«Боли как таковой Гаап не испытывал, как и обычных эмоций. Он снова сделал несколько кругов по помещению – время, которое ничего не значило для высшего демона, могло стать решающим фактором в жизни или смерти этого дурашки-детектива...» читать далее
В этот город идёт много дорог, но никто вам не скажет, что приехал сюда просто из любопытства. Почему же? Всё просто. Этот город окутан тайнами и многовековой историей, которую каждый житель может поведать лишь шёпотом. В этом городе есть Потерянное озеро, где легко можно пропасть и самому. Что-то странное в густых лесах. Зло ходит рядом с добром. Это не простой городок в Канаде. Это Генриетта, и она вас не отпустит просто так.
HENRIETTA: ALTERA PARS
Генриетта, Британская Колумбия, Канада // октябрь-декабрь 2016.
// LUKE
ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AGATHA
АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// REINA
РЕЙНА БЕЙКЕР
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AMARIS
АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GABRIEL
ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
//
«Землетрясение» ~ S. Fane [28.11] // «Дом на перекрёстке» ~ C. Ritter [28.11]

Henrietta: altera pars

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » Lost until you're found


Lost until you're found

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Dirty Elegance - Washing Away The Dirt
http://sa.uploads.ru/cLiRf.gif http://s6.uploads.ru/t176N.gif
Lost until you're found
Ursula Eylhart & Ireneusz Szulc
Поздняя весна 1913 года, городок Торн (Торунь), Пруссия (территория современной Польши)

Ему не следовало сюда приезжать и уж тем более оставаться на такой длительный срок. Он окружил себя призраками прошлого, заперся за сотней незримых дверей. Один бессмысленный день сменяет другой, пока ему не приходит ответ на старое письмо. Она пишет, что осталась одна. Она пишет, что опустошена и хочет приехать. Она тоже призрак из прошлого, но в отличие от многих других - с ней ещё можно поговорить по душам.

Отредактировано Ireneusz Szulc (2017-11-02 01:34:17)

+3

2

Она не знает, чем себя занять. Она не знает, как можно унять дрожь внутри, беспокойство и ярость. Она смотрит на проходящий на улице людей сквозь стекло в позолоченной оконной раме, и думает, как они могут так спокойно куда-то идти, а в ней кипит боль и опустошение. Какие там есть стадии? Их же вроде 5, да? Отрицание, гнев, торги, принятие, депрессия. Или в какой они там идут последовательности?
Урсула останавливается посреди огромного зала, заполненного мебелью, и залитого ярким светом от огромной люстры. Со своим прекрасным личиком и способностью к внушению она может обеспечить себе дом везде. Даже здесь, в Санкт-Петербурге, она сейчас гостит у одного влиятельного человека, и расхаживает по его дому, как хозяйка. Она все еще сдерживается, чтобы не прокусить ему шею, и не выпить кровь до малейшей капли. Как ей хочется утопить весь этот город в крови. Только для того, чтобы ненадолго прогнать эти чувство опустошения.
Для Урсулы это удар - остаться одной. Когда она приняла его решение уйти, она ничего не сказала. Она лишь пожелала удачи и счастья. Просто она понимала, что он достоит этого - стать счастливым. Они слишком долго прятались, убегали, скрывались, переезжали из города в город. Вампиров уничтожают на раз-два. Да еще и с его яростью и жаждой, склонностью к жесточайшим убийствам. Он мясник. Без него ей станет проще. Но он стал слишком родным за все эти годы. За 300 лет, что они провели вместе.Это и правда были словно семейные узы. Она уже просто не представляла себя без него. Но приняла уход, стараясь не показывать, как внутри что-то рассыпалось на миллион кусков. Только бы его не убили. Это все, о чем она просила. Кто там был для вампиров божеством? Их Королева? Урсула ее ни разу не видела, так что и не верит в нее, как в божество. Да и ее насколько до нее донеслись слухи, недавно погрузили в сон и спрятали. Ото всех, куда подальше. Она стара, и старых вампиров в ее круге много. Они любят обмениваться новостями с себе подобными, при встрече. Некоторые стараются держаться вместе, защищая друг друга, и оберегая от Охотников, что так сильно хотят их всех уничтожить.
Вампиры, эти выродки и шибки природы. Эксперимент, результат сделки с демоном. Она сама результат эксперимента, но, правда, не увенчавшегося успехом. Порой ей не хватало магии. Ей снова хотелось почувствовать силу лэй-линий. Зачерпнуть ее. Пропустить сквозь себя. Стать с ней единым целым. И сотворить волшебство. Помочь другим с помощью магии. Но теперь это все безвозвратно потеряно. Уже 300 лет как. Недавно был юбилей, кстати. 7 лет назад. Для вампиров это как несколько месяцев жизни. Ничего не значащих.
Урсула расхаживает туда и обратно. Назад и вперед. Смотрит, меряет шагами комнату. Ей нужно уехать отсюда. Она не может здесь больше оставаться. Ей хочется уехать туда, где все началось. В родные места. Ей хочется посетить свой родной замок.
Ей хочется с кем-нибудь поговорить.
Она думает, с кем же такое возможно.
И на ум приходит один милый рыжий вампир, с которым они довольно неплохо сошлись когда-то в Париже.
Она бежит писать ему письмо. Она пишет, что будет проезжать через его город. Город, в котором он сейчас живет. Она это знала, потому что иногда они писали друг другу письма, рассказывая что-то, о чем можно только написать в письме. Что можно вылить на бумагу, вырисовывая аккуратные буквы чернилами, и надеясь, что об этом никто не узнает. Ведь это предназначено лишь для одних глаз.
Она пишет, что хотела бы встретиться. Что сейчас ей нужна его помощь. Что сейчас ей нужны разговоры у камина, прогулки по тихим местам, что затеряны среди деревьев, запаха мокрой земли, и спрятанного в порывах ветра. Что ей сейчас нужно уютное молчание, которое можно прервать в любой момент, либо же просто молча идти куда-то. Ей сейчас нужен именно он. Тот рыжий вампир с лучезарной, немного по-детски смущенной улыбкой, которая отложилась у нее в памяти с их первой встречи.
Она отправляет письмо, надеясь, что он еще там. Что оно найдет своего адресата, и он встретит ее на месте.
Она собирает свои вещи, которых, на самом деле, не так уж и много. Неудобно убегать, когда у тебя огромное количество багажа. Нет, всего лишь два небольших сундука с вещами. Этого для нее более, чем достаточно. Если понадобиться, она достанет еще вещей. А с собой она возит только те, что имеют какое-то значение. Которые с чем-то связаны.
Вечером она тепло прощается с хозяином и его семьей, садится в экипаж, едет на вокзал, садится в нужный поезд, и надеется, что эта встреча состоится. Эти мысли отвлекают от тех мыслей, других, что терзают сознание, что царапают изнутри когтями, пробуждая внутренних демонов и выпуская их на волю.

+2

3

«Поместья больше нет. Вместо него я нашёл пустырь и остатки фундамента, заросшие ивняком. Из знакомых построек осталась лишь церковь, а рядом — кладбище. Я долго бродил по нему, как будто в полусне. Мне показалось, что могилы брата и сестры исчезли вслед за нашим домом. Конечно, это не так. Приглядевшись повнимательнее я нашёл надгробия среди высокой травы. Моя память истёрлась, подобно надписям на камне, но мне всё ещё трудно на них смотреть».

Иренеуш приехал в Торн ранней осенью 1912-го, когда деревья в окрестностях ещё не охватила лихорадочная желтизна. Средневековый «пряничный» городок с красными крышами мало изменился с тех пор, как Шульц был здесь в последний раз (почти сто лет назад — в шестнадцать), разве что немного разросся, запестрел магазинчиками, лавочками и ярмарками. Взамен из него исчезла привычная безмятежность, но вряд ли по вине шумных торговцев.

Европу весь 19 век раздирали амбиции сильных мира сего, и вот теперь, кажется, наступал предел её прочности. В начале нового столетия Старый Свет как будто замер в ожидании бури. Напряжение пронизывало собой всё. Оно присутствовало даже на сонных улочках Торна — среди заголовков унесённой ветром газеты, разлетевшейся отдельными листами по брусчатке.

Восстания, войны, перевороты.

Безмятежность исчезла, а впрочем… где она вообще могла уцелеть? В крошечных альпийских деревушках? Ну, разве что.

«Я не планировал жить здесь, я приехал, чтобы проститься. В лиссабонском порту меня который месяц ждёт корабль, отплывающий по расписанию в Нью-Йорк, но я не могу сдвинуться с места. Я сделал всё, что хотел, и полностью парализован».

Удивительно устроен разум бессмертного существа.

Согласно закономерностям, диктующим процессы формирования нормальной человеческой психики, Иренеуш давно должен был накопить объём опыта дряхлого старца, то есть опыт избыточный — ядовитый губительный концентрат самого себя, погрязшего в неспособности больше удивляться, желать и учиться чему-то новому.
Его суть под вечно юной оболочкой обязана была поблекнуть и истлеть, осыпаться бурой трухой, развеяться сотней ветров за сотню лет и исчезнуть, подобно дыму. Но нет, этого с ним не случилось.

Возможно, потому что он больше не человек.

А какова тогда вампирская участь? Ещё до отъезда из Амстердама Иренеуш задал этот вопрос Милло. Тот улыбнулся и ответил непривычно коротко: «кристаллизация».

Вампир прокладывает себе дорогу сквозь века, подобно нерушимому клинку, чьё лезвие не меняется от соприкосновения с материей, по которой он бьёт. Вместо этого у него постепенно деформируется восприятие времени и процессов вокруг. Он становится менее вовлечённым, но одновременно более прозорливым. Необходим тонкий баланс, чтобы не потерять связь с реальностью и не сойти с ума от чрезмерного перенасыщения ею.

Иренеуш учился у Милло искать эту тонкую грань, но прервал обучение раньше, чем достиг хоть каких-то успехов.

«Я сожгу эти записи, как только смогу уехать».

Зима 1913-го обошлась с ним мягко — тянулась медленно, но без обильных снегопадов, поэтому Шульц тратил остатки воли на попытки отвлечься, заставлял своё непослушное вялое тело вставать с кровати (где, если бы не жажда, он провёл бы несколько месяцев холодов) и выгонял себя из необжитого дома, чтобы порисовать. Ничего серьёзного за это время он не создал: сплошные карандашные наброски, изредка акварель.

Вскоре нехватка денег вынудила его устроиться в маленькую антикварную лавку, но трудился Иренеуш без энтузиазма. Временное жильё, временная работа, незапоминающиеся лица людей, незаконченные рисунки... Всё казалось каким-то размытым, лишённым опоры. Чтобы отвлечься от навязчивых мыслей, он написал письмо своей старой приятельнице, однако, на ответ не надеялся. Урсула, оставшаяся в памяти Шульца такой непохожей на остальных вампиров — воздушной и лёгкой, словно пёрышко, могла «упорхнуть» куда угодно. Поэтому Иренеуш сочинял письмо для неё, но писал больше для самого себя. В деталях описывал Торн, который называл по-польски «Торунь», а под конец, совсем увлёкшись, добавил к исписанным страницам несколько простеньких набросков местных достопримечательностей.

Он возился с мелочами исключительно, чтобы успокоиться, а в итоге, вопреки пессимистичным ожиданиям, получил замечательный ответ!

Послание подруги взбодрило его, помогло почувствовать себя причастным к круговороту жизни вокруг. Но период подъёма длился не долго. В начале весны Шульц достал масло, а к середине снова забросил его, так и не сумев закончить пейзаж.

Всё оставалось недоделанным. Даже открытый чемодан лежал нетронутый посередине комнаты. В нём собиралась пыль. Однажды Иренеуш долго-долго немигающе разглядывал его и осознал (без удивления), что ему осталось совсем немного до окончательной стагнации.

К счастью он избежал её — спустя два чёрно-белых дня к нему пришло ещё одно письмо.

***

В тяжёлом майском воздухе пахнет копотью и надвигающейся грозой.

Рыжий юноша сидит неподвижно под расписанием поездов и сжимает в руках бумагу. Вещей рядом с ним нет. Наверное, ждёт кого-то, а может просто задумался и занял край скамьи, чтобы не мешать спешащим людям.

Иренеуш запрокидывает голову и смотрит на украшенный росписью потолок старого вокзала. Он перечитывал письмо Урсулы так часто, что выучил некоторые строчки наизусть, и до сих пор в его мыслях царит неразбериха и растерянность. Девушка была намного старше, намного опытнее, намного благоразумнее, но похоже она не догадывалась насколько ошиблась, выбрав именно его в качестве утешителя. Письмо пришло слишком поздно, чтобы Шульц успел донести это до неё. Теперь оставалось только ждать.

Минутная стрелка больших настенных часов начала новый круг по пожелтевшему от времени циферблату, но Иренеуш не обращает на неё никакого внимания, он следит взглядом за пылинками, танцующими в косых солнечных лучах, и размышляет о том, что может дать взамен тем чудесным неделям, проведённым вместе в Париже. Урсула была первой вампиршей, которая показалась Иренеушу действительно приятной особой. Она и её друг Эрих немало помогли ему морально, скрасили вечера, которые Шульц обычно проводил в одиночестве или за работой. Ему всегда хотелось отплатить им, но он не знал как. И вот, наконец-то, у него есть шанс, который, кажется, он самым некрасивым образом упустит, потому что слишком многое изменилось с тех пор, когда они все вместе бегали, словно дети, под триумфальной аркой.

Усилившийся шум выдёргивает Иренеуша из невесёлых размышлений и явно намекает, что подошёл нужный поезд. Его остановка здесь — не конечная и длится недолго, поэтому люди суетятся сильнее обычного

Он спешит на перрон и чует Урсулу гораздо раньше, чем видит, а когда видит, останавливается чуть поодаль, не в силах пошевелиться. Её лицо, окружённое ореолом сияющих на солнце волос, выныривает из толпы сначала в профиль, затем в анфас. Иренеуш поднимает руку и тут же смущённо опускает её. Жест, привлекающий внимание, в общем-то, не нужен, ведь девушка, должно быть, уже заметила его.

Отредактировано Ireneusz Szulc (2017-11-19 15:40:17)

+1


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » Lost until you're found


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC