«Боли как таковой Гаап не испытывал, как и обычных эмоций. Он снова сделал несколько кругов по помещению – время, которое ничего не значило для высшего демона, могло стать решающим фактором в жизни или смерти этого дурашки-детектива...» читать далее
В этот город идёт много дорог, но никто вам не скажет, что приехал сюда просто из любопытства. Почему же? Всё просто. Этот город окутан тайнами и многовековой историей, которую каждый житель может поведать лишь шёпотом. В этом городе есть Потерянное озеро, где легко можно пропасть и самому. Что-то странное в густых лесах. Зло ходит рядом с добром. Это не простой городок в Канаде. Это Генриетта, и она вас не отпустит просто так.
HENRIETTA: ALTERA PARS
Генриетта, Британская Колумбия, Канада // октябрь-декабрь 2016.
// LUKE
ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AGATHA
АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// REINA
РЕЙНА БЕЙКЕР
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AMARIS
АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GABRIEL
ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
//
«Землетрясение» ~ S. Fane [28.11] // «Дом на перекрёстке» ~ C. Ritter [28.11]

Henrietta: altera pars

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » I'm So Sorry


I'm So Sorry

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Imagine Drаgons - I Don't Know Why // Imagine Dragons – Whatever It Takes
http://s2.uploads.ru/t/cTqzO.gif http://s5.uploads.ru/t/dnvmk.gif
http://s4.uploads.ru/t/7PZkw.gif http://s4.uploads.ru/t/079EX.gif
I'm So Sorry
Урсула и Питер
05.10.2016  Клуб "Inferno"
Питер оказался тем еще трусом, раз решил пустить все на самотек. Да, он испугался новых эмоций, испугался того, что может за ними последовать и единственным возможным вариантом выбрал разрыв всех контактов с Урсулой.
А что до вампирши? Она решила напомнить о себе, да не просто напомнить, а буквально вывести волка из себя своим поведением.
P.S Не злите больших белых волков, хуже будет.

+1

2

Урсула злилась. Очень злилась. Ей хотелось перевернуть дом, или кого-то покусать. Но если первое обернулось бы убытком самой девушке, потому что ломать она умеет, да ещё и очень хорошо, что не собрать обратно, то второе несло за собой события намного печальнее, и могло стоить кому-то жизни. Причиной был один блондин, который ее откровенно игнорировал. Что очень сильно не нравилось Урсуле. Она очень удивилась, когда он перестал отвечать на ее звонки, хотя и не отличался до этого регулярными звонками и текстовыми сообщениями. Но за полтора месяца знакомства они смогли сойтись довольно близко, что безумно радовало саму девушку. Ей с ним было легко и интересно, да и ему, вроде все нравилось. Так ей казалось. Пока пару недель назад он не прекратил все общение с ней. Нет, мало ли что могло быть, она понимала. Могли быть какие-то неотложные дела, ну или что-то ещё, что требовало полного поглощения всего внимания, и не позволяло ни на что отвлекаться. Но сегодня утром, двигаясь по привычному маршруту на работу мимо кофейни, она увидела его, сидящего там за столиком, и прекрасно проводящего время с какой-то девушкой.
Урсула не знала, почему ее это задело. Она и не думала, что ее это так заденет. Они не были парой. Даже не обсуждали это. Ну, вроде, друзья, да и хорошо. Просто очень хорошие и близкие. Но все же теперь она весь оставшийся день ходила, как на иголках, из рук все падало, и она была сама не своя. Домой она ушла пораньше, хоть и была пятница. Коллеги списали это на бурное времяпрепровождение, и молодую шальную жизнь, и отправили отдыхать. Тем более, она порой подменяла многих на ночных сменах, так что ее выручить были готовы все. Она улыбнулась, с огромным трудом никого не покусала за весь рабочий день, и пошла домой.
Придя домой, она первым делом выкинула к чертям флакон духов, что пару недель назад сыграл важную роль в их времяпрепровождении. Она даже выпустила клыки, и выпила целый пакет крови, только бы взять себя в руки. Но ничего ей не помогало. Позже, после пробежки по лесу и расслабляющей ванны, ей в голову пришла идея, что им стоит поговорить. Ну, они же взрослые люди, поэтому могут спокойно поговорить, все обсудить, и решить, что делать дальше. А не это ребячество, чтобы прерывать все контакты и идти с другой девушкой мило пить кофе.
Сейчас Урсула стояла перед шкафом и думала, что же ей можно надеть, чтобы заявиться на работу к Питеру. А работал он в клубе, так что и одеться нужно было соотвественно. Не в юбку, конечно, которая еле прикрывает все интимные места. Но так, чтобы ее заметили. А эта девушка умела быть сногсшибательной. И для этого ей не требовалось надевать откровенные наряды. Она и так привлекала внимание. И сегодня вечером она хотела выжать из этой своей способности все, что могла. Последние приготовления, и, улыбнувшись отражению, довольная собой, и отправилась в «Инферно». Пусть игра начнётся, раз он так хочет поиграть. По пути ей в голову пришла мысль, что неплохо бы было его тоже немного побесить. А то что, Урсула будет тихо беситься внутри себя и ничего никому не показывать, и ему все сойдёт с рук? Ну нет, так точно не пойдёт.
Она вошла внутрь, привлекая внимание. Эффект, который хотела, она оказала, улыбнувшись этому. Прошла дальше, ближе к барной стойке, за которой заметила знакомое лицо ещё издали. Ей просто нужно было убедиться, что он видит. Видит, что несколько мужчин уже свернули головы, смотря на ее ноги. Может, он даже и догадается, что сейчас будет представление для него. А может, и нет. Может, ему просто плевать, и из ее плана ничего не выйдет. Но она хотя бы немного повеселится.
Девушка подошла к одному парню, который сидел один, и откровенно пожирал ее глазами. И, как удачно, что его столик был в зоне видимости барной стойки. Улыбка, прикосновение к руке, легкое, почти невесомое, пара шуток, взгляд глаза в глаза. Она умела это делать. Это было не сложно, особенно с учётом того, что он уже был хорошо накачан алкоголем.
- Не хочешь меня угостить парой коктейлей? - Обворожительная улыбка, и он уже готов на все, только бы она намекнула на продолжение вечера. Ее от него тошнило.

+1

3

Питер, который день не может совладать с самим собой. Его бесит все, от сестер и брата до обстановки в собственной квартире. Он злится сам на себя, на свою слабость и безысходность. Только вот смелости, которой хватало на все, слишком мало, чтобы подойти к девушке и сказать в лицо… А что сказать? Мы расстаемся? Они даже не пара, но от чего у волка все ноет внутри и хочется выть от горечи в душе. Гримм успел проклясть день, когда Урсула спасла его из металлических зубов капкана и он, просто сраженный ее добротой, каким-то светом, которым она буквально светилась изнутри, забыл обо всем на свете, пока реалии не напомнили о себе. Гримм и вампир… Они просто несовместимы и Питер в этом убедился. Стоит вспомнить тот вечер в лесу, когда Урсулу чуть на клочья не порвали. Что бы случилось, не будь Клируотера рядом? А что бы происходило с ним, увидь он ее мертвой?
Питер спрятался за ложным чувством того, что он ее просто защищает. Так у вампирессы не будет шанса попасть в лапы гриммов, на нее не нападут, потому что она якшается с Питером, и брату ее не нужно будет волноваться по этому поводу. Всем хорошо, все дольны, но если бы. Гримм чувствовал себя просто отвратно, и возникало желание открутить голову первому встречному, а уж если к нему обращались напрямую с банальной просьбой – разорвать, как тряпку. Парня даже на работе стали остерегаться, списав все на сложности характера и время года. Осенняя хандра и все в этом духе. Сестры вовсе решили, что младшего брата не стоит трогать, хотя пытались узнать, что произошло. Ведь буквально две недели назад с его лица не сползала улыбка, а тут будто подменили.
Волк собирался на работу, попутно прокручивая в голове мысль о том, что его уже тошнит от «Инферно», от людей и вечного запаха алкоголя, которым там пропиталось абсолютно все. Но, выбора особо нет и Питер, собрав волю в кулак, таки пришел на работу. Клуб еще не открылся, а он уже ходил по залу темнее тучи и кажется, вот-вот искры из глаз полетят, так это еще даже не начало рабочей смены. Ни одного посетителя, который мог бы хоть как-то задеть парня. Коллега по цеху сразу приняла решение Пита не трогать, пускай он и попытался ей улыбнуться по приходу на работу.
Клуб открыл свои двери для посетителей, а Питеру стоило перекреститься и молиться за то, чтобы к нему не подошел какой нытик, либо любитель потрепать нервы местным барменам, потому что сейчас гримм за себя ручаться не мог и кулак его вполне себе мог заехать в первое не понравившиеся ему лицо. И хорошо, что пока все было спокойно, к волку подошли две девушки, заказали пару коктейлей, но как только волк заметил знакомое лицо в клубе, в груди все перевернулось, а зрачки голубых глаз расширись толи от удивления, толи от ужаса, а может от всего сразу.
Урсула, какой она тут вообще забыла? Но, этот вопрос отпал сразу, как только Клируотер увидел, что творит вампиресса. Она, откровенно говоря, дразнит волка, да не просто. Судя по всему, ей так и хочется вывести Пита из себя и каждое ее движение подтверждает догадки волка. Гримм демонстративно отвернулся, делая вид, что ему, якобы, плевать на все что связанно с Урсулой, но не тут-то было. Стоило взглянуть, как она села к какому-то мужику, и злость закипела с новой силой.  Лицо волка на секунду скривилось в приступе гнева, когда парень, который, судя по всему, являлся новым ухажером Урсулы, решил пустить в ход свои клешни. Питер от злобы раздавил бутылку, которую держал в руках, а потом тот самый парень решил подойти к волку, чтобы заказать выпивку. Сменщица, что стояла рядом с Питером успела лишь взглянуть краем глаза на лицо волка и тут же потянула мужика к себе, пока сам Пит наклонился собрать стекла и лучше бы он не выглядывал обратно.
- Сука, только попробуй ее тронуть, я тебе руки нахрен сломаю. – Бормотал волк ксебе под нос, пока мужик отдалялся от него и шел по направлению к Урсуле, и черт бы его побрал этого мужика, но он снова так по-свойски запустил свои ручонки, умудрился демонстративно приобнять девушки и тут волка просто взорвало. Клируотер даже не удосужился обойти барную стойку, он ее просто перескочил. Кинув взгляд на девушку, которая являлась таким же работником, как и он сам, только на лице ее читался откровенный страх, ведь она ожидала того, что Пит сейчас этого паренька просто на клочки порвет.
Волк приблизился, а после без слов и церемоний ухватил мужика за руку, которой тот прижимал к себе Урсулу и сдавил с такой силой, что человек буквально взвизгнул от боли. – Еще раз ее тронешь, я тебе твои клешни оторву, понял меня?! – Питер насильно поднял парня с насиженного места. – Проваливай отсюда, уебок. – К слову, паренек так и сделал. Даже ничего в след не тявкнул, а просто скрылся среди толпы, но теперь перед Питером сидела Урсула и ей ох как не повезло. – А ну, пошли. Соблазнительница блять! – Слишком много мата для сегодняшнего дня, но по-другому выражаться у волка просто не получалось.  Он силком потащил вампиршу за собой на улицу, зашел в первый попавшийся переулок и со взглядом бешеного пса спросил. – Ты что там устроила? Делать нехрен больше?!

Отредактировано Peter Clearwater (2017-11-14 15:32:19)

+1

4

Этого парня, которого она подцепила, даже можно было назвать милым. Если бы не тошнотворный запах алкоголя, которым пропиталась, кажется, вся его одежда, то можно бы было даже действительно позволить ему отвезти себя домой. Ну или хотя бы дать поймать себе такси. В таком состоянии он бы навряд ли справился с управлением автомобиля. Урсула-то ладно, она выживет, а вот сам этот парень напрочь ли. Кажется, он был обычным человеком. Даже странно, с таким наплывом сверхъестественных существ, которые проживали в Генриетте, это было нонсенсом.
Ей даже было приятно это внимание и обходительность. Она смогла узнать только его имя - Крис. Но она не собиралась заводить знакомство далеко, поэтому своё даже не удосужилась сказать. Его рука покоилась на ее талии, она откровенно с ним флиртовала, а н смотрел на неё с похотью в глазах. Его желания были понятны кристально, даже думать не надо было долго, какого окончания вечера он ждёт непосредственно с этой девушкой. Девушка же не убирала с лица улыбку, и так внимательно слушала его слова, будто ей и в правду было интересно. Да и смеялась она над его шутками, повышая самооценку, и вместе с тем уверенность в вечере. Но, если правда, пара шуток и правда вызвали у неё искренний смех. Алкоголь на вампиров не производил того эффекта, для которого был придуман, поэтому от пары коктейлей она не опьянела, как надеялся ее спутник.
Она все время поглядывала за бурную стойку, ища голубые глаза, которые, казалось, совершенно не обращали на них внимание. Лишь один раз она заметила, как зло сверкнул взгляд из-под блондиночкой челки, направленный в их сторону, и улыбнулась от этого ещё шире победной улыбкой. Ее спутник записал это на свой счёт, и обнял ее сильнее, притягивая к себе чуть ли не вплотную. Ей хотелось сказать ему, чтобы он сбавил обороты, но этого не потребовалось. Она краем глаза уловила быстрое движение у барной стойки, и то, как люди в страже расступались перед ангелом возмездия, по-другому и не скажешь.
Питер к ним подошёл, пылая яростным гневом. Он бы сжёг беднягу прямо взглядом, и прямо на этом самом месте, если бы мог. Урсула даже подумала, не устроит ли он показательную казнь разрывание людской плоти прямо тут. Но нет, он просто наорал на беднягу, которого как ветром сдуло с тёплого места, и обратил гневный взор на неё. А она ликовала внутри. У неё получилось. Она смогла его вывести из себя, значит, не так все безразлично и хладнокровно, как хотелось бы самому Питеру. И она радовалась. Но только до того момента, пока он не схватил ее железной хваткой и не потащил на улицу.
Толпа расступалась перед ними, ведь никто не хотел попасть под горячую руку парня с этими бешеными глазами, а вместе с тем внутри Урсулы поднималась новая волна ярости. На него, на себя, на всю эту ситуацию, и на весь мир в целом, что уж мелочиться. Казалось, она должна триумфально смеяться ему в лицо, ведь ее план сработал. Но нет, она снова почувствовала себя брошенной игрушкой, которой ничего не объяснили, а просто поставили в темный угол собирать пыль.
Он выволок ее на улицу, завёл в ближайший плохоосвещенный переулок. Хватка, словно зубами, не ослабевала, и руку она вырвала с приложением усилия. Будь она человеком, наверняка бы остались синяки. Но у неё они заживусь на пару секунд. Но, надо признаться, злость добавила этому парню сил, и теперь Урсуле стало даже немного страшно. Умирать в ее планы не входило этим вечером. Она была ещё слишком молода. Какая ирония.
- А тебе какая разница? - Она старалась в ответ не кричать, а говорить спокойно, всем видом показывая, что не он стал причиной ее решения посетить «Инферно», а желание немного отдохнуть. Да ладно, вампирам тоже порой хочется развлечений, — Я думала, тебе до меня нет дела. Или это не ты так старательно и великолепно игнорировал меня последние две недели?
Ее захлестнула волна обиды на него, и хотелось высказать все, что думает. А лучше пару раз приложить головой об эту каменную стену, хотя бы об одну из, что их окружает, или сделать что-то ещё. Да что угодно. Но она будет говорить спокойным ядовитым голосом. И надеется, что останется этой ночью живой. Про невредимую она уже как-то и не думала.
- Оу, наверное, я просто прервала флирт с очередной девчонкой, да? - Неприкрытая ярость так и сочилась в ее голосе, в тон повышался, независимо от ее желания, - Может мне тоже хочется с кем-то развлечься?

+1

5

Питер давно так не злился. Даже нет, он был окутан бешенством, и как бы там ему не хотелось взять себя в руки и успокоиться – не получится. Гримм перешел ту самую черту, за которую не стоит выходить и уж тем более запускать такого рода эмоции все дальше и дальше, до тех пор, пока пена изо рта не пойдет. – О, это ты так отомстить решила? Заигрывая с пьяным чмом на моих глаза! Что за детский сад?! –  Питу плевать, с какой интонацией он это все говорил, а он не говорил, он орал во весь голос. Ему будто дозу адреналина влили, а после взбесили до состояния полной бесконтрольности. Волку хотелось покалечить первого, кто на глаза попадется, но перед ним стояла только Урсула и гримму приходиться удавливать в себе все порывы сделать ей больно, но желания не спрячешь и ему действительно хотелось ее ударить, да с такой силой, чтобы мозги на место встали. И если бы не еле слышимый страх от собственных мыслей, он бы так и сделал. Просто замахнуться рукой и ударить с такой силы, чтобы череп на кусочки разлетелся. Питер уже убивал и не раз, а про порывы гнева и последствия лучше вовсе умолчать. – Флирт? Что? –  В ход пошла жестикуляция руки. Волк делал резкие движения, на секунду останавливался, а после, в такт словам, снова пускал в ход руки, дабы утвердить свои высказывания.   – Какая же это все ересь! У тебя настолько занижена самооценка? Надо же было додуматься… Я с какой-то девушкой флиртую и поэтому не беру трубки, и не отвечаю на смс. – Вот вам и раскрылся весь характер Клируотера во всей это красе. Саркастичный, злой, отдаленно напоминающий чудовище из любой сказки.
Когда Урсула соизволила объяснить, с какой это выдуманной девушкой флиртовал Питер – волка накрыла волна истерического смеха. – Кафе, блондинка, кофе… Это была моя сестра! Понятно! Сестра! Услышала?! Нет? Я повторю. Это была сестра, мать твою! –  Когда голос Питера стал похож на рев, планку ему сорвало окончательно. Гримм никогда не позволял себе подобного, и Урсула могла видеть волка таким впервые и ей не позавидуешь. – Да будет тебе известно! Волки, чаще всего, по природе своей моногамны! Вот так новость, да? Неожиданно, правда?! -  Разъяренный гримм – атомная бомба замедленного действия. Секунды идут, счетчик тикает и кто знает, что будет дальше? Но, Питер всеми доступными для себя способами пытается удавить эту злобу. Он вовсе не понимает, почему все так? И почему их разговор больше похож на предсвадебную истерию, когда женатики подозревают друг друга в изменах, которых по сути дела и не было вовсе.
Как только Пит понимает, что просто не сможет сдержать себя, моментом разворачивается и кулак летит точно в стену, да с такой силы, что по кирпичам трещина пошла, а потом еще раз и еще, пока гнев не начал утихать, давая Клируотеру возможность нормально вздохнуть. Все-таки гнев был его триггером и давал волку возможность уничтожить на своем пути все, до чего он мог дотянуться. Порой ему казалось, что пик его сил наступает только в такие моменты, когда ярость ползет по венам, как раскаленный металл.  Питер удар стенку еще раз и со всей дури, что в нем сейчас кипела, а после замер, опуская руки.
Дыхание прерывисто, кулаки сбиты в кровь и до волка не сразу доходит, что он вообще сделал и зачем. Злоба отступает медленно, отдавая волной по мозгам, но он хотя бы смог остановиться, что уже радует и сложно представить, что могло случиться с вампирессой, попади она под такой шквал безудержных атак. Волк не сразу обернулся, в надежде на то, что Урсула просто сбежала в страхе и ужасе, но нет, она все еще стояла на месте, и гримм не мог понять эмоций, что царили на ее лице. – Довольна? Увидела, что хотела?– Он говорил грубо, голос нещадно хрипел, а самого волка даже немного потряхивало. По пальцам медленно ползла кровь, окропляя грязный асфальт под ногами, но Питер даже рад, что чувствует боль, она отвлекает, заставляя сознание изредка переключаться на раздражитель и причину той самой боли. – Что теперь? Ты так хотела выбесить меня и у тебя это отлично получилось. Даже не верится  и знаешь что, можешь делать что хочешь, хоть под стариков иди, ложись, мне плевать! –  Питер рявкнул и поспешил покинуть злосчастный переулок, но замер спустя всего пару шагов. Кого он там обманывает? Плевать? Если бы и что бы он сейчас не говорил, чем бы ни руководствовался, дураку будет понятно: ему не плевать и никогда не будет… Гримм сейчас будто на перепутье стоял и боялся сделать выбор между двумя из зол: забудь и выкинь из головы, либо перебори свой чертов страх и возьми себя в руки. Он так надеялся, что все закончится столь же быстро, как и началось, но нет, что-то пошло не так, что-то щелкнуло в его голове. – Нет… -  Выдавив из себя пародию на слово, гримм обернулся к девушке. – Мне не наплевать… И если я увижу кого-то возле тебя, кишки выпущу даже не задумываясь, а для пущей убедительности каждого буду потрошить при тебе. –  Питер сжал кулаки, как можно сильнее сдавил их, до хруста в костяшках. –  Просто ответь мне. Если ты так хотела все прояснить, почему не пришла и просто не поговорила? Зачем было устраивать этот цирк? – Клируотер смотрел на Урсулу с некой печалью в глазах. Ему было противно от того, что он говорил, с какой злостью на нее смотрел, и от мыслей своих становилось тошно.

0

6

- Если бы не стал играть мальчика-подростка, а просто хотя бы один раз взял трубку и все нормально сказал, что общаться со мной не хочешь, то ничего бы этого не было! - Урсула уже не сдерживала крик, смотря прямо в бешенные глаза парня, рискуя нарваться еще больше.
Она была не намного его ниже, тем более, что стояла в туфлях на каблуке, но все ей приходилось приподнимать голову, чтобы видеть прежде голубые, как небо, глаза, которые теперь скорее напоминали разъяренную бурю, готовую вот-вот уничтожить все, что ее окружает. Она засмотрелась в них. Они были красивы и притягательны. Как красив и притягателен огонь, на который можно только смотреть, но не дотрагиваться. Таким же сейчас был и Питер. Весь наэлектризованный, готовый начать метать молнии, если только дотронуться до него рукой. Девушка еле удержала руку на месте, только бы не коснуться острой скулы на лице, только бы не засмотреться на пульсирующую артерию на виске. Наверное, он даже и не подозревал, как притягателен в гневе. Но она ему это, конечно, не скажет. Хоть такая картина и была красива, но больше повторять этого она не хотела. Вообще не любила она скандалить. Но тут он ее просто вынудил, по-другому и не скажешь.
- То есть это не ты с утра сидел в кофейне рядом с больницей с какой-то блондинкой? - Девушка была совершенна уверена в своей правоте. И когда он рассмеялся, и начал орать, что это его сестра, то ей стало даже стыдно.
Боже милостивый, да она и правда развела скандал на ровном месте. И правда ничего такого в этом не было, что он просто решил выпить с сестрой кофе и съесть по куску торта. Но чего только не нафантазируют девушки, когда их ожидания рушатся прямо на глазах. Что не говори, а Урсула была обычной девушкой, которая тоже умела сделать скандал из ничего, и накрутить себя так, что потом нужно было хвататься за голову.
- Сестра? Но я... - У нее сейчас просто не было слов, и это она скорее шептала, чем говорила. Вся решительность куда-то мигом испарилась, и остался только стыд. Стыд, что она довела его до такого состояния, а повода-то и не было, - Прекрати на меня кричать, пожалуйста, - Это уже было сказано даже с какой-то ноткой отчаяния.
Она увидела, как в глазах у него промелькнуло что-то страшное. Поистине звериное. Что рвалось наружу, уже не могло оставаться внутри. Что эту звериную сущность Питер уже не мог сдержать. Урсула подумала, что, ну все. Пришло ее время. Но сама на самом деле виновата. Но он развернулся и начал пробивать стену. Именно пробивать, а не бить. Во все стороны летели мелкие камушки, а по самой стене пошла трещина. Урсула смотрела на это, а перед глазами стояла картинка, что вместо этой стены могла быть ее голова. Да, тут даже с ее силой и огромным опытом ничего не поделаешь. Нашли бы ее с утра с раскроенной головой, и поминай, как звали. Правда, наверное, брат бы потом пошел разбираться. Короче, проблем бы потом было слишком много.
Она видела, как под футболкой напрягались мышцы спины с каждым новым ударом. Каждый из них отдавался звоном в ее голове. Она понимала, что лучше этот момент просто переждать. У нее промелькнула шальная мысль просто сбежать, ничего не сказав блондину. Но она одернула себя. Надо остаться хотя бы для того, чтобы попросить прощения. И все же дать ему почувствовать себя виноватым. Не одной же ей чувствовать вину.
Он начал потихоньку успокаиваться. Дыхание стало ровнее, плечи расслабились, и руки опустились. Из разбитых костяшек сочилась кровь. Но это были не серьезные повреждения для гримма. Заживет буквально через пару минут. Урсула же смотрела на его спину, ожидая, что он скажет хоть что-то. Прогонит ее. Накричит. Да хоть что-нибудь. Эта зловещая тишина угнетала еще больше. И он обернулся. Посмотрел прямо на нее. А она смотрела на него со смесью стыда, надежды, и какого-то теплого чувства, что было внутри. Какого, она не говорила самой себе. Но это все было в глазах. На лице застыла провоцирующая дерзкая маска со слегка вздернутым подбородком и поджатыми губами.
А потом он просто проронил жестокие слова в ее адрес, развернулся, и пошел прочь. Урсула прикрыла глаза, понимая, что поступила очень глупо. Это будет гложить ее долго. И просто отпустить это все она не сможет. Но он ясно дал ей все понять, хоть это и было больно. Да, больно. Это задело ее куда-то в самую душу, если она есть у вампиров.
Облегчение. Оно накрыло ее с головой, когда он остановился и обернулся. А признание, слетевшее с его губ, заставило ее облегченно выдохнуть. Кажется, все то время, что он кричал, она не дышала, и только сейчас снова начала это делать. Ей сейчас хотелось подойти к нему и обнять. Стереть из глаз печаль. Да хоть что-нибудь, только бы вернуть ему нормальное расположение духа.
- Я хотела поговорить, - Девушка подбирала слова осторожно, чтобы не разбудить снова того зверя, что, кажется, успокоился внутри Питера, и уснул тревожным сном, готовый в любой момент снова кинуться в бой, - Но ты упорно не реагировал на меня. Как же мне еще было привлечь твое внимание?

+1

7

Питер помотал головой, судорожно выдохнул, а после мельком взглянул в ночное небо. Глупо было полагать, что волк справится с самим собой, ведь его не просто так, буквально рвало на части все эти недели, которые теперь казались адом, который остался где-то позади, на затворках памяти. Конечно, Клируотер еще долго будет видеть этот переулок в своих снах и их нельзя назвать снами добрыми и приятными. – Глупая… - Гримм опустил взгляд с темно-синего неба на девушку и впервые за много дней смог искренне улыбнуться. Ему надоело бояться, пытаться убрать эмоции глубоко в себя, да и все уже стало ясно и понятно. Даже если захочет, приложит миллион усилий – не справится. – Кому, а тебе привлечь мое внимание ничего не стоит. Да ты и так это сделала, еще в первый день нашей встречи, просто… Слишком много нюансов, понимаешь и они могут тебе не понравиться. Я могу тебе не понравиться, если увидишь полную картинку. – Волк осмелился сделать шаг, потом еще один, пока не встал напротив девушки. Злость совсем ушла, и ей на замену пришло спокойствие. В груди воцарилось приятное тепло, которого так не хватало Питу все это время.
Волк позволил себе обнять девушку под талию, осторожно прижать ее к себе и коснуться ее лба своим. Запах, который так долго раздражал волка, сейчас не чувствуется, совсем. Будто она и не вампир вовсе, а просто человек. Хрупкая, нежная, как цветок девушка. И только приятный и знакомый запах духов из коллекции Урсулы слышится острому нюху гримма. Четкое желание промелькнуло в голове, и Питер прижался к девушке вплотную, насколько это вообще было возможно. Он хотел, чтобы она чувствовала его дыхание, которое, кажется, было горячее кипятка, слышала, как мерный стук сердца набирает все большие обороты и виной тому не злоба, а приток страсти.
Клируотер никогда не позволял себе подобного. Он старался держаться на расстоянии, дабы не разрушать иллюзию некой дружбы, но, ему уже предельно ясно: ему не нужна дружба, он хочет больше и теперь эти мысли совсем не пугают и желание рассказать о себе все, как на духу, не травило душу и не пугало до мурашек по коже, но перед этим волк решил сделать кое что, совсем себе не свойственное. Пит осторожно оторвал Урсулу от земли, поднимая ее вровень с собой и секундный взгляд глаза в глаза, а после волк медленно приближался к губам девушки и поцеловал их. В этот момент стена с грохотом развалилась, раскрывая волка с другой, скрытой от чужих глаз стороны. Клируотер касался губ девушки нежно, даже слишком осторожно, будто это был первый поцелуй в его жизни. Хотя, так оно и было, ведь он никогда не целовал кого-то в порыве чувств, искренних, а не вызванных мимолетным влечением. Что скрывать, он хотел эту девушку, до головокружения в голове, но понимал, что это лишь начало и нужно объясниться, пока они не зашли слишком далеко и порывы страсти не увели двух людей в свои объятья.
Питер еще долго не мог выпустить Урсулу и прервал поцелуй, только потому, что легкие, легким жжением напомнили о том, что им нужен кислород. Питер не мог похвастаться красноречивостью. Он не умел петь серенады, не писал любовные прозы и стихи. Поступки и действия – вот лучшее из доказательств своих чувств и их искренности. Волк опустил Урсулу на пол, но тут же ухватил ее за руку, будто боясь, что она сейчас убежит от него. – Пойдем. Нам надо поговорить и все разложить по полочкам… Но, сначала обратно в клуб. Руки помою и заберу куртку, а после я весь твой. – Клируотер не мог сдержать радости, что сейчас искрила на его лице, как и улыбка, да и глаза выдавали гримма со всеми потрохами: влюбился, как школьник. 
Они вернулись в клуб и Питер в своей манере перепрыгнул через стойку, спрятался в подсобке, на территории барменов, так сказать. Девушка, на хрупкие плечи которой взвалили груз обслуживания, чуть ли не половины посетителей, вздрогнула, когда увидела окровавленные руки гримма и улыбку на его лице. – Он его убил, да? – Естественно вопрос девушка задала блондинке, которая шла следом за волком. – Полицию вызвали? Или нет, не надо полицию… его же посадят! Ой божечки мои, что будет-то! – Питер выскочил из подсобки так же, как и недавно в ней скрылся. – Никого не посадят… Успокойся. И это, подменишь? Буду тебе должен коробку конфет и фиалки! – Сменщица лишь облегченно выдохнула и Пит, расценил данный жест как безоговорочное согласие. И не теряя секунд, вновь ухватил Урсулу под руку, покинул клуб. – Такс… на улице темно, но довольно приятно. – Волк призадумался, а куда же можно пойти в такое время? – В парк… Что на счет парка? Людей там не будет, а маньяков всяких мы не боимся. – Дурацкое чувство юмора вновь вернулось к гримму, что еще раз подтверждало его приподнятое настроение и готовность рушить горы одним лишь касанием.

0

8

Это все было так странно. Словно происходило вовсе не с ней. Словно она попала в чудесный сон, которых у нее больше не бывает. А тут будто кто-то создал вокруг иллюзию счастья, и теперь она утопала в ней, и сама этому не верила. Она будто видела, как стены, окружавшие его, рушились на глазах. Рушились для нее. И это чувство пьянило сильнее всякого алкоголя. Особенно при том, что на вампиром алкоголь не действует.
- Может и не понравится, но я хочу это узнать сама, - она взяла его за здоровую руку, хотя вторая уже тоже начинала затягиваться, и заглянула в глаза. Вот они. Теплое голубое море. Светлое небо. Ими она была готова любоваться, пока не надоест.
Ей нравилось ощущать его тепло. Она приобняла его в ответ, прижимаясь, чувствую на своих волосах дыхание, касание теплых губ кожи на лбу. Куда делать вся эта волна ярости, что только что готова была сметать все на своем пути? Она прислушивалась к дыханию, чувствовала удары его сердца, что билось с каждой секундой быстрее и быстрее. И ей самой становилось тепло.
Она почувствовала, что он поднимает ее, как пушинку. Аккуратно, как фарфоровую куклу. Даже смешно, ведь она далеко не такая. Сама улыбнулась от этой мысли. Да и от всей этой ситуации. Ей хотелось улыбаться. Как можно дольше. Она обняла его за шею, прижимаясь сильнее, чтобы чувствовать его ближе к себе. Чувствовать всем телом. И вот оно, то, чего она ждала долго, изнуряя мыслями и желаниями саму себя. Сначала неуверенное, даже едва ощутимое касание губ. А потом все настойчивее, затуманивая разум, и отодвигая все на задний план. Забросить подальше все эти проблемы, все переживания, что есть у этих двоих. Есть этот момент, этот безлюдный переулок, и они, осторожно изучающие губы друг друга, со все больше нарастающей страстью. Больше. Пьянее. Она ударила в голову. Урсула, кажется, скоро просто перестанет себя контролировать от захлестнувшего желания, прижмет волка к той части стены, что он не разнес кулаком, и будет впиваться в его губы не нежным и мягким их первым поцелуем. Он сводил ее с ума, заставляя желать большего здесь и сейчас. Кажется, скоро она совсем растеряет над собой контроль, ее хищная сущность вырвется наружу, и перед Питером предстанет Урсула с ликом вампира. Ей этого делать не хотелось, поэтому она старалась держать себя в руках хотя бы немного.
Когда он оторвался от нее, с ее губ слетел недовольный стон. Но ему нужен был воздух, без которого она могла спокойно обходиться. Он с шумом набрал полные легкие желанного кислорода. Она смотрела в его глаза с расширенными от желания зрачками. И весь остальной мир постепенно возвращался на свое место. Она почувствовала под ногами твердый асфальт, и снова осталась недовольна, когда он отпустил ее из объятий, забирая такое желанное тепло. На его слова она смогла только кивнуть, пытаясь унять рвущееся наружу желание.
Она с готовностью взяла его за руку и пошла пробираться сквозь толпу народа в клубе. На губах растянулась дурацкая довольная улыбка. Она сейчас напоминала нашкодившую кошку, которую не поймали, и которая была чрезвычайно довольна собой. Но и в тоже время она не могла перестать улыбаться этой улыбкой школьницы, на чувства которой взаимно ответил парень мечты. Все смотрели на них во все глаза. Прошло не так уж много времени с их бега из клуба, поэтому многие еще побаивались этого парня, что прокладывал дорогу к барной стойке.
- Нет, не убил, - Она посмотрела на девушку за барной стойкой, все так же улыбаясь и светясь от счастья. Казалось, он могла заменить один из прожекторов на танцполе своим сиянием.
Ее рука в его руке... Это казалось так правильно и так естественно. Уже и забылось, что они представители двух разных сверхъестественных рас, не любящих друг друга. Они так гармонично смотрелись, и так мило друг другу улыбались. Наверное, когда-нибудь эта глупая улыбка наконец-то исчезнет, и на ее смену придет нормально выражение лица. Но явно это случиться не сегодня.
- В парк, так в парк, - Она рассмеялась, - Куда предложишь, мой рыцарь.
Она было сначала хотела предложить побежать туда на перегонки, и даже готова была дать ему фору, ведь вампиры быстрее гриммов. Но потом передумала. Ей хотелось просто пройтись, чувствовать тепло его руки, улыбаться и разговаривать.
- А ведь я так и не поблагодарила тебя за спасение от волков, - они неспеша дошли до парка, что был неподалеку, и присели на одну из скамеек. Вокруг никого не было, и стояла тишина, нарушаемая лишь шелестом только начавших опадать листьев, когда их задевал ветер, - Ты так и убежал утром, даже не удосужившись стать человеком. Почему?

+1

9

- Не нужно. – Питер невольно сжал руку Урсулы покрепче. – Если бы не эта дурацкая беготня с духами в зубах, ничего подобного бы не случилось… - Гримм винил себя в произошедшем, а кто еще мог быть виноватым? Если бы не придурь, что царила тогда в его голове, все было бы хорошо и никаких нападений бы не случилось, но волк был рад, что успел вовремя и оглядываться назад совсем не хотелось. Все прошло более чем радужно и на этом большое спасибо случаю и волчьим ногам, которые  тогда неслись на запах чужака с огромной скоростью. Питер бы мог сейчас поймать приступ грусти и сожаления, но рядом с вампирессой он мог только улыбаться. Урсула как солнце для него. Самое теплое и яркое. Она – вечный двигатель, благодаря которому ты не чувствуешь земли под ногами и идешь, словно по воздуху, не замечая ничего вокруг, только ее улыбка. Мир будто стягивается в одну точку, и крутиться вокруг девушки, а вместе с ним крутиться и сам Питер, как неотъемлемый спутник.  И он готов быть для нее спутником, ангелом хранителем, да кем угодно, только бы быть рядом и вот так просто держать ее за руку, осознавая, что она рядом и ничего больше не нужно. Пит не мог скрывать того, что ему нравятся новые эмоции, он все больше и быстрее становился заложником ее зеленых бездонных глаз, в которых пропадаешь без оглядки.
Они дошли до парка, присели на лавочку и Питер судорожно пытался собрать все мысли в кучу, а рядом с Урсулой это сделать ой как не просто! Если бы не наводящий вопрос, Пит бы, скорее всего, невнятно мямлил бы себе что-то под нос, но, собрав остатки здравого смысла и самообладания в кулак, волк на секунду напряг все тело, а после расслабился. Так он делал перед каждой тяжелой тренировкой. Может, подобный подход сработает и в данной ситуации? – Хм… Давай я начну с самого начала и ты все поймешь. – Пит мягко провел ладонью по острой коленке девушки, а после сложил пальцы в замок. – Мое имя – Питер Клируотер. Родился в Ванкувере сорок два года назад. – Ему сложно вспоминать свое прошлое, еще сложнее говорить об оном вслух. Воспоминания, алыми нитями прошивают сознание, оголяя все еще кровоточащие раны. – В этот город я приехал с единственной целью – отомстить старшему брату за смерть родителей. Моя семья держала кусок территории, а я младший сын альфы стаи, что тогда там обитала, но все рухнуло, когда брату снесло крышу. Он захотел власти, убил мою мать и отца… Мне было два года отроду и если бы не соседняя стая, я бы, скорее всего, был уже мертв. - Питер понимал, что только начал, но ему уже сложно связывать слова в отдельные и понятные слуху предложения, только назад дороги нет. Раз уж решился рассказать все до единой мелочи, будь добр. – Меня воспитывали, как убийцу. И… Это все, что я умею. Убивать, терпеть боль, лгать ради нужной мне информации и уничтожать мешающих семье людей. – Клируотер выдохнул, а после набрал полные легкие воздуха, чтобы говорить непрерывно. – По поддельным документам меня вовсе зовут Нил Кроуфорд и я, по логике, помогаю здешней стае отступников. – На самом же деле ему было глубоко плевать на войны территорий и уж тем более на главенство среди гриммов. Править – не его стезя, а вот уничтожать помехи – самое то для Пита и он со временем свыкся с данной мыслью. – И после того, как на тебя напал волк, до моего тугого мозга дошло, что я могу навлечь на тебя беду… Но, это не самое главное. Влюбленность… - Гримм запнулся, сжал пальцы сильнее и продолжил. – Она не входила в мои планы. Я должен был просто найти и убить брата, а после вернуться в Ванкувер, но… В моей жизни появилась ты и я испугался. – Волк выдохнул, тяжело и протяжно. Сложно выдавать свои слабости, еще сложнее показывать их человеку, которого любишь, ведь это может изменить ее мнение о Питере и его жизни в частности. – Со мной такого просто не было, никогда. Я не влюблялся. Не позволял себе такой роскоши, а тут это все… Как снег на голову и я просто не знал, что мне делать. Я и сейчас не знаю и если в своих чувствах я уверен, то на счет будущего, нет. – Ему казалось, будто весь мир тогда давил со всех сторон. Сестры подливали масло в огонь, изо дня в день, напоминая о том, что он думает не о тех вещах и пора бы уже выветрить всю дурь из головы, да заняться нужными вещами. – Но знаешь. Я готов рискнуть и плевать на риски, которые могут быть. На все плевать. – Пит мягко взял девушку за руку, провел пальцами по ее ладони и, улыбнувшись, поднял глаза, всматриваясь в, как ему казалось, идеальные черты лица девушки. – Я всегда буду рядом. Никогда не оставлю тебя и буду твоим щитом от всего и всех, пока мое время не закончится и мне важно знать. Ты веришь мне, веришь в слова, которые я говорю?

+2

10

Она сидела и слуша его рассказ, затаив дыхание, и не говоря ни слова. Наверное, боялась спугнуть этот момент. Такое откровение. Сейчас он был перед ней, словно оголённый провод. Беззащитный парнишка. Сбрасывал с себя все доспехи, что должны были защищать от всего, что может ему помешать. Но, как это часто бывает, чувства падают на тебя с потолка, ударяют по затылку, и ты уже не можешь с ними справиться. Не можешь им противиться, и выкинуть из головы. Так и было после того их дня знакомства. Урсула уже просто не могла выкинуть из головы этого волка. Ей хотелось почувствовать пальцами его мягкую шерсть, а потом зарыться в его волосы. Интересно, они такие же мягкие на ощупь, как шерсть волка? Сейчас она могла это сделать, но потом, Кондратовна закончит свой рассказ. Это мгновение было волшебным.
Она понимала, что это откровение даётся ему с большим трудом. Если он вырос в таких условиях, то наверняка не привык делиться чувствами но с кем из посторонних. Тем более, с нежитью типо неё. Она просто взяла его за руку, и кивала в нужных местах, чтобы непродолжаемость свой рассказ дальше, показывая, что внимательно его слушает и все понимает. Для неё это было даже, можно сказать, в новинку. Она уже влюблялась, но сейчас это было словно тебя ударили по голове мешком с сеном. Состояние небольшой оглушённость и дезориентации. Она пока не понимала, что делать со всеми этими наплывшими так внезапно чувствами, и подумала, что они в этом разберутся вместе. По правде, она думала, что весь этот интерес со стороны Питера чисто дружеский, и она просто накрутила саму себя, что что-то для него значит. Что-то большее, чем просто друг, с которым можно весело провести время. И думала, что сегодняшняя выходка не сработает, ну либо он просто подойдёт и спросит из побуждений дружеских, кто это с ней и не причиняет ли ей вреда. А на самом деле ее чувства оказались взаимны, и теперь она уже чувствовала себя добычей в руках такого охотника, как Питер.
- Конечно я верю тебе, - Она провела подушечками пальцем по его острым скулам, продолжая вниз по шее, и останавливаясь на окончании выреза футболки спереди на яремной ямке, - Я не хочу, чтобы ты оставлял меня. Ты нужен мне.
Она улыбнулась, и дотронулась своими губами до его губ, оказывая поддержку. Она показывала, она рядом, и что теперь ему от неё так просто не отделаться. Все, парень. Добегался ты. Она все таки потянулась рукой к его волосам, на секунду замирая в воздухе, и закрылась пальцами в растрепанные пряди. Да, они такие же мягкие, как и волчья шерсть. Даже, кажется, мягче. Она прикрыла глаза от таких мыслей. Прямо ночь исполнения желаний, иначе и не назовёшь .
- Знаешь, не только у тебя хватает кровавых историй. Нет, ну правда, мне же больше четырёхсот лет, и я питаюсь кровью, - Она тихонько засмеялась куда-то в район его щеки, и коснулась ее губами. Ей хотелось дарить ему больше невесомых поцелуев. Будто оставлять метки на нем. Чтобы все знали, что отныне он принадлежит ей. Этот волчонок ее, и точка, - Стоит вспомнить хотя бы то, что я незаконнорождённая дочь короля Дании Фридерика второго, и одной ведьмы. Да, я была ведьмой, пока какой-то бешеный экспериментатор не решил вывести новую породу вампиров. Только у него ничего не получилось, - В голове начали снова проноситься события давно минувших лет. Кровь, крики, камеры тюрьмы, бешеный голод, жажда крови. Она покачала головой, отгоняя от себя неприятные воспоминания. Ей не хотелось портить момент этими ужасными рассказами. Она никому никогда в подробностях не рассказывала о том, что именно случилось в подземельях этого замка. Они с Эрихом безмолвно поклялись друг другу это не обсуждать. И эта тема правда между ними никогда не всплывала, - А ещё у меня есть брат, он был таким же. Он названный, скажем так. Мы только вдвоём смогли сбежать из той тюрьмы, в которой нас держали, и подобных нам, когда пришли охотники на зачистку этого проклятого места, - Она запнулась и замолчала. С каждым словом голос становился немного тише, и под конец совсем перегну в шёпот, - Давай не будем об этом. У нас с тобой такая прекрасная ночь в распоряжении. Думаю, ее можно потратить на более увлекательные дела, чем разговоры о моем кровавом прошлом, - Она обняла его за шею, притягивая к себе и вовлекая в поцелуй.

+2

11

Гримм перекрутил в своей голове столько информации и только сейчас понял, что половину из всего им обдуманного можно было отмести за секунды. Он чуть не разрушил свое счастье, к которому стремился и вообще думал, что будет свободен только после смерти Люциана, но как оказалось, все было намного проще и сама суть счастья скрывается за хитрыми глазами девушки, которая сидела перед волком и с таким смирением слушала, как он изливает душу. Она первая и, скорее всего, последняя, кто слышал эту историю жизни Пита, потому что больше таких подвигов волк себе позволить не сможет. Да и не нужно это ни ему, ни самой Урсуле. Прошлое, как оказалось, лишь воспоминания, которые не получается выкинуть из головы, но их можно забыть, если рядом есть человек, ради которого стоит жить и смотреть не назад, а вперед, смотреть вдаль, за горизонт.  Ему приятно слышать подобные слова, ему важно знать, что в нем кто-то нуждается, ведь в большинстве своем он нуждался в людях. Хотя, сейчас ничего особо не изменилось, не считая того, что волк будто собственным сортом наркотиков обзавелся в виде неувядающей девушки.
Волк в очередной раз убедился, что прошлое Урсулы его никак не трогает. Будь она незаконнорожденной дочерью носорога и мамонта, ничего бы толком не изменилось. Разве что Питер слегка скривился в лице, когда девушка заговорила за тюрьмы и эксперименты над людьми. И честно говоря, его задели ее слова и дело в нем самом. Пит даже слышать не хочет о том, чтобы кто-то ее касался, пускай это и было очень и очень давно, но волк дал обещание сам себе, что теперь ее жизнь в полной безопасности и никто больше не посмеет и пальцем тронуть Урсулы. В ином случае гримм найдет и разорвет любого, из-под земли достанет и прикончит. Потому что только так он умеет, только в этом он может быть уверенным на все сто процентов. Правда, мысли уходят куда-то вдаль при виде опечаленных глаз вампирессы. Питер всем своим нутром хотел бы избавить ее от подобных воспоминаний или хотя бы разделить ношу Урсулы на двоих, но подобного он сделать не мог, только лишь мягкие касания пальцами к шее, а после и таким родным щечкам, который Питер просто обожал. – Да, хватит с нас прошлого. Там скучно и не интересно. – Волк вновь утонул в чувственном поцелуе и по спине табуном пробежались мурашки. Ее губы казались ему бархатными, а на вкус, будто мед и Питер старательно запоминал все эмоции, которые испытывал рядом с Урсулой. Каждой клеточкой своего тела впитывал безумную страсть, что расползалась внутри него, задевая самый потаенный  уголок сознания и затмевая все на свете.
- Что же ты со мной делаешь. – Питер тихо прошептал девушке в губы и подтянул ее к себе, буквально усадив к себе на колени, а после уткнулся в ее шею лбом. Он мог долго ластиться, как домашний рыжий кот, который вот-вот лопнет от хозяйской еды. Да что говорить, еще немного и Питер, кажется, начнет мурчать девушке на ухо, но пока он просто наслаждался моментом незабываемой и такой долгожданной близости. Ему бы по хорошему сейчас думать о том, что скажут сестры, как отреагирует его братец Эди на подобные выходки своего брата двойняшки. Да и стая будет не в восторге от всего этого, но Клируотеру абсолютно по боку мнение любого из окружающих. Он найдет способы сгладить все острые углы, потому что человек, ради которого хочется сворачивать горы и осушать океаны. – Ну, куда теперь, о моя королева с кучей кровавых историй. – По хорошему этим двоим бы сейчас кровать, да пару подушек с одеялом и волк уже успел об этом подумать. Фантазия сыграла с ним злую шутку и если Урсула уже видела Пита в костюме Адама, но сам волк такого подарка пока не получил, но, это временное явление. По крайней мере,  Питер на это очень надеялся. – Можем пойти ко мне. Всяко ближе будет и я ведь обещал тебе спеть, на гитаре поиграть и как ни странно, у меня дома тоже есть кровать. – Волк снова спрятал лицо, смеясь девушке в шею. – Нет, не с тем гриммом ты связалась, ну правда. – Тонкостью намеков Питера можно было людей убивать на рад, два, именно поэтому он сейчас тихо смеялся, а после встал с лавочки вместе с Урсулой на руках. – Так что, гитара, мой вой, кровать, ах да, ванна. Это небольшой бонус. Подкат от мастера пикапа, лучше не скажешь… - Волк чмоткнул девушку в щеку и не выпуская ее с рук понес прямо до своей квартиры. Ну, хотелось ему носить ее на руках, так что у Урсулы и выбора не было. Отказы в данном случае просто не принимались, как и апелляции.
Он опустил ее уже возле подъезда и то по причине того, что нужно достать ключи, чтобы открыть домофон. – Прошу! – Питер открыл дверь перед девушкой и после юркнул за ней и вот тут он снова поднял ее над землей. Пять этажей промелькнули незаметно и вот они стоят около входной двери в жилище холостяка… Ну, бывшего холостяка. Дверной замок клацнул, а следом и дверь открылась, освобождая парочке проход, и вот тут Питер Урсулу таки опустил на ноги. –Располагайся. – Волк резво стянул с себя куртку, повесил ее на гвоздик в коридоре, разулся и прошел в саму квартиру, чтобы включить свет. Само жилье сравнительно небольшое. Гостиная, спальня, отдельная ванна с туалетом и кухня. Большего волку просто не нужно. Да и условия жизни больше чем пригодные.

+1

12

Вокруг все было такое волшебное. Кажется, будет луна светила ярче, а животные сейчас начнут петь одну из песен из мультфильма Диснея про принцесс. Ну или хотя бы, по закону жанра, тут должна начаться попсовая сладкая романтическая песня, чтобы сделать момент ещё невыносимее для одиноких людей. Они выглядели такими счастливыми. Она жадно ловила каждый его ответ на поцелуй. Она прижимала его к себе все ближе, сокращая расстояние, переводя поцелуй из нежного в более пламенный. А память вежливо подкинула картину голого Питера посреди ее кухни, у ног которого валяется плед. Ей даже рычать от этого захотелось, ибо по позвоночнику прошёл разряд молнии.
Она оторвалась от него с большим трудом, просто понимая, что сейчас не время и не место для продолжения. Ну, может, и самое время как раз, но уже не место, так точно. Девушка просто сидела на коленях у волка, который теперь уж точно принадлежал ей, и слушала его сбившееся от горячего поцелуя дыхание. Слушала, как оно успокаивается, и возвращается к норме. Слышала, как его сердце замедлило ритм, и под него уже нельзя было танцевать чечетку, как пару минут назад. Урсула наслаждалась дыханием Питера где-то в районе ключицы, а сама перебирала его мягкие волосы. Она не хотела, чтобы из памяти стерлась даже одна секунда этого времени. Конечно, времени у них достаточно. Но эти первые поцелуи, первые жаркие прикосновения. Это все должно задержаться в ее памяти надолго. Желательно, до самог конца.
Она почувствовала легкий поцелуй в выступающую ключицу, часть которой не была прикрыта пиджаком, после в щеку, а в следующую секунду уже оказалась в воздухе. Девушка звонко рассмеялась, поудобнее обхватив парня за шею, чтобы не упасть. Она не сомневалась, что он ее не уронит, да и вообще не причинит какого-либо вреда по злому умыслу. Но ей хотелось почувствовать себя человеком.
- Ну все, мой брат теперь точно тебя убьёт, - В ее голове всплыла даже чересчур живая картина о том, каким неодобрительным взглядом будет смотреть Эрих, когда узнает. Ведь он считал, что никто не достоин захватить ее сердце. Но Урссуле казалось, что они поладят. Хотя бы на фоне того, что она любит влипать в истории, и за неё частенько приходится волноваться, думая, что все, уж на этот раз охотники ее настигли.
Даже странно, что дом, в которомтназодилась квартира Питера, был через дорогу к парку. Подумать только, она почти каждый день ходит на работу мимо него, если у неё появляется желание пройтись пешком. И никогда не обращала особого внимания на него. А как же интересно в итоге получилось.
Блондинка позволила донести себя прямо до двери в квартиру, как самую настоящую особу благородных кровей. Пускай хоть кто-то это делает. Это было даже очень приятно, и она не могла скрыть удовольствия. Она могла почувствовать обычной слабой девушкой рядом с ним. А то ну, знаете, вампирши вроде как сильные и независимые, и привыкли делать все сами. Даже банки не надо было просить кого-то открывать, они и это могли сделать с легкостью. А тут она прямо чувствовала себя самым желанным существом на земле, капризы которого будут терпеть, оберегать и защищать от всего, что творится в мире.
Она осматривала квартиру с интересом. Она была небольшая, но оно и к лучшему. Не нужно теряться в миллионах комнат. Здесь был такой порядок, но в тоже время уютно и тепло. Или это тепло исходило от гримма, что улыбался, словно мартовский кот? Вот совсем он не похож сейчас был на большого злого волке, которым так хотел казаться. Девушка прошла внутрь, располагаясь на диване в гостиной, и поджала ноги под себя, устраиваясь поудобнее.
- Итак, что у нас с романтической программой на вечер? - Она улыбнулась, - Если мне нужно выбрать из всего, что ты предложил, то я бы сразу перешла к ванной и кровати, - Она пару раз хлопнула ресницами, и посмотрела ему в глаза. Ей хотелось сорвать к чертям эту футболку, дотронуться пальцами до накачанных мышц, и целовать все, к чему дотянется. От этих мыслей дыхание немного сбилось, - Но хорошо, давай начнём с твоих завываний и гитары. Только у меня чуткий слух и мне трудно угодить.

+1

13

Питер впервые задумался, а достаточно ли чисто и уютно в его квартире. На счет чистоты беспокоиться не стоило, ведь последние две недели он только и делал, что надраивал полы и вытирал несуществующую пыль с полок и книг и все ради попытки отвлечь себя от, как он тогда думал, ненужных мыслей.  На счет уюта? Клируотер сам того не понимая пытался сделать свою квартиру как можно более теплой и домашней. Может поэтому она не была похожа на обычную квартирку для ночевок. Тем более в его детстве такого не было и место, где он жил больше напоминало казарму военного, чем комнату ребенка. Так что, Пит всеми возможными способами пытался создать  хотя бы подобие на уют.
Волк оперся о входной косяк в гостиную. Он все так же улыбался, глядя на Урсулу, которая устроилась на диванчике. Питер не смог сдержать короткий смешок, потому что он был, ну, крайне далек от романтики. Не привили ему подобного, а перевоспитываться уже рановато, да и обычно внимание девушек он завлекал одной только внешностью и улыбкой. Не зря же его чертовски милым обзывают, а когда ему хочется казаться милым - так оно и будет, до поры, до времени. Сейчас же волк вел себя так, будто находился среди семьи. Он не прятал своих эмоций, не хотел насильно скрывать улыбку, которая не собиралась сходить с его лица.
Волк приподнял одну бровь и взглянул на девушку с некой хитринкой в глазах. На самом деле, чем больше времени он на нее смотрит, тем быстрее теряет контроль над собой, ловя себя на мысли, что платье, которое, конечно, было весьма и весьма красивым, мешает самому волку. Сейчас любая одежда на Урсуле будет мозолить глаза Питеру, и от этих мыслей он лишь облизнулся и уж точно не собирался гнать их из головы. Нет уж, не сегодня и не сейчас… да что скрывать, никогда!
Клируотер не знал, можно ли назвать его способности к музыке романтичными, но сейчас у него появилась возможность это проверить. Да и ему было просто интересно, понравится ли подобное время препровождение Урсуле, если же нет, волк всегда сможет исправить ситуацию другими, более откровенными способами. Пит оторвал свое тело от проема и, войдя в гостиную, снял китару с гвоздика, а после сел рядом с девушкой. – Ты играть умеешь? Все-таки возраст твой располагает к тому, что можешь и умеешь… ну, раз в тридцать больше всего, нежели окружающие. – Пит даже немного завидовал вечной жизни, но только в одном. Свободное время и его очень много! Можно попробовать себя во всем и не сожалеть о потраченных силах, ведь временной поток больше не имеет над тобой власти. Ему же приходилось выбирать, каждый раз делать выбор и до последнего надеяться на то, что он был верным.
Волк уложил гитару на одну ногу, попутно настраивая ее и вспоминая одну из песен, слова и аккорды которой помнит. Чаще всего это была музыка, которую крутили по радио. Питер запоминал мотив, смысл песни и переигрывал ее на свой лад. – Ну, что, закрывай уши. – Гримм пару раз прокашлялся, и гитара разбила тишину в комнате. Отдельные звуки сливались между собой, образуя ту самую музыку. Волк не сразу пустил в ход голос, просто потому что сейчас не был уверен в том, что он вообще умеет петь, а не воет, как он сам и говорит. Но, Питер собрался и таки запел. И разница была огромной, между тембром, когда гримм просто говорил и тем, когда он тянул звуки, играя с нотами и тональностью своего же голоса.
Ему по сути дела не было дела до самих слов, главное эмоции, которые вкладываешь в любое дело и Питер был искренним, настоящим. Таким, какой он есть на самом деле, без всяких масок и стеснений. Да и он никогда не прятал свой талант к музыке, так что затащить волка в караоке проще, чем в любой из клубов этого города. Когда слова в голове Пита, закончились, он остановил свои пальцы, замолчал, а после выдохнул. – Ну, как? Кровь из ушей не пошла? – Секунда промедления и волк довольно расслабляется. Значит, таки поет, а не воет. И теперь Урсула будет слушать Питера очень часто, потому что он любить музицировать. – Такс, теперь обещанная ванна. – Волк повесил гитару на место, взял Урсулу за руку и повел в ту самую заветную комнату. Ванна, кстати говоря, была довольно большой, Питер даже мог развалиться в ней в полный рост, ну почти. Колени слегка все равно приходилось подгибать. Комната была открытой. Никаких тебе шторок или чего-то подобного. Гримм жил один, зачем ему лишний геморрой с этими шторками. Клируотер включил воду, закрыл слив в ванне пробкой и повертев головой, сказал. – У меня, правда не такая огромная коллекция всяких побрякушек для ванны, но есть пена и гель для душа! И они очень даже приятно пахнут… Ну, на мне, по крайней мере.  Ладно, сама все возьмешь, если надо будет, я пока за полотенцем схожу. – Питер оставил девушку и, буквально полетел к шкафчику. Взял даже два полотенца, вместо одного и замер в дверном проеме, когда увидел Урсулу, собственно, без одежды. Даже если бы Пит хотел отвести взгляд, не получилось бы, зато вместо этого он слегка приоткрыл рот и, как игрушка собачки в машине, помотал головой. - Эм... Я это, полотенца принес... - Волк даже сглотнул и надо сказать весьма шумно.

+1

14

- На гитаре? Немного. Я в основном по более классическим инструментам.
На самом деле Урсула довольно трепетно относилась. Она сама великолепно играла на фортепиано, слушала живые выступления оркестров, обожала орган. Так что, чтобы впечатлить ее музыкальным талантом, надо было хорошо постараться. За свои года она познакомилась не с одним музыкантом, что мог бы стать великим. Такой вот прям расцвет начался относительно давно, когда каждый второй мог сходить на "Голос" и его уже знали все на планете. Но Питеру удалось ее задеть. Ей нравилась его игра, да и голос был хорошо поставлен.
- Ты не думал стать рок-звездой? - Она улыбнулась, вставая с дивана, когда он закончил играть, и поцеловала его в щеку, приобнимая за талию.
Ей хотелось стать с ним как можно ближе, не отпускать из объятий. По-хорошему было бы, чтобы они всю оставшееся время провели вдвоем, запершись в этой квартире, и наслаждаясь друг другом. Она хотела лежать на кровати, смотреть в его глаза, целовать его, гладить мягкую кожу на всем теле, зарываться в волосы. Она хотела просто быть счастливой, сходить с ума, наслаждаться обществом друг друга, и упиваться желанием, что пропитало уже всю квартиру. Правда, любой бы, кто зашел, сразу мог сказать, что именно происходит между этими двоими. И что воздух раскален до предела. А то, что происходит, когда их глаза встречаются, не поддается описанию.
Она прошла в ванную за ним, и начала все рассматривать. Она сразу приметила, что арсенал бутылочек помещался на одну небольшую полку. Да сама комната была не такой большой, но милой. Но разве им нужно много места? Но девушка улыбнулась про себя, обещая, что следующий раз они будут принимать совместную ванну у нее дома. Вообще вся квартира Питера была в этаком стиле лофт. Но, почему бы и нет, это сейчас становилось очень модным, Урсула даже была готова поспорить, что вскоре он станет бешено популярным, и богачи будут переделывать дома под этот стиль. А тут это было уже сделано, и девушка была очень довольна увиденным.
Когда парень вышел, она прошла вглубь комнаты, останавливаясь у самой ванны. Напротив висело большое зеркало, в котором отражалась почти вся комната. Она посмотрела на себя. Пиджак, платье, туфли, украшения. Все это на данный момент ей очень мешало, и она хотела избавиться от всего, что навешала на себя, лишь бы привлекать внимание мужчин в клубе. Она снова вспомнила этот вечер, и ее выходка показалась ей такой глупой.
Она скинула с себя всю одежду, оставаясь полностью обнаженной. Одежда была просто оставлена около ванной, а сама девушка смотрела на себя в зеркало. Хорошо, что вампиры не изменяются совсем. Они остаются в таком же теле, в котором были на момент обращения. Навсегда. Зато не нужно думать о лишних калориях, лишних ста граммах на весах. Ну да, ведь она питается кровью. Куда уж там с подсчетом калорий.
В этот момент в ванную зашел ее волк, и она улыбнулась очаровательной улыбкой, когда услышала его реакцию на ее тело. Она была уверена, что он этого ждал с большим нетерпением. Она-то его увидела обнаженным еще даже до того, как узнала имя. И ей хотелось поскорее увидеть эту картину снова. Девушка опустилась в воду, уровень которой как раз доходил до середины груди, и поманила застывшего в дверях Питера к себе.
Она жадно смотрела, как он старается стянуть с себя всю одежду как можно быстрее. Будто он готов был к ней пригнуть прямо не раздеваясь. А он, кажется, слегка изменился с того случая в конце августа. В намного лучшую сторону. То, что ей открылось, было намного лучше той картины, что она держала у себя в голове, все чаще вспоминая о ней вечером или ночью.
Когда он присоединился к ней в воду, она придвинулась как можно ближе, и поцеловала его. Знала, как сильно желание, и его, и ее. Да она была готова накинуться прямо сейчас. Она целовала его губы, лицо, шею. Особенно ей нравилось, как сонная артерия сильно билась на шее. Она прямо чувствовала, как она просится, чтобы в нее впились клыками. Дурман в голове полностью лишил ее контроля над собой, и когда она приоткрыла глаза, и взглянула на себя в зеркало, то немного попятилась от Питера назад, отворачиваясь в другую сторону. Она ждала, когда глаза снова станут зелеными, черные вены перестанут вздуваться, а клыки снова втянуться. Она испугалась. Испугалась того, что, если он увидит ее настоящее лицо, лицо монстра, то сразу сбежит. Потому что оно одновременно завораживало. И наводило страх, перед которым нельзя было устоять.
- Знаешь, если у нас такой вечер откровений, - Она немного успокоилась, и теперь снова смотрела на него, надеясь, что он ничего не заметил, - Давай дальше узнавать друг друга. Расскажи мне о своих сестрах. Так, которая была с утра с тобой в кофейне, очень красивая.
Она решила немного прийти в себя, взять в руки, только чтобы контролировать ситуацию, и не показывать лик вампира ему. Она не хотела, чтобы он сбегал. Если он сбежит, то ради чего тогда это вообще все было. Но не была уверена, что если увидит... То не назовет монстром и не убьет.

Отредактировано Ursula Eylhart (2017-11-15 18:51:37)

+1

15

В подобные моменты Питу казалось, что гравитация медленно исчезает, создавая вокруг волка подобие невесомости, и есть лишь один маяк, который манит к себе, магнитит с невероятной силой и этим маяком была Урсула. Она казалась ему идеальной, идеальной во всем.  Клируотеру нравилось в ней все, и скрывать своих откровенных желаний не было возможным. Волк уже видел голых девушек, да и в свои сорок два ему сложно было остаться девственником. Только эмоции, которые переполняли его сейчас, не были похожи те, что он чувствовал ранее. Гримм понимал, что в голове хозяйничает его человеческая часть, и он руководствуется не только примитивными инстинктами, что были ранее с другими девушками. Питер смог снять с себя оцепенение в момент, когда девушка спряталась под слоем воды, и в голове что-то щелкнуло, когда она, одним лишь взглядом и движением руки сбила в волке все настройки. Будто полюса в голове поменялись.  Сейчас Питер откровенно завидовал стриптизерам и их умению раздеваться за секунду, только сам волк стянул с себя одежду не многим медленнее.
Гримм опустился в воду, нависая над Урсулой. В горле встало жадное «мое» и ему это очень нравилось. Судьба тогда послала Питеру вампира, чтобы спасти его, но забыла предупредить, что волк вновь попался, и хватка девушки оказалась куда крепче, чем у любого капкана. Иначе как можно объяснить страсть, от которой Питер вот-вот разгорится пламенем. Эту химию, что витала в комнате сложно не заметить и еще сложнее не почувствовать на себе. Вода должна помочь остудиться, гримму все быстрее сносило крышу. Он медленными движениями изучал тело своей красавицы. Вел пальцами по талии, пока вовсе не пропустил одну руку под спину девушки, подтягивая ее к себе ближе. Баланс между инстинктами и здравым смыслом расшатывался на глазах. И чего Пит не хотел, так это собственного срыва, ведь не только злость может разбудить волка внутри него, а последствия от неконтролируемой похоти могут быть куда хуже.
Волк не хотел выпускать Урсулу из своих рук, прижимался к ней всем телом, укрывал шею поцелуями, но девушка резко отстранилась и Питера, будто холодной водой из шланга обдали. Он сразу подумал на себя. Сделал что-то не так? Причинил боль? Клируотер приподнялся, положил руки на края ванны и заглянул в глаза Урсулы. – Эй, все нормально? – Пит слегка склонил голову влево, а после удивленно вскинул брови. – В такой ответственный момент тебе вдруг резко захотелось спросить за моих сестер? – Питер обиженно покачал головой, но взял себя в руки. – Иди сюда, обломщица, расскажу тебе за семейку Адамс. – Питер лег на спину, потащил девушку за собой. Так что теперь она могла лежать на волке, как на подушке. – Знаешь, ты не уступаешь в красоте моей сестре, во ни капли! – Волк пожал плечами и уперся ногой в другой конец ванны, чтобы не съезжать вниз.
- Такс, с чего бы начать. – Питер обнял Урсулу, скрестив пальцы за ее спиной. – Ту, что ты видела, зовут Морин. Она у нас тихоня и вообще очень степенная девушка. Воспитывались мы примерно в одинаковых условиях,  только Рин… Ну, у нее все куда лучше с контролем эмоций, чем у остального нашего семейства. – Питер порой крайне завидовал этой способности сестры, да он в принципе во многом старался походить на нее, как и на Ребекку. – Есть еще Бекки. Она у нас боевая девочка… ну, ее многие называют безумной, а же говорю, что она слишком бесстрашна. И  в ее случае, контроль эмоций – последнее дело. – Клируотер вспоминал, как старшая сестра могла без особых церемоний вломить любому мужику, пускай он и был в два раза больше и выше. Его семья вообще отличалась от многих канонов или общественных шаблонов. – Еще у меня есть брат двойняшка Эдвин. Тут вообще все по жизни запущенно. Сначала делаем, потом будем и чаще всего я разгребаю последствия его проделок… Весело живем, что могу сказать. – Питер обнял Урсулу крепче и не смог сдержать порыва поцеловать ее. Как, оказалось, привыкнуть к ее оголенной груди проще, чем казалось, но Питер все равно старался держать взгляд на ее лице, да вот кожей чувствовал, как девушка плотно прижимается к нему всем телом и его это заводило, как мотор в машине. – А что на счет тебя? Я помню за вспыльчивого брата, а подробней можно? – Честно говоря, Питу было как-то наплевать на братца Урсулы, даже если он будет плеваться ядом в его сторону и доказывать всему свету, что гримм и вампир не пара. Если всех вокруг это так волнует, то волку все равно. Он уже ясно осознавал, что никакой там запах, какой бы противный он не был, не может просто взять и убить в Клируотере эти эмоции.

0

16

Он себе дабе не представлял каких усилий Урсуле стоило оторваться от его губ, таких сладких и сводящих с ума. Она хотела целовать его снова и снова. Наслаждаться вкусом. В конце концов она хотела утолить и свои желания. Эти минуты не походили на то, что бывает при обычном сексе на одну ночь. Обычно, если уж так получалось, Урсула выбирала в партнеры людей, чтобы можно было и немного подкрипиться кровью, из той же прокушеной губы, царапин на спине до крови. Есть множество способов пустить кровь не разрываясь горло жертве. Главное, уметь это делать незаметно, ну либо потом стереть на утро память. А сама она была довольна и сыта.
А вот с Питером так не пройдёт. Во-первых, потому что кровь гриммов ужасная на вкус. Правда, вампиры ее не переносили. Эйльхарт ее как-то раз попробовала, да и после этого плевалась дальше, чем видела. И зареклась больше не пить ее, ни капли. Поэтому сейчас во время поцелуев она старательно не пускала в ход зубы. А вторая причина - она просто не хотела причинять ему боль. Ей не хотелось такого именно с ним.
- Я просто хочу с тобой поговорить, - Она удобно устроилась у него на груди, смотря на их отражение в зеркале, - Нам же некуда спешить, правда? А то я подумаю, что ты просто хочешь затащить меня в постель.
Она улыбнулась этому, зная, что так он не сделает. Она чувствовала, что она для него много значит. Как он сказал? Он раньше не влюблялся. А тут смотрите, появилась одна вампирша, и все полетело в пропасть, перевернув мир с ног на голову. А Урсула знала, что влюблённые порой творят полное безрассудство. Они похожи на наркоманов, которым нужно как можно больше получить дозу. И для Питер наркотиком стала Урсула. А он для неё. Они встретились, и перевернули в сознании друг друга все, словно два урагана. И она не сомневалась, что на своём пути они сметут все. Она же теперь на его стороне. Что там, он хочет убить своего брата? Значит, она ему поможет. Навряд ли его брат будет слабым, если смог убить его родителей. Печальная история. И Урсула поможет ему. В поисках, в мести. Они вдвоём тогда отлично справились с волками, что напали на неё в лесу. Да, она не сидела там под деревом, как какая-то хрупкая девица. Урсула никогда не упускала шанса продемонстрировать, что она тоже на многое способна, и совсем не лыком шита. Просто тогда они застали ее врасплох, да ещё и напали со спины, она не успела среагировать. Но ее спаситель успел вовремя, и трагедии не произошло.
Она лежала на его груди, слушая про сестёр и брата, и выводила ноготком на накачанном торсе виетливатые линии. Она опустила палец в воду, и линии теперь были мокрыми, оставляя дорожки и вливаясь в узоры. По одной такой дорожке с груди потекла капля, и Урсула поймала ее горячим языком, дотронувшись до кожи блондина. Хорошо все же, что она сегодня выпила человеческой крови вечером. Так ее сердце стучало в человеческом ритме, а температуры тела была в нормальном диапазоне. Да и вода в ванной была тёплой, согревая со всех сторон и расслабляя.
- Да что мой брат, - Она рассмеялась, приподнимаясь над телом Питера, докасаясь  мокрыми кончиками волос, что раззадоривали его ещё больше, - У него, конечно, есть проблемы с гневом, и в прошлом он вырезал пару-тройку деревень из-за того, что плохо контролирует голод, но вообще он самый лучший. Вот год назад я наконец-то освободила его от магического сна, в котором он провёл около 50 лет. Но теперь он доволен жизнью и снова у него какая-то драма с этим мужиком, который мне совершенно не по душе.
Она улыбнулась и склонилась над лицом Клируотера, рассматривая его лицо и глаза. Какие же у него потрясающие глаза. Его ускорившеесяя дыхание заводило и ее, хотя, казалось, куда ещё больше. Но она все ещё боялась спугнуть его, если они пересекут границу целомудрия и, наконец, сделают то, о чем каждый из них сейчас думает.
- Все же есть кое что, что меня волнует, - Она отстранилась к другому краю ванны, - И будет лучше, если ты это увидишь не тогда, когда я буду сверху. Не знаю, видел ты ты до этого лик вампира, но это страшное зрелище. Хотя, как по мне, в чем-то красивое. Но ужасающее.
Она встряхнула головой, ещё секунду раздумывая, правильное от решение принимает. Но лучше сейчас, и, в случае чего, уйти сразу, пока все не зашло слишком далеко. Она на мгновение прикрыла глаза, а когда из открыла, они были уже чёрные, с расползающимися лучами чёрных вен. Она открыта рот, обнажая клыки, и провела по ним языком. Побыв так пару секунд, она снова вернулась в состояние человека с лицом ангела. Все это время она неотрывно смотрела на Питера, пытаясь прочитать по его лицу эмоции.
- Ну вот, все, можешь называть меня чудовищем и с криками убегать.

+1

17

Будь Питер даже круглым дураком, смог бы догадаться, тут явно что-то не так и в собственных мыслях волк сразу пенял на себя. Эти порывы разговоров, ну, никак не клеились с двумя догола раздетыми людьми и возбуждением, которое уже ярко било по мозгам. Сознание покрывалось алым цветом, цветом страсти и если бы Пит был обделен способностью, хоть как-то, брать себя в руки, он бы уже за себя не ручался. Он бы еще при входе в свою квартиру не мог гарантировать вот таких легких разговоров в ванне. – Драма? Я думал, подобным болеют только подростки, разве нет? – Волк на секунду вздернул брови и протяжно выдохнул, ведь Урсула будто добить его хотела, а цепь, на которой пытался держать себя Питер, может порваться в любую секунду и разговорчики в строю можно будет забыть. Да, порой инстинкты зверя мешают и Пита это не беспокоило, от слова совсем, до момента знакомства с вампиршей. – Но ладно, пускай развлекается… Это сейчас не так важно, а вот эти разговоры невзначай… - Волк прищурился, взглянул на Урсулу, а после немного нахмурившись спросил. – Если что-то не так, ты просто скажи. Я хоть и злющий волк, но немного здравого смысла во мне еще осталось, правда! – Питер положительно кивнул головой, а после улыбнулся. Только Урсуле, судя по всему, позволительна подобная роскошь, потому что волк не любит, когда ему отказывают, но сейчас все его желания, эгоизм ушли на второй план. – И… Что же тебя волнует? – Гримм поднялся вслед за девушкой, уселся в ванной и внимательно слушал Урсулу.
Видел ли он лицо вампира? Нет, ни разу в жизни. Как-то не сложилось и все вампиры, с которыми Питу удавалось пересечься, либо обходили волка стороной, либо вовсе пытались побыстрей скрыться из виду, только бы не наткнуться на проблемы. И тут волк увидел, как лицо вампирессы изменилось до неузнаваемости. Такой ее вид казался волку не естественным, вовсе не совместимым с Урсулой, но он прекрасно понимал, на что шел и осознавал, что у девушки будут свои, так сказать секретики. – Называть чудовищем и убегать… - Монотонно повторил волк за вампирессой, а после заглянул в знакомые глаза. – Я могу сбегать за библией или позвать экзорциста! – Волк попытался отшутиться и показать этим, что девушка своим внешним видом его, ну никак не задела. – Ладно… Я понял! Не убивайте меня! Буду серьезнее, так уж и быть…- Питер видел многое за свою жизнь. Он видел, как людей разрывали на части, видел, как гриммы дрались насмерть ради денег и принимал в этом шоу непосредственное участие. Он наблюдал, как укушенные гриммы впервые обращаются и это зрелище не из приятных, так что свою первую ночь во время полнолуния в качестве гримма Питер запомнил навсегда и в мельчайших подробностях. Пускай он и был рожденным волком, но умение перекидываться в волка за секунды приходит с опытом, а не по крови. – Глупости… - Волк тяжело вздохнул и мельком взглянул на свое отражение в зеркале. – Твои глаза. – Пит медленно двигался к Урсуле. – Клыки. – Когда приблизился достаточно близко, коснулся подушечкой пальцев ее лица. – Черные вены… Это… Это так не важно сейчас и никогда не будет играть большой роли. Я, знаешь ли, тоже не ангел воплоти и если ты видела, как гримм за секунды оборачивается в волка, то ты ничего не видела. И то, что во мне сидит зверь, который питает инстинкты животного в голове, не делает меня красивым или нормальным на фоне остальных. – Гримм осторожно провел пальцем по губам девушки, а после встал и покинул ванну, потрусил головой, чтобы избавиться от лишней влаги на волосах. – Ты уже видела, что со мной делают эмоции и если уж на то пошло, то твой вид вампира в подметки не годится с тем, что я творю на пике эмоций. – Волк принялся обтирать себя полотенцем и вообще пытался не смотреть на Урсулу, ведь они завели еще одну тему, о которой  Клируотеру говорить совсем не хотелось. – В порыве ярости я могу просто разорвать человека на куски и не успокоюсь, пока не сделаю этого. И нет разницы, волк ли я или же человек. Все сводится к одному – жажде убийства. И если ты убивала ради того, чтобы выжить, то в моем случае все убийства, чаще всего, были просто, потому что живу инстинктами зверя. И от этого не избавиться. Они всегда будут со мной. Волк всегда будет сидеть в моей груди и ждать момента, когда я спущу его с поводка. – Пит укутал торс полотенцем и только после этого обернулся к Урсуле. – Так что, твой внешний вид - капля в море… И ты не знаешь, что мелькало в мыслях тогда в переулке. Сколько времени прошло? Часа три от силы? И вот теперь представь, что со мной происходит. Тогда… Я хотел тебя убить… - Раз уж начались такие разговоры, пора бы выводить все на чистую воду и разговаривать откровенно. – Ну, как тебе такой расклад… Я чертов шизофреник, ни больше, ни меньше. Вот и все. – Питер сложил руки на груди и опустил взгляд с лица девушки на пол.

+1

18

Она была очень рада. Ей не хотелось, чтобы в их отношениях были какие-то недомолвки, секреты. Она будто дышать свободно стала, когда он сказал? Что его совершенно не волнует ее сущность монстра. Но это ее неотъемливая часть. И она, скорее всего, переживёт и его, что на самом деле погружало ее в уныние. Сейчас она мечтала провести с Питерои всю жизнь. И если не все ее жизнь, то хотя бы его. Но гриммы живут долго, так что какое-то время в запасе у них. А можно жить здесь и сейчас, не оглядываясь на то, что было в прошлом, и не заглядывая в будущее.
Девушка осталась в воде, когда волк покинул ванну, и смотрела на него сверху вниз, положив голову на сложённые на бортике ванны руки. Она любовалась ее волком, без сомнения, теперь он полностью ее, иначе ей придётся его убить, и не верила тому, что это случилось. Такие встречи случаются не часто в жизни. У смертных один раз в жизни. А у неё уже была сильная любовь. Но он был смертным, и умер.
- Ну, ты знаешь, - Девушка выслушала его речь, встала из ванны и прижалась к нему всем телом, - Я бы тоже хотела себя убить на том месте. И, поверь, когда я с утра увидела тебя в кофейне, я не подумала про сестру. Я готова была ворваться туда, и разнести там все, и убить всех.
Она поцеловала его, медленно, глубоко, вкладывая все чувства в этот поцелуй. Провела кончиками пальцев по позвоночнику от края полотенца до волос, зарываясь ему в волосы пальцами и перебирая их. Все, ей надоела разговоры. Раз уж они все прояснили, то можно и провести время за более приятными занятиями, чем грустные разговоры по душам. Она углубила поцелуй, прижимаясь своей грудью к его телу. Ей снова начало сносить крышу. Она хотела его прямо сейчас и прямо здесь. Его запах ее пьянил лучше, чем вино, которое она пробовала ещё когда была человеком. Она была и сейчас не против пропустить пару бокалов за ужином. Да и не за ужином. Ей просто нравился вкус алкогольных напитков.
Она взяла его за руку, и повела обратно в комнату, с улыбкой смотря ему в глаза. Она кинула его на кровать, и легла рядом, раззадоривая ещё больше. Водила ноготком по коже, немного оттягивая край полотенца на бёдрах, но не сбрасываясь его с тела волка. Ей нравилось смотреть, как он все больше сходит с ума от желания. Как огонь разгорается в его глазах. Как учащается дыхание, как сердце ускоряет свой темп, норовясь вырваться из груди. Она поцеловала его в шею, оставив свою руку покоиться на его животе, проводя языком вниз до ключицы, покусывая, и потом нежно целуя.
- Может хватить разговаривать о семье? - Она приподнилась над ним, нависая сверху, и закрывая оставшийся мир своими волосами, - Я хочу тебя. Прямо сейчас. Нужно же мне как-то загладить свою вину за выходку в клубе.
Он перевернул ее на спину, вжимая в кровать, и целуя так сильно, будто это был последний день на земле, и от этого зависело спасение. Словно она была глотком воздуха в душной комнате. Словно она была для него всем. И она хотела, чтобы все было именно так. Ей хотелось это чувствовать. Хотелось его прикосновений, от которых лежала волна мурашек, хотелось поцелуев по всему телу, на месте которых должны были оставаться не иначе, как ожоги, такими они были горячими и настолько обжигали.
Она тихо застонала от прикосновений. Ей хотелось большего. Хотелось чувствовать его полностью. Она стянула с него полотенце, оставляя совсем нагим, и отбросила его куда-то в угол комнаты. Или ещё куда-то. Ничего, они найдут его потом, если им будет до этого. А сейчас на это полотенце было плевать.
Он прервал поцелуй, чтобы отдышаться. Его глаза снова стали, словно буря. И ей нравилось, что сейчас эта буря таит не злость, а страсть. Но эта буря все так же опасна для них обоих. Она сама не всегда может справиться с самой собой во время страсти, и может сама порой убить того, кто решил разделить с ней ночь. Но тут им придётся постараться, чтобы причинить друг другу хоть какой-то серьезный вред. Но зато можно не сдерживать себя.
- Иди ко мне, - прошептала она ему прямо в губы, и снова целуя.

+1

19

Зверем Пит называл набор инстинктов, которые, в сплетении с его человечностью образовали бурю. И она была не такой приятной, как легкий теплый ветерок. Разрушение, боль , вот что мог нести в массы подобный ураган, но Клируотер не знал, до чего может дойти невыносимое чувство возбуждения. Оно волной ходило по телу и даже сейчас, когда он высказал все свои переживания, не мог успокоиться. Это его и беспокоило. Пит вообще сможет контролировать подобные эмоции или ему не суждено взять себя в руки? Сложный вопрос, но Урсула, будто по взмаху волшебной палочки уничтожала сомнения, один за другим задвигала все переживания на самый последний план, откуда их вовсе не видно. – Звучит угрожающе. – Раньше Питера злили эти детские прелюдии, которые так нравятся девушкам, но вампирша была, будто с другой планеты и ему до головокружения нравилось, когда она так сильно прижимается к нему, целует до жжения в легких.
Все, что было связанно с ней, казалось другим. Каким-то недосягаемым и скорее похожим на сон, таким мимолетным и скоротечным. Питер лишь на секунду задумался о том, что его время скоротечно, по сравнению с вечностью Урсулы, но девушка потянула парня за собой, уводя улыбкой в параллельный мир. Там не было ничего, кроме этих двоих и даже само время не могло взять их под свой контроль.  Пит шел за девушкой, как самый послушный на свете ребенок, а когда повалила волка на кровать, он провел языком по своим губам и, упираясь согнутыми в локтях руками, лег на кровать.
Дыхание никак не хотелось восстанавливаться, а сердце набирало все большие обороты, стуча, будто барабан. Кому еще можно было вот так играться с обезумевшим от возбуждения волком. Все нутро Пита ревело, а мысли бесследно сгорали в алых языках страсти. Ему казалось, что от каждого ее поцелуя по коже расходятся линии огня. Они были до безумия приятны, а изгибы ее тела… Питер хотел изучить и запомнить каждый сантиметр тела Урсулы, от чего медленными движениями водил пальцами по ее талии, спускаясь ниже, к бедрам.  – Как же так, а семейство? Разговоры по душам. – Он пробормотал девушке в губы, когда отстранился, чтобы получить очередную дозу кислорода. – Я могу подумать, что ты просто хочешь затащить меня в постель. – Это была своеобразная месть вампирше. Камешек в ее огород, так сказать. Но, если бы Питер говорил все это серьезно, был бы самым глупым человеком на этой планете. И, как только Урсула вымолвила последние слова, будто сказав Питу команду «фас». – Загладить вину, говоришь. – Слова прерывались томным дыханием  и волк, поднявшись, повалил Урсулу на спину, прижал ее собой к кровати. – Тебя никто за язык не тянул. Я очень обидчивый, знаешь - ли. – Эти слова были последними. Потому что говорить уже вовсе не хотелось, и только ее губы были в полном его распоряжении. Поцелуи потеряли всю нежность, зато наполнились страстью.
Она словно оазис посреди бесконечной пустыни, которым никак не можешь напиться. Волку все мало и всегда будет мало. Он хотел ее всю, с головы до пят, продолжал целовать до боли в губах и отсчитывать секунды, когда возбуждение окончательно и бесповоротно  захватит собой сознание, не давая проходу никому. Волк продолжал изучать тело девушки. Он провел пальцами по животику девушки, спустился ниже. Каждым своим касанием он хотел оставить напоминание о себе. Каждым движением говорил, что он принадлежит ей, окончательно и неоспоримо. Да вот чувство собственности никуда не уходило. Ему хотелось зарычать, говоря этим, что никто не смеет не то что, касаться Урсулы, даже смотреть на нее, дозволено лишь ему и только ему. Девушка стянула с волка полотенце, и стоп кран в голове Питера вышел из строя. Он оторвался он бархатных губ Урсулы лишь потому, что легкие сжались от боли. В глазах уже давно играли языки пламени и напряжение, которое все сильнее концентрировалось чуть ниже торса, расходилось пульсацией по венам.
Питер провел языком по губам девушки, а после коснулся ее шеи своими. Укрывая каждый сантиметр ее кожи, Пит спускался ниже, к выступающим ключицам. Руки вовсе жили своей жизнью, и левую волк пропихнул под Урсулу, задержав ее где-то на уровне груди, правая же рука  точно так же скользнула под девушку и устроилась на ее лопатке. Все, что сейчас требовалось от Питера, это подать бедра вперед и волк сделал это. Медленно заполоняя вампиршу собой, он прерывисто выдохнул в девичью шею, сжимая Урсулу в своих руках, будто удав и прижимаясь к ней всем телом, как можно сильнее.  Пит на секунду застыл, но после начал движение. Все так же медленно и осторожно. Волк хотел, чтобы она прочувствовала все, что только можно испытать в такой момент. Чтобы Урсула утопала в наслаждении, и гримм наблюдал за реакцией ее тела на каждое его действие.

+1

20

Горячо, слишком горячо. Его жаркое тело так контрастировало с ее холодной бледной кожей, словно огонь и лёд сошлись в прекрасном танце, завораживая всех. Этот танец не хотелось прекращать. Девушка утопала в его любви, отвечала на жаркие прикосновения. От его пальцев словно оставались огненные линии. Он сжимал ее в объятиях так сильно, что, будь она обычным человеком, она бы точно сломалась. Но вот в чем еще один несомненный плюс отношений сверхъестественных существ. Можно не скрывать свою силу, проявляя ее в полной мере, чем и решила воспользоваться Урсула, показывая, что с ней можно не сдерживаться. Ей хотелось услышать его звериный рык, разбудить того прекрасного зверя, что она уже видела. Ей хотелось пробудить в нем эту первобытную мощь. Она совсем его не боялась. Она доверяла ему все, тело, душу, эмоции.
Она шептала его имя, распаляя еще больше, неистово целуя каждую клеточку тела. Она проводила языком влажные линии, стараясь не оставить без внимания ничего. Ей хотелось больше. Его запах был для нее, как наркотик. Она чувствовала, как внутри с бешеной скоростью течет кровь, как бьются артерии под кожей. Она слышала, как сердце готовится выпрыгнуть из груди. Ей нравилось это. Эта первобытная страсть.
Нежность осталась где-то позади, свернувшись скулящей собакой где-то в углу комнаты. В их слиянии правила мощь, страсть, желание, что осталось еще со времен древних зверей. Внутри от него было жарко, и это пламя расползалось по всему телу, пульсирую в голове желанием, и накатывая с каждым движением новой силой. Она не могла им насытиться, пытаясь взять как можно больше, чтобы не забыть ни секунды. Или же не помнить ничего от испепеляющего желания, что внутри спало, свернувшись змеей внизу живота, а теперь просыпается, распускает свои змеиные кольца, расползаясь все дальше и дальше, концентрируя удовольствие.
Она кричала его имя, двигаясь в сумасшедшем темпе ему навстречу. Она переплетала пальцы рук, сливаясь в единой целое, что уже нельзя было отличить где начинается она и заканчивается он. Она прижималась к нему как можно ближе, что между ними было жарко и мокро от пота. Она улыбалась накрывшему ее счастью, и умоляла его продолжать, не останавливаться, быть часть нее как можно дольше.
Концентрация удовольствия достигла своего апогея, и взорвалась, не в силах больше этого держать в себе. Она накрыла блондинку с головой, пульсируя в самом сокровенном месте, заставляя девушку закричать имя любимого волка. Она почувствовала, что он сам больше был не в силах сдерживаться, и довольно улыбнулась, как мартовская кошка, пригревшаяся на весеннем солнце. Она без сил откинуться на подушку, переводя дыхание и останавливая разбушевавшееся в груди сердце. Она чувствовала себя почти человеком.
Урсула свернулась комком нежности рядом с Питером, и потерлась носом об его щеку. Она хотела подарить ему нежность.
- Если бы я знала, то затащила тебя в кровать еще в самую первую нашу встречу, - Она водила ноготком по его вздымающейся груди, ритм котором уже пришел в почти норму, - Мне бы и раздевать тебя не потребовалось, - Она рассмеялась, нежно целуя его в уголок рта.
Она чувствовала себя самой счастливой девушкой на свете. Конечно, потом у них будут проблемы. Их нельзя избежать, если ввязываешь в межрасовые отношения. Но она не хотела думать об этом сейчас. Ей хотелось только излучать любовь к ее волчонку, целовать его в плечо, и обнимать, лежа в кровати. Она бы ни за что не покинула это место, если бы так можно было. Остаться здесь надолго. Это было бы самым лучшим итогом. Но, к сожалению, все очень часто происходит не так, как мы хотим.
- Что же мы теперь будем делать? - Она приподнялась на локте, заглядывая ему в глаза, и провела пальцами по выступающей скуле, - Не думаю, что твоя семья будет в восторге от меня. 

+1


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » I'm So Sorry


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC