«Ведь Реми ни в коей мере не считает себя социально неловким, нет. Если только иногда ловит за хвост эти дурацкие мысли, что, может быть, пожалуй, ну а вдруг....» читать далее
В этот город идёт много дорог, но никто вам не скажет, что приехал сюда просто из любопытства. Почему же? Всё просто. Этот город окутан тайнами и многовековой историей, которую каждый житель может поведать лишь шёпотом. В этом городе есть Потерянное озеро, где легко можно пропасть и самому. Что-то странное в густых лесах. Зло ходит рядом с добром. Это не простой городок в Канаде. Это Генриетта, и она вас не отпустит просто так.
HENRIETTA: ALTERA PARS
Генриетта, Британская Колумбия, Канада // январь-март 2017.
// LUKE
ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AGATHA
АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// REINA
РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AMARIS
АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GABRIEL
ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
//

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » rivers between us


rivers between us

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

DRACONIAN - Rivers Between Us
http://sg.uploads.ru/L1CYT.gif http://sa.uploads.ru/dYHS0.gif
что-то глядит на тебя оттуда? а, это Тот, Кто Сидит В Пруду.
дай же мне руку. я здесь побуду. я не уйду, не уйду, уйду...
вот он, последний виток дороги, и, замыкая почетный круг,
вечные странники, злые боги, даже в прыжке не разнимут рук
.

http://se.uploads.ru/ledIT.gif http://s5.uploads.ru/0U8mz.gif
rivers between us
Matthæus Sørensen & Ravon Fate
США, Принстон, 1-3 марта 2010 года
Иногда случайные пересечения путей могут сплетаться Гордиевым узлом, а досужие разговоры перетекать в нечто куда более глубокое и важное. И там, где одному не перейти вброд, двое строят мост.

[icon]http://funkyimg.com/i/2Av5R.png[/icon][sign]

Оставайся собой, оставляй за собой слово в споре и каждый проигранный бой,
Будь ферзем или пешкой, будь львом и совой,но в крови или в  перьях останься собой

[/sign]

Отредактировано Ravon Fate (2017-12-22 22:28:41)

+3

2

[icon]http://s4.uploads.ru/meh4n.png[/icon][sign] [/sign]Воздух в самолете спертый, будто система кондиционирования и не работает на полной мощности. Маттеус дома (вернее в том месте, которое формально им считалось на текущий отрезок времени) всегда держал окна открытыми, вне зависимости от времени года. Он готов был стряхивать снег с подоконника и ходить по комнате в свитере, только не задыхаться от влажности, пыли, забивающих комом горло.
Семейная пара через ряд явно возвращается с отдыха, восхищенно перебирает безделушки, изготовленные заботливыми руками китайских рабочих, где в общей концепции меняется только название города. Сёренсен цепляется взглядом за секундную стрелку на наручных часах мужчины, провожая ее рывки, притаившись и следя до резкой боли в неморгающих глазах, пока мужчина не делает движение и не убирает руку - в этот момент Маттеус то ли ненавидит его, то ли облегченно благодарен.
Сквозь ровный гвалт голосов где-то сзади раздается детский плач, и грейворен уверен, что трансконтинентальные перелеты созданы для тех, кто желает изменить свою жизнь: почувствовав все прелести ада невольно задумаешся о том, дабы не грешить, стать на путь искупления грехов, очищения кармы и покупки личного самолета.
Маттеус ловит за руку бортпроводницу и просит еще стакан виски. На восковую, замершую улыбку и явный подсчет выпитого пассажиром только резко рыкает, и девушка испаряется. Алкоголь притупляет, но безумно хочется закурить, а лететь еще четыре часа.

Во время длительных перелетов у пассажиров есть ограниченный перечень занятий. Спасть Сёренсен не мог, он вовсе не мог расслабиться при таком огромном количестве незнакомых людей вокруг, ежеминутно убеждая свою паранойю, что где-то не затесался обиженный колдун. Журналы грейворен листал остервенело, будто печатное издание было повинно в том, что не может отвлечь внимание мужчины, все глубже раз за разом зарывающегося в самое страшное - собственные мысли.
К моменту окончания перелета Сёренсен был пьян, погряз в рефлексии и вслед получил самое не искреннее в мире “благодарим, что воспользовались услугами нашей авиакомпании”.

Принстон встретил его смутной погодой и машиной от Ордена. В его контракте был пункт про “оплата проезда до места назначения”, раньше это было в формате “мы даем билеты на самолет и возмещаем потом расходы на такси от аэропорта до гостиницы”. Но однажды какой-то умник решил провести оптимизацию и сэкономить, и у Сёренсена были отличные билеты Копенгаген - Дубаи.
Рейсом лоукоста Air Arabia, где покупающий билеты долбоеб из ордена забыл, что малейший перегруз багажа (а для бюджетных авиалиний это всегда были символические пара кило) оплачивается отдельным трехкратным тарифом.
С двадцати пяти часовой пересадкой в Пакистане, где без визы был невозможен выход из терминала, и не сильно-то бы и хотелось.

По прилету в Дубаи у Маттеуса не дергался глаз - это прошло еще пять часов тому назад. Он просто спокойно достал ноутбук, сел в зоне прибытия со стаканчикам мерзкого на вкус, но жизненного необходимого сейчас эспрессо и стал искать искать себе комфортный транспорт до гостиницы, любезно решив воспользоваться добротой и кошельком Ордена.
Дубаи - отличный город. Буквально через двадцать минут Сёренсена ожидал лимузин, эскорт-лимузин, как они себя называли, призванный доставить дорогого гостя до необходимой ему гостиницы, попутно показав все прелести столицы. Помогали в этом наглухо тонированные окна и гид. Или два гида. Хоть десять. Сегодня Маттеус оценил свои силы в два, одну из гидов выбрал азиаткой (+20% к стоимости услуг гида).
Столица грейворену понравилась, получившаяся в итоге брешь в орденской статье бюджета “Командировочные расходы” тоже.
После непродолжительного скандала была достигнута видимость понимания, теперь с билетами не издевались и присылали машину.
В ней же Маттеус сейчас дремал - Орден, конечно, ненавидит его всем сердцем, но не до смертоубийства. Заселение прошло быстро, и следующие двенадцать часов грейворен потратил на самое дорогое своему сердцу - сон. Сегодня без сновидений, но он и не настраивался особо - нужно было отдохнуть после перелета.

Анализ состояния лей-линий, заделывание брешей в них, вычисление зарвавшихся ведьм и колдунов и помощь в их поимке, контроль грёз, а сверху консультации “молодняка” грейворенов. Список обязанностей Маттеуса был четким и ограниченным в таких командировках, когда его кидали в очередной город где “все плохо”. Проснувшись, он решил начать с конца: пока действительно не уверился в откровенно плачевном состоянии творящегося в рамках ответственности грейворенов и не обрел желание раздавать им подзатыльники.
Список имен был не великим - грейворенов никто целенаправленно не искал, те, что имелись, просто засветились перед Орденом. В который раз пробурчав про безответственность, Сёренсен отправился к Принстонскому университету. Адреса проживания в файле не значилось, зато было фото - этого достаточно.

Подпирая темной фигурой забор, грейворен хмуро следил за выходящими студентами. Заметив нужного, оторвался, вклиниваясь в поток и вылавливая за локоть. Тот сопротивления не оказывал - в обществе Сёренсена вообще многие сразу теряли свой пыл и уверенность.
- Адам? - Скорее для того, чтобы показать, что знает кто перед ним, обозначит Маттеус, останавливаясь чуть в стороне. - Маттеус Сёренсен, внештатный грейворен Ордена, - обтекаемая формулировка, отчасти правдивая, отчасти нет. Объяснять кто он - дело не одного десятка минут, и окружающим, в общем, это знать не обязательно. - Орденом назначено провести с тобой воспитательную беседу, - Маттеус скривился от этой формулировки, не скрывая своего отношения. - Но делать я этого не буду. Я в городе на неделю, и за это время у тебя есть шанс продумать вопросы, а я отвечу тебе, как сделать так, чтобы твои шалости с грёзами не попадали больше под внимание орденских зануд - грейворен протянул визитку отеля, где поверх росчерком значился номер мобильного, купленного им по приезду. Маттеусу было все равно, что там натворил Адам, за столько лет он знал сотни случаев, и мог придумать еще столько же, когда грёзы впутывались во что-то криминальное. Или слегка неэтичное.
Если не совсем дибил - позвонит, и Маттеус ответит на все вопросы, потому что за свою расу он чувствовал непонятную ответственность.

Отредактировано Matthæus Sørensen (2017-11-29 10:50:22)

+3

3

Пикник -  Этот мир не ждет гостей
Когда всё сойдет на нет, три дыханья будем вместе
Этот мир не ждет гостей и детей своих не крести
т


Весна в Принстоне - время пробуждения. Этим она мало отличается от вёсен в любых других уголках суматошного мира, но все же есть в ней что-то особенное, аутентичное - такое можно прочувствовать по-настоящему лишь в двух случаях: в очень маленьких городах и очень традиционных университетах.  Магия замкнутых пространств - любое явление тут центростремительно, направлено вовнутрь, создавая снаружи подобие избирательно проницаемого купола, мембранной оболочки, живо реагирующей на внешние импульсы, но сохраняющей внутреннее равновесие.
Здесь, внутри, особенный воздух  - им дышат полной грудью лишь те, кто получил допуск, все остальные лишь сокращают легкие, не чувствуя своей сопричастности. Здесь происходит одновременно очень многое и почти ничего  - потому что любой замкнутый сам на себе островок бытия умеет сохранять свои тайны. 
И когда кто-то - в праве своем или по воле случая - нарушает эти незримые границы, все начинает пульсировать и бить в гонг, знаменуя вторжение. И каждый, отмеченный дланью общности, чувствует этот клич - подкожно, интуитивно,  - оборачивается и всматривается в туманную  дымку, ища причины беспокойства. Врожденными, первобытными инстинктами всякий местный отзывается на поступь чужака, впивается в него взглядом, вычленяет из прочих, подает негласный сигнал другим - смотри, смотри - и пришедший незваным начинает ощущать на себе их взгляды  - настороженные и внимательные, понимая, насколько бдительны невольные стражи этих замкнутых пространств, насколько неуместно здесь его присутствие.
Принстон не ждал гостей.

Рэйвон откровенно скучал - отъезд Вендельгарда по очередным "семейным делам" (чертовы аристократические мальчики) сказывался на его времяпровождении весьма тривиальным образом - ему некуда было деть весь тот отчаянный пыл, который обычно охотно разряжал его развращенный немец, а то подобие верности, которое Фэйт сохранял ввиду их затянувшихся отношений ленивым, но грузным Цербером стояло на пути его закономерных развлечений.
"Надеюсь,  к моему возвращению ты не перетрахаешь весь университет" - "Расслабься, дарлинг,  я уже это сделал,  и знаю, что ты - лучший. Обещаю ни с кем в Принстоне не общаться так близко, пока тебя не будет".
Иногда сказать легче, чем сделать. Его желания - безумные, ретивые бесы, заставляющие бурлить весь глубокий внутренний омут, а он совсем не привык их сдерживать. Единожды дав себе волю в порывах, практически невозможно остановиться.
И его глаза горят хищным, опасным блеском, а внимание обострено до такого предела, что выцепляет даже  самые незначительные детали, не то что статную поджарую фигуру незнакомого мужчины на аллее. 
Этого он здесь еще не видел.

За короткой беседой он наблюдает издалека, привалившись плечом к стене,  а стоит незнакомцу отойти, тут же оказывается рядом с приятелем, энергично приобнимая его за плечо. Адам выглядит каким-то растерянным и даже слегка бледным, его пальцы машинально сжимают аккуратный картонный прямоугольник с вереницей рукописных цифр поверх шлифованного шрифта.
- Что с тобой, Грейсон? - сладко пропел молодой колдун прямо в ухо оторопевшему парню. - Твой сутенер требует проценты?
- Иди нахрен, Фэйт, - Адам резко повел плечом, сбрасывая его руку, но по его лицу видно, что он едва ли осознал, что тот говорит,  иначе реагировал бы более остро.
- Серьезно, чувак, что случилось? - Рэйв заступает приятелю дорогу, и тот досадливо морщится,  мельком оглядывается по сторонам, убеждаясь, что они не привлекают постороннего внимания, и, понизив голос, отвечает:
- Это тип из Ордена.
- Охотник? -  Фэйт вскидывает бровь, почувствовав укол уже явного интереса. Он не зря выбрал стезю детектива - чутья ему не занимать, всегда нарвется на что-то увлекательное.
- Грейворен, - совсем тихо шепчет Грейсон, теребя в руках визитку. О способностях друг друга они знают еще со второго курса - после сближения с Фейербахом Рэйву открылись многие занимательные знакомства. Вот только что-то он не слышал, что у "сновидцев" есть подобный контроль со стороны.
- Ну и что он хотел? Познакомиться? - Фэйт дергает уголком губ,  чуть ухмыляясь.  - Ты стащил из его сна обнаженную Монику Белуччи, и теперь он пришел разбираться?
- Если бы, - устало вздохнул парень, досадливо морщась. - Я, кажется...короче, переборщил с грезами, и Орден...послал этого хмыря провести со мной "воспитательную беседу".
Рэйвон от души расхохотался, хлопнув приятеля по плечу и игнорируя его нахмурившийся взгляд:
- А ты у нас шалун, да, Грейсон? Орден решил погрозить тебе пальчиком этого...кстати, он не такой уж и хмырь, я бы сказал. Не красавец, конечно,  но что-то в нем есть.
- Ты, конечно, только об  одном и думаешь, Фэйт, - закатил глаза Адам, слегка расслабляясь от этой беспечной беседы. В самом деле, ничего страшного не случилось. Ему никто ничем не угрожает. Просто погрозили пальчиком. - Фейербаху стоит быть бдительнее, м?
Рэйв отвечает беззаботной улыбкой, а потом вдруг тянется к визитке в руках парня.
- Дай-ка я с ним тоже побеседую.
- Ты что? Чокнулся? - Грейсон вытаращил на него глаза. - Нахрен он тебе сдался?
- Ты же сам сказал - я только об одном и думаю, - загадочно протянул колдун и настойчиво вытянул визитку из чужих рук. - Расслабься. Заодно, глядишь,  и тебя отмажу.
- Ты совсем конченный, - покачал головой приятель, но мысль о том, что вдруг каким-то чудом душещипательную беседу  можно спихнуть на плечи этого сумасшедшего кажется ему слишком заманчивой. 
- Пока, Грейсон. Не шали больше,  - Рэйв мимолетно ерошит парню волосы и, круто развернувшись, идет прочь, сжимая в руках  добытую визитку.

Около семи вечера он скидывает на указанный номер смс с предложением встретиться в пабе недалеко от университета, и когда грейворен заходит внутрь, взглядом ища Адама, приветственно вскидывает руку.
- Добрый вечер. Это я вам звонил. Простите за эту маленькую  рокировочку. Я - адвокат Адама Грейсона, меня зовут Рэйвон Фэйт, и все дальнейшие обсуждения вы будете вести через меня.  Я могу вас чем-нибудь угостить? - он улыбается мужчине, наклонившись так, чтоб смотреть ему в глаза - усталые и слишком серьезные - и в его  взгляде явственно пляшут шальные бесенята.

Принстон не ждал гостей. Но Рэйвон был рад им всегда.[icon]http://funkyimg.com/i/2Av5R.png[/icon][sign]

Оставайся собой, оставляй за собой слово в споре и каждый проигранный бой,
Будь ферзем или пешкой, будь львом и совой,но в крови или в  перьях останься собой

[/sign]

Отредактировано Ravon Fate (2017-12-22 22:28:18)

+2

4

[icon]http://s4.uploads.ru/meh4n.png[/icon][sign] [/sign]Писк телефона застает Маттеуса, когда он выходит из душа, вытирая голову полотенцем. Сёренсен хмурится, цепляя телефон и падая в кресло - странно, обычно молодым и немного напуганным возможными последствиями своих действий грейворенам нужно куда больше времени, чтобы решиться на встречу: как минимум на следующий день, во сне все переживания опадают бесполезным ворохом с сознания, и с утра они встают, уже влекомые тайной и перспективной узнать что-то новое, развить свои способности, в нем они видят гуру и наставника, который за пару встреч подарит им понимание своих способностей и откроет новые, удивительные грани.
Забавно, конечно, и когда грейворены слышат что тут главное, как и в любом деле, упорные и постоянные тренировки, в их глазах мелькает разочарование. Все хотят всего и сразу. У Маттеуса был рецепт, но он бы не пожелал такой жизни никому.

Рубашка, джинсы, накинуть куртку - это под конец пребывания его по-любому
(проверено годами) будет жаждать убить, а пока полное боевое обмундирование не имеет смысла.
Войдя в бар, ожидаемо полный студентов, Маттеус осмотрелся, запоминая лица окружающих и разыскивая глазами Адама. Того нигде не было, но какой-то парень призывающе поднял руку, смотря прямо на грейворена. Маттеус нахмурился, лавируя в толпе по направлению к столику. Ножки стула жалобно скрипнули по столу, Сёренсен сел напротив, внимательно рассматривая собеседника.
Молодой - сокурсник? Самоуверенный, раз влазит с такой легкостью в чужие дела. При этом очень интересно, какой же у него в этом интерес, и когда Сёренсен успел засветиться, ведь только приехал. Адам не дурак, кому попало не отдал бы номер, это знакомый или друг, значит в Принстоне давно, следовательно не был подослан вслед за грейвореном.

Маттеус напряженно следит за каждым движением, пытаясь предугадать какими проблемами обернётся это знакомство. Очередной озлобленный колдун? Кому еще может быть что-то нужно от Сёренсена? Маттеус сохраняет ледяное спокойствие, но внутри что-то надламывается - как же он устал от всего этого. Беготни по миру, где, вдобавок, в каждом уголке находилась толпа недовольных, с их вечными претензиями и требованиями.
Братья убитых ведьм, которые вычерпали лей-линии настолько, что те жалкими ошметками паутины кричат о помощи, уже раздираемые когтями демонов с другой стороны.
Отцы, пытающиеся набить ему морду за то, что он недостаточно быстро отыскал и уничтожил грёзу, и их ребенок теперь в реанимации. 
Все всегда чего-то хотел от него.
Никогда это не было ничем хорошим.

Грейворен тянется к лей-линии, они всегда горят на периферии зрения. Нежно гладит: прости, дорогая, еще не успел помочь, но обещаю, сегодня ночью я весь твой. Усиливает постоянное отрицание магии вокруг себя, теперь не только от ментального внушения защитит, но может и от плохонького фаербола.
Потому что очаровательная и располагающая улыбка грейворена нисколько не обманывает. Фэйт вообще потрясающе красив, с яркими глазами и выразительным лицом, будто светящимся изнутри жизнью.
Маттеус ненавидит красивых. Они о своих преимуществах знают, пользуются ими, начиная считать себя выше других, исключительными, одаренными особенными данными от рождения. Психолог говорит, что это произрастает из его неуверенности в своей внешности, поэтому он так реагирует на окружающих, пытаясь злостью принизить их и разрушить тот пьедестал, на который сам же он и вознес, и что нужно принять людей, отказаться от оценочного первого впечатления, открыться и пытаться воспринимать их такими, какие они есть.
Дибилизм какой-то, заняться ему, блять, больше нечем.

- Ему не нужен адвокат, он ни в чем не обвиняется, - Маттеус откидывается на стуле, опуская руки на колени, так быстрее можно выхватить пистолет из кобуры спрятанной под курткой, заодно разрывая расстояние между собой и заманивающими глазами. Учитывая сложившиеся обстоятельства, парень должен попытаться его как минимум убить. - Кофе, - Сёренсен бы вовсе отказался, но уже проходил это: отказ вызывает ворох бесполезных вопросов, почему так, уверений, что ничем не хотел обидеть, рассуждений о том, что это Фэйт его сюда вызвонил и должен хоть как-то загладить вину.
Поэтому просто кофе.
Все равно он вряд ли будет его пить.

Отредактировано Matthæus Sørensen (2017-11-29 10:50:40)

+1

5

Thousand Foot Krutch - PhenomenonI'm not invisible like you
Next time things get a little messed up
I'll shine, but I'll never be see through
I'm fine just trying to wake the rest up


Откровенно говоря, Рэй даже не озаботился составлением какого-никакого удобоваримого плана,  когда назначал Сёренсену встречу. Он сходу заготовил эту приветственную  фразу, показавшуюся ему остроумной, но дальше оставалось полагаться лишь на собственное умение хорошо импровизировать (а занятия в театральной студии уже успели показать,  что в этом он довольно неплох). Было бы весьма опрометчиво полагать, что взрослый, опытный грейворен так сразу очаруется его улыбкой, что оставит всякую подозрительность, - но Фэйт и не жаждал легкого пути. Его  любопытство и азарт всегда  были теми основополагающими столпами,  на которых держалось фактически любое его решение - и сейчас эти два демона его души настойчиво требовали сблизиться с Маттеусом. Он и сам сейчас вряд ли мог объяснить свои мотивы - ровно как и ответить на вопрос, что же в конечном итоге интересует его больше - мастерство сновидцев, с которым он уже успел немного познакомиться и которое жаждал узнать во всей красе, - или сам грейворен, со всей его завораживающей отстраненностью и глубокими, словно наполненными изнутри всем пережитым опытом, чертами лица.
Он однозначно привлекал его - и тот факт, что сам Маттеус не выказывал ни малейшего  желания сближаться с кем-либо,  лишь раззадоривал его пыл. 

В итоге Рэйв улыбается как заправский лис - лукаво и ослепительно, так, что его впору заподозрить в проведении мысленного внушения, хотя он никогда  бы не позволил себе подобной слабости - а уж по отношению к Маттеусу это и вовсе было бы какой-то совершенной глупостью. Он всегда использовал исключительно собственное очарование - благо, что к своим годам уже научился мастерски подавать лучшие свои черты и умело обыгрывать худшие.
Сёренсен хмурится, глядя на него таким взглядом, словно жалеет, что не может прямо сейчас расщепить его на атомы и узнать, чего все же надо этому нахалу. Рэйвон продолжает легко и беспечно смотреть ему в глаза, не отрываясь, хотя это с каждым мигом все больше напоминает падение в глубокий омут - такое чувство, что этот грейворен собрал в себе всю мрачность мира.
Нет, ему точно нужно встряхнуться.

- Тогда считайте меня официальным переговорщиком, парламентером, представителем интересов местных грейворенов, профсоюзная этика, все дела, - бодро предлагает молодой колдун, вскидывая руку и подзывая хорошенькую официантку, которой быстро озвучивает заказ:  -  Два кофе, пожалуйста,  - он бы предпочел начать с чего покрепче, но осторожность Маттеуса понятна, а Рэйвон совсем не собирается сигать сразу с места в карьер. Он прекрасно понимает, насколько странной выглядит вся эта ситуация - и Адам откровенно крутил пальцем у виска, поняв, что Фэйт всерьез собирается встретиться с "засланцем Ордена" (Орден так же немало интересует его, но по несколько другим причинам, и куда меньше, чем сам Маттеус). Рэй сцепляет руки в замок перед собой, продолжая взирать  на своего визави с легкой улыбкой, и заговаривает вновь:  - Я понимаю, что мое вмешательство весьма неожиданно. Но так уж получилось, что я вроде как увлечен идеей в будущем напрямик помогать представителям...эээ, магического сообщества, и мне нужен опыт. Понимаете, в чем проблема - все мы - колдуны, грейворены, вампиры - о боже, я надеюсь,  вы знаете, что они существуют?  - вроде как являемся полноправными членами социума, но куда ни глянь  - у нас только сплошные обязанности. Сила предполагает ответственность, это неоспоримо, но кажется нелепым, что для разрешения дел со сверхъестественной основой не предусмотрено реально работающей системы разбирательств, - он невольно начинал чувствовать себя так,  словно стоял за кафедрой на очередных дебатах и откровенно входил в раж. - Я сейчас не говорю об Ордене - он весьма влиятелен, но, скажем так, весьма специфичен. То есть, что мы имеем - шалость неопытного грейворена приводит к тому, что в городе появляетесь вы, и дальше,  судя по всему, вы берете все на себя - от воспитательных бесед до работы с лей-линиями.  Не  зная местности и ориентируясь только по чутью. Я ни в коем случае не хочу принижать ваши способности,  но согласитесь - было бы куда  удобнее,  если бы по прибытию вы обратились в местный орган управления, контролирующий всю мистическую сферу, получили карту лей-линий и всевозможное сотрудничество. Я надеюсь, я не слишком утомил вас этим монологом? Просто это - то, что кажется мне необходимым, и то,  чему я хотел  бы посвятить свою жизнь, так что я предлагаю  вам сотрудничество.  Я неплохо знаю местные лей-линии - я не грейворен, но мне проводили подробные  экскурсии ("если заняться любовью прямо на узле силы - ощущения будут ярче?"), так что я могу побыть вашим гидом, к тому же и местность мне  хорошо знакома. Вы, в свою очередь, подарите мне бесценный опыт...ну и приятную компанию,  - на последних  словах он широко улыбнулся и расслабленно откинулся на спинку стула, позволяя Маттеусу переварить это смелое предложение.  [icon]http://funkyimg.com/i/2Av5R.png[/icon][sign]

Оставайся собой, оставляй за собой слово в споре и каждый проигранный бой,
Будь ферзем или пешкой, будь львом и совой,но в крови или в  перьях останься собой

[/sign]

Отредактировано Ravon Fate (2017-12-22 22:27:54)

+1

6

Вокруг стоит гвалт, периодически случаются взрывы смеха от разных столиков. Близость к университету дает пабу постоянную клиентуру, и он явно прямо ориентирован на нее: за спиной бармена из дорогого алкоголя только сиротливо стоит даже не открытая бутылка Hennessy, явно заказанная то ли сдуру, то ли еще при самом открытии, пока владельцы не понимали целевой аудитории.
Зато дешевое пиво льется рекой, и изрядно захмелевшие студенты не слишком ловко лавируя между столиками на “покурить” и в сортир, периодически задевая их, страстно извиняясь перед знакомыми и не очень товарищами.
Но их столик огибают по значительной дуге. Метровая зона отчуждения хорошо чувствуется, и если кто  вынужден пройти мимо, то старается прошмыгнуть мышью, не поднимая головы, чтобы не встретиться с Маттеусом взглядом. Шрам через ключицу, выходящий на шею, жесткий взгляд, некрасивое откровенно лицо никак не способствуют тому, чтобы кто-то желал заводить с ним разговоры, отпугивают окружающих.

Всех, кроме Фэйта, сидящего напротив без малейшего неудобства. На него сокурсники тайно кидают заинтересованные и недоумевающие взгляды. Похоже, завтра он станет центром внимания и устанет отвечать на вопрос “кто это был?”. Судя по тому, с каким жадным интересом его пожирает глазами практически весь зал - Рэйвон фигура достаточно известная. Его излишняя самоуверенность так же подтверждает, что этот человек может быть знаком абсолютно со всеми присутствующими в баре.
Маттеус отстраненно анализирует, набирает ворох гипотез, стараясь не заниматься оценочностью, это всегда единственное, что спасает его, чтобы не завестись с пол-оборота. Для начала нужно точно выяснить, что задумал Фэйт, а после уже можно и столы переворачивать.

Потому Сёренсен внимательно выслушивает собеседника, чувствуя, как внутри понемногу отпускает пружина. Рэйвон действительно говорит искренне, ложь Маттеус чует мгновенно. Что ж, теперь прекрасно видны его мотивы и его выгода в этой ситуации, так что версию с покушением можно… немного отодвинуть.
Кивает официантке, передвигая чашку ближе, но не отпивая. Грейворен коротко усмехается, с самой толикой затаенной грусти. Сразу после наложения проклятия, еще до первого прорыва, он был точно такой же. Юношеский максимализм требовал действий, все подстегивала обида, что нет никакого единого центрального органа власти, который бы как-то регулировал магические вопросы и защищал тех, кто сам себя защитить не в силах. Маттеус вообще в юношестве был безумно эмоциональным и открытым.
А потом был прорыв, и он выжег все излишние эмоции. Сёренсен реально понял весь масштаб проблемы, бился во все инстанции, но везде его инициативы отправлялись пылиться в стол. Из-за одной поломанной судьбы никто не не хотел открывать свои глаза на весь масштаб проблемы отсутствия помощи магическим слоям населения, никто не хотел за это браться.
Так что порыв Фэйта он понимал, как никто. И искренне сочувствовал ему, ведь еще несколько лет и парню предстоит глубоко разочароваться в мире и окружающих людях. Грейворен не стал рушить его мечту заранее, по большей части потому, что ненавидел рассказывать о себе, поэтому лишь покачал головой.

- Любые контролирующие органы больше рождают блядскую бюрократию, взяточничество и толстожопых начальников, чем дают реальную помощь. Орден это хорошо показал, - Сёренсен передернул плечами. Ну бесил его Орден и их вечные попытки контролировать всю его жизнь, что поделать. - Сама идея хороша, - сдержанно похвалил, поскольку идея помогать как минимум прекрасна. На миг задумался, перспектива сократить время, потраченное на блуждание в незнакомом городе и поиски всех лей-линий казалась дико заманчивой. На счет приятности своей компании Маттеус дико сомневался, как и в том, что сможет предоставить какой-либо опыт, кроме как вообще отбивающего желание дальше пытаться заниматься подобным.

Грейворен внимательно сощурился, сейчас возникал самый главный вопрос - он крайне хреново переносил общество других людей. Рэйвон болтлив, но рассказывает интересно и о стоящих вещах. Если не будет пытаться разговорить его - то нормально, смириться можно. Да и пусть лучше разговаривает, порой идущие рядом в трагическом молчании люди, у которых на лбу огромными буквами написано, что они мучительно пытаются придумать, что сказать, бесили куда больше. Особенно когда все-таки открывали рот и произносили какую-то тупость. Нет уж, либо полноценно молчать, либо уже вдохновенно пиздеть, как этот юный помощник магически одаренным. При этом рядом с ним было легко, наверно, в силу самодостаточности Фэйта.
- Хорошо, - Сёренсен кивнул. - Пошли? - Сидеть и рассуждать было больше не о чем, в обычных разговорах Маттеус был откровенно плох. Сгустившаяся за окном темнота была только на руку: меньше людей будет коситься на внимательно рассматривающего посреди улицы кусок асфальта Маттеуса. Грейворен вообще не слишком любил когда кто-то видел его взаимодействие с лей-линиями, даже на уровне банального анализа в реальном мире.
[icon]http://s4.uploads.ru/meh4n.png[/icon][sign] [/sign]

Отредактировано Matthæus Sørensen (2018-01-10 12:33:23)

+1

7

Depeche Mode - World In My Eyes
Now let your mind do the walking
And let my body do the talking
Let me show you the world in my eyes


От Фэйта не укрылось то обстоятельство, что столик,  за которым они теперь сидели вдвоем, с самого появления за ним Маттеуса, превратился в своеобразную  зону отчуждения. Все равно как если бы вожак совершенно иной стаи пришел на уже занятую территорию,  полную раззадоренных,  но неопытных щенков, инстинктивно чувствующих его превосходство,  но не собирающихся отступать. Они кружили вокруг, изредка бросая на них заинтересованные и подчас насмешливые взгляды  - скользнув в ментал, Рэйв легко может прочитать там все возможные домыслы и красноречивые шепотки, но ему нет до этого дела, центр его внимания сосредоточен на Сёренсене, который, кажется, всем своим видом вознамерился показать, что к нему не стоит приближаться. Это прекрасно срабатывает со всеми посетителями бара, кроме его непосредственного визави - Рэйвон чувствует только азарт, любопытство и приятное, колющее изнутри возбуждение, заставляющее его смотреть неотрывно и не тушеваться,  когда взгляд невольно цепляется за заметный шрам, рассекающий шею мужчины и уходивший глубже вниз. 
Он давно открыл для себя, что его привлекают чужие шрамы - и уже пробовал оставлять их сам, отмечая своих избранников, поэтому сейчас, вместо,  вероятно ожидаемых испуга или отвращения, в его глазах светятся только  неприкрытое упоение и жажда. Ему хотелось бы узнать, каковы следы, исполосовывающие это тело, наощупь - кончиками пальцев, губами, языком,  - потому что его в принципе возбуждают такие вещи, потому что его приковывает к себе весь облик грейворена.

Маттеуса сложно назвать красивым - в общепринятом смысле этого слова, но однозначно стоит признать  завораживающим. Точно высеченные резцом черты лица, глубокий темный взгляд, весь этот мрачный ореол,  которым он себя окружил, - такого, как Рэйвон, каждая из этих особенностей ловит на излете,  цепляя, точно крючком, и пробуждая неподдельный интерес. Он даже не думает его скрывать, глядя на мужчину в упор с чуть лукавой, откровенно провоцирующей улыбкой и мягко-вызывающим прищуром серо-зеленых глаз, при здешнем специфическом освещении уходившими в цвет морской волны.
Он едва вдумывается в то, о чем говорит, - и,  вероятно,  потому невольно говорит именно о том, что его действительно волнует, хотя вряд ли бы коснулся этой темы, действительно обдумывая план разговора. Рэйву уже приходилось сталкиваться со скепсисом и пренебрежением, когда он заговаривал о своих планах, - по сути, только брат предельно ясно понимал его мотивы и с радостью рассказывал младшему о человеке в Генриетте, задумавшем создать исключительно мистическое детективное агентство. "Если ты захочешь, я непременно вас познакомлю", - говорил ему по телефону  Хайрем, и Рэй одновременно слегка  досадовал на то, что кто-то опередил его с продвижением этой смелой идеи, и радовался, что ему будет куда стремиться по возвращению. Пока же он намеревался закончить учебу и - что греха таить -  взять от студенческой жизни все, что только можно.
Маттеус вписался в этот концепт совершенно неожиданно, и при прочих равных Фэйту стоило бы хорошенько подумать прежде,  чем порываться к нему с таким напором, но он слишком привык потакать собственным желаниям и не собирался упускать и эту возможность.

- Не контролирующие, - в его голосе явно слышится презрение - слово "контроль" вообще стоило бы внести в его личный список табу, но Сёренсену об  этом знать неоткуда.  - А помогающие. Предоставляющие информацию или набирающие ее при необходимости. Отзывающиеся на просьбу о помощи или содействии. В общем таких до хрена, но они не учитывают потребности магического сообщества, словно всем проще притвориться,  что нас просто нет. Зато чуть что - сразу "ведьмы-вурдалаки-кровопийцы!" - юноша красноречиво  закатил глаза и вдруг спохватился,  вспомнив об одной не особо значительной,  но все же имеющей смысл детали. - Да, если что - я колдун. Обучение проходил, про ответственность все понимаю, жертвы под луной не приношу. Не подеремся? - в его улыбке мелькает легкая насмешка, словно он призывает грейворена вместе с ним посмеяться над этими старыми расовыми предрассудками. Благо,  Маттеус, кажется, не из тех, кто будет устраивать истерики при одном лишь упоминании ведьмовского рода.

Он понимает - видит - что его изучают, и спокойно принимает это, не делая никаких попыток укрыться или добавить себе очки. Просто  ждет вердикта - улыбающийся, уверенный, само воплощение собственного призыва. И Сёренсен соглашается - скупо и сдержанно, как он, кажется,  делает вообще се на свете, и Рэйв  одаряет его радостной улыбкой, немедленно вскакивая на ноги, точно подкинутый невидимой пружиной.
- Идем.
Их провожают взгляды всех посетителей, но Фэйт не замечает никого, кроме тихо ступающего рядом мужчины. Свернув от бара за угол, он легким взмахом руки обозначает направление и живо, увлеченно поясняет:
- Тут довольно интересные сплетения и сразу несколько небольших узлов. Самый крупный вообще на дне местного озера, но до туда надо добираться. Мы сейчас ближе всего к западной точке силы, она пересекается с линиями электропередач, так что штырит там довольно мощно. Ну, как мне объясняли, - он кидает быстрый взгляд на Маттеуса и привычным движением запускает руки в карманы. - А что все же...ну...не так? Это же не из-за Адама, правда? В смысле, он иногда правда дебил дебилом, но он же не Халк.[icon]http://funkyimg.com/i/2Av5R.png[/icon][sign]

Оставайся собой, оставляй за собой слово в споре и каждый проигранный бой,
Будь ферзем или пешкой, будь львом и совой,но в крови или в  перьях останься собой

[/sign]

Отредактировано Ravon Fate (2017-12-22 22:27:26)

+1

8

Маттеус подозрительно сощуривается - резко, как и все эмоции, что возникают на его лице. Извечный диссонанс между двумя заложенными программами, когда тебе сначала втолковывают “сдерживайся, отбрось эмоции, контролируй себя”, а после мощнейшего прорыва проклятия на пустом месте, когда понадобилось сразу два артефакта, решают “окей, мы тут чутка ошиблись, давай ты будешь постоянно выплескивать эмоции, чтобы не накапливались”.
Вот и ходит напрочь запутавшийся Сёренсен с ледяным выражением лица, уговаривая себя, что все хорошо, он един с миром, мир прекрасен и он принимает его таким, какой он есть, как и себя, со всеми недостатками, через секунду вспыхивая из-за отдавленной ноги, не упуская случая высказать, что он думает о всяких кривоногих дебилах - его же учили не сдерживаться.
Сёренсен ощущал себя Халком, блять - вечно злым.

Так что лицо его оживает всегда внезапно, и сейчас причиной тому послужило непонимание. Он привык неплохо разбираться в людях, в себе и сразу оперативно анализировать отношения и прогнозировать их - так он меньше злится в итоге, когда люди устраивают какую-то хреню.
Но Рэйвон уже в который раз за вечер легко рушит привычные схемы, на этот раз простой улыбкой. Какой-то охренеть провоцирующей улыбкой, если разобраться, при виде которой мир Маттеуса молча уходит на перезагрузку. Больше всего грейворену сейчас хотелось бы обернуться и посмотреть, нет ли там какой подружки Фэйта, скинуть все на это, но упрямый колдун явно смотрит прямо на него. Матс откровенно не помнит, чтобы кто-то в жизни на него так смотрел, в глазах окружающих всегда был страх, презрение, зависть, но никак не человеческие чувства, тем более подобной направленности и причин, которых Сёренсен вообще не может понять.
А то, что грейворен не понимает, заставляет его нервничать, теряя хваленое самообладание, удерживая вспышками прорывающееся раздражение, подозрительность, интерес.
- Звучит очень заманчиво, выходит благотворительная организация прямо, - Сёренсену не хочется спорить, Рэйвон горит своей идеей и это замечательно. Глядишь, может и правда выйдет что-то путное, хотя грейворен в этом сильно сомневался, уже побившись о камни бюрократии. - Да уж, - Настороженность к магически одаренным все росла, хотя пока и не переростала в открытый конфликт, но грейворен чувствовал, что скоро может дойти и до этого. - Нет, не подеремся, - Сёренсен слегка улыбается уголком губ. Уж он-то не привык на человека вещать ярлыки, когда тебя заочно считают чудовищем, и при встрече ведут себя так же, это несколько притупляет привычку судить по людям согласно из расе.

Получив согласие Маттеус поднимается, предупреждающе скрипнув стулом по по полу, поворачиваясь и хмурым взглядом прокладывая им дорогу. Студенты спешат убраться с пути, оттягивая за шкирку стоящих спиной и зазевавшихся товарищей, и не иди Фэйт практически рядом, отстань на пару шагов - наверняка бы волной схлеснулись обратно, пытаясь шепотом урвать хоть один вопрос, вырвать крупицу информации.
Но Рэйвон в полушаге, и только выйдя на улицу Сёренсен слегка расслабляет плечи. Большие скопления людей ему просто не нравятся, а тихо прикрывшаяся доводчиком дверь, отрезавшая их от резко притихшего гвалта, вызывает благодарственные чувства.

Маттеус кивает и следует заданному направлению, тут же каким-то образом подстраиваясь и опережая на полшага, усмехнувшись на неформальное “штырит”, доставая сигарету и прикуривая на ходу, слегка пожав плечами, продолжая внимательно следить за Рэйвоном, пытаясь угадать, к чему же такое странное поведение.
- То, что люди лей-линий не видят не значит, что неосознанно не ощущают их. Это влияет и на расположение улиц, на самом деле. Хотя с линиями электропередач не сталкивался, - грейворен выпускает дым, ощущая что-то сродни предвкушению. Лей-линии вызывали в нем какие-то странные чувства, их притяжению он никогда не мог противиться, и всегда было приятно узнавать что-то новое. На следующий вопрос Маттеус чуть скривил недовольно губы, нервно затягиваясь.
- Нет конечно, это попутная обязанность, проводить подобные беседы и помогать младшему поколению, - а “младшими” он может назвать очень многих, Сёренсен прекрасно знает, что с сединой выглядит старше своих вроде не приговорных еще тридцати четырех. - Всегда все не так. Даже тот уровень магии, который вам позволен, изнашивает лей-линии. Необходимое количество грейворенов рождается, но… - Сёренсен на миг задумался, упорядочивая причины, выбрасывая окурок в урну возле какого-то магазина. - Не все выполняют свои обязанности, забывая, что таскать грёзы это привилегия, а не самоцель. Не многие уходят в снах вдаль от дома, боясь не вернутся, там, куда мы идем, наверняка давно никто не был. Что делать с узлами вообще мало кто знает. Про необходимость действий сотовым методов я вовсе молчу, - Маттеус раздраженно передернул плечами, это он говорил Ордену уже сотни раз, но его предпочитали не слышать.
- И у вас завелись пара неприятных грёз, - нехотя добавил Сёренсен. Про то, что в его расе достаточно безалаберных представителей всегда было неприятно признаваться.
[icon]http://s4.uploads.ru/meh4n.png[/icon][sign] [/sign]

+1

9

Snow Patrol - Hands Open
It's hard to argue when you won't stop making sense
But my tongue still misbehaves
And it keeps digging my own grave with my
Hands open, and my eyes open
I just keep hoping that your heart opens

В какой-то момент Рэйвон улавливает – буквально подсекает на излете  - пристальный взгляд грейворена исподлобья, направленный прямо на него, подозрительно сощуренный и явно пытающийся докопаться до истины, но колдун не собирается так просто упрощать ему задачу, - он лишь улыбается еще шире, как лукавый бес, мимолетно подмигивает и под столом касается щиколотки Маттеуса своей – всего на мгновение, но довольно ощутимо. Он уже успел разобраться, как работает эта система «явных намеков» - все, что оставалось в категории «полу-« было явно не для него и не про него, и в то же время вряд ли даже он со своим самоуверенным нахальством мог просто вывалить этому хмурому мужчине свое безапелляционное «эй, чувак, ты мне нравишься», - в мире, привыкшем к осторожности и поиску двойного дна в каждом сказанном слове, было довольно проблематично существовать такому, как он, разгорающемуся от одной короткой вспышки и возводившему собственные сиюминутные  желания в разряд абсолютов.

Ему кажется довольно забавной реакция грейворена – вся его обострившаяся настороженность, невольно делавшая его черты еще  более резкими, точно выпиленными по дереву, - сузившиеся глаза, очертившиеся скулы, дрогнувший кадык – Фэйт считывает эти мимолетные проявления напряженной растерянности, как опытная гончая – след дичи, и от этого только распаляется сильнее. Если бы он всегда играл только по установленным правилам и действовал исключительно наверняка – вряд ли смог бы удовлетворить свой беспрестанный голод хотя бы наполовину. Такому, как он, неведом страх отказа или – что еще более вероятно – закономерного наказания за собственное нахальство: первое лишь послужит поводом превратить всю  эту историю в занятную байку, второе  - едва  ли чему-нибудь его научит – изначально замахиваясь на высокие ставки,  нужно быть готовым терпеть мимолетные поражения.

Он весь – сплетение острых углов, неровных граней и сумасшедшего, опаляющего безрассудства юности, уже сейчас грозящего стать одной из основных характеристик его личности, - впереди его явно ждет немало неприятностей из-за этого залихватского нрава,  но, конечно  же, он об этом не думает, весь поглощенный упоением своей рискованной игры, - и только сам Сёренсен может выбирать, что ему все же делать с этим гусарским напором – принять без оглядки, вежливо проигнорировать или резко осадить, тем более, что при прочих равных, он значительно сильнее этого худосочного мальчишки с бесстыжими зелеными глазами, затеявшего очень безрассудную партию.

Но греёворен пока то ли сам не может решить, как ему реагировать, то ли пытается убедиться, не шутит ли молодой колдун, играя с огнем, - изящно обходит летящие на него водовороты явных проявлений симпатии Фэйта, обстоятельно отвечая на его реплики, продолжая поддерживать видимость обычного непринужденного разговора. Рэйвон, вероятно, и сам отчасти виноват, невольно задав тему, которая на самом деле цепляет его самого, - у него не получается пропустить мимо ушей чужой комментарий, и на секунду его губы кривятся в усмешке, а брови чуть хмурятся, - как у ребенка, негласно призывающего саркастичных взрослых не рушить его ослепительные и в чем-то наивные мечты своим толстокожим скепсисом.

-  Это не благотворительность! – категорично отрезает Рэйв, откидывая со лба извечно мешающие ему пряди, тонкое колечко в нижней губе сверкает, отражая рассеянный свет, придавая ему одновременно и резкость, и беззащитность.  – Это необходимость! И то, что никто до сих пор этим не озаботился,  означает только,  что у них кишка тонка или духу не хватает! – по всему напрашивается продолжение «но уж у меня-то хватит», но мягкая усмешка Маттеуса слегка утихомиривает его, напоминая, что мужчина на самом деле еще не сказал ни слова против его грандиозного плана.

По счастью, им обоим хватает ума (Сёренсену еще и такта) не разжигать дебаты по  этому поводу, тем более, что у них действительно есть более злободневные проблемы. Рэйвон вышагивает своей пружинящей, небрежной походкой, поддевая носком ботинка мелкие камешки, картинно закатив глаза, услышав замечание про «позволенный уровень магии», -  забегает вперед, развернувшись к Маттеусу лицом и отступая, с любопытством ловит каждое его слово, ничуть не смущаясь влезать в его сферу деятельности.

- Неприятных грез? – живо переспрашивает он, легко перепрыгивая через бордюр тротуара и продолжая двигаться спиной вперед.  – И чем они нам грозят? Мы их развеем? – тут же интересуется он так просто и деловито,  словно уже негласно  записал себя в напарники Сёренсена и не собирается принимать возражений.

Через пару кварталов он кидает  взгляд себе через плечо и останавливается, демонстративно раскинув руки в стороны.
- Пришли. Здесь узел. Мне можно посмотреть, как ты работаешь? – по всему видно,  что этот вопрос – чистая формальность, и грейворену  будет трудно избавиться от него, даже если он и в самом деле привык контактировать с лей-линиями без постороннего внимания.[icon]http://funkyimg.com/i/2Av5R.png[/icon][sign]

Оставайся собой, оставляй за собой слово в споре и каждый проигранный бой,
Будь ферзем или пешкой, будь львом и совой,но в крови или в  перьях останься собой

[/sign]

+1

10

Рэйвон яркий, его очень много, он будто старается заполнить собой весь окружающий мир, и заодно успеть урвать его себе. Он уверен в себе (не самоуверен, ведь это разное), очень красив - это прошибло еще с порога бара, а теперь, ведя его в движении, шагающего по улице спиною вперед, это мнение только укреплялось.
И в связи с этим ничерта не ясно, что ему нужно от Маттеуса? Проникновенные улыбки могут быть и привычной моделью поведения, располагающей собеседника к себе, но явно нарочито задетая на мгновение щиколотка, подкрепленная лукавой улыбкой, уже больше тянула ответом на вопрос о намерениях.

Сёренсена это выбивает из колеи, ведь он каждый день видит себя в зеркале и прекрасно осведомлен о своем отсутствующем уровне привлекательности, так что причин намеков юного колдуна найти не может. Как и ответа для себя, как, собственно, поступить, не бывало таких ситуация в жизни грейворена, чтобы кто-то выказывал ему внимание.
А он еще думал что с его образом жизни в разъездах сложно кого-то подцепить. Утрись, Сёренсен, куда сложнее понять, как реагировать, когда кто-то явственно пытается подцепить тебя. Что вообще люди делают в таких ситуациях, черт возьми?
И хочет ли он вообще этого. Маттеус окидывает идущего впереди Фэйта финальным взглядом, подбивая образ в голове, утверждая его единым слепком, и честно отвечает себе, ведь себе врать грейворен не может - а почему нет? Рэйвон явно не любви на всю жизнь ищет, а желает скрасить вечер, а это обоюдоприятно. Решительно непонятно, почему для этой цели он выбрал именно его, но никто не мешает выяснить. В процессе.

- Да. Опасными их назвать сложно, иначе сейчас мы бы с тобой не устраивали обзорных прогулок. Одно наваждение, одна мелкая вредная нечисть, чего только не снится грейворенам, - слегка приподнимает бровь, усмехнувшись самонавязавшемуся напарнику. Маттеус привык работать один, крайне редко брал кого-то в помощники, потому то, зачастую, те больше отвлекали. Но грёзы правда не слишком опасны, да и Фэйт оказался вполне приятным обществом. Не выпячивал и не гнобил себя, просто был собой - единственная линия поведения, которая подкупает Сёренсена в людях. В вопросе грейворенов правда разбирался, и очень интересно знать, откуда же такие глубокие познания. Маттеус чуть пожимает плечами, понимая, что выбора нет, ну и ладно: поездка начинает восприниматься как небольшой отпуск, а в отпуске, вроде бы, люди что-то меняют в привычной жизни. Грейворен не знал точно, отпусков у него никогда не было. - Ничем особенным не грозят, должны быть не агрессивны. Да, развеем. Не стоит захламлять мир уж слишком нетипичными вещами.

Маттеус утверждающе кивает, он уже видел узел издалека, приближаясь к нему, привычка смотреть на лей-линии всегда работала где-то в фоновом режиме. Подойдя ближе к колдуну, он медленно кладет руки на талию Фэйту, коротко улыбнувшись и сдвигая его на шаг вправо. Теперь он стоит точно на пересечении, грейворен не уверен точно, чувствуют ли колдуны силу? Не видят это понятно, но как-то же должно это восприниматься?
- Чувствуешь? - Отходит на шаг, осматривая сияние линий, качая головой, - Кто-то живет рядом, с линиями все хорошо. Может где твои линии электропередач повезет больше, место, должно быть, отдаленное. Но даже так, ты же не думаешь, что я смогу лечь спать и начать с ними работать? - Маттеус чуть загадочно улыбается. Способность работать с лей-линиями в бодрствующем состоянии для других рас никому не известна, среди грейворенов же считается мифом, среди опытных и сильных сновидцев - вполне известным историческим фактом, только вот тех, кто способен на такое, крайне мало, потому что умения и сил это требует слишком много. Про свой уровень сил он предпочитает обычно молчать, потому что следом идет шокированный вопрос "откуда", а вот об этом Матс уже очень не любит распространятся.

- Могу только… - Сёренсен проводит рукой над лей-линией, сосредоточившись и потянувшись к потокам силы. Она ласково потирается о руку, и грейворен готов спорить с каждым, кто говорит, что у лей-линий нет своего странного, но пусть самосознания. Каким-то же образом они смогли понять необходимость и создать грейворенов? Призывают их на помощь, зовут к себе? Почему-то Рэйвон живо напоминает ему о том, что вокруг есть жизнь, а в жизни есть место… жизни. Ребячеству, странным поступкам, н еобоснованных долгом и необходимостью, как привык грейворен.
Он мягко просит - и сила вздымается небольшим потоком, закручиваясь у ног Рэйвона, небольшим подарком, не слишком тяжелым для лей-линии, тем более сегодня ночью Маттеус компенсирует для них все, и много большее.
Если, конечно, будет спать.
[icon]http://s4.uploads.ru/meh4n.png[/icon][sign] [/sign]

Отредактировано Matthæus Sørensen (2018-01-12 12:49:34)

+1

11

Liv Moon — Kiss me Kill me
Kiss me Kill me
Love me Hate me
Rolling the dice - do what you want
My destiny's on your hands now, don't you
Kiss me Kill me

Ночная прохлада чуть остужает его неизменный жар, но не умаляет ни капли полыхающего в нем огня.  Маттеус не может уже этого не замечать – после всех явных  знаков,  которые он преподнес разве что не прямым текстом – и Рэйвон прекрасно  знает это, кидая на грейворена лукавые вызывающие взгляды, приправленные шаловливыми улыбками. Ночь клубится вокруг и стелется у ног гарцующего в ней колдуна, закручивая их путь, делая каждый шаг все более провоцирующим и откровенным.
Потому что то, что он умеет делать по-настоящему хорошо,  - это чуять  желание, как напавший на след охотничьий пес, предлагать свое собственное точно стрелять в упор и, смеясь, уворачиваться от огня неприятия, готового обрушиться на него оглушающим шквалом.
На «нет»,  как говорится, и суда нет, но Сёренсен как раз и не говорит ему «нет», - а это значит,  что игра продолжается.

Чего ты все-таки хочешь? – зеленые глаза вспыхивает в свете фонаря, выловившем из темноту и его изогнутые губы, и блеск залихватского колечка в нижней,  и чуть встрепанные темные волосы, - уже откровенное выражение всех его мыслей на лице, ведь теперь им точно никто не мешает, и Фэйт играет с огнем (а это значит, что однажды огонь примется играть с ним).
Но правила этой игры невольно диктуют они оба, - и Рэйвон лишь пожимает плечами, продолжая отступать, время от времени легко отскакивая назад, когда оказывался слишком близко к грейворену и тот начинал едва ли не запинаться об него.

- Ты можешь их найти? – обстоятельно уточняет он,  словно уже негласно вписал в их список дел на этот вечер «разобраться с грезами» и сейчас просто следует плану. – Будем проводить воспитательные беседы с теми, кто их притащил, или ограничимся одним перепуганным тобой грейвореном? Адама ты здорово пришиб своим заявлением, - беспечно делится он, хмыкая при воспоминании о круглых глазах приятеля, когда  заявил ему,  что намерен встретиться с посланцем Ордена сам. – Кстати, если че,  не костери его слишком сильно. Адам неплохой парень,  хоть и голову не всегда на плечах носит,  - и если вдруг ты еще не понял, - я сам стребовал с него твою  визитку.  Видишь ли, я тут что-то вроде местного привратника – ужасно ревную,  когда такие интересные визитеры идут в обход меня,  - он откровенно ухмыляется, не отрывая от Сёренсена своего шального искрящегося взгляда,  в котором уже только слепой не прочитал бы всех явных намерений колдуна.

И Маттеус наконец делает хоть что-то – по крайней мере, больше не избегает явных прикосновений, а сам прихватывает его за талию так, что пару мгновений они стоят впритык друг к другу (высокому Рэйву приходится чуть склонить голову, чтоб не разрывать зрительного контакта),  - а в следующий момент мужчина отходит, оставляя его стоять, очевидно, на самом узле лей-линий.
При мысли о том, что для грейворена он сейчас должен выглядеть что-то на вроде того, как если бы оказался в самом средоточье источника света или самой жизни, на лице юноши мелькает довольная улыбка, и он чуть прикрывает глаза, прислушиваясь к собственным ощущениям. Он вряд ли мог себе когда-либо даже представить, как должны выглядеть лей-линии, хотя Венди как-то честно пытался описать их для него, - но по яркости собственной силы легко мог сказать, что стоит ровно в центросплетении питающих ее истоков.

-  У самого мощного узла здесь,  - за городом, возле озера,  - медленно произносит Фэйт, не размежая век,  - грейворен, который и рассказал мне почти все, что я знаю о вас, иногда просыпался с заявлением,  что «подлечил» местные лей-линии, - открыв глаза, он  хитро уставился на Маттеуса, наблюдая за его действиями. – Такие, как ты,  ведь не должны уметь этого не во сне, верно?  - он почти готов сделать шаг к нему, но в  этот раз Сёренсен опережает его, - внезапный всполох силы приникает к нему как доверчивый пес, и колдун удивленно изгибает бровь, сперва растерявшись, но уже через мгновение соображает и улыбается, разгадывая этот нехитрый маневр
-  Вау. Обычно мне дарили что-то вроде часов или помпезных запонок, - ты обошел их всех по уровню креативности.

В следующий момент он уже действительно оказывается рядом, потому что медлить дольше -  уже преступление.
Чужие губы оказываются мягче и теплее, чем можно было бы подумать, и ему определенно нравится это открытие. Невольно сам ощутив легкий холодок и металлический привкус своего пирсинга, он легко улыбается, отстраняясь и чуть задевая пальцами чуть шершавую щеку мужчины.
- Напомни мне в следующий раз его снять.
Изящно отступив и снова закладывая руки в карманы, он самым небрежным интересуется:
- Ну что, куда теперь? К электроузлу или сразу проверим крупный? Тут не особо далеко…а рассветы на озере красивые. [icon]http://funkyimg.com/i/2Av5R.png[/icon][sign]

Оставайся собой, оставляй за собой слово в споре и каждый проигранный бой,
Будь ферзем или пешкой, будь львом и совой,но в крови или в  перьях останься собой

[/sign]

Отредактировано Ravon Fate (Вчера 22:18:29)

+1

12

Counting on the night for a beautiful day
I shake it your way,
I shake it your way
And I say you can't get enough
Now you can't get enough

По-идее, в эту игру должны играть двое, только язвительно-хмурый Маттеус, привыкший говорить все прямым текстом, игрок никудышный. С Рэйвоном в этом плане комфортно - он берет все на себя. Улыбается за двоих, провоцирует, соблазняет двойным напором. Маттеусу нравится это безмолвное соглашение, ему не нужно говорить ничего, никак обозначать свою позицию: Фэйт понимает все по малейшим намекам, тут же расплываясь в довольнейшей и еще более лукавой улыбке, буквально обрушивая на него шквал внимания.
Такого рода внимание для Сёренсена в новинку. В Орденских кругах, а это единственные, где он вращался, стоило ему возникнуть на пороге - он всегда становился центром обсуждения. И отчуждения. Сейчас впервые внимание не тяготило, не вызывало в ответ гордый оскал , а просто было приятным.

- Да. Завтра, - пожимает слегка плечами, отвечая намеком на легкую улыбку. С планами на сегодняшний вечер они уже определились. - К сожалению, определить, кто именно их притащил не является возможным. Так что ограничимся одной воспитательной беседой. Тем более я еще даже не пытался никого запугивать, - с легким укором приподнимает бровь на паникерство молодого грейворена. Маттеус правда был вполне сдержан и вежлив, учитывая его обычную манеру общения матом. - Не буду я его ругать. Лучше убеди Адама, что если у него есть вопросы, ему правда стоит со мной поговорить, пока есть возможность. Стребовал, значит, - грейворен слегка хмыкает такому прямолинейному заявлению, почему-то не злясь, а наслаждаясь откровенной наглостью Рэйвона, наверно в силу ее непосредственности. Тем более, его фраза вполне кстати, и может помочь выяснить еще один мучивший его вопрос. - И чем же я тебе показался интересным?

Сёренсен внимательно слушает пояснение, любуясь Фэйтом, пока тот прикрыл глаза и не видит этого. Отмечает про себя ответ на еще один вопрос - вот, откуда ему столько известно. Маттеусу нравится собирать ответы о жизни Рэйвона, дополняя образ этого странного парня, умудряющегося все переворачивать с ног на голову. В безумном ритме “работа-орденские мудаки-грёзы” адекватные люди были грустной редкостью.
- Ты же не думаешь, что я так же легко расстаюсь с цеховыми секретами, как твой друг, - грейворен вызывающие улыбается, пока у Фэйта закрыты глаза, но тот должен слышать по голосу. В груди лениво начинает ворочаться интерес - а что он скажет на это? Постарается ли разузнать, и если да, то как? Сёренсен с удовольствием отмечает, что игра эта, оказывается, очень интересная, и даже вполне подходит на двоих.

Маттеус видит его приближение, резкие порывистые движения он замечает лучше всего. Как и в битве, время замедляет бег, когда он затаив дыхание притягивает ближе колдуна, выдыхая уже в губы, задевая языком едкий металл сережки, растворяясь в первых паре мгновений узнавания: тонкие губы такие же жадные, как и весь он, урывающие свое и отстраняющиеся.
Сёренсен отпускает, он немного ощущает игру. Это такие, как он, беспрекословно вжимают в шершавую стену, Фэйт же дразнит, завлекая, укрепляя интерес и заставляя желать большего - Сёренсен осознает это и с удовольствием ведется, скользнув взглядом по сережке, чувствуя, как заражается какой-то невойственной ему мальчишеской бесшабашностью в этот вечер.
- Тогда снимай сразу, - окончание фразы повисает загадочным намеком. Рэйвон отступает, Маттеус с интересом наблюдает за игрой. Сам он выглядит так же спокойно, лишь слегка прищурившись на вопрос с явным намеком. - Пойдем к озеру, посмотрим на крупный.

На миг сбросив веселость, Маттеус вызывает из памяти карту: перед каждой поездкой он максимально старается изучить город, хотя бы направление главных улиц, и куда они могут его привести. Спрашивать у людей он не любил, навигатор имеет свойство садиться, а погони - быть внезапными.
Сопоставив примерное местоположение он развернулся к озеру, нашаривая сигареты - в воздухе разлилось напряжение, смешанно с предвкушением, едко покалывающее в пальцах. Маттеус изредка смотрит на Рэйвона, выпуская на ходу дым в небо, даже не берясь просчитывать, каким же будет… озеро.
[icon]http://s4.uploads.ru/meh4n.png[/icon][sign] [/sign]
[status]with the reach to the sky[/status]

+1

13

Bon Jovi - Another Reason To Believe
Let it flow though you, baby
Run it through your veins
Like a healing rain
Everywhere you'll see
Another reason to believe

В любую игру всегда приятнее играть не одному – во всяком случае, в этом убежден Рэйвон, который с детства, с одной стороны, привык к постоянному присутствию старшего брата рядом, а с другой – практически не общался нормально с другими детьми. Иногда ему кажется, что он просто не выносит собственной тишины, но чужое звучание приедается слишком быстро, - и оттого его постель редко пустует, и очень редко в ней кто-то задерживается надолго. С Венди все вышло иначе, но немец тоже в каком-то роде был ненормальным, - к тому  же, они оба прекрасно знали, что даже у их затянувшейся связи есть свой  закономерный конец – и он уже довольно близок: всего-то ничего до конца этого семестра,  и их пути разойдутся уже насовсем.

Рэйвон не хочет – да и не умеет – никого удерживать, он весь – оголтелое наслаждение моментом, и ему откровенно плевать на последствия, и уж тем более – на целесообразность своих действий. Наверное, столь откровенно заигрывать с посланцем Ордена  - не очень разумно. Наверное, виться вокруг этого взрослого, сурового грейворена – и вовсе безрассудно. Наверное, ему стоило бы поумерить пыл, но в таком случае он уже, вероятно, не был бы собой.

И ему откровенно нравится реакция Маттеуса -  довольно непривычная для его обычного круга общения и оттого еще  более привлекательная. Он практически никак не обозначает свое отношение к происходящему – лишь принимает его подачи одну за одной, негласно позволяя подходить все ближе и ближе, одновременно не провоцируя и распаляя.

Фэйт откровенно кайфует от собственного накала – каждой клеточкой кожи он чувствует это головокружительное возбуждение, каждый его  взгляд все откровеннее и острее цепляет черты Сёренсена, а, будучи перехваченным в своем бесстыдном внимании, молодой колдун не отводит глаз – ишь лукаво улыбается,  ничуть не стесняясь неприкрытости собственного интереса.

- Завтра, - повторяет он с каким-то особым, пряным оттенком в голосе и улыбается еще шире, точно это короткое указание сказало ему куда больше. Небрежно фыркнув, он исполнил какой-то неопределенный  жест рукой, вероятно, показывающий, какое внушительное впечатление произвел грейворен, вторгшись в суверенный мирок принстонской молодежи, и пояснил, в очередной раз убирая ладонью непослушные пряди от лица: - Слышал я край вашего разговора – могу понять, почему Адам так струхнул. Самые жуткие вещи обычно произносятся тихим вежливым тоном, - банальному ору  далеко до этого. Я знаю, я сам часто ору, - с иронией хмыкнул Рэйвон, но не стал вдаваться в подробности.  – Крик концентрирует внимание на том, кто кричит, - а вот  эта вот сдержанная манера погружает в самосознание, а страшнее самого себя ни у одного человека нет никого, - словно стремясь сгладить непривычную серьезность этого заявления, колдун вновь шаловливо улыбается и подмигивает Маттеусу, почти упиваясь собственным нахальством и довольствуясь полной безнаказанностью: - Я же сказал тебе – я тут привратник.  Меня интересуют все, кто ступает на эту грешную землю из большого мира,  - дурашливо роняет он и переливчато, откровенно смеется, уже, кажется, не способный  выдерживать обилие собственной  энергии и кружась вокруг своей оси прямо в потоке лей-линий.

Он останавливается и замирает, лишь пойманный новыми нотками в голосе Сёренсена, отчего улыбка на его лице становится какой-то расслабленной и почти блаженной, - колдун не спешит открывать глаза,  догадываясь, что его визави пользуется этим явным отсутствием внимания,  чтобы позволить себе немного больше откровенности. 
- Он тоже не так уж легко расстается, просто я смог его впечатлить, - мягко и с явным намеком выдыхает Рэйвон, ничуть не смущаясь столь неоднозначной темы. – Может быть, мне удастся заслужить твое доверие? Ты кажешься мне очень любопытным,  а я ничего не могу поделать с тем, что мне хочется  знать как можно  больше. Тяга к знаниям, и все такое….

С Маттеусом он все еще действует скорее интуитивно, чем по какому-то осознанному плану, -  и этот стремительный поцелуй, - все еще порыв, которому он доверяется со всей самоотдачей, почти не думая и уж точно не пытаясь анализировать собственные шаги. Практика уже показала, что он совсем неплохой логик, но в вопросе собственных желаний Фэйт предпочитает доверяться инстинктам, - так намного приятнее.
И, видимо,  не только ему.

- Снимешь сам, когда захочешь, - вызывающе предлагает новые условия игры колдун, и поймав, уже нацелившегося на дорогу грейворена за плечо, машет в сторону перекрестья дворов: - Куда ты собрался? Пешкодралом мы до утра будем топать, а я как раз позаимствовал у приятеля байк на  эту ночь, - лихо продемонстрировав ключи, он призывающее кивнул на переулок. – Пошли.

Позаимствованный Рэйвоном мотоцикл обнаружился через пару кварталов и, лихо перекинув ногу через «железного коня», юноша на пару мгновений задерживает в руках шлем, который передает Маттеусу, глядя прямо в глаза:
- Ты мне понравился. И с каждым мигом нравишься все больше, - словно возвращаясь к уже отзвучавшему вопросу, открыто заявляет он, а в следующую минуту уже беспечно перехватывает руль, нетерпеливо ерзая.  – Ну, ты скоро? Крепче держись только, я гоняю как болван. Но тебе понравится.[icon]http://funkyimg.com/i/2Av5R.png[/icon][sign]

Оставайся собой, оставляй за собой слово в споре и каждый проигранный бой,
Будь ферзем или пешкой, будь львом и совой,но в крови или в  перьях останься собой

[/sign]

+1


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » rivers between us


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC