за вечер развести успею?
Придвинулся еще ближе, потерся кончиком носа о чужую щеку, следом какое-то подобие эскимосского поцелуя изобразив. Сам не знал, ждал того, у кого первым из них нервы сдадут, или же просто хотел сказать привет после очередного расставания на пять лет.
[nick]Harvey Fisher[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2zkqA.gif[/icon]

+1

5

[nick]Ed Fisher[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2zkA1.gif[/icon]

Младший выделывался, как только мог – и тянулся, и жопой сверкал, и спиной заманивал. У Эда начало легонько плыть перед глазами, когда он увидел эти позвонки, просвечивающие через ноунеймовскую футболку, эти локти костлявые, как у паука. Даже не столько голая полоса тела заинтересовала, образовавшаяся между майкой и краем штанов. Скорее, эти беззащитные позвонки, которые хоть языком пересчитывай, все не ошибешься. Эта бледнота, медлительность и покорность, что ли. Оболочка была явно не бойцовой, и тем больше подходила его собственной.
Черт, да у них даже по волосам можно было обо всем догадаться. У младшего они были того же оттенка, того же цвета, но подлиннее и помягче. А старший был тем еще ежом – и всячески это подчеркивал, пользуясь воском, который эффект взъерошенности сохранял. Там еще на упаковке был такой видный пацан, сразу же хотелось быть таким же крутым, покупая. Правда, никто об этом не знал и узнать не должен был, как и о том, что они с младшим зажимаются на кровати, с коленками между ног, обнюхиванием и всеми делами.

По крайней мере, так Фортеусу орали из глубин подсознания, отчаянно, с визгом и потрясыванием ментальных подростковых кулачков. Да, старший был поживее, поживее даже многих его оболочек, не то, что собственного братца. Который день выдавал указания, как жить, чтобы не испортить реноме среди сверстников – наверное, надеялся на возвращение. Демон никак не реагировал на указания, хотя мог бы прирявкнуть и обрубить надежды на корню. Не прирявкивал, и так хорошо себя от этого чувствовал, как будто прямо от падения кого спас. Какое-то самоуважение росло, самодовольство. А ведь и ангелом-то никогда не был, но подумать только.
- Конечно узнал, что тебя никогда в скейтер-парке не видели! – сердито сопя, Эд все же не вытаскивал из уха наушник, как и плеер не запуливал на подоконник. На коленку вообще мягко пятерню положил и пятерней же по ней провел.
Снаружи послышался звук подъезжающей машины, но он только отмахнулся, придвигаясь ближе.

- Я у пацанов спрашивал про местных ебнутых, - доверительно зашептал он в свободное ухо, легко касаясь его губами.
- И знаешь, есть один подходящий. Говорят, появляется в городе редко, а те, кто были рядом, жаловались… Воняет псиной, - последнее он вообще сообщил как будто про первый трах рассказывал. Интимно так.
На кухне уже слышались голоса, а мелкий пездюк еще и на нервы начал давить, хвастаясь свиданием и разрешением на машину. Фишер-старший не выдержал и поймал за нос, тершийся о щеку. Самому удержаться от притирания бедром о колено не удалось – он и сейчас потерся, вверх-вниз, продолжая удерживать курносый нос.
- Ни на что ты ее не разведешь, понял? Ты вообще отсюда без меня никуда не пойдешь, это арест. Машину должны были выдать мне, ты жульничал, - подобрал он подходящее слово, благодаря ору из подсознания.
- Жуль-ни-чал, - он отпустил нос и коротко обхватил его губами, как будто собираясь откусить, но без зубов.
Младший был светлее, мягче и тише. Его правда никуда не хотелось отпускать.

+1

6

Оставалось только порадоваться, что он решил не совсем уж выделываться и снял очки перед тем, как на второй ярус забраться. Зрение у Харви было не такое уж и плохое, но читать без них было не очень-то приятно, быстро глаза уставали. Он точно знал, что Эд страдал от той же проблемы, но тот очки или линзы носить отказывался, это было не для крутых ребят вроде него.
- Ну так, может, у него просто собака есть? - спросил Харви, просто из желания поиздеваться. - Ладно, посмотрим на него, мы псину точно издалека учуем. Весело бы было. Люблю смотреть, как они людей жрут.
Он отвлекся на секунду, пытаясь из головы воспоминания на счет этого человека выудить, только гладил небрежно брата по бедру, выводя замысловатые узоры на джинсовой ткани. Ничего конкретного не было, нелюдимый мужик, давно здесь. Вроде и своим стал, но все равно не доверяют ему.
Обратившись к воспоминаниям Харви, Амон натолкнулся на огромную такую стену ужаса и смущения. К близким связям между кровными родственниками в это время относились гораздо негативнее, чем раньше. Не особо думая, ментально цыкнул на парнишку и загнал поглубже.  Может быть, когда-нибудь будет весело его поближе выпустить, разрешить сделать хоть что-нибудь. Умный был мальчик, хороший, далеко бы мог пойти. Сейчас для этого не было времени. Харви нравилось, что они такие похожие, нравилось, что в этот раз подростки, разнообразие, все этом духе. Весело было ловить эмоции Эда, которые были богаче и искреннее, чем у него самого, быстрее он в роль вживался, как не крути.
- Я хороший мальчик, у этого есть свои бонусы, - тихо сказал Харви, совсем от ласк разомлев. - Родители дадут мне машину, а Энни разрешит потрогать ее под футболкой. Пока ты будешь злобно сидеть дома и пыхтеть в окно, потому что на прошлой неделе нарушил комендантский час и тебя наказали.
Внизу хлопнула дверца холодильника, мать уже начала подниматься по лестнице, но остановилась, что-то говоря их сестре. В слова вслушиваться Фишер даже не пытался, слишком уж занят был сейчас. Рывком перевернул их обоих, оказавшись сверху, притираясь еще более близко. Наушник выпал из уха, запутался где-то вокруг шеи, но он даже не обратил на это внимание. Забрался одной рукой под футболку, царапая короткими ногтями живот, а второй вцепился в плечо, удерживая на месте.
- Все вокруг виноваты, а ты тут не при чем, все оно само, да? - почти нежно спросил Харви, оттянув футболку брата вниз и целуя куда-то под ключицу.
Говорить было легко, не двигаться - куда сложнее. Руки сами тянулись, потрогать, ощупать, узнать. На одном месте родинки или нет, что будет, если вот тут поцеловать. Так ли Эду приятно, как ему самому, когда он его по шее гладит? Где-то там должна между ними разница начинаться, но Харви в ощущениях совсем потерялся. Потому что чувствовал близость братьев, все их проблемы и эмоции. Знал, что это для них что-то ужасное, но демоны никаким родством не обладали. Да и не началось бы это все, наверное, если бы не родственники, которые так не вовремя в дом вернулись, а там следом и желание подразнить, проверить, кто первый готов будет сдаться.
Хорошим мальчиком тут был Харви, ему и надо было все заканчивать. Услышав, что мать продолжила подниматься по лестнице, он поднял голову, выдал свою самую шальную улыбку и потянулся рукой вниз, принявшись возиться с ремнем на штанах брата. До последнего держался, пока не услышал, что она к их двери подходит.
- Сука, - выдохнул через зубы Фишер, уперся ногами о кровать и, приложив все силы, перекатил их в сторону, роняя на пол.
Ударились не сильно, Харви почти ничего не почувствовал. Они все так же переплетались ногами, поэтому стоило усилий оторваться и без замаха ударить Эдварда по лицу, разбивая ему губу. Он умудрился ровно рассчитать момент, надеясь получить ответный удар именно тогда, когда мать войдет в комнату.

[nick]Harvey Fisher[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2zkqA.gif[/icon]

Отредактировано Kieran Sanders (2017-11-15 23:04:41)

+1

7

Амон проскакивал через новую оболочку, как солнышко проскакивает через любую самую мелкую прорезь в темных шторах, или даже трещину в камне. Правда, здесь все получалось наоборот – темное проскальзывало, пролезало через светлое, демон лез через нерешительного подростка – такой же кровожадный, как всегда, что ли. Одним словом, сейчас Фортеус видел его, и особенно хорошо разглядел эту красную искорку чего-то злого в глазах, когда тот замахивался.
Надо ли говорить, что не увернулся, даже не пытался? Не блокировал удар, потому что знал, что за ним самим ответный, хотя бы для создания правдивой картины «великой прикроватной битвы». Жалелось об одном – он не мог побежать и нажаловаться матери, возникшей на пороге – по расстановке сил это право было за младшим, тютей и таким нежным мороженым. Потому только ответно заехал в нос, как раз в тот момент, когда на пороге появились посторонние наблюдатели.

Дальше нужно было сделать привычный нахохленный вид «ну да, я ему врезал». Что Фишер и выполнил. Нахмурился, отпустил схваченные грудки, единственное, что на пол не сплюнул, просто вытирая кровь с разбитой губы. Совсем легонько приложенной, конечно, но имело ли это значение. Главное – их не застали за небратской активностью и обнюхиванием. Что было бы не то, что не кстати – вообще было бы никак.
- А почему ему разрешили машину водить, - пробухтел Эд, недовольно косясь и пиная ногой слетевшую вслед за ними с кровати тетрадку.
- Я тоже хочу водить, - сообщил он, упрямо не глядя на стоявшую в дверях женщину.
Особым этот случай, как подсказывала чужая память, не был. Эти двое довольно часто цапались, хотя бы из-за разницы в характерах. Из-за нее же одному позволялось больше, чем другому, и об этом было всем известно. Хочешь так же? Веди себя так же. Не хочешь так же? Хулигань, сколько влезет, водить не будешь.

И, на самом деле, он периодически чувствовал внутри такую горечь от подобного расклада, такую неподдельную тоску, что начинало хотеться представить хотя бы перед матерью старшего в другом свете. Чтобы любимчиком, хоть на время действия демонского внушения, стал старший. Эдвард даже не за справедливость болел. За свою команду, наверное. В любом случае, его игрок был вовсе не таким, каким виделся. Смелым, открытым, любопытным, живым – в общем, будь он еще и слабым, как младший, долго бы не прожил и без демона внутри.
Наказания объявлено в этот раз не было, просто недовольный взгляд и удаляющиеся шаги, у взрослых было много дел.
- Так вот, - поворачиваясь к брату и рассматривая его подбитый нос, изрек Эд, наерошивая затылок и принимая привычный боевой вид.
- Хороший удар, кстати, по возрасту, ни больше, ни меньше, - это было сказано голосом на тон ниже и более ровным – Фортеус на секунду потерял оболочку и заговорил от себя.
- Не знаю, насчет собак у того странного парня, но вроде как гримм гриммом, отвечаю, - демон пропал и просто мальчишка по-тихому что-то рассказывал ртом с красным от крови уголком.
- Пока выжидаем, о похищении не знает никто, но с завтрашнего дня надо решить, ну… Ты понимаешь, как перевести все на собачника.
Он почесал бровь, чувствуя, как от пальцев пахнет табаком (мамка заругает, перебить запах), неловко перемялся с ноги на ногу (тянуло подойти к брату), скроил нетерпеливую гримасу.

- Мой по ночам бегает к взрослым ребятам, которые трутся около бара… Из окна вылазит на крышу. Еще говорит, что ты отвратительно выглядишь, когда спишь с открытым ртом.
Он не мог удержаться от улыбки и повторил позу брата до мелочи, оказываясь перед живым зеркалом. Попытался сделать такое же выражение лица и провел пальцем по дужке несуществующих очков.

+1

8

Все прошло именно так, как он и рассчитывал. Эд понял, чего именно он хочет добиться, и удачно зарядил ему по носу ровно в тот момент, когда в комнату вошла мать. Ее инцидент нисколько не удивил, к подобным сценам она привычная была. Винила во всем переходным возраст, думала, что они перебесятся и снова будут дружны как раньше. Она говорила, что нужно просто немного времени и все снова станет нормально. Амону даже захотелось сделать виноватое лицо и смущенно сказать, что, простите, Миссис Фишер, но ваши мальчики здесь больше не живут, ничего как раньше уже не будет.
Конечно, ничего подобного вслух он не сказал. Потом, быть может, когда они закончат с этой игрой и соберутся уходить из этих мест, можно будет устроить перед этой женщиной какое-нибудь представление. Хотя Амону казалось, что куда более жестоким поступком будет оставить ее с тем, что ничего сверхъестественного с ее сыновьями не случалось, это просто она настолько плохая мать, что ее дети выросли чудовищами. Или просто ублюдками, зависит от того, как сильно они в городе накуролесят.
Ничего говорить Харви не стал, только покосился на брата. Фортеус так хорошо обиженный вид выдавал, что можно было и на самом деле поверить, что эту темную головушку беспокоит, что его за руль не пускают. Амону все силы приложить пришлось для того, чтобы самым глупым образом не засмеяться. Вместо этого он подобрал с пола упавшую тетрадку и плеер, положил их на стол и подцепил оттуда очки. Он помнил, что Харви в таких случаях никогда брата обвинять не начинал, скорее наоборот защищал от матери. Считал, что их конфликт не должен никого беспокоить. Хорошим он был мальчиком.
- Да все в порядке, мам, - спокойно сказал Харви, выдавив милую улыбку. Та в ответ только устало махнула на них рукой и вышла из комнаты.
Он ощупал нос, проверяя, не сломан ли тот. Больно было, но вполне терпимо, может, даже не опухнет. Брат подошел поближе, продолжил разговор так, будто бы ничего их и не прерывало сейчас. Больше всего Фишеру сейчас хотелось забраться обратно в кровать, отмотать время назад, и чтобы все стало так, как пять минут назад. Тепло, уютно и подремать. А девушка в подвале - подождет, никто ее не придушит в ближайшие пару дней, так, только поиздеваются немного, да изнасилуют пару раз, ничего срочного.
- Гримм одиночка в маленьком городе? - он удивленно поднял брови. - И у местных ходят о нем слухи. Интересно.
Харви задумался на секунду, пытаясь понять, так ли он хочет именно с ним связываться. В теории, если бы они смогли склонить население к тому, чтобы то устроило самосуд, волк не даст себя так легко взять. Только куда больше шансов, что он попытается из города сбежать, что-то с ним не чисто было, раз он без стаи жил. Значит, надо не только с людьми будет поработать, но с ним самим, чтобы остался, чтобы ему пришлось защищаться. На лице сама собой появилась кривая улыбка, Амон хорошо помнил, что может сделать разъяренный гримм.
- Все завертится или завтра утром, когда она на работу не придет, или сегодня вечером, если кто решит наведаться к ней в гости, - он стянул очки и протер их подолом футболки. - Лучше бы вечером, конечно, не хочу ждать. И, может быть, сразу на поиски всех поднимут.
Харви бросил взгляд на брата, который мялся в метре у него. Губы снова невольно в улыбке растянулись, может, он уже начал забывать, что такое быть человеком, но мимику сегодня контролировать совсем не получалось. Прекрасно знал, чего Эд там мнется, сам таким же нервным движением карандаш по столу катал. Очень хотелось сказать, что да, он все понимает, что сам хочет подойти, чтобы близко, чтобы поздороваться уже, наконец, по-настоящему. И дело тут было не в том, что никто первый шаг сделать не может, не в ситуации, не в том, что мать была дома. Если бы вся их история вписывалась в один маленький момент и можно было бы ее решить так просто.
- Да подожди ты с подозрениями, сначала надо людей разозлить. Или ты хочешь, чтобы на него наручники надели и за решетку посадили? - сказал Харви и раздраженно фыркнул. - Сходишь к этим своим взрослым ребятам, начнешь работу. Я тоже сегодня найду, кому на уши упасть. И за ужином чего-нибудь про насилие выдай, не знаю, от тебя органичнее звучать будет.
Оторвавшись от стола, он двинулся к выходу из комнаты, не удержавшись, и толкнув брата по пути плечом. Кинул взгляд, который, как ему казалось, пообещает ему все и сразу, с трудом удержался от того, чтобы не ощупать спину, не стянуть штаны и не начать сравнивать, одинаковые у них на заднице родинки или же нет. Времени на это еще будет полно, все ночи в их распоряжении.
За ужином все проходило именно так, как Амон себе это и представлял. Американцев и их кухню хотелось проклясть, они творили с едой что-то невообразимое, за что весь их континент потопить нужно было. Амон вообще был падок на человеческие удовольствия, будь то еда или секс, различий в этих вещах он не делал.
За столом много говорил их отец, рассказывая о работе, сестра что-то щебетала о школе. Харви только в конце заговорил, сказав, что к тесту уже подготовился и хотел бы взять родительскую машину, чтобы свозить Энни на свидание. Те, конечно, согласились, никогда ему в таких вопросах не отказывали. Поэтому он быстро доел пересоленную мешанину, что они тут называли пастой, одел чистую футболку и сбежал из дома. Перед выходом не удержался, и показал Эду язык, пока никто не видел. Настоящий Харви бы так не сделал, был уверен, что выше всех этих конфликтов, но Амону на его мнение было плевать. Эд хотел сбегать к большим мальчикам и курить с ними у бара, а Харви хотел посмотреть на местную хорошую девочку и сделать так, чтобы она быстренько о своей скромности забыла.
Если верить чужим воспоминаниям, то Энни была действительно хороша. В церковь по воскресеньям ходит, помогает по вечерам в доме престарелых, учится на отлично и успевает одновременно с этим сотню кружков посещать. С Харви они с детства дружили, тот помогал ей с химией и однажды решился позвать на свидание. Далеко зайти они не успели - за ручки держались и неловко целовались пару раз.
Забрав девушку из дома, он повез ее в местную забегаловку, которую посещала вся приличная молодежь. Внимательно слушал ее рассказы о какой-то ерунде, даже отвечал что-то в ответ, но про себя думал, что идея это была паршивая. Да, было забавно подразнить Эда этой пародией на свидание, можно было начать промывать кому-то мозги на тему того, что когда у вас в городе живет большой нелюдимый мужик - жди беды. Только все равно хотелось остаться дома, дверь стулом подпереть и не высовываться никуда, пока кто-нибудь не принесет весточку о том, что пропала молодая учительница из их школы. Амону нужны были события, а пока их не было, он ничего не хотел делать.
Они сидели в кафе, пили молочные коктейли и говорили ни о чем. Харви старательно изображал из себя скромника и отличного друга, постепенно подбираясь к интересующей его теме, но иногда зависал и смотрел в окно по нескольку секунд.
[nick]Harvey Fisher[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2zkqA.gif[/icon]

+1

9

[nick]Ed Fisher[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2zkA1.gif[/icon]Харви вытирал очки о футболку, а Эд уже решал, как будет говорить о Гримме старшим около бара. Дело было за малым – разнести слушок. А это было совсем легко – просто толкни ком с горы. Снег к снегу, пепел к пеплу – на следующий день начала бы собираться гроза. Через день все судачили бы о ливне. А через два вспоминали бы о первом грохоте в небе.
- Ничего я не хочу, - голодно поглядывая на младшего, все так же выделывавшегося, он готовился к ужину, после которого для всех следовало остаться дома.
Брата предсказуемо отпустили к старшекласснице – что самое обидное, Эд даже предполагал, в какое кафе они завалятся – в городе приличное было одно.
А ему самому сперва надо было наведаться к бару – и что там оригинальный старший забыл, место было неприятное. То и дело сновали готичного вида фигуры в черном, то и дело кого-то вышвыривали после слишком сильного забега по алкогольной прямой – младший бы точно кривился, окажись он здесь.

Снаружи играла какая-то старая ирландская песенка, когда все старшие выбрались подышать в ночное. Их-то Эд и ждал. После привычных приветствий и изображения своего в доску начал разматывать тот клубок, который был необходим.
- Слушайте, а помните мистера Гризуолда? Ну того, который… Вроде десять собак у него было до переезда, очень хорошо разбирается в этом всем…
Стоило только пустить по кругу забористый косяк, как все превратились  в уши – даром, что рассказывал какой-то щуплый старшеклассник. Да, волосы ставил как надо. Этим, на его собственный взгляд, интересное и заканчивалось – но не для слушавших.
Так или иначе, нужное он донес – и теперь Фишера-старшего мучило одно: что происходит в единственном приличном баре в городе.
Оказаться рядом проблем не составило – некому было тормозить, единственным опасным людям он только что лапшу на уши навешал, а более крупных зверей останавливала учеба, принадлежность к чему-то… Связи, что ли. Потому он и мог брести один по улице в такое время. Пожалуй, еще от того, что окна спальни удачно выходили на крышу, а крыша была недалеко от земли. Всего-то второй этаж. Можете не давать рулить, я и так выберусь.
Парочка все еще трещала, отодвинув пустые коктейльные стаканы, то ли заказав новые (молочные то коктейли сам бог велел повторить), то ли нет. Старшенький волновался не по этому поводу. Что, если родственник и правда подцепил кого? Будет приводить, устраивать на первом этаже, не дай бог на второй помогать залезть. Нет, этого допускать было нельзя.

Войти в бар громко было легко – просто хлопнуть дверью как следует за собой. Изобразить пьяного еще легче – просто идти как вздумается, шатаясь и хватаясь за столы. Самым сложным было напугать девчонку. Напугаешь – и шины у отцовской тачки можно не дырявить, сама домой запросится.
А испугаться было от чего – точная копия твоего краша, с которым тебя с треском и молитвами отпустили на ПЕРВОЕ твое свидание… Точная копия возвышается прямо над тобой, пока твой потенциальный парень глотает слова, дергаясь и краснея. И говорит копия следующее:
- Харви, это та самая? Та, про которую ты говорил? Привет… Шейла? Мэй? Как тебя там… Короче, у твоего дома драка какая-то. Я шел с друзьями, видел копов, мигалки. Вали-ка ты посмотри, что там.

И все, никаких привет-пока, никаких уточнений. Только короткий взгляд на брата – абсолютно трезвый,  с коротким приподниманием бровей и ярким стрелянием расширенными зрачками. Что-то типа «сегодня ты с ней не перепихнешься». Такой же валкой походкой на выход – его и видели.
Пробраться в спальню без шума было сложно, лезть по колонне, открывать окно – вся обычная мутотень. Эд коротко шмыгал несколько секунд, проверяя, не спалили ли. Дом спал. Оставалось ждать, когда приедет незадачливый любовник со свиданки – ждать, чтобы намылить гладкий затылок и набить всевозможные костлявые места. Если в хорошем баре парочка после его появления не заказала что-нибудь алкогольное (несовершеннолетним не продают).

Отредактировано Joseph Liney (2017-11-19 23:25:28)

+1

10

Предсказывать всякие мелочи Харви не умел, для него будущее было открыто лишь немного шире, чем для обычных людей. Но вот тут он мог просто поклясться, что брат завалится в кафе и попытается испортить свидание. Это не было похоже на самого Фортеуса, скорее на то, кем он стал, когда объединился с этим мелким Фишером. И в принципе, он мог сейчас любым путем пойти. Способов, чтобы свидание испортить, миллион было. Эд выбрал самый простой - изобразил из себя пьяного и начал нести какую-то чушь. Наверное, сработало это только из-за того, что они близнецами были. На самом деле, Харви уже успел засомневаться в выборе оболочек, потому что уже который раз за день сидел, с трудом улыбку сдерживая. Фортеусу роль невозможно шла, такого сочетания ему раньше видеть не приходилось. Как тут самому сдерживаться и серьезную морду держать - это хороший вопрос.
- А я думал, что тебя наказали за то, что ты пытался поджечь белье на соседском дворе, - сквозь зубы процедил Харви, старательно изображая раздражение и недовольство. Покосился на девушку, пожал плечами, пытаясь извиниться за поведение брата. Совсем не думал о том, как весело было бы раскрутить ее на тройничок и живот ей вылизать. - Шел бы ты домой, пока никто не заметил твоего отсутствия, а то, знаешь. Ты же не хочешь повторения прошлого раза.
Фишер специально не стал конкретизировать, только глаза большие сделал, надеясь, что фантазия девушки сработает на отлично и сможет придумать какую-нибудь такую гадость, до которой он бы даже сам не додумался. Брат удалился с независимым видом, разве что нос к небу не задрал, и Харви недовольно вздохнул. Понятно, что о продолжении свидания не могло быть и речи.
Словам Эда девушка не поверила, но все равно немного забеспокоилась. Харви был джентльменом, ну, или пытался его изображать, поэтому предложил подбросить ее до дома, чтобы проверить, все ли там хорошо. Среди кучи других несомненных плюсов, у Энни был еще один, ради которого, наверное, Фишер-младший все это и затеял. Отец у девушки работал помощником шерифа, и он уже смог подтолкнуть ее к тому, чтобы его пригласили к ним на днях на семейный ужин. На самом деле, энергии на это почти не пришлось затрачивать, это и так у нее в мыслях витало.
Высадив девушку у дома, Харви выбрался из машины, изображая, что рассчитывает на прощальный поцелуй, но на самом деле старательно окрестности осматривая. Разговор с Энни был пустой, он не очень думал о том, что говорит, просто из дома фонило беспокойством. Через пару минут из дома выбежал ее отец и сел в патрульную машину. Все, что Амон с него успел считать - это тревога и яркое нежелание куда-то выбираться вечером. Поцелуя ему так и не обломилось, но и не так это уже важно было. Потому что, ну, какой шанс, что в маленьком городке случится еще какое-то происшествие, которое заставит помощника шерифа в ночь броситься в участок?
Для приличия Харви еще полчаса покружил по городу, изучая окрестности и запоминая их. Чужие воспоминания были неплохой штукой, но иногда проще все было самому увидеть. Плюс хотелось потянуть время, чтобы наплести потом Эду какой-нибудь чуши о том, что его план не сработал.
Припарковавшись у дома, Фишер кинул ключи от машины на шкафчик у входной двери. Помахал рукой матери, сказал, что устал и хочет выспаться перед завтрашним тестом. Она с отцом смотрела телевизор, особо на него внимания и не обратила, только сказала в ответ что-то нежно-невнятное.
Зайдя в свою комнату, он в первую очередь плотно закрыл дверь, подпер ее на всякий случай стулом и выключил свет. Пытался всем своим видом самодовольство излучать, не очень тонко намекая на то, что все усилия брата не сработали и ему этим вечером что-то все-таки перепало.
- Ну и как твои дела? Или ты потратил время впустую, шарахаясь там, где тебя быть не должно? - он даже не пытался в голос обиды подпустить, скорее дразнил немного.
Харви подошел к столу, на котором куртка брата валялась, вытащил из нее пачку сигарет и уселся на окно, бесцеремонно закурив. Немного надеялся на то, что Эду перепадет за курение в комнате, но на деле больше расслабиться хотел.
- По-моему, кто-то заметил ее отсутствие, - сказал Харви, выпуская дым в окно. - Помощник шерифа выбежал, будто бы ужалили его в одно место. Я ничего толком не понял, но не похоже было, что-то кто-то сбил таксу у несчастной старушки.
Он пристроил недокуренную сигарету на подоконнике, положил очки на свой стол и принялся стягивать футболку.
- Значит, завтра веселье начнется. В школе с самого утра должны слухи пойти, а мы поможем, - затянувшись, Харви принялся стаскивать с себя джинсы. - Надо выспаться перед таким делом. Да еще и важный тест по биологии.
Последнее уже было как-то слишком откровенно, но ничего поделать с собой Фишер не мог. Уселся на подоконник в одних боксерах и носках, зажал сигарету между губ и смотрел на брата так пристально, что мог бы дыру в нем прожечь, если бы постарался.
[nick]Harvey Fisher[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2zkqA.gif[/icon]

+1

11

Мелкий, войдя через дверь и вообще пользуясь всеми преимуществами человека, который перемещается открыто, сиял слишком ярко. Эда смутило даже не то, что родственнику не пришлось лезть каким-то руконогим через крышу и окно. Точнее, он этому не позавидовал. Его настораживало именно сияние. Или правда перехватил что, или блефует. Говнюк.
Подтаскивание сигарет только увеличило подозрения. Хорошо, если блеф, а если наоборот? Зря старался и ломал пьяную комедию? Господи, да что за несправедливость, - почти реально взывая к Тому-Чье-Имя-нельзя-называть, Фишер-старший искоса поглядывал на происходящее.

Футболка аккуратно сползала с тощей грудной клетки, пока прикидывающий взгляд старшего не превратился в пялящийся. Вот эта вот самая тощая грудка, совершенно подростковая, беззащитная и такая же, как у него самого – никакие упражнения не помогали – была болезненной точкой. Даже не своей нереальной открытостью. Именно похожестью на него самого. Ужасное дело. У них почти всегда было так, полсекунды назад хотел навалять, а теперь вот хочешь без всяких дополнительных глаголов. Просто хочешь.
Харви совсем обнаглел и штаны стащил до кучи. Эд маленько отвесил челюсть, разглядывая себя в белье, с сигаретой во рту и на фоне вечернего освещения. Места в брюках поубавилось.
С другой стороны, одежда была единственным, что мешало – у старшего было какое-то врожденное отсутствие стыда, что с отмороженностью Фортеуса давало замечательный коктейль. Он ловил этот напряженный наглый взгляд и отвечал совершенно точно таким же, нагло шарящим по открытым участкам, спокойно ползающим по соскам и останавливающимся на боксерах. С каким-то зловредным раздражением все рассмотрел и вернулся к глазам напротив.

- Наша цель номер один на завтра, - он скинул ноги с бортика и спрыгнул на пол, медленно подходя к подоконнику.
- Хорошенько взгреть все уши в школе. Сплетни разносятся очень хорошо, и особенно среди девчонок. Можно подкинуть анонимку в ящичек старосте, - оказавшись напротив, он коротко провел рукой по чужому животу вниз.
- Ты знаешь, какой у нее язык, - поправил фразу и щелкнул резинкой боксеров.
Младший был как на ладони, тонкий, злой, одинаковый с ним. Но почему-то крышу не сносило. Все, что происходило за дверью, отслеживалось – Эд в каком-то смысле был в боевой стойке. Почему-то казалось, что кто-то войдет, вот-вот.
- Завтра день сплетен, а послезавтра будет послезавтра. Биология идет знаешь куда? – вежливо запуская руку под рубашку, он рассматривал цвет радужки напротив, пропадающей за зрачком.

- Вот сюда вот идет, - он залез в боксеры, провел рукой по члену и укусил мелкого за шею.
Это было просто и до тупости замечательно – устроить траходром с собственным родственником. Как ни странно, за всю ту кучу времени, что у них была, ни один своей светлой головой до такого не додумался. Повторно чуть не называя того, чье имя нельзя называть, Эд ужаснулся про себя, что они столько столетий тупили. Ощущения были замечательными.
- Как насчет того, чтобы дать мне и получить завтра Ди вместо Эй? Попробуй, - он жестко прикусил кожу поближе к подбородку, чтобы засос был виден над воротничком рубашки.
Вжать в стекло затылком проблемой не было, вообще ничего не было проблемой – свет включен не был, а окна выходили во двор и увидеть максимум могли родственники. Минимум уже видел соседский кот, прокравшийся вдоль лужайки.
А потом Эда перекрыло, и он перестал засасывать шею, вцепившись в нее руками и начав душить. Младший вроде как не любил такое – ну и хер с ним, не все бабушке Юрьев день. Душил не на смерть, но жестко, ловя губами что срывалось с чужих губ. Прикидывал, чем получит в ответ и по чему.

Отредактировано Joseph Liney (2017-11-23 22:12:40)

+1


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » Same and different


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC