- Стой, - говорит она через несколько секунд, привставая со стула и поворачиваясь всем телом туда, где стоял Харви. Лицо ее, обычно расслабленное и почти лишенное всякого выражения, приобретает неожиданную остроту...читать далее
В этот город идёт много дорог, но никто вам не скажет, что приехал сюда просто из любопытства. Здесь зло ходит за руку с добром. Это не простой городок в Канаде. Это Генриетта, и она вас не отпустит просто так.
LC

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AG

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// RB

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AM

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GM

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
// RF

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
апрель-июль 2017.

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » And suddenly in the darkness this was not expected.


And suddenly in the darkness this was not expected.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1


Они идут навстречу через этот мир. И взгляды их пересекутся через миг.
И взгляды точно через миг пересеклись. И мир
слегка качнулся вверх, качнувшись вниз.
https://imgur.com/cLTd5Ej.gif
И всё смешалось в этих самых головах. Ты не расскажешь это в красках и словах.
Ты не расскажешь это в общем никому. Что иногда вот так всю жизнь глядишь во тьму.
https://imgur.com/LZXTdyQ.gif
И вдруг во тьме вот так когда совсем не ждал.
Вдруг отыскалась та, кого я так искал. Вдруг отозвался тот, кого ты так звала.

https://imgur.com/PwcbBjx.gif
And suddenly in the darkness this was not expected.
Джозеф и Рейна
Август 2015 года.
Я найду тебя. Я всегда найду тебя.

+2

2

- Как там, говоришь, зовут твою подругу?
Не знаю, какой чёрт меня дёрнул согласиться на эту сделку. Возможно, тот самый, что обещал мне, прикрыть мою задницу перед боссом, на случай внезапного выходного, вызванного утренним похмельем, но, скорее всего, Кайра просто заинтересовала меня своей подругой, которая, по ее словам, была вылитая Меган Фокс времен «Трансформеров». Обычно, я не хожу по свиданиям такого рода: не зная, на самом деле, с кем, собственно, и предстоит отужинать, а, возможно, и кое-что большее. Обычно я сам решаю где мне есть и с кем спать. Но не в этот раз.
Я оставался последним, в списке Кары Дениэлс, над кем она так и не успела похлопотать, имея в виду свои способности к сводничеству, которые, как Кара говорила, передались ей от бабки-ведуньи. На счёт последнего моя сослуживица намеренно преувеличивала, считая, что лёгкий налет чертовщины, в самом ее невинном смысле, заставит будущие парочки на самом деле уверовать, что Кара-местная-сваха-из-офиса-Дениэлс, объединила родственные души. Но никаких способностей солиситерша не имела и, своими порывами сделать из меня законченного семьянина, только вызывала мою вежливую ухмылку, на самом деле полную глубочайшего сарказма. До той поры, пока она не наобещала мне Меган Фокс, чьим искренним любителем я, к сожалению, или к счастью, являлся. И вот на мне уже надет этот темно-серый свитер, поверх белой рубашки, благо не пиджак, коих мне хватает на работе, ботинки мои начищены до блеска, а в зеркале мне подмигнуло мое же гладковыбритое лицо. Чёрт возьми, а может эта Кара и в правду как-то надо мной похлопотала?
В такого щеголя я превращался не часто. Да даже по праздникам я, в большинстве случаев, больше походил на помятую подушку в несвежей наволочке, из-за своего хронического недосыпа, а тут вдруг удосужился побрить лицо, что крайне редко за мной наблюдалось. Почему-то мое нутро мне подсказывало, что сегодня произойдет что-то важное. Что-то, что возможно, заставит мою жизнь пойти иным чередом событий. Такого душевного подъёма я не испытывал, наверное, с выпускного класса, когда меня захлестнули мечты о моем будущем. Вот и теперь, собираясь на свидание в слепую, я волновался как семнадцатилетний мальчишка, который впервые, перед школьным балом, заезжает за своей девушкой, боясь получить нагоняй от ее отца.
Кара, как добросовестная сводница, ввела меня в курс того, какие цветы предпочитает эта мисс «МеганФокс», намекая на то, что мое появление без букета будет считаться форменным моветоном. Другими словами: выставит меня не в том свете, в котором мне бы хотелось оказаться. Но я об обязательном наличии цветов при себе благополучно забыл, а вспомнил лишь только тогда, когда проезжал мимо цветочного магазина, который расположился на Барнаби-стрит. Развернувшись на первом перекрестке, я благополучно припарковал свой додж рядом с цветочным магазином, и, думая о том, не приукрасила ли Кара внешность моей спутницы на сегодняшний вечер, а то мне бы не хотелось огорчать своим разочарованием ее и, еще в придачу, себя, зашел внутрь маленького эквивалента ботанического сада. Дверной колокольчик несомненно оповестил продавца о моем присутствии, но я не увидел перед собой, как это обычно бывает, будто из воздуха появившуюся девчонку-флориста, которая бы моментально начала мне втюхивать какие-нибудь завалявшиеся розы. Пользуясь тем, что ко мне никто не лезет, я потихоньку продвигался внутрь магазинчика, попутно рассматривая то тут то там расставленные срезанные и живые цветы, ища среди них альстромерии, от которых так тащилась мисс "МеганФокс". Вскоре мое путешествие по прохладному, чуть влажному миру цветочного магазинчика закончилось и я уперся в прилавок на котором взгромоздилась огромная куча длинных темно-красных роз и большой рулон крафтовой бумаги. Прикинув высоту одной такой розочки я ненароком представил, какие увечья можно получить от целого букетика, если вдруг получательницу сего громадища что-то не устроит. С другой стороны вряд ли какая-нибудь среднестатистическая девушка сможет поднять такую благоухающую махину, так что за здоровье дарителя я беспокоится перестал, начав искать глазами местного продавца.
По звукам, за розами кто-то возился: что-то кромсал ножницами и шуршал бумагой. Так сказать, пребывал в самом разгаре рабочего процесса. Чуть поддавшись вперед и немного вытянув шею, я увидел светловолосый затылок и решил, что это и есть продавец. Немного кашлянув, чтобы привлечь ее, а это была девушка, внимание я произнес:
- Вечер добрый. Мне бы букетик астро.., нет, альстро.., альстромерий... если я правильно произнес... -  В сомнении потерев непривычно гладкий подбородок, я добавил: - У вас есть такие? И мне бы побыстрее, а то я рискую опоздать. Услышав меня флористка тут же оторвалась от дела и, положив ножницы, посмотрела на меня и уже было начала отвечать на мой вопрос, как вдруг что-то произошло.
Увидев ее зеленые, в золотую крапинку, глаза, меня словно поразило молнией и я, почти буквально чувствуя электрические разряды каждой клеточкой тела, потерял дар речи. Черты ее лица, оказавшиеся такими знакомыми, всколыхнули мою память, вызвав в ней самый настоящий шторм, что захлестнул меня, словно девятый вал маленькое, ветхое суденышко. И я начал тонуть в воспоминаниях, поднявшихся из глубин моего сознания.
Это были отрывки из жизней. Десятки чужих жизней, что я, оказывается, прожил и забыл, родившись вновь в этом мире, под именем Джозефа Блейка. Картины, возникающие перед моими глазами, делая меня полуслепым в настоящем времени, взрывали мое понимание реальности, того кто я и где сейчас нахожусь. Все те кошмары, терзавшие меня со времен детства, были о моих прошлых жизнях, и теперь, спустя тридцать лет, я, наконец, увидел их, но страшными снами они, на самом деле, не были... Вот на мне светлые джинсы и черная кожаная куртка, а одна моя рука держит сигарету, пока вторая сжимает руль мотоцикла, которого у меня, Джо Блейка, никогда не было. Тут же это видение сменяет другое, и там я в военной форме времен второй мировой, держу в грязных руках помятую фотографию любимой, сидя в мокром, от не прекращаемого дождя, окопе... Краем сознания, что изо всех сил пытается оставаться ясным, я вижу, что это же самое происходит и со светловолосой флористкой, по ту сторону прилавка. Мы оба застыли, словно в оцепенении, сраженные десятками личностей, которые уже давно умерли, но все еще живы в наших воспоминаниях, которые были скрыты от нас словно бетонной стеной, и ждали, пока мы встретим друг друга. И мы встречали. Каждый чертов раз. Мы сталкивались не смотря на время и пространство. Не предавая значения границам и языковым барьерам. Нас сводила судьба, которая одновременно были и злым роком. Она сводила нас для того, чтобы подарить нам счастье, а затем хладнокровно убить кого-то одного.
- Аврора - я, хриплым, немного неуверенным от захлестнувших меня эмоций и воспоминаний, голосом проговариваю ее имя. Настоящее имя, каким ее нарекли в самой первой жизни, где мы были грейворенами и впервые погибли, рука об руку сражаясь со злом. Произнеся ее имя, прочувствовав его губами, я будто сломал последнюю преграду, что оставалась между нами, и, обойдя прилавок, встал рядом с ней, взяв ее лицо в свои ладони. И так и застыл, рассматривая такое родное лицо стоящей рядом со мной незнакомки.
- А в р о р а - я вновь называю ее по имени, еще толком не веря в происходящее.

Отредактировано Joseph Blake (2017-11-13 15:26:10)

+2

3

В этом городе было поистине тихо. Ничего такого из ряда вон выходящего не случалось. А если и случалось, то это обсуждалось очень долго, обрастало еще большими подробностями, рассказывалось заново, и так далее, пока не принимало просто фантастические масштабы. А может, это просто Рейне было немного фиолетово то, что тут происходит. Она жила своей, немного отстраненной жизнью. Наверное, если бы не тот внезапны порыв махнуть сюда с мужем тогда, то она бы даже не взглянула на этот городок на карте.
Сейчас она разведена, ей 29 лет, и она живет в одном доме с младшим братом, которому уже бы самому пора заводить семью. Хотя нет, пусть Айзек будет как можно дольше под ее крылом. Все, что ей сейчас оставалось - это сидеть в своей магазине, который сейчас пустовал, вечер же, да и день будний. Особый наплыв клиентов случается обычно в пятницу и на выходных. Так что, Рейна сидела за столом, за которым обычно составляла композиции из живых цветов на заказ, и листала анкеты на сайте знакомств. Параллельно в браузере играла какая-то ненавязчивая мелодия, что она включила по он-лайн радио. Рейна сама не знала, откуда у нее этот талант заниматься цветами. А главное, откуда она умеет это так хорошо делать. Всю жизнь думала, что ее призвание - быть врачом. Но, как оказалось, жизнь штука внезапная, и любит совершать неожиданные повороты.
Просто, приехав сюда, на нее нашла мысль, что вот все, надо ей открывать цветочный магазин.Вот никаких упреков, надо и все. Она послушно поддалась этому порыву, и открыла его, без лишних споров с самой собой, своими внутренними ангелами и демонами. Да и, на тот момент настоящий, муж ее поддержал, и дал денег на приобретение помещения в собственность. Благо, договор был составлен на нее, владелицей считалась она, поэтому и после развода часть помещения Эду не досталась. Но он бы и так ничего у нее стал забирать, она в этом была уверена прямо на сто процентов.
Она сидела на стуле, попивала любимый зеленый чай с персиком и клубникой, и щелкала мышкой по кнопке "дальше". Как-то мало мужчин ее интересовали после свадьбы. Странно, ведь это было не из-за того, что она до сих пор любила бывшего мужа. А просто, ну... Не привлекали они ее. Она не видела в них ничего особенного, что цепляло бы взгляд, и заставляло сердце биться чаще, чувствовать себя снова подростком, и думать о том, как бы урвать поцелуй в перерыве на обед. Ведь это все изображается именно так в сериалах и фильмах, которые она смотрела просто тоннами. Нетфликс был у нее в автоплатежах, чтобы не потерять подписку, да и другие интернет-ресурсы пополнялись амедиатекой с завидной регулярностью.
- Собаку себе что ли завести? - Девушка сказала это экрану ноутбука, и закрыла вкладку сайта знакомств. Все равно никого, кто ее заинтересует, она не найдет, она была в этом уверена.
Она давно присматривалась к щенкам пороги вельш корги пемброк. Ей так нравилось смотреть на фейсбуке фотографии их владельцев. Они были такими милыми, что она все порывалась себе такого завести, да руки не доходили. И вот сейчас, все равно других дел не было, она открыла список питомников Ванкувера, откуда могла бы взять себе щенка. Хоть по вечерам будет не так одиноко. Приметив один питомник, на закрыла ноутбук, и принялась за завтрашний заказ. Хоть он был и на вечер, но сделает его сейчас. Надо было составить композицию из роз, пионов и хризантем. Она пока не придумала, как это все можно сочетать, так что находилась в творческом процессе, когда до ее ушей донесся звук. Колокольчик звякнул, оповестив хозяйку о новом посетителе. Она сильно удивилась. Думала, что уже до закрытия никого не будет. Да вообще подумывала закрыться пораньше, но что-то ее остановило, и заставило сидеть на работе. Судьба?
Наверное, это было именно она. Потому то когда она услышала голос, такой теплый, она сразу вскинула голову. Этот голос показался таким родным, таким... Будто доносился из веков прошлого. И она поняла почему. Стоило ей заглянуть в его глаза, и утонуть в них. В ее сознании словно началось цунами, землетрясение, ураган, и другие катастрофы, что все переворачивали с ног на голову, и сносили с привычных мест. В голове проносились картины прошлого, проносились смерти и жизни. Воспоминания накрывали теплой волной, что разливалась внутри нее, принося свои порядки, и ставя все на свои места. Теперь она понимала, чего именно ей не хватало все эти годы. Отчего она чувствовала себя, словно погруженная в сон. Отчего ей так хотелось родных глаз.  почему глаза всех, кого она встречала, не подходили. Потому что она не вдела его. И он ее, наконец-то нашел.
- Делуин? Это правда ты? - К ней наконец вернулся дар речи. А вместе с ним на глазах появились слезы. Облегчения, радости. Внутри был такой калейдоскоп эмоций, что она не знала, как с ним справится. Единственное, что она смогла сделать, это выбежать ему на встречу, и обнять так сильно, как могла. Она готова была расплакаться прямо сейчас. И пусть, что она будет выглядеть, как маленькая девочка. Он наконец-то нашел ее. Ведь они всегда друг друга находят. Всегда.

+2

4

я имя твоё, произнесённое жестом
беспризорного ветра на берегах тишины.

Она узнала меня, конечно же. Не могла не узнать, в точности, как и я ее. Это лицо незнакомки, стоящей передо мной, было будто высечено в камне, представляющий собой мою память, которая, оказывается, хранила в себе секрет, подобно шкатулке Пандоры. Только то были не ужасы, способные стереть мир с лица Земли, а женщина, которая предназначалась мне судьбой. Как бы тривиально это не звучало.
Поймав Аврору, кинувшуюся мне на встречу, в свои объятия, я крепко прижимаю ее к себе, еще так толком и не веря в то, что происходящее реально, но, наконец ощутив изгибы ее тела в своих руках, запах светлых волос и приятный слуху голос, понимаю - это происходит здесь и сейчас, посреди маленького цветочного магазинчика на одной из улиц Генриетты, куда я забрел, чтобы купить букет совершенно другой девушке. "Совпадение?" - спросите вы. "Судьба" - отвечу я.
Вдыхая аромат ее тела, ее волос, к которым примешивается легкий запах духов и цветов, окружающих нас, словно немые свидетели нашей встречи, я проваливаюсь все дальше и дальше в вереницу воспоминаний, которая возвращает меня и Аврору в отправную точку всего. В наше начало.
Сейчас вокруг нас не было ни этого магазинчика, ни Генриетты. Мы будто снова оказались в родной Британии, посреди пустоши, где ветер, гуляющий среди ветвей вереска, словно дикий конь, не стесняясь треплет светлые пряди ее волос и наши одежды. Видение кажется настолько живым, что будто наслаивается на ту картинку, являющейся для нас современной реальностью.
Это я, — шепчу ей на ухо, затем немного отстраняюсь, чтобы вновь видеть ее лицо и глаза, — всегда буду я. Не в силах сдержать улыбки, что так упорно старается одержать верх над моими губами, да я и не стремлюсь к тому, чтобы скрыть ее. Спустя долгое время совершенно обыденной жизни и мимолетных отношений, раз за разом не заканчивающихся чем-то большим, я чувствую, как ощущение полного счастья понемногу накрывает меня с головой. И Аврору, несомненно тоже. На ее глазах появляются слезы, которые не спешат покидать границу ресниц, но одной слезинке все же удается сбежать вниз, по щеке. Я успеваю смахнуть беглянку своим большим пальцем еще до того, как она добралась до подбородка.
Ты прекрасна, — вырывается у меня, — сейчас понимаю, чего мне не хватало все это время.
Не смотря на все мое желание, я все же не решаюсь поцеловать ее здесь, прямо сейчас. Не смотря на то, что нас с Авророй связывали бесконечное число ночей, проведенных вместе, и что она была в моих объятиях, словно пойманная в силки птица, я не мог позволить себе поцелуя. Пока что не мог. Да, передо мной стояла моя Аврора, но в тоже время она была совершенно новой личностью, у которой, возможно, скорее всего, была и своя личная жизнь, и пару раз эта самая личная жизнь, нехило так, давала мне по морде, когда я, опьяненный радостью, позволял себе лишнего.
Пора было нам по-настоящему познакомиться.
Мы забыли кое что важное, — произношу я одновременно беря ее правую руку в свою, на манер рукопожатия, — Джозеф Блейк, — на моих губах опять появляется улыбка, — приятно с вами познакомиться, мисс. Тут же добавляю чуть настороженно: — Или миссис? Можно подумать, не смотря на то, сколько раз я получал по лицу, за вольности с моей/чужой Авророй, меня это волновало.

Отредактировано Joseph Blake (2017-11-23 17:12:27)

+1

5

Все вокруг изменялось со скоростью света, для Рейны сейчас не было вокруг таких любимых ей цветов, не было приглушенного света, что освещал только рабочий стол посреди зала в ее магазине. Или теперь ей нужно было думать о себе, как о Авроре? Аврора Стоун, та, что жила в 10 веке. Та, что отдала жизнь за любовь и за защиту лэй-линий. Для неё сейчас все мешалось в голове, сотни жизней накрыли одной волной, цунами закружило в своём водовороте. Она задыхалась от того, что сейчас творилось в ее голове, и дышала полной грудью от ощущения опьянения. Потому что она была рядом с ним. Потому что они снова были вместе, и теперь их ничто не сможет разлучить. Она хотела расплакаться. Дать выход всем этим эмоциям, что были внутри, что сейчас рвались наружу. Эта волна хотела выйти, чтобы смыть с себя ещё одну жизнь, что вплетется в ткань мироздания. Рейна, или все же Аврора? Она подумает про это потом. Она не знает, как себя называть, но она точно знает, кто она.
Она чувствует, как вокруг танцует ветер, а воздух соленый от моря, что совсем рядом. Они в Британии, и они счастливы. Ветер задевает ветви вереска, ее волосы развеваются во все стороны, а платье рвёт в разные стороны. Его рубашка все больше расходится на ветру. А его руки ее обижают. И она не понимает, это воспоминание из прошлого, или это самое настоящее. Они сейчас здесь, или где-то ещё? Они вечность. Эта связывающая нить все сильнее светится, проходя сквозь века и сплетая из души в одну судьбу. Потому что она у них одна на двоих.
- Дэл, я не могу поверить, - Одна слеза предательски срывается, и рассекает кожу, оставляя мокрый след. Ее лицо в его руках, она улыбается, смотря в эти глаза. Такие тёплые и родные. Такие знакомые и такие загадочные. Они покрыты тайной, потому что они незнакомцы. И в то же время они самые родные друг другу на свете люди, - Дэл...
Она шепчет его имя снова и снова, утыкается в его грудь лбом, вдыхая запах, и просто наслаждаясь этим ощущением. Теперь у неё все встало на свои места. Теперь она понимала, что именно воздерживал ее все эти годы. Что спало внутри неё, свернувшись пушистым клубком. Что начинало мурлыкать, когда она читала древние истории, мифы и легенды. Ее внутренняя Аврора пыталась достучаться, но проклятье было сильнее. И снова истинная любовь его развеяла. Наполовину.
- Джозеф Блейк, - А она все не может убрать со своих губ улыбку, потому что она сильнее ее. Она сильнее, чем все на этом свете. Она такая же сильная, как их любовь, что позволяет им вспоминать друг друга снова и снова, - Мне нравится.
Он осторожничает, а она не может себя сдержать. Она помнит, как чаще всего оказывалась замужем, когда они находили друг друга. Или дена была у него. Все препятствовало из совместной судьбе. Но они проходили эти испытания. Вместе. А он так стремился всегда доказать, что она принадлежит только ему, и что больше никто не имеет на неё прав. Что никто не смеет тронуть ее пальцем, посмотреть жадным взглядом в ее сторону. А она смеялась. Потому что принадлежала только ему. И не важно, что было до этого. Она была полностью его Авророй. И он сам это знал.
- Я Рейна. Рейна Бейкер, - Весь этот фарс с представлением кажется ей лишь отвлекающей чепухой. Но так нужно. Потому что узнавать друг друга заново так же очень увлекательно, как и вспоминать прошлое. Он был совершенно новым человеком. А если у него есть жена? Или дети? Им уже было по 29, обычно они находили друг друга раньше. И сейчас, за это время, в их жизнях могли быть все, что угодно. Включая жены и детей, - Разведена и совершенно свободна. А что ты здесь делал? Неужели какая-то девушка заинтересовала тебя больше, чем я? - Она притягивает его к себе за ворот рубашки. Кольца на пальце она не увидела, значит, все же жены нет. А значит, он полностью в ее власти. И она довольно улыбается, - Вот только я не собираюсь тебя от себя отпускать, Джозеф. Теперь ты мой, и тебе придётся с этим смириться.

0

6

Все это знакомство, с одной стороны, выглядит глупо и нелепо, и вызывает смутные ассоциации из детства, когда нужно было заводить новых друзей в школе, но с другой стороны слышать, как она впервые произносит мое имя, до боли знакомым голосом, не скрою, было чем-то по-настоящему завораживающим.
- Я рад, что тебе нравится, - с моих губ слетает короткий смех, - и самое главное – мне, а то от «Лесли» все еще бросает в дрожь…  Да, в одной из прошлых жизней меня звали Лесли Диксон, я разъезжал по дорогам Америки на стареньком харлее и каким-то образом умудрялся не получать по морде за такое слащавое имя. О чем думала миссис Диксон, когда выбирала имя для своего сына, до сих пор остается загадкой. Как все-таки быстро возвращаются воспоминания прожитых жизней, и как я умудряюсь не падать в обморок, от этого груза, возникающего в моей голове, словно по мановению волшебной палочки. Возможно, эйфория от встречи с Рейной Бейкер, не дает моему мозгу взорваться и отправить меня в психушку, как главного героя «Эффекта бабочки».
Я уже готов к встречному вопросу о своем семейном положении, как и к ее мимолетному взгляду, невзначай касающемуся моей левой руки. Рейна, (все же, как пока необычно называть ее так), как, собственно, и я, старается прощупать почву, чтобы не напороться на что-то неожиданное, в виде супруги или потомства, но я и не собирался давать ей каких-либо поводов для сомнений. По какому-то счастливому случаю, в этой жизни мне не удалось обзавестись ни женой, ни детьми. Будто судьба, наконец-то, решила снять передо мною шляпу, дав нам с Рейной шанс на вполне себе спокойное развитие событий, пусть и без счастливого конца. Потому что там нас всегда ждало одно и тоже: чертов Белиал и его проклятие. Но чего мне сейчас не хотелось, так это думать о плохом, поэтому в пекло этого демона и все, что его касается. Важна лишь Рейна, что уютно устроилась в моих объятиях и то, что нас ожидало в самое ближайшее время.
- Ты не поверишь, - да, я собирался рассказать о той, что вся из себя Меган Фокс. А что такого, между мною и Авророй никогда не было секретов. – Я, как отчаявшийся холостяк, хотя, для справки - на это меня подбила моя коллега, шел на свидание вслепую. Представляешь? Заглянул сюда за цветами и встретил здесь тебя. Вновь касаюсь ее щеки кончиками пальцев, а затем провожу рукой по ее волосам, играя с локонами.  - Теперь вот думаю, что бы было, если бы я не согласился на эту авантюру. Сидел бы себе в офисе, перебирал бумаги, в ожидании нового клиента… О перспективе гоняться за монстрами я пока умолчал – для этого нужен особый момент и подготовка.
Ее руки сжали ворот моей рубашки и притянули меня ближе, когда Рейна говорила о том, что теперь она вряд ли отпустит меня, чему я был бы только рад. Перспектива быть плененным ею  только больше притягивала меня к ней и нужда сдерживать в чем-либо теперь просто отпала. Мы раскрыли все карты друг перед другом, и ни одна из них не несла в себе никакой преграды.
- Согласен по всем пунктам, - с некоторой иронией произношу я и, прекратив тянуть с этим, целую в губы свою Рейну. Ощущения от поцелуя, при всех своих прелестях, были странными. Для меня, хотя уже намного меньше, пока еще все представлялось двояким. С одной стороны я целовал свою женщину, которую любил не одно десятилетие, с другой, это был поцелуй двух незнакомцев посреди, ну почти посреди, цветочного магазина. Прикосновение ее губ в сто раз сильнее возвращало мои скрытые воспоминания и чувства, которые я, под многими сотнями личин испытывал к ней. Между нами, казалось, пробегали тысячи искр, который в совокупности представляли собою целый фейерверк, взрывающийся только для нас двоих. Если это не было любовью, то тогда чем еще это могло быть?
Увлекшись друг другом, почти переходя все рамки дозволенного, мы не сразу услышали звон дверного колокольчика, но как только я понял, что в магазин заглянул очередной клиент, все же нехотя выпустил Рейну из своих, ставших чересчур жаркими, объятий, сказав ей шепотом, в шутку: - Еще чуть-чуть и этот парень мог  увидеть то, что показывают на платных каналах.
Я не чувствовал какого-то стыда, какой обычно испытывают застуканные за поцелуями парочки, сидящие на последних рядах кинотеатров. Мне было все равно, что подумает  этот незнакомец, решивший в неудобный, для нас, момент прикупить букетик цветов. Я сейчас понимал лишь одно, что люблю эту женщину и любил ее всегда, и это осознание приносило мне лишь счастье и желание, которое было так бестактно оборвано.
Пока Рейна разбиралась с покупателем, я позвонил Кайре и сообщил ей о том, что не смогу прийти на свидание и ничто не сможет меня в этом переубедить. Конечно, мне было чертовски неудобно перед той девушкой, которая ждала меня в кафе неподалеку. Нужно будет как-нибудь загладить свою вину перед ней, иначе совесть изведет меня до сердечного приступа.
- Рейна, - я подхожу к ней сзади, обнимаю за талию и целую за ухом, в благоухающую духами и цветочными ароматами прядь волос. К этому времени парень уже ушел, а Бейкер возилась с кассой, - во сколько ты освободишься? Может, сходим куда-нибудь?
Мне все равно куда, лишь бы провести больше времени с ней. А еще лучше наедине.

Отредактировано Joseph Blake (2018-01-06 13:11:45)

+1

7

Все становилось на свои места. Все складывалось именно так, как должно быть, как было придумано свыше и решено еще в самом начале рождения вселенной, когда атомы начали формировать звезды. Все становилось единым целым, будто последний паззл поставили на место, и вот, картина была целой и собранной полностью. Это ощущение электричества от легких прикосновений, это ощущение эйфории и полета. Вот почему она не испытывала этого никогда раньше. Вот почему у них не сложилось с бывшим мужем. Просто он был не тем. Не тем, кто предназначен ей судьбой с начала начал. Не тот, кто дарил ей самые прекрасные моменты на протяжении многих столетий.
Она ощущала свободу, словно кто-то скинул пелену с ее глаз. Словно ее разбудили от долгого сна, в котором не было выхода. Словно это было какое-то наваждение. Она всегда чувствовала, что в ее жизни что-то не так, что все будто неправильное, будто кто-то взял воду и пролил на картину ее жизни. Погрузил ее под воду, и из-за этого она была словно за пеленой, и никак не могла выплыть наружу. Рейна была сейчас той, кем была всегда. Той самой Авророй, той самой девушкой-грейвореном, которая отдала жизнь за человека, который сейчас стоял рядом с ней. Магия, любовь. Разве это все не одно и то же? Если любовь - это не магия, то что же тогда?
Рейна не могла переставать улыбаться, даже сквозь поцелуи. Кажется, еще немного, и на ее глазах появятся слезы счастья. От облегчения и от осознания, что самый нужный человек - он здесь, стоит рядом, обнимает ее, целует, и, она знает, не будет отпускать до самой смерти. Разве стоило сомневаться в его чувствах, и переживать, что они не проживут вместе до старости, если они уже столько лет вместе? Больше тысячи. Она уверена, что этой проверки чувств уже более, чем достаточно. И она счастлива. Настолько счастлива, что смогла бы взлететь, если бы могла. Она настолько счастлива, что этот момент не хочется прерывать никогда. И сейчас было плевать на Белиала, на лей-линии, на конец света, на всех. Он нашел ее. Как находил всегда. Как она находила его. И сейчас в этом поцелуе целый мир.
Она чувствовала жар его кожи сквозь рубашку, и ей хотелось большего. Он распалял ее, ее внутренний огонь, который горел с каждой секундой все ярче, рискуя превратиться в пожар и сжечь все дотла. Он был то искрой, что не дала ее внутреннему пламени до конца погаснуть. Та искра, что реанимировала ее чувства, дав новое дыхание.
И ей хотелось большего. Как можно больше его, почувствовать не только его губы, но и пройтись своими губами по коже на шее, целовать живот, дать почувствовать пожар внутри нее, распространить его, завлечь вместе с ней. Гореть, так вместе, да? Рейна запустила одну руку под его рубашку, дотрагиваясь ладонью до бархатистой кожи на спине, проводя по пояснице, притягивая к себе ближе, как можно сильнее. Ей хотелось большего, прямо сейчас.
И она бы это получилась, если бы не колокольчик на двери, что призывал этих двоих, что вели себя, как влюбленные подростки, впервые дорвавшиеся до тел друг друга, и оставшиеся наедине, к благоразумию. Он говорил, что пришел покупатель, и хозяйке магазина следовало бы отнестись к этому с серьезностью. Правда, сначала она не обратила на это внимание, но Джо отстранился от нее, чем вызвал недовольный стон девушки, и показал в сторону двери. Рейна попыталась перевести дух как можно быстрее, чтобы не выглядеть слишком легкомысленной, но блеск в глазах и покрасневшие щеки выдавали ее с головой. Но какая разница, правда? Это же любовь, и это понимают все в мире.
- Вам чем-то помочь? - Она улыбнулась покупателю вежливой улыбкой, отходя от Джозефа и принимаясь исполнять обязанности продавца цветочного магазина. Только он выпустил ее из объятий, мир словно немного потускнел, а вокруг похолодало, будто на дворе был не жаркий август. Ей хотелось обратно в его объятия, где было тепло и уютно. Где можно было спрятаться от целого мира, укрыться от всех поджидавших за порогом бед, и не бояться ничего, потому что у нее есть он, и он ее защитит от всего, что только упадет на этот мир.
Она помогла покупателю составить композицию из нескольких цветов, и распрощалась с ним, гонимая желанием побыстрее вернуться к тому занятию, от которых их с Блейком так беззастенчиво оторвали. Пока она возилась с кассой, Джо сам появился прямо позади нее, обнимая за талию, накрывая волной тепла, которое концентрировалось где-то внизу живота, расходясь уже оттуда потоками по всему телу. Рейна прикрыла глаза от удовольствия и прижалась спиной к его груди. Нет, она совершенно точно не сможет больше сегодня работать, слишком уж коварный отвлекающий фактор стоял позади нее, так беззастенчиво целуя в шею, от чего сама Рейна улыбалась, как школьница.
- Вообще я закрываю магазин через полчаса, - Она повернулась, оказываясь лицом к лицу с Блейком, и смотря на него снизу вверх, снова утопая в глазах, теряясь в улыбке, и растворяясь в объятиях, - Но с тобой я не могу нормально работать, - Она рассмеялась, легко целуя своего мужчину в уголок губ. Он точно ее, иначе и быть не может, - Поэтому, воспользуюсь правом хозяйки, и закрою его сегодня пораньше, - Она обняла его за шею, - Куда ты хочешь сходить? С тобой я на все согласна.

0

8

Со стороны, скорее всего, все это смотрелось дико, особенно если бы всё случившееся доверили комментировать какой-нибудь пыльной пуританской старушке, способной всех, в радиусе нескольких миль, обвинить в наркомании и продаже тела за деньги. Мол, вы только посмотрите, эти двое ведь, от силы, знаю друг друга минуты две, а уже сцепились деснами, вгоняя в краску даже и без того алые розы. Да, наверное, так и было, но только взглядом того, кто не знал всей сути.

Мы знали друг друга не две минуты и не пять. Мы были вечными странниками, пересекавшими время рука, об руку храня нашу любовь, которая дала нам такой шанс, не смотря на то, что по сути, это было проклятием, находить друг друга, кем бы мы ни были и где бы ни родились. Так что, шли бы все эти старушки с их злыми языками, что так порочат наши с Авророй чувства. Шли бы далеко и надолго.

Я смотрю на Аврору, нет… на Рейну, и понимаю, что мне никогда не привыкнуть к этим нашим встречам, когда воспоминания, хранившиеся за тысячами ментальных печатей, обрушиваются гигантской лавиной на наши головы, хороня под собой те личности, какими мы были до самого часа Икс. Она стоит передо мною такая родная и одновременно незнакомая, улыбается и позволяет мне целовать ее, по сути, такому же чужому и одновременно самому близкому человеку. Это смешение чувств от восторга до легкого смущения, не дает мне покоя, превращая в безвольного мальчишку, по уши влюбившемуся в девушку его мечты.

Я смотрю на Рейну и удивляюсь тому, что ее прекрасные черты не изменились с тем потоком жизней, что мы прожили. Словно и не было этих тысяч лет, пролетевших, казалось, незаметно, для наших странствующих душ. Но сейчас, найдя ее в этом маленьком городе в Британской Колумбии, возившейся с охапкой цветов, я понимаю, что одна вещь все-таки изменилась. Мы стали старше. Точнее, в этой жизни нам потребовалось гораздо больше времени, чтобы встретить друг друга. До этого века мы еще ни разу не доживали и до двадцати пяти лет, но теперь, в двадцать первом столетии что-то изменилось. Либо сама Судьба где-то ошиблась, либо Белиал был занят чем-то, что было важнее двоих проклятых им грейворенов. Нам было по тридцать лет, и было бы прекрасно, если этот парадокс длился и дальше, отодвигая злой рок, висящий над нашими головами все наше существование, как можно дальше.

Есть тут одно местечко, — Бейкер в это время закрывает лавку, проводя все обязательные манипуляции с сигнализацией и рольставнями, — неподалеку от моего дома. Не самое презентабельное, конечно, но пицца там отменная, если ты не против итальянской кухни.

Рейна была не против и, спустя пару минут, мы уже направлялись в сторону пиццерии, где всем заправлял Винни — канадец итальянского происхождения, у которого я частенько обедал, а так же снимал квартирку над его заведением.

Значит, цветочная лавка твоя? — Спрашиваю я, сидя за рулем своего доджа, у Рейны, ехавшей рядом со мной в пассажирском кресле. Из магнитолы тихо слышится какая-то песня, которая через пару минут сменяется бодрым голосом диктора, обещающего ясную погоду на весь остаток недели. Хотелось бы верить всем этим прогнозам, но местная метеорологическая служба слишком часто ошибалась, исчерпав весь кредит моего доверия. — Занялась любимым делом? Помню, ты собирала полевые цветы, для сухоцветов, тогда в Северной Ирландии… Знаешь, это всегда так странно. Все эти воспоминания. Словно я открыл шкаф, из которого на меня посыпались вещи с верхних полок: старые, забытые, а некоторые, будто, совсем не знакомые…
Я на мгновение поворачиваю голову вправо, чтобы взглянуть на Рейну, оценивая по эмоциям на ее лице, не были ли мои слова полнейшим бредом. Но видя, что Бейкер лишь улыбается, я успокаиваюсь.
Рейна, — все еще привыкаю к ее новому имени и тому, как оно звучит, когда его произношу я, — ты здесь родилась, ну, в Генриетте? Или, как и я, приехала откуда-то еще? Наш разговор начинает все более походить на допрос, но я не могу сдержать вопросов, потому как мне интересно абсолютно все о ее новой жизни.

+1

9

- Конечно, как я могу отказаться от пиццы? - Она смеется. Искренне, счастливо. Такого давно не было.
Это очень волнительно и так будоражит все внутри, что она не знает, куда себя деть. Чувствует себя школьницей, которую мальчик, который ей нравится, внезапно позвал на школьные танцы, и теперь он стоит внизу, ждет, когда она выйдет, а она не может согнать счастливую улыбку с лица. Но она старше, чем 15 лет, и поэтому только улыбается, смотря на того, кто предназначен ей самим мирозданием, иначе и не скажешь. Разве можно тогда по-другому это все объяснить? Если бы это было что-то обычное, то сразу же после смерти, на следующую жизнь, судьба бы не столкнула их, и они бы жили сами по себе. Они бы прожили обычную жизнь самых обычных смертных людей, завели бы свои собственные семьи и умерли бы от старости или от какой-то болезни. Но судьба сталкивала их вновь и вновь. И Рейна очень надеялась, что это именно судьба, а не злой рок Белиала, который подталкивал их друг к другу только чтобы повеселиться и унять свои демонические амбиции, вновь посмеявшись над ними и над их расправой.
Бейкер убирается в магазине, подготавливая его к закрытию, и переводит дух, воспользовавшись этой тишиной, которая дает время на раздумья. Пока что в ее голове все равно каша, и новые воспоминания все накатывают и накатывают, словно она стоит на берегу моря, а вода омывает ее ноги, с каждым разом размягчая песок под ногами и погружая ее все глубже и глубже в круговорот жизней, что они пережили. Может быть, это будет последняя, раз сейчас она пока самая длинная? Это бы было прекрасно. Потому что ей хочется, чтобы это все не заканчивалось. Ей нравится в этом городе, нравится эта работа. Она хочет завести собаку. А теперь еще и Джозеф рядом с ней. И он никуда от нее не уйдет, она сама это прекрасно знает. Да и разве она его отпустит?
Джозеф... Странно называть его как-то по-другому. Не Делуин, как когда-то. Когда она шептала это имя ему в губы под звездным небом в поле вереска, слышая шум прибоя, и веря, что это будет продолжаться бесконечно. И что их любовь будет вечная. Так оно и получилось, на самом деле. Просто немного не так, как они ожидали. И каждый раз надо заучивать новое имя. Наверное, она даже не сразу к этому привыкнет. Но это нужно будет сделать, иначе это будет выглядеть странно - если они двое резко сменят имена, под которыми их тут знают. Надо придерживаться хоть какой-то истории, поэтому и имена друг друга нужно запомнить.
- Джозеф, - Проговаривает она, когда закрывает магазин, будто пробуя имя на язык. Будто дегустируя его, как вино, - А тебе даже идет это имя, - Она улыбается и садится в его машину, смотря на своего желтого жука, что припаркован рядом. Ничего, заберет его позже.
Рейна впитывает в себя все эмоции, что исходят от мужчины, который сидит рядом. Из колонок доносится музыка, какая-то песня на русском, слова которой на удивление даже подходят к этому вечеру. Я помнил всё и всё забыл. Она не вслушивается в слова, потому что полностью поглощена тем, кто сидит слева и уверенно смотрит на дорогу. Кого искал, кого любил. Она чувствует его волнение, которое сейчас ничем не отличается от ее. Даже одни эмоции на двоих. Это ли не истинная любовь? На его слова про воспоминания Рейна только улыбается. Потому что у нее чувства точно такие же, только они не знала, какими подходящими словами это можно выразить. А вот он смог это сделать.
- Да, моя, - Она кладет свою руку ему на бедро. Мимо нас, мимо нас пьяное солнце, - Там была такая история. Я вообще поступала в медицинский, и деньги были отложены на мое обучение. Но потом я резко выскочила замуж, бросила учебу и приехала сюда, - Она не отрываясь смотрела на Блейка, чтобы оценивать его эмоции на этот рассказ. Оно уйдёт и больше не вернется. Ей показалось, что на словах про замужество он поджал губы и чуть сильнее схватился за руль, - И на оставшиеся от учебы деньги открыла этот магазин. Потом, правда, развелась. Но магазин остался и процветает. Всегда думала, что это у меня врожденный талант к цветам. Можно даже сказать, что я оказалась права, - Девушка рассмеялась, и у нее отлегло от сердца, когда она увидела и его улыбку тоже. С ним было так просто разговаривать. Просто рассказывать про свою жизнь, болтать, потому что она знала его уже тысячу лет. И сейчас она снова узнает его заново. Опять, - Я из Торонто. А ты откуда? Теперь рассказывай мне, как же тебя сюда занесло. Интересное мы место выбрали для встречи.

+1


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » And suddenly in the darkness this was not expected.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC