«Она внимательно всматривается в лицо старшего брата, — теперь же можно называть его именно так? — силясь различить возможную фальшь. Словно заранее ожидая подвоха. Матильда паршиво разбиралась в людях...» читать далее
В этот город идёт много дорог, но никто вам не скажет, что приехал сюда просто из любопытства. Почему же? Всё просто. Этот город окутан тайнами и многовековой историей, которую каждый житель может поведать лишь шёпотом. В этом городе есть Потерянное озеро, где легко можно пропасть и самому. Что-то странное в густых лесах. Зло ходит рядом с добром. Это не простой городок в Канаде. Это Генриетта, и она вас не отпустит просто так.
HENRIETTA: ALTERA PARS
Генриетта, Британская Колумбия, Канада // октябрь-декабрь 2016.
// LUKE
ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AGATHA
АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// REINA
РЕЙНА БЕЙКЕР
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AMARIS
АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GABRIEL
ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
//

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » ты пьян, вали спать


ты пьян, вали спать

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Bloodhound Gang - You're Pretty When I'm Drunk
http://funkyimg.com/i/2hRkY.gif http://funkyimg.com/i/2hRnf.gif
http://funkyimg.com/i/2hRng.gif http://funkyimg.com/i/2hRkZ.gif
ты пьян, вали спать
Stein Hansen, Elise Haaland
2005 г; время ближе к 11 вечера, возле дома Элис
Стейн, как часто бывало, умудрился где-то наклюкаться до состояния лёгкого свинства и пришёл к дому Элисе, чтобы немного погорланить песенки. Хорошо, что родители девушки уехали на ужин к каким-то друзьям, пришлось  блондинке самой разбираться с пьяным старшеклассником.

Отредактировано Elise Haaland (2017-09-25 12:26:02)

+1

2

http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifВечеринку быстро прикрыли копы, разогнав всех тусовщиков, как тараканов по темным углам. Хозяину дома досталось больше всего, еще и родителям позвонили. Стейн успел смыться, прихватив при этом с собой бутылку пива, и задними дворами направился в свой район. А душа, тем временем, пела и требовала продолжения «банкета». Мутным взглядом парень пытается разглядеть на циферблате наручных часов время и его брови невольно взлетают вверх от удивления: еще нет и полуночи! Какая досада!
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif- Черт,- растерянно бормочет он, останавливаясь на темном участке тротуара, и смотрит по сторонам, решая, что делать дальше. Многие дома утопают в сонной темноте, где-то еще теплятся неяркий свет. Домой идти его внутреннее, разгулявшееся «я» категорически отказывается и он, собственно, в этот раз полностью и безоговорочно с ним согласен.  Шарит по карманам в поисках мобильника, чтобы найти в списке контактов какого-нибудь приятеля и заявиться к нему, но почему-то не находит телефон, - Твою ж мать,- стонет он: мобильник остался в чужом доме, кажется, на том мягком диване, где они сидели с Гретой. Обреченно вздыхает, постукивая полупустой бутылкой пива по ноге. Кажется, приятель, твоя вечеринка определенно закончилась,- ехидно замечает внутренний голос. Хенсен вздыхает и понуро, словно обиженный пес, топает домой.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifА раньше, в это время, он бы уже сидел дома, уставший после очередной тренировки. Сегодняшнюю Стейн прогулял. После того, как он прогулял и чемпионат среди школ, эти занятия перестали быть для него такими важными- колледж все равно откажется его брать, как пить дать. За удивительно короткий срок из лидеров Стейн опустился до неудачников, а во всем виновата всего лишь… Да ладно, может быть это не вина отца и Сиф в полной мере, но мечта отца сделать из парня спортсмена вдруг перестала быть основной мечтой сына. У него вообще, если подумать, не было никаких мечтаний относительно своего будущего. Есть только здесь и сейчас. А сейчас он определенно хочет веселья, ну или хотя бы просто чьей-то компании для задора.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifСтейн допивает остатки пива, уже порядком потеплевшего, отчего противного и невкусного. Морщится, выплевывая последний глоток на обочину и кидает пустую «стекляшку» в кювет, предварительно поглядев по сторонам: не смотрит ли кто, а то вызовут копов. Но на улице пустынно и тихо, все скучные люди расползлись по своим норма и умирают от скуки от бытовой жизни. Он ухмыляется, радуясь, что быт «простых смертных» проходит мимо него, а каждый день наполнен яркими вспышками неоновых ламп, красивыми девчонками, готовыми отдать свою душу лишь бы быть с ним рядом и моря алкоголя, а еще музыки, от которой до сих пор гудит голова. Парень зажимает ее между ладоней, чуть надавливая, чтобы унять пульсацию внутри. Мотает головой, отгоняя эхо давно утихших звуков. Вибрация все еще прокатывается по телу от ритмичных битов, а земля, кажется кружиться. Очень ощутимо. Стараясь держаться как можно вертикальнее, Хенсен отнимает ладони от головы и направляется к дому. Но не к своему. К своему все еще не хочется даже под гнетом жуткого похмелья. 
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifУдивительно, что именно в эти минуты он подумал о зануде-зубрилке, живущей в соседнем доме и обязательно не ждущей его в столь поздний час. К слову, Элисе вообще никогда его не ждала и ждать не будет. Такие разные люди, как Стейн – звезда школы и Элисе – ботаничка-разве-что-без-очков, идут по дорогам жизни совершенно параллельным относительно друг друга. Впрочем, Стейна это устраивало, только бесила непробиваемость и чрезмерная активность девочки, которая не стремилась падать к нему в объятия не под каким предлогом, взглядом или ласковым словом. Хотя нет, ласковых слов Хенсен говорить не умел.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifЗасунув руки в карманы школьной кофты он еще бодрее зашагал к дому своей соседки. Вот Холлан удивится, увидев его на своем пороге, и едва ли у нее получится его спровадить: он видел, как сегодня утром ее родители складывали чемоданы в машину. Логичные вопросы: а что, если она спит? мало его волновали. Спит – разбудим, не спит – отвлечем от ее книги или уроков, что может делать отличница в одиннадцатом часу ночи? Может с каким-нибудь прыщавым очкариком познают анатомию любви? Не-ет,- качает головой, смеясь,- Вряд ли такая, как Холанн подпустит парня к зоне бикини раньше свадьбы.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifИ вот заветный дом, две ступеньки крыльца и запертая дверь с ручкой для стука в виде львиной головы, но парень не поднимается ко входу. Обходит строение, пиная по пути клочки «вспоротой» земли с травой и насвистывает какой-то приставучий мотив тупой песни, услышанной еще утром по радио. С тех пор, как в доме появилась сводная сестра, у них постоянно слышатся те тупые композиции, которые так нравятся всем девчонкам. Сопли и сплошная романтика.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifВ окне спальни Элисе горит неяркий свет: вероятно, читает при свете лампы. Пытаясь разглядеть на земле мелкие камушки, Стейн нагибается, едва не падая вовсе, но все же находит несколько небольших камней, как раз таких, которые можно кидать в окна всяких домашних девочек.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif Первый камушек летит мимо, прицел сбит одной бутылкой текилы и двумя бутылками пива, но три других летят точно в цель.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif- Элиииис!- шепотом, но каким-то слишком громким, хриплым и пьяным, зовет Стейн, чуть приподнимаясь на носках ботинок, словно это поможет донести его зов быстрее до адресата, -Ээээлиииис!- прикладывает ладонь ко рту, старательно вытягивая гласные. Девчонка упрямо не откликается, но парень не собирается отступать, поэтому решительно направляется к изгороди, оплетенной плющом или какими-то другими растениями, чтобы по ней подняться до окна соседки. Кряхтя и пытаясь попасть ботинком в дыры забора, пьяный Хенсен упрямо движется вверх. Пару раз нога срывается, и сердце, ухает в живот, больно плюхаясь о дно и тут же поднимая тошнотворную волну к горлу. Где-то на пол пути к «принцессе» окно, наконец, отворяется и Хенсен замечает недовольную мордашку блондинки, расплывается в пьяной улыбке,- Элииис!- приветствует ее, расправляя объятия одной рукой мол: вот и я! привет,- Все книжки читаешь? Или, пока нет родителей, нарушаешь какие-нибудь правила?- а потом смеется собственной, еще не озвученной, шутке,- Смотришь телевизор после девяти?

+1

3

Вечер был прекрасный, пока одна пьяная рожа не решила развлечься под окнами дома семейства Холанн. Но обо всём по порядку. Родители девушки ещё утром собрали чемоданы и укатили в другой город к своим знакомым, чтобы отпраздновать рождение кого-то там у кого-то там. Элисе не запомнила их фамилию, да и это было совсем не важно. Самая главная информация, которую ей нужно было знать, это: 1) родителей не будет два дня; 2) младшего они забирают с собой; 3) старшая убежала на всю ночь к своему парню. А это значит, что дом полностью в распоряжении десятиклассницы. Придя со школы, девушка в первую очередь от души наелась, поглаживая пузико, и составила план дальнейших мероприятий. Часа два она бегала, как ненормальная, по дому, тренируясь в лёгкой бытовой магии, включила на всю громкость папины сборники с AC/DC и пела, пока не охрипла. В общем, отлично проводила часы свободы, а в конце дня, когда стрелка часов приблизилась к одиннадцати, приняла горизонтальное положение на кровати. Лёжа читать нельзя, но в Элис живёт бунтарский дух, который может проявиться в любых мелочах. Поэтому, кинув «Поющие в терновнике» на плед, девушка улеглась на живот, подперев подбородок кулаками. Не прошло и пяти минут, как она услышала какой-то неясный шум за окном. Затем стук по подоконнику. Страха, будто это какие-то воры лезут утащить их телевизор, почему-то не было.   
Ммм? – нахмурившись, юная ведьма повернула голову в сторону, вглядываясь в темноту. В окне было видно её слабое отражение и свет ночника. Нет уж, сделаю вид, что меня разобрал паралич и никуда не пойду. Но непрошенный гость не сдавался, теперь Эли отчётливо понимала, что кто-то настойчиво требует её аудиенции и швыряет в стекло камешки. Ох и достанется ему. Нехотя, кряхтя, как бабуленька, Холанн подтянулась к окну, но не успела и выглянуть, как услышала до боли знакомый и хриплый голос. Стейн! Вот говнюк… Распахнув окно с явным намерением выдать своему соседу люлей, девушка высунула голову и хмуро глянула на очного посетителя. Как и ожидалось, Хенсен был пьян.
Оболдуй, иначе и не скажешь. Всё то время, что эти двое пересекались в школе, этот развитый мускулатурой парень только и делал, что занимался спортом, да кадрил девчонок. Лучше бы он свой мозг так качал, а не задницу. Многие одноклассницы Элис просто слюнями исходили по Стейну, каждая мечтала стать его девушкой, но только не Холанн. Ведьма искренне не понимала, как можно вообще проводить время в его компании, она бы отупела от глупых шуточек и якобы соблазнительных улыбок. С ней эти его дешёвые приёмы не прокатывали.
Парня шатало, девушка могла только представить, какое амбре от него исходит в данный момент. Нельзя ж так пить, товарищи! Может Стейн и не самый умный молодой человек, но спортивные таланты Хенсена Элисе признавала. Если продолжит в том же духе, у него не будет никакого будущего. Да, девушка немного переживала. Слегка.
Если ты вдруг решил, как разбойник, выкрасть меня, пока родителей нет, и тайно сделать своей женой, то даже не надейся, – не стала отвечать на его приветственные махи руками, зло посмотрела, не планируя одаривать юношу улыбочками. Другая на месте Эли уже сиганула бы вниз в одних трусах, только бы оказаться рядом со звездой школы и убежать с ним в гараж, заниматься любовью при луне. Блондинка слышала рассказы девушек, которые уже познали тайны его натренированного тела, при этом личико ведьмы неизменно выражало ничем не скрываемую брезгливость и презрение. Да что он там может, я вас умоляю?  – Не твоё дело, чем я занята, – грубо, но Эли планировала отшить своего недруга, пока кто-то другой из соседей не вызвал полицию. – Где ты так успел набраться? – выставила руку вперёд, – нет, погоди, не отвечай. Мне до красной звезды эта информация, – критичным взглядом окинула это пошатывающееся туловище и покачала головой, – шёл бы ты спать. Уже поздно, Стейн, – шутник фигов не собирался униматься.
Их связывали годы кровопролитной пародии на дружбу, и пусть Элис не питала к Хенсену симпатии, ей бы не хотелось доставить ему ещё больших проблем. Дуралей и так погряз в них по самые уши. Закрыв окно, в которое тут же полетела ещё парочка камней, девушка быстро спустилась вниз по лестнице. На ногах мягкие тапки в виде голов плюшевых зайцев, домашние серые штаны и чёрная свободная футболка. На ходу собирая волосы в хвост, ведьма забежала на кухню, взяла графин с водой и, торжественно понесла его на улицу. Выйдя из двери, застала Стейна на том же месте, тот отчаянно орал, что Эл должна выглянуть к нему обратно.
Кхм-кхм, – покашляла, привлекая к себе внимание, ласково придерживая графин двумя руками, – у тебя есть две минуты, чтобы развернуться и стартануть к собственному дому, иначе клянусь, вот это, – поняла сосуд немного выше, – окажется у тебя на голове. О, да, он может мне поверить. Если я сказала, что устрою ему прохладный душ на поляне, то так оно и будет.
Можно, конечно, вырубить его магией, но Элис не собиралась нагонять на себя подозрения. Мама всегда говорит быть крайне осторожной со своими способностями, инквизиция у нас сейчас не котируется, конечно, костры с еретиками не горят, однако непосвящённым во все эти волшебные штуки-дрюки лучше спать спокойно и не знать о реальном положении дел. Представляю, как вытянется физиономия нашего спортсмена, если он вдруг узнает правду. Будет вопить, как маленькая девочка? Или попытается убить меня святым крестом? Короче говоря, адекватной реакции ждать не приходится.   
В близи Стейн показался ведьмочке ещё более пьяным. Глаза молодого человека блестели, как заклёпки на его кожаной куртке. В прочем, девушка находила его красивым, тут уж не поспоришь. Жаль только, что он такой детина, не обременённый серым веществом и без особой цели в жизни. Не так давно Хенсен не явился на важный чемпионат, такого даже от него не ожидали. Элисе в какой-то момент даже стало жаль его, человек губит свой талант. Девушка не удивится, если через пару лет увидит его в городе всё в таком же раздолбайном состоянии. Каждую неделю – новая пассия, каждый вечер – бар. Она не смогла бы так жить, это же чертовски скучно!

Отредактировано Elise Haaland (2017-09-27 18:20:31)

+1

4

http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifНедовольная Элисе тут же начинает сыпать язвительными фразами, едва не брызжа слюной от злости. Кажется, Стейн оторвал ее от чего-то чертовски важного, иначе чего она так кипятится? Парень искренне недоумевает такому приветствию с ее стороны.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif- Пффф,- фыркает тот на ее заявление о том, что он хочет ее выкрасть и жениться на ней. Элисе, конечно, симпатичная девочка, но характер у нее дурной, такая плешь проесть и мозги скушает десертной ложечкой. Зачем ему такая жена? И вообще, она какая-то холодная и неприступная. М у ж е н е н а в и с т н и ц а какая-то, не иначе. Какое мудреное слово пришло на пьяную голову! – И ты не надейся,- парирует он, качнув головой и вместе с ней, так вышло, всем телом, от чего пальцы скользнули по металлическим прутьям изгороди и он чуть не свалился,- Какая ты грубиянка, Элисе,- театрально неодобрительно он цокает языком и покачивает головой,- Поэтому у тебя и нет парня,- со знанием дела заключает Стейн. Разве один нормальный мужик выдержит такую? Едва ли. Она же явно любит помыкать мужчинами и ищет себе какого-нибудь бесхребетного пресмыкающегося, разделяющего ее любовь к книгам и наукам разного рода. Ладно, может он, конечно, увлекся, но суть ясна,- Там,- он неопределенно машет рукой в сторону дороги,- Какая тебе разница? – тут же спрашивает, вторя ей, кривясь,- Первое слово дороже второго,- вставляет парень сразу же ребяческую фразу, как девушка заявляет, что ей по барабану. Но первое слово ведь и правда уже вылетело, значит ей на самом деле любопытно. И даже, если Стейн сам себе это надумывает на пьяную, самодовольную голову – его это мало волнует,- Спать?- переспрашивает он удивленно-возмущенно,- Сейчас только…- смотрит на наручные часы,- Одиннадцать, детское время! Ты уже взрослая девочка, тебе можно не спать до полуночи…эй!- Холанн запирает окно, видимо не собираясь больше слушать его болтовню,- Эй!- зовет он настойчиво и возмущенно,- Холанн! Открой окно! Хоолааанн,- настырности его нет предела, особенно подкрепленной нешуточной дозой алкоголя. Парень кидает еще пару камней, заведомо положенных в карман куртки, в окно и ждет отклика на свои действия, даже не переживая, что его «серенады» могут услышать все соседи,- Выходиии! Хватит читать свои умные книжки, выыхооодиииии,- раздражать Элисе доставляет ему гораздо больше удовольствия, чем, например, выигрывать в соревновании по питью стопок текилы на скорость. Или даже целоваться с Гретой. Удивительное умозаключение, не правда ли?
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifСтейн спрыгивает с забора, едва не ткнувшись носом в землю и решает было направиться ко входу в цитадель науки и непорочности когда Элисе вдруг появляется на заднем дворе с полным графином воды. Он расплывается в улыбке. Какая заботливая! Хенсен вдруг ощутил жуткую жажду, как странно и не похоже на девушку, что она позаботилась об этом раньше, чем он захотел пить. Но Элисе тут же развеивает его надежды на утоление растущей жажды, грозится вылить холодную воду ему на голову. Он самодовольно хмыкает, улыбнувшись уголком губ. Похоже не блефует, глаза-то как горят, а! Холодная вода на голове тоже хорошо, хоть немного смоет эту пьяненькую веселость и приведет в себя.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif- Злюка,- немного обиженно кидает он,- Ты очень "гостеприимная" хозяйка, а как же пригласить гостя на чашечку чая? Спросить, как дела?- выставляет руки вперед, ладонями к девушке,- Я пришел с миром. Может, поболтаем? Нет? Вредина,- насупился, как мальчишка, опустил голову и засунул руки в карманы,- Как хочешь, принцесса,- совершенно не опасаясь быть намоченным, он делает вид, что идет к дому, обходя тот с торца, чтобы зайти через центральную калитку,- У тебя друзья-то есть, недотрога?- ироничный вопрос срывается с губ совсем не пьяным голосом, когда парень оказывается почти рядом с блондинкой, обнимающей графин, словно какой-то спасательный щит. И тут же, усыпив бдительность Холанн своим мнимым отступлением, рывком выхватывает у нее из рук хрустальный графин, нечаянно разливая всю воду на девушку и совсем чуть-чуть себе на ботинки,- Упс,- фальшиво виновато смотрит на Элисе, - Какая досада,- качает головой, а в глазах сверкают смешинки,- Лишилась последнего оружия,- и вместе с этими словами подхватывает блондинку на руки и перекидывает ее через плечо, уже ожидая, что она будет визжать и сопротивляться.

+1

5

Если этот пьяненький сосед рассчитывал уколоть меня побольнее, то ему следовало выбрать другую тактику. Элисе вообще не волновало отсутствие парня в её жизни, один уже был, правда, недолго задержался. Поцеловались пару раз, однако после попытки засунуть девушке под юбку свои шаловливые и длинные пальцы пианиста, ведьмочка быстро остудила пыл этого горе-ухажёра и отправила его лесом, составлять компанию белкам и пенькам, к коим причислила и этот похотливый образец буйства гормонов. Она испытывала странную неприязнь к половому акту, точнее, полное безразличие. В отличие от своих сверстниц, ей не было любопытно попробовать на себе эти новые эмоции, стать взрослее в чисто физиологическом плане. Ни один знакомый парень не пробуждал в ней такого любопытства, Элисе даже краснеть не умела в присутствии любого мало-мальски симпатичного субъекта мужского пола. За одним лишь жутким, надоедливым исключением. Изредка, когда блондинка ловила на себе взгляд Стейна, её щёки вспыхивали, как яркие цветы мака на зелёном поле, но девушка тут же прятала смущение за очередной порцией шуточек и нападок, прикрывая свои нахлынувшие чувства обыкновенной злостью. Холанн не была готова признать, что, в принципе, понимает, почему Хенсен пользуется популярностью, она упрямо игнорировала все его достоинства и обращала внимание на одни лишь недостатки. Чисто из принципа.
Лучше уж совсем без парня, чем обзавестись таким распиз…, – вовремя осеклась, чтобы не ругнуться, даже закусила нижнюю губу, – балбесом, как ты. Вот, нашла прекрасную альтернативу грубому словечку, при этом сохранила желанную смысловую нагрузку. Ох, святые небеса! Да даже если бы Стейн, будучи в здравом уме предложил девушке свою кандидатуру, её громогласное «нет» было бы слышно в соседнем городе. Не надобно Эли такое счастье.
Вот уж не понимаю, почему из всех жителей Бергена именно мне он достался в соседи? Да ещё пришёл орать сюда. У него же есть какая-то новенькая воздыхательница, тащил бы свою пьяную тушу к ней, так нет же. Ведьма сетовала на свою судьбу, которая сейчас над ней искромётно потешалась, но даже не предполагала, что это было только весёлое начало. Можно было праздновать победу, ведь, продолжая лепетать всякую чушь, парень развернулся и вроде как уходил. Холанн его даже не слушала, хмуро игнорируя потоки вопросов и замечаний. Тактика сработала, молодец, Стейн, зараза ты этакая. Элис слишком сильно расслабилась, в результате чего поплатилась мокрой одеждой и унизительным положением на плече их звёздного мальчика-спортсмена. В какой-то момент девушка полностью потеряла  дар речи, безвольно повиснув на этом силаче. Не по возрасту развитая мускулатура, однако. Ничего себе… Потом, опомнившись, начала вырываться, как дикая кошка, и молотить Стейна кулачками по спине, при этом болтая ногами в воздухе.
Идиот! – завопила она, уже не опасаясь ни полиции, ни любопытных соседей, – поставь меня сейчас же! Я разгневаюсь – и ты пожалеешь! – девушка так сильно раскачивалась в воздухе, пытаясь освободиться, что совсем позабыла: Стейн, хоть и силач, но сейчас адски пьян. Поэтому молодой человек в какой-то момент всё-таки потерял равновесие и вместе с Эли, под её визг, полетел прямо на газон. Причем, приземлились они весьма неудачно, с точки зрения ведьмочки. Она припечаталась своей грудью прямо на лицо Хенсена. Хуже сценария просто не придумаешь. Для парня расклад получился отличный, тут без вариантов, потому что Эли, с женской точки зрения, сформировалась весьма неплохо. Была, так сказать, наливным яблочком с округлыми бёдрами и двумя внушительными боеголовками спереди. – Черт, черт, черт, – ругаясь, девушка перекатилась на спину, затем поднялась на четвереньки и поползла к дому, только бы не столкнуться со Стейном взглядами. За что мне это, а?! Мокрая, считайте что, до неприличия облапанная даже сквозь ткань футболки. А вечер ведь должен был пройти замечательно, без косяков. Тем более таких неловких, как сейчас. – Я тебя придушу, Стейн, – злобно шипела блондинка, продолжая передвигаться на четвереньках, – если хоть одна живая душа узнает, что моя грудь аккурат тёрлась о твои мерзкие губы, будешь до коцна дней своих ходить в туалет бабочками! Она, конечно, не знала такого заклинания, вызывающего подобные расстройства кишечника, но может сильно постараться и отыскать что-нибудь подобное в маминой библиотеке. Какой стыд! Какой срам...

Отредактировано Elise Haaland (2017-09-27 18:20:57)

+1

6

[indent] Как и следовало ожидать, девчонка стало яростно отбиваться и молотить своими маленькими, изящными кулачками по спине Стейна, но это было настолько забавно, что никаких неудобств и тем более боли вовсе не доставляло. Словно массаж напряженной спине. Смеясь, парень обхватил ноги блондинки, чтобы чего доброго та не заехала коленом ему в глаз.
[indent] Замечание про то, что он балбес и тому подобное, его нисколько не оскорбило и не задело. Хотя бы потому, что он и без нее это прекрасно знал. В этот момент в голове лишь раздался голос самодовольного эго: зато какой балбес! Особой самовлюбленностью Стейн не страдал, но прекрасно знал, что не последнего сорта и пользовался этим среди девочек и женщин, чего греха таить. А что же, по-вашему, ему делать? Нацепить на себя растянутую, выцветшую майку, очки, взъерошить волосы и быть серой, стеснительной, скромной мышью?
[indent] - Знаешь Холлан, для опыта иногда и балбесы полезны,- со знанием дела говорит парень, потому что дурочки кукольного вида у него в очереди стоят. Он же с ними не о поэзии разговаривает и не о политике, а с пользой /для организма/ проводит время,- Останешься так старой девой, потому что все умники выглядят, как Шелдон Купер или того хуже,- даже в школе у них таких персонажей целый класс наберется. Они ходят на всякие олимпиады, решают сложные физические задачки на переменах и спорят о них так яро, что диву даешься,- Или тебе такие нравятся? Да прекрати же ты,- легонько хлопая брыкающуюся школьницу по заднице, велит Стейн, чувствуя, что еще чуть-чуть и попытки девчушки увенчаются успехом ибо стоит он на своих двоих не так уверенно.
[indent] О том что он падает, Хенсен понял лишь по визгу Элисе, который взорвал его перепонки и разбудил пол квартала в округе. Столкновение с землей было не таким болезненным из-за затуманенного рассудка и мягкого тела – спасибо пиву, иначе бы еще переломал себе кости.
[indent] - Чееерт,- протягивает Стейн, чувствуя, как тупая боль начинает интенсивно пульсировать в затылке. В спину уперся твердый камень, а перед глазами открылась прекрасная картина. И не на звездное ночное небо с полумесяцем, а куда более приятное для любого мужчины.
[indent] - Ого, да с этого ракурса ты просто неотразима,- признается Стейн, нагло ухмыляясь и разглядывая намокшую грудь Элисе аккурат нависшую прямо над его лицом. Стейн, конечно, обращал внимание, что Холлан весьма аппетитна в некоторых местах, но в мокрой футболке реальность превзошла все фантазии / если бы они когда-либо были/,- Нет, постой, куда же ты…- в театральной мольбе воззвал Стейн к девчонке протягивая руку в беспомощном жесте, когда та, стыдясь произошедшего, попыталась быстренько с него ретироваться. Парень перекатился на бок и подпер голову ладонью, наблюдая за Холлан, пока та ползла от него подальше и в очередной раз позволяла любоваться на свои прелести. И с этого тоже,- пролетает мысль, оставаясь пошлой ухмылкой на губах, - Холлан, у меня сотрясение,- не хилое такое, после увиденного,- Ты же не оставишь меня здесь валяться, вдруг я умру. Моя смерть будет на твоей совести,- нравоучительным тоном /по крайней мере пытается, чтобы он звучал так/ говорит Хенсен.
[indent] Мерзкие губы,- Стейн кривится,- это было обидно. Многие девушки с Холлан бы не согласились, но в данный момент этих «многих девушек» здесь не было и Стейну приходилось реабилитировать себя самостоятельно. Зубрилка возвращаться была не намерена, ворчливо и гневно бубня про себя проклятия по дороге домой.
- А что, хочешь чтобы о них потерлись губы Тобиаса? – прыщавого очкарика с брэкетами и вечно сальными волосами, худощавого, как скелет в анатомическом классе,- Думаю он будет счастлив такому первому и последнему опыту в своей жизни,- потому что ждать от жизни чего-то большего он точно не может.
[indent] Он вздыхает с досадой, понимая, что помогать вставать /нагибаться и снова показывать то, что он и так уже видел/ Элис не будет и придется самому все делать.
[indent] - Холанн постой,- окликает ее Стейн, кряхтя и пытаясь подняться с места. Земля под ногами оказывается бушующими волнами, то и дело пытаясь его «окунуть» в свои «просторы». Когда ему наконец удается принять вертикальное положение, парень выдыхает, кое-как отряхивает себя и поправляет одежду и направляется следом за уползающей Элисе, которая уже почти достигла цели и заперлась с обратной стороны двери. В спасительной тишине дома, в своей крепости:
[indent] - Эй, принцесса,- Стейн успевает просунуть ногу в закрывающуюся дверь,- Угости меня кофе и тогда я никому ничего не расскажу,- нагло ухмыляется он, едва сдерживая себя, чтобы не опустить сверкающий, затуманенный взор на прекрасный образ Элис спереди,- Иначе твоя репутация будет подмочена,- жирный намек на мокрую футболку, которая не может заткнуть «кричащие» груди о своей сексуальности,- Кстати, ты там графин забыла на лужайке пока спасалась бегством,- кивает он в сторону, но ногу все еще не убирает, не собираясь просто так отпускать Элисе. Не потому что она ему очень, до безумия нравилась. Даже если эти «чувства» пришли после увиденного, а просто потому что ему было скучно, а злость Элисе на него была такой забавной. Так и хотелось потрепать Холлан за щечки и сказать «ути-пути, какой грозный зайчишка».

+1

7

У Элисе просто не находилось больше слов для описания этого подвыпившего наказания на её бедную голову во дворе родительского дома. Она тут во всех красках пытается его принизить всякими обзываниями, на которые хватает фантазии, а Стейна вообще ничто не берёт. Стоит, весь такой довольный, улыбается, будто гордится тем, что его короновали самым выдающимся в мире балбесом. Всего на мгновение у девушки промелькнула мысль: выглядит он при этом мило. Холанн не жаловала пьяных, потому что обычно они смотрятся совсем уж по-свински и ведут себя так же, но этот представитель семейства обезьяньих обладал какой-то очаровательной харизмой, которая не терялась даже под градусом. И всё равно большой любви к Хенсену юная ведьма не испытывала никогда, и вряд ли в её отношении что-либо поменяется кардинальным образом. Особенно после того, как парень бесцеремонно стал таскать её на своём плече, при этом внаглую хлопая по филейной части, чтобы не брыкалась. Нахал! Господи, надеюсь соседи не видят ничего и никто не додумался включить камеру.
Уж лучше остаться старой девой, чем попасть в лапы такого выкидыша Дон Жуана, как ты! Пусти, иначе пожалеешь!  – рано или поздно, махинации девушки в воздухе должны были привести к катастрофе, ей следовало об этом подумать, но в тот момент она была больше подвержена импульсивным, плохо контролируемым эмоциям, которые напрочь отключают весь адекватный мыслительный процесс. Её так возмущало отношение Стейна, что единственным возможным вариантом действий виделось одно лишь активное сопротивление и попытка врезать ему коленом хоть куда-нибудь, да побольнее. В итоге ни к чему хорошему это не привело, Элисе сама усугубила щекотливую ситуацию, рухнув вместе с парнем на землю.
Ему, сейчас, наверное, было не очень приятно со стороны спины, зато перед лицом горе-старшеклассника мелькала одна из его любимейших картин – девичья грудь, правда, прикрытая одеждой, пусть даже насквозь промокшей от воды. Должно же быть в его жизни хоть какое-то разнообразие, не так ли? И пока девушка, чертыхаясь, уползала прочь, Стейн кидал ей в след комментарии, которые обычно заставляли всех его поклонниц глупо хихикать, однако Холанн было вообще не до того. Она в принципе не походила на тех девушек ни манерами, ни мозгами, и очень этим гордилась. Уж лучше не быть объектом бурных фантазий парней, зато сохранить свою честь и достоинство, отвешивая им мастерские словесные пендали. Пусть те тупоголовые курочки-красотки удовлетворяют потребности растущего организма Хенсена, а я не стану. – Пошёл в жопу! – ведьмочка наглядно демонстрировала парню путь посыла, отступая к своему спасительному жилищу, повиливая той самой частью тела. Добравшись, наконец, до ступенек, Элисе встала, отряхнула коленки от травы, затем повернулась в сторону парня и еле сдержалась, чтобы не пальнуть-таки в него каким-нибудь заклинанием. Улёгся, паразит, словно на пляже, похабным взглядом шаря по всему телу девушки, будто уже успел раздеть и заняться делом. Вот подлец! Все люди, как люди, а он… вобла на блюде!Ещё как оставлю. А потом, когда ты уже откинешься, ещё подойду и пну со всей дури, – хмурая, с недовольно надутыми губами, ведьмочка изо всех сил старалась выдержать пристальный взгляд самого популярного парня в их школе с достоинством, но с каждой минутой ей становилось всё труднее. Как ведьма, Элисе чувствовала непривычную для неё ауру Стейна, она была какой-то притягательной и опасной одновременно. От такого парня всегда лучше держаться подальше, тем более такой хорошей девочке, как она. Да, хорошие девочки обычно хотят, чтобы их сделали очень плохими. Внезапно промелькнувшая дерзкая мысль ещё сильнее распалила гнев Холанн, будто этот юный пьянчужка – виновник безобразия, творившегося в её голове. – Ты… ты… пришелец-извращенец с планеты развратников! – прикрыв ушли ладонями, чтобы не слышать его фантазии на тему Тобиаса и её груди, девушка даже глаза зажмурила, а когда открыла, чуть было не взвизгнула, как при виде надвигающегося к ней убийцы с ножом. Практически так оно и было. Нетвёрдой, но стремительной походкой к ней снова приближалось её наказание за все грехи. – Ну уж нет! – резко открыв дверь и заскочив внутрь дома, попыталась захлопнуть её, но этот неугомонный возмутитель спокойствия успел просунуть в самый последний момент свою ногу. Блондиночка даже тихо зарычала, вот-вот готовая сорваться и применить магию, хотя перед не посвящённым это делать было строго-настрого запрещено. Ну и плевать! Лишь бы он убрался… – Что-о-о-о?! – глаза стали, как блюдца из маминого сервиза. – Ты ещё к тому же и шантажист, Стейн? Не посмеешь! – о да, ещё как посмеет. Взгляд парня, поза, интонация - всё говорило девушке о том, что если она сейчас не согласится напоить его кофе, то в понедельник вся школа будет думать, будто он успел изучить её девичье тело своими проклятыми губами. Дилемма. Прикусив губу и сузив глаза, ведьмочка пристально таращилась на парня, соображая, как ей лучше поступить. Затем, наконец, с громким вздохом жуткого сожаления, сдалась. – Ладно, – слегка приоткрыла дверь, а когда Стейн чуть было не рванулся внутрь, тут же прижала её обратно, – но я тебя предупреждаю, Хенсен. Только попробуй начать распускать свои руки – и я огрею тебя тяжёлой сковородкой. И можешь мне поверить, эту чашечку кофе  в моём доме ты запомнишь надолго, – открыла дверь, но всё ещё не пустила незваного гостя внутрь дома, перегородив рукой проход. – Но сначала принеси мне мой графин. 

+1

8

[indent] Стейн откровенно забавлялся всей этой ситуацией и попытками Холанн от него отделаться. Похоже это были самые неподобающие и греховные обзывательства и ругательства, которые срывались с ее губ в адрес парня. Ай-яй-яй, Холанн, гореть тебе в аду за такие слова!- мысленно цокнув и покачав головой, предрек Стейн, все так же ухмыляясь. Элисе девочка умная, спокойная и невинная, как майская роза, попала сейчас совсем не в стандартную для себя ситуацию и включила маленького ребенка, затыкая уши и стараясь не слушать извращенных предположений Хенсена.
[indent] - Боже мой, Холанн, где ты таких словечек понабралась? – всплескивая руками, в притворном ужасе восклицает Стейн. Издевается над ней и наслаждается этим,- В книжках вычитала? Может, расскажешь как раз в каких, вдруг мне пригодится, буду от девчонок отбиваться культурным слогом,- хохотнул на выдохе, не в силах больше изображать серьезность.
[indent] От Холанн исходит приятный жар негодования, но пьяным всегда море по колено и потому, Стейн не только не отходит от этого оборонительного тепла, чтобы  себя обезопасить от внезапной импульсивности сдержанной до сих пор девчонки, но и подходит ближе, как мотылек, летит на огонь: гореть, так гореть!
[indent] На ее взывание к его тоже порядком опьяневшей совести, Хенсен лишь нагло ухмыляется, изображая крайнюю, бессовестную степень нахальства. Бесенята сверкают в глазах, а в голове уже складываются все возможные басни, которые он расскажет сначала ребятам из команды, потом стайке школьниц, что бегает за ним по пятам и ловит каждый вздох, чтобы при случае вернуть ему все с лихвой.
[indent] Ооо, да ты не знаешь меня, птичка,- протягивает про себя парень и обещает вслух чистую правду, которая разверзнется на Элисе, если она его не оценит по достоинству:
[indent] - Элисе, недотрога, тоже пала от чар Хенсена, а была такой неприступной,- кривляясь и изображая школьных сплетниц, издевался Стейн,- Такая притвора! – восклицает он, прикладывая ладонь к груди,- Специально изображала из себя аленький цветочек, который нельзя срывать, а сама охотно прыгнула…- фразу Стейн не договаривает. Холанн, хрустнув, сломалась, решив, что лучше пустить фантазера, чем потом оправдываться перед всеми.
[indent] Удовлетворенно Хенсен замолчал, тут же прытко пытаясь пробраться в заветную цитадель целомудрия и непорочности, но девушка его пыл поубавила.
[indent] - Да ладно- ладно, Холанн,- поднимая руки перед собой и показывая, что будет держать их при себе,- сама потом просить будешь, а я не дамся,- шутливо говорит Стейн и снова прорывает оборону,- Да блин, - с досадой выдает Стейн, закатывая глаза, когда рука Элисе снова преграждает путь. Но опускает их уже прямиком к ее намокшей, зовущей и шепчущей всякие непристойности, груди, намереваясь пропустить все дальнейшие нравоучения мимо ушей и насладиться зрелищем. Раз уж они стоят так близко, аж руки чешутся убедиться –настоящие ли? 
[indent] - Чего? – парень вскидывает бровью, криво усмехаясь, - Вот еще, я тебе не джентльмен, - качает головой, не собираясь идти за графином, который она выронила и, который нужен ей, а не ему вовсе,- Тебе нужен, вот и иди, а я пока… Да ну брось,- когда его очередная попытка пройти не возымела успеха, снова с досадой выдыхает, отходя на пол шага,- До утра его никто не сопрет, точно тебе говорю,- бомжей в округе не водилось, а у их соседей и своей посуды хоть отбавляй, но Элис настырно остается на месте, дожидаясь, когда баранье упрямство отойдет на второй план, и желание попасть скорее в ее священные пенаты возобладает над вредностью.
[indent] Хенсен складывает руки на груди и продолжает смотреть на Элисе тоже дожидаясь, когда она сдастся. Вот только шансы не равны и даже на пьяную голову Стейн это понимает, ведь это он хочет попасть к ней, а не она жаждет его визита.
[indent] - Окей, маленькая вредина,- сдается парень,- Схожу я за твоим гребанным графином,- позволяет себе вольность в выражениях, но его сильно разозлила ее непокорность. Ну почему она такая не-вы-но-си-ма-я? Другая бы уже пищала от радости и волнения, пуская слюни, а эта считает ниже своего достоинства с ним общаться! – Но, если проведешь меня,- грозит он, оборачиваясь напоследок,- то пожалеешь,- обещание обязательно выполнит, в этом пусть не сомневается.  Оно остается висеть в воздухе, пока парень огибает дом, возвращаясь на лужайку за несчастным хрустальным графином /только что не туфелькой для принцессы, чтобы снискать ее благосклонность/. Бурчит про себя недовольно. Хватает злосчастную посудину, которая словно и ждет только его, язвительно посмеиваясь бликами от уличных фонарей, будто знала наперед, что именно Хенсен вернется за ней: поверженный и сломленный.  Злится, то ли на графин, то ли на себя, то ли на Элисе, а может быть даже на всех сразу, но желание вполне ощутимое рвется наружу, чтобы выплеснуться на самом невинном и молчаливом предмете.
[indent] И чего это он так завелся?
[indent] Сам удивляется, но не заостряет внимания, отмахиваясь от непонятных и ненужных чувств, как от назойливой мошкары. Возвращается по протоптанной обратно к входной двери, где Холанн его уже не ждет. Вероятно, убежала кофе варить, какая молодец! По-хозяйски дергает за ручку, чтобы проникнуть в дом, но дверь оказывается заперта. Еще раз, снова дергает, но результат все тот же.
[indent] - Эй!- стучит ладонью по запертой двери. Вредная принцессе совсем не хотела, чтобы ее спасали из башни с драконом! Вот же….,- но почему-то называть ее определением покрепче не получается. Она же такая…правильная, такая… В общем ребенок, лишенный и грамма стервозности и порочной сексуальности, которую не грех было бы обозвать всеми причитающимися,- Холанн! Холанн, если это шутка, то не очень хорошая! Тебе стоит поучиться еще, впусти!- стучит кулаком, настойчиво, сбивая костяшки. Графин в руке тяжелеет, напоминая, что это он виновник такого поворота,- Хооооооооооооооооооолаааааааааааааааааааанн,- зовет он, сопровождая зов стуком, но ответа не получает. Чертовка скрылась за стенами своего укрытия и не собирается выходить по собственной воле,- Ну хорошо, сама напросилась,- понимая, что девчонка не выйдет не под каким предлогом, Хенсен решается на отчаянный шаг. Нет, не выламывать дверь, а что-то похуже для репутации правильной девочки, которую все в округе знают, как тихую и порядочную.
[indent] Обнимая пустой графин двумя руками словно последний свой шанс на спасение, будто минутой раньше не хотел его разбить вдребезги, парень начинает расхаживать по крыльцу, прочищая горло и подбирая самый нужный мотив.
[indent] - i've becoome so nuuuuuumb, i can't feel yoou theeeeere, i've become so tired so much mooore aware,-ужасно фальшивя и срывая голос до хрипоты, почти положенного гроулинга, но не дотягивая и кашляя, все равно продолжая вопить на всю округу и, очевидно, нанося невообразимое оскорбление за такое бездарное изображение группы, вероятно любимой всем на этом свете. Как бы сейчас не выбежали с вилами и факелами, чтобы растерзать его за такое святотатство /конечно он и сам любил эту группу, но в достижении желаемого да еще и на пьяную лавочку совсем не стыдно за содеянное/,- i'm becoming this aall i want tooo doooo,- реакции со стороны примерной отличницы никакой, потому, прерываясь чтобы набрать побольше воздуха, Хенсен продолжает горланить припев «numb» по второму кругу, если вдруг /внезапно/ забудет слова,- is be moore like me and be leeess liiiiiiiiiiike youuuuuuuuuuuuuuuuuuuuuuuuuuuuuuuuu, - совершенно не в такт вытягивая последние гласные и как можно громче, поднимая время от времени глаза на окна и ожидая реакции. Стейн знает, что Элисе стоит за стеной, рядом с дверью, дожидаясь, когда Хенсен заткнется и свалит вместе с графином восвояси, но этого не будет. По крайней мере не сегодня. А до конца этого «сегодня», Стейн кидает взгляд на наручные часы, еще остался целый час! Придется вспомнить весь репертуар Linkin park’а, чтобы заставить девчонку вылезти из своей норки.
[indent] Хенсен заходит на второй круг, увеличивая фальшь и громкость и получая неимоверное удовольствие от происходящего. В доме Ларсенов зажегся робкий свет ночника, дернулась занавеска, а Стейн лишь продолжил хрипло вопить слова припева, спускаясь с крыльца и намереваясь начать расхаживать по лужайке, все так же любовно обнимая графин Элисе.

+1

9

«Пфф, да что он может сделать?» – наивно думала она, уже заранее нарекая себя победительницей в жаркой схватке с ненавистным товарищем по учёбе. Конечно же, это была нехитрая и довольно простая уловка девушки: отправить Хенсена за графином, а потом спокойно забаррикадировать дверь, намереваясь, чуть что, утихомирить парня магией. Он, кажется, пока ещё был не в курсе, с кем связался, но сегодняшней ночью может ох как рискнуть познакомиться со сверхъестественной сущностью светловолосой девчонки, которую ему было крайне приятно доставать. Причем ежедневно. И не факт, что ему понравится такое великое колдовское открытие. В пьяном угаре может и дом поджечь, вообразив себя великим инквизитором Осло.
Напугал кота сосикой, – с улыбкой фыркнула она, ослепительно улыбнувшись парню, надеясь окончательно усыпить все его подозрения и опасения. Да, когда Холанн это было выгодно, она могла быть довольно очаровательной малышкой и уж точно, стоит захотеть только, быстро вклинилась бы в компанию всех популярных девиц их школы. Немного макияжа, другая одежда и сумка подороже – вот и весь походный набор гламурняшки. Только ей никогда не было это интересно. Хороший внешний вид – дело наживное, а вот добротные мозги, коими не блистали многие любимицы таких, как Стейн, уже достать себе труднее, чем юбку на распродаже в бутике Шанель. Шманель… Шрапнель? Или как её там.Иди, радость моя напитая, я буду ждать тебя с настежь открытой дверью, – летело саркастично вслед удаляющемуся парню. Тут же эту самую дверь девушка с силой захлопнула, не забыв ещё и на замок запереть. – Ух, пронесло, – вытерев со лба импровизированный пот, блондиночка довольно потёрла ладошки и уже собиралась подойти к окошку, чтобы увидеть через него незабываемое выражение лица Хенсена. Наивный мой мальчик, почему-то с ироничной нежностью подумала она про него, даже слегка пожалев. Но только слегка!             
Увы, насладиться собственным торжеством разума над высоким градусом Эли не удалось даже на пару минут. Когда где-то за дверью, разрывая тишину ночной улицы, раздались звуки, больше напоминающие предсмертные крики чаек с хроническим бронхитом, у юной ведьмы противные мурашки забегали по спине. Такого громкого и старательно фальшивого, прости господи, пения в своей недолгой пока ещё жизни слушать ей не доводилось, так что Хенсен, скажем так, был её первым. И, надеялась школьница, последним, иначе она долго не протянет. – Стейн, придурок! – забарабанили ладошки по двери, – ты же разбудишь половину квартала! – но музыка набирала обороты, достигала невиданных кульминаций и высот, напрочь выносящих всем адекватным людям мозг и барабанные перепонки. Да сам великий Моцарт сейчас в панике вертелся в своём гробу, выкрикивая ругательства на чистом немецком. Вот уж не ожидал он такого бурного пробуждения. Музыкальный апокалипсис! Нотный, так сказать, беспредел долетел до его костей с далёких берегов холодной Норвегии. 
Закусив губу в тщетной попытке придумать оптимальное решение для сложной проблемы, Холанн резко распахнула дверь и, подскочив к парню сзади, ухватила его за кожаную куртку в районе лопаток. – А ну ш-ш-ш-ш, – с силой потянув пьяного старшеклассника за собой, даже не дав ему возможности развернуться, Элисе мысленно надеялась, что никто не успел ничего увидеть. Подумаешь, свет зажёгся в паре окошек. Не докажете ничего! Полицию по таким простым случаям вызывают редко, стараясь усмирить любителей диких серенад под девичьими окнами собственными силами и бранными словечками. Ни к чему такому соседи прибегнуть не успели.
Затянув Стейна в прихожую, девушка выпустила его куртку из своих цепких пальцев, но парень по инерции продолжил двигаться спиной вперёд и точно упал бы, не придержи его Холанн. Осторожно, незаметно и при помощи магии, разумеется. – Да ты совсем офонарел, – не вопрос, а самая настоящая констатация факта, при этом Элис сокрушённо и устало качает головой,  – такую песню испоганил! – заперев, в очередной раз, входную дверь, ведьмочка грозно подошла к Хенсену, вырвала из его рук свой драгоценный графин и молча потопала в сторону кухни. – Надеюсь, ты сообразишь идти следом? – не оборачиваясь, громко проговорила она, шлёпая босыми ногами по полу. Мокрая майка очень неприятно липла к телу, поэтому срочно требовалось её переодеть, к тому же она слишком выгодно подчёркивала её сформировавшуюся фигурку, а это уже опасно, когда рядом такой парень. Мысль быть совращённой самым завидным кавалером школы показалась Элисе крайне возмутительной, но ещё хуже девушке стало от того, что такой вариант развития событий в принципе мог появиться в её невинном мозгу. Вот! Даже одно присутствие этого шалопая отравляет обстановку. И непозволительно развращает.
Значит так, – поставив пустой сосуд на столешницу рядом с раковиной, Холанн развернулась, скрестив руки, затем очень серьёзно уставилась на парня. – Ты пьёшь кофе, кидаешь пару своих глупых пошлых шуточек, а затем уходишь. Да? – получив утвердительный ответ, подкреплённый этими самыми юморными извращениями, ведьма кивнула, ни сколько не поверив Стейну. Ох, ей придётся постараться ещё, чтобы вытурить из своего дома такого наглого незваного гостя. Будто ему больше не к кому пойти. Ещё и шантажирует, гад, угрожая рассказать всем о моём якобы желании отдаться ему на собственном ковре в гостиной. Ужас! Только не мамин любимый ковёр…
Тут сиди,  можешь пока телевизор включить, – нажала кнопку на кофеварке, достала самую большую белую чашку, затем подтолкнула к парнише пульт. Молча, гордо, грудь вперёд, прошествовала мимо него, но, напоследок, ухватилась за дверной косяк и лукаво глянула на дебошира через плечо: – Учти, что порнографических каналов тут нет, – хохотнула, после чего так же величаво удалилась, оставив Хенсена наедине с его попытками доказать мне обратное и найти-таки у нас передачи эротического содержания.
Сама девушка направилась в ванную, чтобы снять с себя эту мокрую одежду, в которой чувствовала себя неуютно, сыро и даже смущённо под вульгарным взглядом любителя кутить по полной. Она зашла в  комнату, по привычке просто прикрыв за собой дверь, стянула футболку через голову и достала из корзины для белья всего полчаса назад заброшенный туда лифчик. Хватит со Стейна сегодня красоты её неприкрытой.
И тут, как по волшебству, сезам открылся. На мгновение Холанн так и зависла с зажатым бюстгальтером в руках, а потом завопила в ультразвуковом диапазоне, швырнув в появившегося парня первой попавшейся вещью. Естественно, собственным предметом нижнего белья. – Это уже ни в какие ворота! – возмущенно восклицала она, пока щеки стыдливо краснели. Молодая ведьма поспешно сняла мамин халат с крючка и накинула его на себя, при этом повернувшись к парню филейной частью, оставив его разбираться с лифчиком, повисшим у него на лице. – Хоть бы постучался, грёбаный извращенец, – пока с лица не сойдёт краска и пальцы не перестанут дрожать, затягивая пояс халата потуже, Эли решила не поворачиваться.

Отредактировано Elise Haaland (2017-10-13 19:16:05)

+1

10

[indent] Такого восхитительного пения мир не слыхивал за все свое существование, Стейн готов был за эту истину, ни много - ни мало,  отдать левую руку на отсечение. Где-то на середине повтора его голос предательски срывается, нещадно царапая горло хриплыми нотами, но самоотверженный певец продолжает свое выступление /лишить публику такого шоу просто самый адский грех!/, изредка переходя на каркающие звуки и кашляя. Во рту сухо, он заглядывает в графин в поисках хоть капли воды, но в нем, впрочем, как и в горле Хенсена, тоже самая настоящая пустыня Мохаве. Он сглатывает последние остатки слюны, делая секундный перерыв между строчками и именно в этот момент дверь в дом вредины распахивается, тут же проглатывая пьяного соседа в свое нутро. Хлопнула дверь, возбужденно- недовольно, словно звучно протискивая обезвоженного певца в свои тусклые чертоги. По инерции Стейн делает еще пару шагов назад, опасливо заплетаясь, но к счастью не падает, оставаясь в вертикальном положении.
[indent] - Я предупреждал,- напоминает Хенсен, хмыкая и с любопытством оглядывая коридор, в котором никогда раньше не был /собственно, он не был во всем доме/ - Знаешь, если бы я спел как надо, то ты бы заслушалась и точно не открыла,- самодовольно добавляет парень, засовывая руки в карманы школьной кофты, как только Элисе, продолжая возмущенно пыхтеть и сверлить его гневным взглядом, буквально таки вырывает из его объятий, уже успевший полюбиться и стать родным, хрустальный графин. Покорно следует за ней, продолжая оглядываться и рассматривать как можно больше деталей,- А ничего так,- одобрительно оценивает он, кивая, но знает – на его мнение Холанн до красной звезды. 
[indent] Кухня оказалась светлее прихожей, но по первым ощущениям, холоднее, чем родная столовая Хенсена. Оно и понятно – дома всегда уютнее.
[indent] - Конечно-конечно,- вставляет Стейн, не особо вслушиваясь в слова Холанн, но догадывается, что та диктует его линию поведения в ее доме. Плевал он на все эти правила и указки, он не упустит возможности побывать в каждом уголке этого дома, потому что другого шанса может больше не представиться,- А тебя заводят мои пошлые шуточки? Я ведь могу и без них, знаешь ли… поговорим о… а у тебя сливки есть? – прерывает он сам себя, углядев холодильник и бесцеремонно направляется к нему, чтобы заглянуть в его внутренности и с таким же детским озорным любопытством перебрать их, - Угу,- мычит он, кидая короткий безразличный взгляд на пульт от телевизора. Смотреть телек у Холанн в гостях и профукать возможность поглазеть на ее комнату или… ванну или заглянуть к родителям в спальню? Ага, сейчас. За пультом не тянется, но на заявление Элисе, брошенное напоследок на выходе, с досадой протягивает,- Ну тогда мне он нафиг не нужен, - интересно, куда это она так гордо шествует? – провожая заинтересованным и все еще похотливым  /потому что на ней до сих пор мокрая футболка! интересно почему она ее не переодела, когда заперлась в одиночестве дома, пока Стейн пел песни? наверное, специально, чтобы подразнить воображение соседа. однозначно!/ взглядом, шествующую куда-то вглубь комнат, девушку, думает парень, но прежде, чем проследовать за хозяйкой дома все же заглядывает в холодильник в поисках сливок. Они обнаруживаются на дверке. С торжествующим возгласом он выуживает полупустую коробочку холодных десяти процентных сливок, заодно захватывая банан из ящика, и закрывает дверку.
[indent] Кофеварка довольно урчит, нагревая кофе и наполняя комнату приятным теплым ароматом. Для создания куда более теплой атмосферы не только на кухне, но и между ними двоими, Хенсен ни сколько не смущаясь и все так же по-хозяйски шарит по полочкам в поисках корицы. Но недолго. Легче же спросить, чем рыть носом по шкафам в поисках того, чего может и не быть в семье Холанн.
[indent] «Распаковывая» на ходу банан, Стейн выходит из кухни и, буквально, на ощупь отправляется на поиски маленькой вредины, которая имела глупость оставить его одного. По логике вещей та либо в своей комнате, либо в ванной, поэтому прежде, чем подняться на второй этаж, Хенсен проводит сам для себя экскурсию по первому этажу, заглядывая в каждую дверь.
[indent] Первым, что ему попадается – родительская спальня, а в противоположной стороне вход в гостиную: просторную и уютную, с красивыми портьерами. В спальне же темно, но в очертаниях он различает большую кровать, мягкий ковер /несомненно он должен быть мягким/ и удобную широкую кушетку у изножья этой кровати, на которой родители Элисе однажды…Ну все поняли, что они однажды и не единожды.
[indent] Ухмыльнувшись, Хенсен выходит из темной спальни и направляется дальше, жуя спелый банан. Шорохи он улавливает дальше по коридору слева и предвкушая грозящий Холанн сюрприз старается вести себя тише, чтобы не выдать появления раньше времени. Дверь в комнату приоткрыта и в щель глаза Стейна тут же натыкаются на полуобнаженную Холанн, крутившую в руках лифчик. Парень так и застыл на месте, с открытым ртом, не дожевав кусок банана.
[indent] Пресвятая Дева Мария! – присвистнул про себя парень, враз трезвея,- Вот это да!- внутри все приятно потеплело, разгоняя горячую кровь по венам. Ладонь призывно защекотало, но тут же на дне желудка зашипели угольки досады – такого Элисе точно не спустит Хенсену с рук, придется наводить мосты.
[indent] Знаете, а он ведь никогда не думал о ботаничке в таком ключе, но оказалось что под растянутыми толстыми кофтами и футболками, вполне себе наливная красавица, зачем-то прячущая свои прелести. Парень вскинул бровями, находясь все еще в шоке. Быть может, это зеркало с преувеличенным эффектом? Намереваясь увидеть все своими собственными глазами,  школьник отрывает прилипшие к полу ступни и буквально подлетает к двери распахивая ее и громогласно заявляя о своем вторжении:
[indent] - Холанн, я не нашел корицу, у вас, что…- взгляд нацелен на голые, беззащитные, упругие грудки хозяйки дома. Впитывают картину с наслаждением и удовольствием, разогревая все тело изнутри и снаружи, в то время как тишину дома оглушительно разрезает испуганный и возмущенный визг девчонки. В лицо откровенно разглядывающего прелести Элис соседа тут же летит деталь белья, которой обычно прикрывают все эти прелести, а сама обесчещенная и беззащитная жертва густо краснея, тут же отворачивается, поспешно кутая себя в просторный мамин халат.
[indent] Бросок Элисе был очень даже меткий, лямка лифчика накинулась аккурат Стейну на голову, чашечкой закрыв глаза и нос, и пока он разбирался с вещицей, стараясь как можно быстрее вернуть себе широкоформатный обзор, Холанн уже стояла к нему спиной. Не в силах сдержаться, Хенсен, посмеиваясь, проходит в ванную комнату и накидывает бюстгальтер на плечо стыдливо отвернувшейся девочки,- Я постучался,- врет он, улыбаясь во все тридцать два зуба,- Ты перебудила всех соседей, я слышал вой сирен, кстати,- шутит он, поднимая глаза к потолку, как будто бы предоставляя возможность хозяйке закончить свои дела, но потом не выдерживает и, обходя девочку справа, встает перед ней, облокачиваясь о стену и откусывая последний кусок от банана,- Брось, Холанн, я видел больше, чем достаточно,- разглядывая ее макушку, с полным ртом проговаривает парень, а потом улыбается, но уже не пошлой ухмылкой, а с вполне себе по-доброму /жаль Элисе этого не видит/. Девушка категорически отказывается поднимать лицо и смотреть наглому соседу в глаза,- Не понимаю, почему ты все самое шикарное скрываешь под слоями одежды,- искренне недоумевает Хенсен, считая, что тем самым делает ей комплименты. Вполне заслуженные кстати! Теперь Элисе Холанн стала куда более желанным объектом для такого хищника, как Стейн Хенсен,- Где тут у тебя мусорка? – опускает взгляд к полу, разыскивая ведро,- Знаешь, я тоже могу показать тебе свою грудь, если ты хочешь, - снова шутит, пытаясь разрядить обстановку и снискать от смущенной девчонки благосклонность. Ну, или хотя бы малейший шанс не быть вздернутым на этом самом лифчике.
[indent] Вздыхает, немного удрученно и печально, видимо понимая, что навсегда разрушил то подобие колкой «дружбы», что у них была. Такого недотрога точно ему не простит, а будет волком смотреть в коридорах школы, при этом то ли стыдливо, то ли гневно краснея.
[indent] - Ладно, Холанн, пойду кофе налью. Тебе с сахаром?- и нет, уходить он вовсе не намерен. Парень отлипает от стены и, проходя мимо пыхтящей блондинки, как бы случайно задевает ее плечом. От хмеля,  всего того, что он видел, от воображаемого тепла и от этого неслучайного прикосновения его ударяет неслабым разрядом тока, но приятным, что ноги перестают слушаться и задевают одна о другую. Стейн даже охнуть не успевает, как снова летит на встречу земле / в данном случае – кафелю/, размахивая руками и пытаясь за что-нибудь зацепиться и спастись, одной рукой  опрокидывает на себя всю корзину с бельем, а другой зацепляется за подол халата, но все равно, неизбежно впечатывается лицом в пол. Банановая кожура в процессе гимнастических манипуляций куда-то пропадает, а на голове и под головой школьника обнаруживается гора грязного белья. Кажется под носом у него папины портки.
Черт…

Отредактировано Stein Hansen (2017-10-04 08:27:30)

+1

11

Этот парень был поющим ночным кошмаром любой нормальной девушки, а Элисе относила себя именно к такому типу, несмотря на ведьмовскую сущность. Ей действительно не хотелось бы быть замеченной поздно ночью рядом с пьяным оболтусом всея школы, и парень, гадёныш сообразительный, прекрасно понимал все опасения Холанн и нагло этим пользовался в своих мерзопакостных целях. Кто знает, до чего ещё додумается его проспиртованный мозг? Пока что он смог добиться желаемого результата и оказался на незнакомой, но такой манящей территории. Всегда хотел, наверное, глянуть, как живёт умняша Элис. Висят ли у неё плакаты какого-нибудь философа на стенах, или же она поклонница глупой девчачьей группы в платьях с блёстками. А может в её шкафу хранится потайной сундук со всевозможными плётками, наручниками и другой интересной атрибутикой для нескучного вечера юных мазахистов? Кто знает… Ну вот хренушки ему. В её спальню Стейну не попасть. Если надо будет, блондинка намертво присобачит себя к порогу и не пустит врага в светлую опочивальню, где стоит комод с нижним бельём и прикольными полосатыми носками.
О, избавь меня от своих попыток спеть  по нотам, иначе я с горя пойду искать ключи от папиного мини-бара, причем всё содержимое достанется одной мне. А тебе уже хватит. Стоит только поднести спичку и… – щелкнула пальцами перед носом «дорогого» гостя, – пуф.  Будешь гореть ярким пламенем. А я постою рядом, полюбуюсь, – с самым невинным видом девушка похлопала глазками, но столь велика была разница между коварством голоса и её очаровательным личиком, что поверить в подобный исход вообще не составляло труда: действительно будет стоять столбиком и только спустя минут десять додумается ме-е-е-е-едленно сходить за огнетушителем.
Только вот фантазия ведьмочки наотрез отказывалась рисовать ей столь восхитительную картину. Подсознание скептически ухмылялось, явно давая понять, что начни Хенсен хоть немного дымить, Эли тут же ринулась бы спасать этого несносного старшеклассника. Он, зная его хитрожопость, ещё мог даже притворно уйти в обморок, чтобы получить свою порцию искусственного дыхания. Вантузом! Мысль о мимолётном прикосновении к губам Стейна, даже ради благой цели, заставила щечки девушки слегка порозоветь. Холанн никогда не умела скрывать своё смущение, всё, так сказать, на лице, зато она была хороша в попытках замять это дело шутками-прибаутками и переводом темы в другое русло. – Твои пошлые комментарии не заведут даже опытную проститутку. И у такой мудрой представительницы профессии не хватит мастерства, чтобы сказать «да, Стейн, ты такой божественный, не останавливайся, эти шутки такие горячие», – изображая из себя жрицу любви за пятьдесят,  Элисе приложила руку к груди и, слегка покачиваясь, проговорила последнюю фразу томным голосом. Затем, наслаждаясь реакцией парня на её  правдоподобную игру, захохотала и показала соседу язык, снова становясь прежней. – Что, понравилось? Стало жарко? – вопрос риторический. Или зря блондиночка приняла еле заметный блеск в глазах парня за то самое? Она не раз видела, как на какой-нибудь школьной вечеринке он прямо так таращится на объект своего желания и всегда неизменно фыркала, потягивая сок из красного пластикового стаканчика. Фу, думала Эли, если он когда-нибудь так зыркнет в мою сторону, я нашлю на его мужское достоинство порчу в виде уменьшения до размера корнишона. Однако теперь, встретившись с Хенсеном взглядами, в светлую головушку Элисе пришли мысли прямо противоположные. Ей было шестнадцать, пора первой серьёзной любви для большей части девушек такого возраста, но Холанн таких эмоций испытать пока не довелось. Значит, вот так это бывает? Парень просто молча таращится на тебя, а внутри все закипает? Пошевелиться не можешь, речь родная отнимается.  Жуть, одним словом.
С огромным трудом ей удалось заставить себя оставить подобные размышления и выйти из кухни, чтобы переодеться. Ох, зря она всё-таки затащила Стейна к себе домой. Пусть горланил бы там на здоровье, кто-то из соседей не выдержал бы, вызвал полицию. Она-то тут при чем? Но что сделано, то сделано, назад дороги нет. Хуже ведь уже быть не может, подумала Элис, а вселенная тут же приняла столь дерзкий вызов за сигнал к активным действиям, запихнув к раздетой девушке Хенсена собственной персоной. Судя по смеху за спиной смущённой ведьмы, парня зрелище очень даже порадовало. – Пошёл к чёрту, – злостно прошипела она, нервно снимая лифчик с плеча и закидывая его в корзину для белья. Поведение Стейна сложно было назвать приличным. Вместо того, чтобы дать блондинке прийти в себя и выйти отседова вон, он, наоборот, решил сполна насладиться зрелищем и, обойдя девушку, встал прямо перед ней. Желание врезать по ухмыляющейся физиономии старшеклассника было непреодолимым, прямо до чесоточного ощущения на кулаках. – После того, что ты видел, просто обязан прямо сейчас мчаться к моему папе и слёзно, на коленях, умолять его отдать меня тебе в жёны, – пытается шутить, но выходит всё равно злобно, стоит только глянуть на улыбочку Хенсена и… ух! – Хватит скалиться, иначе я сейчас достану обратно лифон и повешу тебя на нём, обещаю, – завязав потуже халат, поставила руки на талию и попыталась испепелить парня взглядом. Пока не выходит, нужно больше тренировок. – Оставь свои дешёвые комплименты для таких же недорогих барышень, с которыми ты любишь крутиться, – отмахнулась, деловито отодвигая Стейна в сторону, а то загораживает зеркало. – И без тебя знаю, что у меня грудь отличная, – всё, девушка, наконец, взяла себя в руки и может дать наглецу достойный отпор в своей прекрасной манере, – грудь, которая останется для тебя вне доступа на… дай подумать, – постучала пальцем по губам, искоса поглядывая в отражение на парня, – ближайшие лет так тысячу, – естественно, ни свои сисечки, ни тем более всю себя Элисе не собиралась доверять этому Стейну никогда. Подумаешь, глядит на неё соблазнительно, но противиться его тестостеронному влиянию проще простого. Не понимаю, как другие девчонки не могу устоять.
Пфф, в твоих грудках нет ничего интересного, – не моргнув глазом соврала она, прекрасно понимая, что для старшеклассника у Хенсена телосложение богическое. И очень уж он любит им сверкать, стягивая прямо посреди толпы на уроке физкультуры потную футболочку. Гадость-то какая, господи.А мусорное ведро на кухне. Будь добр, вали туда. Можешь прямо в ведро, разумеется, – делает вид, будто рассматривает свою кожу на предмет несуществующих прыщиков в зеркале, затем немного отодвигается назад в тот момент, когда парень ласточкой падает на пол, попутно хватаясь за любое спасательное средство. К сожалению, ему попадается  только корзина для белья и, собственно, халат Элис. Ткань тут же скользит вниз, снова пытаясь оголить половые признаки юной ведьмы, но она не намерена вот так являть их миру. И этой неуклюжей горилле. – Эй! – придерживая халат, пытается вырвать его рук Хенсена, отодвигаясь всё дальше, но Стейн даже в пьяном состоянии оказался очень уж силён. Сама зацепившись за чьи-то штаны, девушка пикирует вниз и, дабы не ушибиться, падает сверху на ворох одежды и самого нарушителя её спокойствия, ещё сильнее припечатывая того к полу. – Ну ты и дубина… – продолжая обеими руками стягивать халатик на груди, тяжело дыша и не двигаясь, ёрзает на парне, чтобы принять позицию поудобнее. – От тебя мне одни убытки, понимаешь? – схватила мамину кофту и, усевшись на Хенсена в позу, уж простите, наездницы, принялась легонько хлестать его по груди  и башке, давая ему возможность немного прикрыться, но не так, чтобы сильно. – Ты, – шлёп, – мне, – хлобысь, – надоел! – отхлестав негодника ещё раз пять, вздохнула и, с чувством выполненного долга, кое-как поднялась, расправила халат, сбившийся между ног, а потом, вскинув подбородок кверху, грациозной ланью удалилась на кухню.

+1

12

[indent] Все именно так и было задумано! Главное быть уверенным и продолжать делать вид, что все инсценировано до мельчайших деталей. Даже уткнувшаяся в нос ширинка семейных трусов мистера Холанна. Вывернутая наизнанку.
[indent] Какой кошмар.
[indent] Стейн морщится, пока Элисе не видит его лица.
[indent] Может быть, и лучше было бы после такого быстренько ретироваться восвояси, чтобы не усугубить собственное положение и репутацию, но позорно бежать от случившегося Хенсен не собирался. Пальцами парень вытаскивает из под лица грязное нижнее белье и приглушенно любопытствует:
[indent] - Интересно, миссис Холанн считает твоего отца сексуальным в таких трусах,- говоря все это, Стейн переворачивается на бок и именно в этот момент сила гравитации и старания самого Стейна оказывают должное влияние на стоящую полуголую деву. Та со всего маху падает на, уже лежащего и ждущего ее одну, Хенсена. Только что объятия не распахнуты для встречи. На мгновение упругая, соблазнительная грудь снова утыкается в разгоряченного /чуть-чуть пристыженного, но отнюдь не растерявшегося/ школьника, от чего все мужское естество парня враз обостряется. Бурча простодушные и безобидные оскорбления, Элисе пытается снова скрыть все лишнее от глаз бесстыжего соседа, чем еще больше распаляет фантазии и ощущения. А еще эти ее ерзания почти рядом с самым опасным местом,- Какие такие убытки?- непонимающе переспрашивает Стейн, приподняв голову и глядя на девочку. Не двигается, хотя руки так и чешутся обхватить ее за талию. Или чуть пониже.
[indent] - Эй!- возмущенно восклицает Хенсен, тут же прикрываясь руками от летящих ударов. Совсем не заслуженных, кстати! – За что, Холанн? – театрально недоуменно, еле сдерживая смех, вопрошает тот под градом праведного, но такого забавного, гнева блондинки,- Сжалься, дурная,- и все же он не выдерживает и начинает откровенно посмеиваться, прикрывая лицо руками. Для невинной девы она вполне неплохо уселась сверху,- Я съел всего лишь один банан, какие убытки? – задыхаясь от хохота, давит парень, пытаясь перехватить кофту за рукава, а потом и запястья девчушки, чтобы пресечь все дальнейшие попытки себя отхлестать, - Да заплачу я тебе за него, отстань только,- для контрольных ударов Холанн и вовсе использует собственные ладошки, сопровождая хлесткие шлепки словами. Не то чтобы было больно или неприятно от всего этого, но просиди Элисе на нем еще хоть пару минут и продолжая ерзать, сама того не замечая, и увлеченно хлестать по груди, то за сохранность непорочности губ маленькой зубрилки Стейн бы уже не смог отвечать. Благо Холанн вдоволь отхлестав соседа, демонстративно оставила поле боя и удалилась, а сам, немного помятый, но нисколько не поверженный и не поврежденный /если учесть сколько удовольствия он испытал от этой сцены/, Хенсен тихо посмеявшись в одиночестве, вскоре поднялся с места и, убедившись, что ничего предательски откровенного отражение не выдает в его образе, запихал всю валяющуюся одежду обратно в контейнер, вышел из ванны.
[indent] К слову, про банановую кожуру он благополучно забыл. Будет еще один сюрприз-напоминание Элисе про него.
[indent] А к слову про Элисе, краснела она так, как будто они занимались чем-то неприличным в ванной комнате /хотя, признать честно, почему-то Стейн и сам чувствовал будто они делали там что-то безнравственное /, хотя ничего подобного и не было. Ну, увидел он, что скрывается под безразмерной одеждой соседки, ну заценил, ну получил по щам и что дальше? Сжечь его теперь за это, как еретика проповедующего нечто невообразимое, постыдное и греховное? Да и не проповедовал он ничего, просто недоумевал, почему Холанн такая вся…запакованная всегда. Интересно, а он первый кому довелось все узреть воочию? Но спрашивать о таком парень, конечно же, не стал, он хоть и пьяный, но не совсем без мозгов. После всего произошедшего о самом произошедшем стоило помалкивать, чтобы цвет лица Холанн приобрел человеческий оттенок. Быть может, даже горячий кофе не выльет ему на голову в итоге, если он будет вести себя дальше примерно.
[indent] Хотя имя «Стейн» со словом «примерно» с недавних пор рядом больше не стоит. Его не ставят в пример, не выделяют добрым словом. Зачастую молчат, поджимая губы и опуская глаза, либо пожимают плечами. И то хорошо, совсем не их дело, куда и как он расходует свою жизнь. Особые выскочки - моралисты лишь только раздражают нервную систему.
[indent] Хенсен поспешно отмахнулся от всех этих не радужных раздумий _ воспоминаний, поражаясь, как в его состоянии такое вообще могло полезть в голову. Все это флюиды праведницы Холанн, не иначе.
[indent] - Ладно, Холанн,- протянул он на повторе, как минутами ранее, заходя на кухню, - Давай забудем то, что произошло и я торжественно клянусь, что никому не расскажу какая потрясающая у тебя грудь,- ляпнул он, почему-то вдруг забыв, что эту тему поднимать не стоит. Видимо мысли о том, что он «подвел нацию, родителей, общество, предков в пятом колене» и черт знает кого еще в этом бренном мире снова заставили его болтать всякую безнравственную фигню, не задумываясь о том, что кого-то это может смущать или оскорблять. Но оскорблять никого Стейн не хотел. По крайней мере, сейчас. Грудь у Холанн ведь зачетная, так почему же правде молчать?
[indent] Каким-то чудом, благодаря своим природным рефлексам, сосед успевает увернуться от летящего в него столового прибора. Мелькнула лишь одна мысль: надеюсь это не нож. А перед глазами тут же предстает разгневанное лицо блондинки, с растрепанными волосами на манер змей Медузы Горгоны. И почему Хенсен не умеет молчать тогда, когда нужно? Вернее не может остановиться, когда рядом Холанн? Однажды эта его способность доводить ту до безумия доведет его самого до смерти, если сейчас это был не кухонный нож.
[indent] - Неплохо, Холанн, но над точностью тебе стоит… - и кажется час «х» неминуемо настиг его. Расплата летит на всех порах, стремясь расквитаться с ним за все грешки перед женским полом.

+1


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » ты пьян, вали спать


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC