#1 «Inevitable evil»
завершён
# 2«The dark omens»
Ulrica Holm [до 19.01]
#3 «The whisperer in darkness»
завершён
#4 «Helheim's gate»
завершён
#5 «Mountains of madness»
GM [до 17.01]
Он не боится его. Никогда не боялся. Под его взглядом Эйдан не чувствует ничего, кроме упрямого желания идти на таран, которое он в нем вызывал. Другое дело — Зак, насчет которого слишком много сомнений, недомолвок, скрытых и прямых намеков...читать далее
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
апрель - июль 2017

LUKE |

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
AGATHA |

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
REINA |

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
AMARIS |

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
GABE |

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
RAVON

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » The Devil You Know


The Devil You Know

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

X Ambassadors - The Devil You Know
it's better to know the Devil you know the Devil you don't
cause wherever you go wherever you go,
with the Devil you know your never alone

http://sg.uploads.ru/ZTtXd.gif http://s5.uploads.ru/boNtI.gif
он всегда выходил из истории с продолжением,
доставал гитару, вставал у дворцовой паперти,
и бегущие мимо меняли свое движение,
и садились у ног, и платили
словами памяти

http://sd.uploads.ru/bs68J.gif http://sd.uploads.ru/aDtAG.gif
The Devil You Know
Роб Стайн и Его Демон
Нью-Йорк, пригородная трасса, 1984 год
Если уж тебе повезло заручиться покровительством демона  - оно может настигнуть тебя в любой момент. Даже если ты этого не ждешь.
Особенно, если ты этого не ждешь.

[AVA]http://s2.uploads.ru/J2b9B.gif[/AVA][SGN]в доме нет ключей, жду, что ты приедешь в эту среду,
http://sd.uploads.ru/Z6xJL.png
и сорвёшь замок

комплект от MAULSCH[/SGN][NIC]Rob Stine[/NIC]

Отредактировано Christian Burke (2018-12-23 15:23:15)

+1

2

[icon]https://i.pinimg.com/564x/1e/d4/04/1ed404f9e09641c78c3a526f78f349b1.jpg[/icon][sign]https://i.pinimg.com/564x/f8/26/a2/f826a24bda59bd94df9d12206a83deb8.jpg https://i.pinimg.com/564x/a9/85/df/a985df7f3cd3bb8f942204e6c4d79a64.jpg[/sign][nick]Thomas Morrell[/nick]

[indent] В воздухе тихими аккордами звучала осень: висящим в воздухе маревом, тронувшими листву огненно-рыжими и золотистыми красками, чувствовался совершенно особый аромат осени и пусть сейчас Белет находясь в салоне машины и не мог почувствовать её. Под мерный гул мотора автомобиль несся по утопающей в сизых сумерках пригородной трассе отдаляясь от огней Большого Яблока, со спрятавшимися от них жизнями. Нью-Йорк, огромный город в который многие стремились связывая с ним самые смелые мечты, порой даже находились счастливчики у которых они сбывались. У других же... Спустя какую-то пару месяцев почти все оказывались в далекой дали от места назначения, застревали в колючих кустах посреди рутинной трясины, хотя направлялись прямиком к океану.  Пожалуй, как и любой крупный мегаполис этот город был безразличен к судьбам затерявшихся в паутине его улиц обывателям. Нью-Йорк вполне подходит для человека, который предпочитает одиночество. Самый удобный в этом смысле город, где без всяких усилий сразу можно почувствовать себя одиноким и никому не нужным, затерянным посреди бесконечно спешащих незнакомцев. В какой-то степени именно это и случилось с нынешнем сосудом демона, хотя на взгляд самого Белета Томас Моррелл сам сковал свою судьбу.
[indent] Кем же он был до вселения демона? Выходец из вполне благополучной семьи, не богачей, но крепкого среднего класса, не в чем не нуждался, в студенчестве стал солистом группы и... бросил обучение увлекшись строительством музыкальной карьеры. И всё шло, в общем-то прекрасно, публика встречала молодую группу радушно и постепенно их слава крепла, как и популярность. Приглашения, богатство, вечеринки с поводом и без оного на которых постепенно дело перестало ограничиваться лишь алкоголем и девушками: наркотики,  всё более опасные выходки приведшие к гибели одного члена группы. На какое-то время прошедшее по коже дыхание смерти отрезвило оставшихся в живых, взявшись за ум они углубились в творчество забросив разгульные вечеринки... Но не надолго. Сложно сказать, кто первым сорвался, но на этот раз пострадала и их карьера: прокутив целое состояние, рассорившись они окончательно развалили группу. Это можно назвать началом темнейших времен в жизни Томаса во время которых он оттолкнул всех кого можно, а когда спохватился и попытался выбраться вернувшись к музыке... Оказалось, что если его и помнили, то лишь по скандалам и ни кому музыкант не нужен. Кто бы знает как сложилась его дальнейшая судьба, но его пути пересеклись с демоном ищущим новый сосуд. Откровенно говоря, Морррел не лучшая оболочка  и проблем с ним Белет решил предостаточно. Благо в отличии от настоящего хозяина не стремился вновь оказаться в свете софитов, но вернулся примерно к той же роли в которой пребывал и в качестве Вентури, хотя и с некоторыми поправками.
[indent] Что же привело демона на эту трассу? К сожалению не желание подышать свежим воздухом вдалеке от городской суеты и копоти. Он держал путь за одним бедовым на всю голову вампиром, которому относительно недавно решил покровительствовать. Кристиан Бёрк известный сейчас как Роб Стайн. Довольно таки широко известный и не всем приходящийся по нраву. Конечно, учитывая сложный характер Маэсто, пожалуй,  не стоило так уж сильно удивляться этому обстоятельству. Вот и несколько ранее после выступления рок-музыканта Белет заметил, что за ним последовал не самый дружелюбно настроенный "фанат", который уже не единожды мелькал рядом и на этот раз по всему было видно, что намерения у него решительные и самые недобрые. Но это было пол беды. "Бёрк, кому же ты наступил на хвост в этот раз?" Мужчина вновь кинул взгляд в зеркало заднего вида отмечая, что выдерживая расстояние за ним едут ещё две машины и всё бы ничего, но чутьё не то что подсказывало, а кричало о том, что это не простое совпадению. А своему чутью демон привык доверять, даже если оно порой походило на острый приступ необоснованной паранойи. Демон мягко вдавил педаль газа в пол увеличивая скорость. Вот наконец он смог увидеть фигуру Кристиана, кажется Тоомас всё же несколько припоздал к основному действию.
-Подвезти? - Темно-синий практически в полуночную черноту автомабиль затормозил рядом с вампиром и дверь распахнулось приглашая устроиться в комфортабельном салоне. Улыбнувшись Кристиану, быстро скользнув взглядом по окрестностям прикидывая, что именно здесь случилось, потом Белет вновь посмотрел в зеркало следя за приближением света чужих фар.

Отредактировано Sharess de Lefay (2019-01-09 20:56:27)

+1

3

Вот уже которую ночь подряд ему снится Медея. Медея с ее сладким, тягучим голосом и алыми губами, растягивающимися в хищноватой улыбке. Медея с ее густой копной угольно-черных волос, которые в его кошмарах начинают извиваться как змеи на голове Медузы Горгоны. Медея с ее изящными длинными пальцами, с обманчивой мягкостью перебирающими клавиши рояля. Обманчивой - потому что Бёрк не дурак и недаром столько лет изучал устройство инструмента, чтобы точно просчитать настоящую силу прикасающегося к нему человека. Руки Медеи привыкли сжимать - например, чье-нибудь горло, - и сдавливать - например, чью-нибудь голову, - они привыкли вырывать с корнем, - например, чей-нибудь позвоночник, - и то, что она играет как невинная, вышколенная домашним обучением примерная девочка, только усиливает то ощущение сюрреалистического ужаса, которое он испытывает, глядя на нее.
Стоит заметить, она никогда не привлекала его как женщина - встретив ее, он уже давно отдал свое сердце золотистой нежности и утонченности Агнессы, и Медея, с ее диковато-обольстительной красотой не произвела на него того впечатления, на которое она, должно быть, рассчитывала. В конечном итоге у них вообще с ним ничего не получилось - и он имел  уже неосторожность подумать, что эта странная история так навсегда и останется в Италии, но черные вороны рока не перестали реять над его головой,  и вот теперь он,  кажется, оказался в самом средоточении Преисподней.
- Чувак, ты в порядке? - голос барабанщика доносится откуда-то издалека, и Крис - Роб  - едва отмечает его. Прежде, чем он успевает вынырнуть, вопрошающему отвечает кто-то другой - Майк, возможно, или Пол, он слишком далеко от них всех, чтобы сказать наверняка:
- Оставь его. Он опять творит, что, не видишь?
О да, он творил. Сочинял очередную песню, которая, вероятно, снова взлетит на вершину всех хит-парадов - незримые боги музыкального Олимпа, очевидно, и в самом деле сделали его своим глашатаем на земле: такому успеху можно было только позавидовать. Роб Стайн умудрялся петь "ровно так и ровно о том, о чем все прочие мечтали говорить, но могли только молчать", как гласили последние газетные полосы, Роб Стайн пел настоящие гимны их ветреного переменчивого времени, он словно пропевал саму  жизнь, куплет за куплетом, и не осталось уже, кажется, ни единого сердца, которое бы не откликнулось на его призыв.
Он был на самой вершине мира и смотрел на него сверху вниз, окутанный славой, загадками и всевозможными домыслами. О нем было известно так мало, что впору было и в самом деле разворошить какую-нибудь древнюю легенду и приписать ему тысячи сменяющихся лиц. "Ангел или Дьявол?" - помпезно вопрошал очередной громкий заголовок, и вся их разношерстная группа смеялась, хлопая его по плечу: "смотри, чувак, так выглядит слава".
Роб смотрел на сотни мелькающих перед глазами статей, рекламных афиш и обложек альбомов, моментально разлетающихся с прилавков, и видел только алые, ухмыляющиеся губы Медеи.
"Ты никуда не сбежал от нас, мой милый-милый музыкант. Ты поешь для нас сейчас. Ты поешь про нас, Роб Стайн..."
Он приходит в себя за городом, один на сумрачной, едва освещенной скупыми фонарями трассе, не по погоде одетый лишь в обычную черную рубашку,  - с гудящей, будто с похмелья, головой и ноющими кончиками пальцев. Гитара обнаруживается тут же - у ног, в дорожной пыли, рядом валяется распахнутый чехол и несколько исписанных листов. Стайн тупо смотрит на весь  этот реквизит и измученно проводит ладонью по лицу. Итак, это случилось снова. Про него говорят, что он часто творит "под кайфом", и это не доведет до добра, а он, если честно,  был бы  даже рад, если бы именно это было объяснением подобных провалов. Но Роб прекрасно знает, что на вампиров все это не действует.
Все, что приводит его в эти заброшенные дали - голоса демонов внутренних пространств. Нескончаемое пение Муз в голове...
- Стайн! - тишина вокруг вдруг взрывается этим холодным криком, и Роб больше инстинктивно, чем осознанно поворачивает голову в сторону источника шума. Растрепанный, со сверкающими безумными глазами мужчина средних лет,  с искаженным страной гримасой лицом. Определенно незнакомый. Стайн сперва даже думает, что у него опять галлюцинации, но эта, во всяком случае,  оказывается довольно разговорчивой.
- Я знаю, кто ты, - сообщает ему мужчина таким тоном, словно это еще не стало очевидным. Робу и самому хотелось бы узнать,  кто он, так что он просто слушает, и, кажется,  этим только раздражает собеседника. - Я знаю, что ты делаешь! Ты из этих...  конченых мудаков, которые пудрят людям головы, а потом оставляют на обочине жизни с тупыми, абсолютно бесполезными мечтами. подыхать, как бездомные собаки.
Робу, как вечно находящемуся в поиске вдохновения, "обочина жизни" кажется весьма удачным оборотом. Он задумывается об этом и пропускает какую-то часть речи незнакомца, - для него он все еще не совсем реальный, - но тот быстро заставляет его опомниться, подскочив и нависая разъяренной фурией.
- Она тоже слушает тебя и забивает себе голову всей  этой хуйней!
"Она?" - в его глазах ясно читается вопрос, и мужчина продолжает:
- Алиса...Моя Алиса! Раньше она была нормальной.  Мы хотели пожениться. У нас все было устроено как надо. А потом появился ты и твои чертовы песенки про свободу и выбор! И ее как подменили! Она буквально осатанела! Говорит, что надо что-то делать с жизнью, нельзя проживать ее просто так и... - Стайн вновь выпадает из разговора, логика изложения кажется ему слишком туманной, и он окончательно теряет нить. Мужчина, очевидно, совершенно выведенный из себя его отстраненностью, начисто слетает с катушек:
- Это все ты! Ты и твоя блядская группа! Это из-за таких как вы, нормальные люди сходят с ума и заражаются всей этой хренью! Ты чертов змей-искуситель, Стайн, отродье Дьявола, но я-то честный христианин, и я знаю, как избавить  этот мир от такой погани, как ты!
Взор вампира успевает заметить взмах ножа раньше, чем на  это способно человеческое зрение. Он реагирует чисто машинально, перехватывая занесенную над ним руку, и резко отбрасывая от себя.  Неловкое движение, слишком большая приложенная сила - и в следующий миг он видит уже лишь расплывающееся красное пятно на пальто незнакомца. Еще спустя секунду тот с глухим хрипом заваливается на землю и остается лежать нелепой восковой куклой, таращась на него остекленевшими ненавидящими глазами.
Роб, еще не успевший прийти в себя, потрясенно смотрит на мертвое тело, но прежде, чем он успевает что-либо в полной мере осознать, рядом резко тормозит машина, и пассажирская дверь приглашающе открывается.
- Подвезти?
Бывают в жизни моменты, когда ты вообще не задаешь никаких вопросов - просто делаешь то, что в этот момент подсказывает тебе мироздание. Стайн поднимает гитару и застегивает чехол. Смотрит на труп, лежащий у его ног, затем переводит взгляд на водителя. Ловит отблески приближающихся фар вдалеке.
И делает то, что подсказывает ему сейчас человеческий рефлекс, а вовсе не инстинкт самосохранения вампира. Он залезает в автомобиль и закрывает за собой дверь.
Очередной прыжок в неизвестность.
Когда они немного отъезжают, он, наконец, возвращает себе некоторую способность рассуждать и, заботливо переместив гитару на заднее сиденье, поворачивается к сидящему за рулем мужчине.
- Вы из Ордена?
Почему этот вопрос первым пришел ему в голову - черт знает. Вероятно,  это виделось единственным объяснением такой спокойной реакции незнакомца на произошедшее. Он просто охотник и сейчас убьет его. Вполне себе разумное объяснение.  [AVA]http://s2.uploads.ru/J2b9B.gif[/AVA][SGN]в доме нет ключей, жду, что ты приедешь в эту среду,
http://sd.uploads.ru/Z6xJL.png
и сорвёшь замок

комплект от MAULSCH[/SGN][NIC]Rob Stine[/NIC]

+1

4

[icon]https://i.pinimg.com/564x/1e/d4/04/1ed404f9e09641c78c3a526f78f349b1.jpg[/icon][sign]https://i.pinimg.com/564x/f8/26/a2/f826a24bda59bd94df9d12206a83deb8.jpg https://i.pinimg.com/564x/a9/85/df/a985df7f3cd3bb8f942204e6c4d79a64.jpg[/sign][nick]Thomas Morrell[/nick]

Свет фар более яркий нежели тот, что давали редкие фонари выхватывал из сгущающегося ночного мрака лежащее на траве  тело. Мужчина средних лет с короткими волосами неприметного русого цвета, смерть не разгладила искаженное яростью лицо и сейчас оно скорее походило на маску. Следы злости и остекленевшие глаза на век потерявшие любую страсть, вкупе это вызывало диссонанс увеличивающий сходство погибшего со сломанной марионеткой. Легкая небритость, одежда вроде бы и добротная, но какая-то потрепанная. Хотя кто на убийство будет одевать свой лучший костюм, когда потом практичнее от него избавится? Четки с католическим крестом на правом запястье. В неверном свете кровь казалась практически черной, с яркими бордовыми отблесками, всё сильнее она расползалось по пальто цвета пожухших листьев, впрочем и трава становилась всё влажнее тоже начинала окрашиваться в алый цвет. Земля принимала кровавое подношения впитывая истинный эликсир жизни. Холодный отблеск стали ножа. Всё это  взгляд демона выцепил за пару мгновений, как и музыканта потрясенно смотрящего на распростертое у его ног. Лишь несколько секунд плюс ещё пока Бёрк не захлопнул за собой дверцу, за тем автомобиль поспешно стал набирать скорость.
Демон увозил Роба Стайна от места преступления, в общем-то не сомневаясь, что случившееся скорее было самозащитой нежели агрессией вампира, однако мужчина понимал, что ему ещё предстоит заняться этим неизвестным. В первую очередь подергав за нужные ниточки нужно исключить любую возможность, что на трупе остались следы способные привести полицейских к подопечному Белета.
Мужчина издал тихий смешок и посмотрел на вампира задавшего вопрос про Орден не только после того как запрыгнул в машину к незнакомцу, но и заботливо пристроил гитару, при этом в его голосе слышалась обреченная уверенность относительно того, что одного Роба Стайна попытаются убить. Опять.
-Я не охотник и не намерен прерывать вашу жизнь, мистер Бёрк. - Серые глаза Томаса хитро сверкнули, несмотря на, то что голос  Моррелла отличался от голоса Вентури при обращении к пассажиру явственно проскользнули знакомые мягкие, бархатистые и чуть певучие интонации и даже тембр несколько изменился. Одно обращение по фамилии, которое могло отбросить на десятилетия назад. Пожалуй, осенью в Нью-Йорке опадают не только листья, но и  некоторые маски. - Пожалуйста, достаньте из бардачка карту, поблизости есть съезды с трассы? Желательно с возможностью не разворачиваясь вернуться обратно.
Какова была вероятность, что его строптивый подопечный вновь продемонстрирует шипы после слов Белета? Этак процентов девяносто восемь. Порой Белет и сам удивлялся, что решил покровительствовать этому ершистому и язвительному мальчишке и всё же... десятилетие за десятилетием, пусть порой и в пол глаза он наблюдал за успехами Кристиана Бёрка и при необходимости был тем счастливым случаем, который помогал брать новые вершины и не упасть в пропасть. Без громких слов, он был тихой тенью за спиной Маэстро, как тогда в Италии, когда его стали чаще приглашать. Впрочем, после убийства Вентури вампир вряд ли мог подозревать мецената в кознях. Не повезло же Бёрку, что если Белет решал покровительствовать кому-то до конца жизни, то подразумевал вовсе не истечение жизненного срока своих оболочек. Или всё же это была весьма своеобразная улыбка Фортуны? Пожалуй, каждый решал сам.
-Вы бы лучше пристегнулись, Кристиан, чувствую, что нас ждут резкие повороты, торможения и прочие маневры достойные сцены погони в боевике. - Взгляд мужчины был вновь устремлен в зеркало заднего вида, если два автомобиля и притормаживали рядом с убитым, то не надолго, останавливаться и, как полагается добропорядочным гражданам, вызывать полицию таинственные преследователи явно не собирались, но их скорость увеличилась. Но пока сокращать дистанцию в планы Белета не входило - его машина так же поехала быстрее.

Отредактировано Sharess de Lefay (2019-01-09 20:55:04)

+1

5

Среди людей бытует поговорка: "двум смертям не бывать, одной не миновать", - и Кристиан, казалось, был едва ли не явным ее воплощением. Встретив свою  закономерную кончину в темном лондонском переулке, он словно бы начисто утратил всякий страх, а подчас и осторожность, считая себя едва ли не заговоренным, хотя его новый мир таил никак не меньше, а иногда даже больше опасностей. С самого начала ему вбили в голову, что теперь у него есть однозначный враг, от которого стоит всеми возможными способами держаться подальше - но по-настоящему Орден еще не успел вдохнуть в него должную степень опасения.
Куда большую угрозу обычно представляли его собственные внутренние демоны, раз за разом подталкивающие его на край пропасти и заставляющие вглядываться в бездны своих же мучительный терзаний. Погоня за музами и извечный поиск вдохновения слились в достаточно тернистую и полную опасностей дорогу, по которой он петлял, неизменно натыкаясь на острые камни и выбираясь порой лишь каким-то чудом, - ровно до того момента, как злосчастный рок вновь не приставит оголенный нож к его горлу.
Как сейчас, например.
Собственное имя заставляет его едва ощутимо вздрогнуть и застыть натянутой струной, - глаза Стайна, скрывающие свою природную синеву за темными линзами, точно стекленеют, останавливаясь на радушной улыбке незнакомца, сбившееся сердце вампира ощутимо пропускает удар.
Какого черта?
Просьбу о картах он предсказуемо игнорирует, слишком потрясенный и ошарашенный, чтобы обращать внимание на что-либо, кроме приперевшего его к стенке откровения. Отсветы пролетающих мимо фонарей отбрасывают скупые отблески на его окаменевшее лицо, и он готов уже не то разразиться ожидаемым вопросом, не то немедля накинуться на водителя, но неожиданная фраза последнего заставляет его чисто машинально бросить взгляд в зеркало заднего вида.
За ними очевидный "хвост" - и это уже становится похоже на какую-то театральную постановку, в которой он неожиданно стал главным героем, не будучи предупрежденным об этом. В своей жизни он лишь раз испытывал нечто подобное - все в той же Италии, но с той поры уже столько воды утекло, что даже ворошить это кажется нелепым. Тем более странно вновь наткнуться на это чувство сейчас, в самом сердце мятежной Америки, на ночной трассе и в обстоятельствах, менее всего походящих на реальность.
- Кто вы? - едва слышно спрашивает он, инстинктивно потянув за ремень безопасности, но так и замирая, не пристегнувшись. - Откуда вы знаете мое имя?
Почему-то отпираться и ломать комедию, настаивая на личности Роба Стайна, ему не приходит на ум. Во-первых, это уже, кажется, бесполезно. Во-вторых... ему и самому, возможно, хотелось бы вспомнить свое истинное обличье, которое в этом проклятом городе размывалось и таяло, как туманная дымка.
Ему хотелось вспомнить Кристиана Бёрка - себя самого - но с каждым днем он лишь все больше забывал о том, как же он выглядит на самом деле.
Незнакомец, судя по всему, знал это куда лучше него.[AVA]http://s2.uploads.ru/J2b9B.gif[/AVA][SGN]в доме нет ключей, жду, что ты приедешь в эту среду,
http://sd.uploads.ru/Z6xJL.png
и сорвёшь замок

комплект от MAULSCH[/SGN][NIC]Rob Stine[/NIC]

Отредактировано Christian Burke (2019-01-13 19:39:56)

+1

6

Бёрк даже удивил демона проявив удивительную сдержанность. Неужели этот в мальчишка в чем-то повзрослел и научился держать свой норов в узде? Или сейчас просто сказывался шок? Пожалуй, все же, не стоило слишком обольщаться относительно первого своего предположения. На мгновение закатив глаза Томас надавливает на застывшую руку вампира застегивая ремень безопасности. Как бы все происходящее не напоминало сцену из фильма, но на этот раз в постановщиках Белет вовсе не значился, а следовательно события могли принять действительно опасный оборот, нет, конечно, если Крирстиан вдруг вылетит через лобовое стекло, то вряд ли погибнет - вампиры существа менее хрупкие нежели обыкновенные люди, но стекло опять же жалко...
- Не узнаете? Мы были представлены друг другу в Италии, неужели вы забыли ту почти неделю в моем имении? Кристиан, вы разбиваете мне сердце. - Притворно трагично вздохнул мужчина, но во взгляде который он кинул на вампира скользило неприкрытое лисье лукавство. Впрочем, ввиду необходимости следить за дорогой этот взгляд был крайне мимолетным. - Или моя новая маска настолько сбила вас с толку?
   Губ Томаса коснулась тонкая усмешка, конечно так раскрывать карты возможно было весьма неосторожно, но с другой стороны Белет и в первую встречу с этим маэстро не сильно-то скрывал свою натуру и если вампир не обращал внимания на более чем непрозрачные намеки... Тем любопытнее будет не наблюдать за его реакцией сейчас, тем более раз уж они попали в ситуацию в которой он вряд ли обойдется без посторонней помощи. Да и, право слово, не побежит же вампир докладывать Ордену о том, что вот этот тип на самом деле самый настоящий демон. Во-первых, охотники относились к секретной организации и их было не так уж легко выявить. А во-вторых, вампиру и самому было опасно выходить с ними на связь.
   Кстати, об удовольствие от наблюдений, мужчина вновь кинул взгляд в сторону пассажира. Нужно, признать, что очки несомненно его смажут - демону нравилось наблюдать за глазами прирожденного музыканта. Глазами честными, и казалось бескомпромиссными словно небо. Впрочем, была ли эта синева именно небесной? Ярость в них горела словно огни в глубине темных вод, а вдохновение, о, вот оно сияло совершенно по особому. Только, вот незадача, как Роб Стайн вампир казалось совершенно сросся с темными очками закрывающими окна в его душу и казалось не на миг не расставался с ними. Впрочем, возможно у Бёрка такое единение не только с этим аксессуаром? Но разве это проблема для темного? Небольшое усилие воли и раздражающая демона безделушка, словно сама собой, крайне шустро слетела с носа Кристиана. Одновременно машина сделала крутой поворот съезжая с трассы на какую-то дорогу, на которой и без того редкие фонари вовсе перестали встречаться. Светлячком их автомобиль несся сквозь ночную темноту в неизвестную глушь.
-Раз уж навигатор из вас совершенно никудышный, то остается рассчитывать на мою память и, чего греха таить, интуицию. Как насчет музыки? - Демон включил радиоприемник и оттуда неожиданно задорно зазвучал голос Элвиса Пресли, вновь кинув взгляд в зеркало заднего вида мужчина тихо хмыкнул. Если до этого и оставались какие-то сомнения относительно погони, то после того как две машины свернули вслед за ними, они определенно исчезли. - Неплохой саундтрек. Всё же жаль, что Король решил столь рано оставить карьеру... Мистер Бёрк, вы случаем не знаете кто так настойчиво хочет вас догнать? Впрочем, пожалуй, я сам их спрошу, как и о мотивах, но в начале нужно создать подходящую обстановку для беседы.
   Последнюю фразу мужчина практически промурлыкал и вновь особенно явственно проскользнули интонации Вентури - демон знал толк в создании нужной обстановки. Деревья по бокам дороги, которые выхватывал свет фар, мелькали всё быстрей. Было сложно даже предположить, что демон, который вел машину с легкой непринужденностью научился этому в общем-то не так давно и, откровенно говоря, процессу обучения более всего подходил жанр комедии. Недавно -  это конечно относительно. Но нужно было признать, что по началу даже если у очередного сосуда были навыки по вождению, то у самого демона присутствовал некий внутренний барьер, всё же как  существо древнее он больше привык к живому транспорту вроде лошадей, нежели к такому чуду техники. Первые автомобили вовсе были чем-то несуразным, так что прогресс (и безопасность) за последние десятилетия сделали огромный шаг вперед  и в какой-то момент демон решил, что пора преодолевать собственную закостенелость в этом вопросе, к тому же исключительно полагаться на личного водителя не всегда было удобно. И... В конечном итоге, это можно было считать своей маленькой победой и законно ею гордиться, тем более Белет предусмотрительно освоил не только обыкновенные водительские навыки, но и экстремальную езду. И если память демона не подводила, то не так уж далеко был весьма удобный для его целей поворот и съезд и пока нужно было сохранять расстояние, а их пытались нагнать всё настойчивее.

[icon]https://i.pinimg.com/564x/1e/d4/04/1ed404f9e09641c78c3a526f78f349b1.jpg[/icon][sign]https://i.pinimg.com/564x/f8/26/a2/f826a24bda59bd94df9d12206a83deb8.jpg https://i.pinimg.com/564x/a9/85/df/a985df7f3cd3bb8f942204e6c4d79a64.jpg[/sign][nick]Thomas Morrell[/nick]

+1

7

На какое-то безумное мгновение его сознание отчаянно цепляется за спасительную надежду, что он сейчас просто спит и видит странный фантасмагорический сон, который после пробуждения вполне может сложиться в новый хит Стайна. Сон дает возможность не улавливать логику событий и просто принимать в них участие, дожидаясь, пока звонок будильника прервет череду сменяющихся картин. Это воистину было бы весьма соблазнительной иллюзией, но Роб слишком хорошо знает тяжелый привкус своих сновидений - мрачных, тягучих, будто налитых свинцом и доверху заполненный приторным флером духов Медеи.
Его сны похожи на плавание в застывающей вулканической лаве - то же, что происходит сейчас, при всей своей видимой абсурдности, рассыпается звенящими нотами и горчит, отзываясь в нем отблесками инстинктивного страха и возбужденности.
Еще один короткий перебой сердца в груди - он смотрит на своего улыбающегося водителя, распахнув глаза, рука автоматически скользит по двери автомобиля - некоторое время он и правда подумывает о том, чтобы выскочить на полном ходу, но как раз в этот момент мужчина щелкает застежкой ремня безопасности, будто недвусмысленно намекая, что ему стоит оставаться на месте.
Роб закрывает глаза. Он не надеется, что это поможет ему скрыться от лукавой улыбки собеседника и его вкрадчивых слов - видения, вспыхивающие под его веками, давно страшнее любой видимой опасности. Ему просто хочется вдохнуть сейчас поглубже, набирая воздух с самого дна собственного естества, из самых темных глубин души, где он еще мог быть собой, а не участником затянувшегося дешевого маскарада.
Ему хочется сейчас найти в себе силы на  хоть какую-то обычную для себя реакцию - впасть в ярость или ощетиниться в попытке защититься, - но вместо этого откуда-то из гортани наружу вырывается только спертый хрипловатый смешок, жутковатым эхом рассыпавшийся по салону, - а в следующее мгновение он уже хохочет, запрокинув голову на спинку сиденья - изможденно, надрывно, с каким-то тяжелым осадком обреченности в тоне.
Темные очки, служившие преградой между ним и миром, слетают с носа, но Роб даже не откликается на это, сотрясаясь от наждачного смеха и бессильно оседая в кресле. Длинные черные волосы, обрамляющие худое лицо, каскадом опадают на плечи, обнажая нездоровую - даже для вампира - бледность и какую-то даже иссушенность его резковатых черт. Практически ничего общего с тем молодым вызывающим композитором, получившим свой счастливый билет в Италии и гневно отражающим любую попытку вовлечь в его странную забаву скучающего мецената.
Он принял милость Вентури, считая ее своей заслуженной победой, но так и не избавился от досады по этому поводу.  Уже много лет после его все не покидало ощущение, что все это изначально походило на какую-то спланированную партию, вот только своей роли в ней он абсолютно не понимал.
Хотя если этот мерзавец с подкупающей лисьей улыбкой как-то связан с ними, то это все объясняет.
- Это не ответ на вопрос "кто вы", - отрывисто, но без всякого выражения в голосе, выплюнул Стайн, отсмеявшись. - Я, конечно, и сам в какой-то мере овладел искусством перевоплощения, но такой уровень грима - это что-то новенькое.
Он повернул голову, посмотрев на мужчину с невыразимой тоской в глазах. Приближающиеся фары явно преследующих их машин его, казалось, мало волновали.
- Чем обязан столь пристальному вниманию?[AVA]http://s2.uploads.ru/J2b9B.gif[/AVA][SGN]в доме нет ключей, жду, что ты приедешь в эту среду,
http://sd.uploads.ru/Z6xJL.png
и сорвёшь замок

комплект от MAULSCH[/SGN][NIC]Rob Stine[/NIC]

Отредактировано Christian Burke (2019-01-13 19:39:44)

+1

8

[icon]https://i.pinimg.com/564x/1e/d4/04/1ed404f9e09641c78c3a526f78f349b1.jpg[/icon][sign]https://i.pinimg.com/564x/f8/26/a2/f826a24bda59bd94df9d12206a83deb8.jpg https://i.pinimg.com/564x/a9/85/df/a985df7f3cd3bb8f942204e6c4d79a64.jpg[/sign][nick]Thomas Morrell[/nick]

   Хрипловатый, какой-то давно надтреснутый смех разлился по салону автомобиля, в нём словно слилось скрежетание когтей всех кошек, которые нынче жили в душе Бёрка и терзали его, музыкант даже не заметил как его модные темные очки слетев с носа затерялись где-то на полу в районе заднего сиденья. А Белет смог более точно и в большей мере оценить состояние своего горе-подопечного.
- Mon ami, да вы ведь истощены. - Вскинув бровь констатировал мужчина за рулем, конечно необходимость следить за дорогой позволяла кидать на пассажира лишь короткие взгляды, но и их оказалось достаточно, как и услышанного измученного, нервного смеха несомненно добавил штрихов и красок. По всему выходило, что дело было куда серьезнее нежели простая физическая изможденность - это чувствовалось более чем явственно и вызывало некоторую обеспокоенность, если не сказать тревогу. Хотя кому сказать - не поверят, что тёмный может за кого-то беспокоится. Впрочем, так было проще и для самого демона. - Это смотря какой стороны посмотреть.
Рассмеялся Томас на слова вампира о том, что такой уровень грима - это, что-то совершенно новенькое и в противоположность недавнему смеху длинноволосого брюнета, смех Моррелла практически физически прошелся по коже мягким мехом и рассыпался в воздухе задорно звенящими искорками. Учитывая древность демонов чем-то новеньким такой уровень грима было сложно назвать, да и люди порой претерпевали куда более впечатляющие перевоплощения, как с помощью грима, так и без него. Взять хотя бы в качестве примера трансформацию Кристиана Бёрка в Роба Стайна, ведь оно оказалось гораздо более глубинным чем перевоплощение Белета, которое сейчас, по сути, относилось лишь к внешнему облику и не более...
-Бросьте, ни за что не поверю, что вы и сами не догадываетесь. Помниться, пока вы гостили у меня, я пару раз практически прямым текстом говорил кто я, и что я такое. Но если нужно прямо в лоб... Я тот Вецио Вентури с которым вы встречались в Риме, но если отбросить все смертные маски: я - Белет, высший демон. - Произнес мужчина и тихо фыркнув издал тихий смешок. - Прозвучало практически как на собрании пытающихся вылечится алкоголиков или игроманов.
  Демон сам же значительно убавил уровень пафосности своего заявления за счёт лёгкой доли самоиронии и на мгновение он как и когда-то в своем поместье поймал взгляд вампира на этот раз полный не огня протеста, а беспросветной тоски. "Бедовый мальчишка, до чего ты себя довел? Или... Тебя довели?" В любом случае, Белет был не намерен оставлять это просто так и хотел выяснить, что именно происходит с этим  выдающимся талантом.
   Прежде чем же он успел ответить на последний вопрос вампира сильный толчок напомнил о преследователям догнавших, снизившего перед поворотом, скорость мужчину. Его машину попытались взять в "клещи", так что поворот они проходили в крайне тесной компании. Томас даже смог увидеть водителей преследовавших их машин. И зрелище ему не понравилось - в большей степени из-за лежащего на готове оружия. Пусть сейчас его не пускали в ход явно стремясь скорее подстроить нечто похожее на несчастный случай, но всё же это было лишь вопросом времени, когда это случится. Конечно, тут оставался открытым вопрос зачем им понадобился Бёрк, но вариант при котором вампира увозят в неизвестные дали, а Моррелла убивают, как свидетеля последнему тоже совершенно не нравился. Полюбовались и хватит. Выйдя из поворота демон вновь, пусть и с некоторым скрежетом возвестившим о новых царапинах, ушёл в отрыв от преследователей и теперь стремился его лишь увеличить.
- Вам не повезло - я влюбился... - С лучезарной улыбкой сообщил Белет своему несчастному пассажиру, а в глазах этого лиса притворяющегося пауком плясали совершенно бесстыжие лукавые искорки, нет, даже Гаап сейчас не почувствовал и капельки лжи, но всё же это скорее относилось к музыкальному дарованию Бёрка. Наверное. Может и не совсем. На самом деле, степень увлеченности демона сейчас не играла ни малейшей роли - помятуя, как Кристиан взорвался от одного намёка на поцелуй он откровенно дразнил ершистого мальчишку, заодно проверяя на сколько у Кристиана всё плохо.-А вы имели неосторожность принять моё покровительство, и тут пожалуй стоит уточнить, что обычно, когда я говорю о долгосрочном патронаже, то обычно подразумеваю пожизненный.
   Мужчина вновь взглянул на Кристиана наблюдая за его реакцией, откровенно говоря, даже если бы композитор тогда отказался от всех приглашений за которым так или иначе стоял Вентури и вовсе сбежал из Италии - это мало, что изменило бы. Перед следующим поворотом он не стал особо притормаживать в какой-то степени просто проскользив его, и вновь они мчались так, что деревья по бокам дороги слились в сплошную полосу и вот наконец они выехали на перекресток, где Томас вырулил на боковую дорогу, отъехал чуть подальше и неожиданно остановил машину.
- Знаете, Бёрк, кажется вам совершенно не помешает выпить. И, пожалуй, у меня завалился один занятный элексир, который позволит вам какое-то время воспринимать алкоголь подобно обычному человеку. - Моррелл покинул салон автомобиля и оперевшись на крышу и дверцу заглянул внутрь. - Рискнете вновь принять моё приглашение в гости?
Распрямившись демон посмотрел в ту сторону откуда в сторону откуда на перекресток должны были выехать преследователи. Вот они оказались в зоне видимости и глаза мужчины заполнила тьма. Перед машинами не выросла невидимая стена, телекинез ведь можно применять и менее топорно, по касательной, лишь подтолкнуть в нужном направлении... внешне это выглядело так словно одна из машин просто на мгновение потеряла управление, а остальное сделала уже их собственная скорость. Совершенно бесстрастно демон наблюдал за тем как автомобили сталкиваются и с разворотом вылетают за пределы дороги.

+1

9

Вслед за истеричной веселостью его охватило странное, непривычное для него апатичное равнодушие - явись перед ним сейчас сам Господь Бог с объявлением, что вампир очень поспешил отречься от него в Гренландии и предать ту веру, в которой был воспитан, он не испытал бы никаких особых эмоций кроме вялого, безразличного смирения.
В сливающейся в единый неразличимый поток пролетающей темноте за окном, еще более ощутимой при тусклых отсветах фонарей, ему ясно чудился пронзающий насквозь бесстрастный взгляд Смерти, к которой он, казалось, несся на всех парах - то был взгляд Медеи, свинцово-тяжелый и абсолютно застывший - в ее глазах никогда ничего не отражалось, хотя он не был уверен, реальное ли это воспоминание или игра его воспаленного воображения, впрочем, сейчас это не имело никакого значения. Смерть и Медея казались ему неотделимыми друг от друга  - Медея ли была самой Смертью, или та избрала ее в свои жрицы - в алых улыбающихся губах он видел собственный приговор, одновременно сладостное обещание, подобное пьянящему ароматному вину, приглашающе наполняющему бокал, и холодный приказ, будто сильнейший яд, отравивший предложенное вино.
Медея обещала ему избавление. Медея обещала ему кару. Медея обещала ему блаженство. Медея обещала ему страдание. Медея сама была избавлением, карой, блаженством и страданием, что она сулила ему.
Медея обещала ему весь мир. Медея приказывала позабыть весь мир навсегда.
Слово "истощены" вызывает у него очередной хрипловатый смешок - подобным образом описывать его текущее состояние все равно что говорить умирающему от чахотки, что у него не совсем здоровый вид. Он не истощен - он выжат досуха, выпит подчистую и отброшен на эту чертову "обочину жизни" как высыхающая картофельная шелуха. В нем больше нет ни силы, ни дерзости, переполнявших до отказа перед лицом Вентури в Италии, он - открытый невзначай ящик Пандоры, из которого вылетело все, даже пресловутая надежда.
Все, что у него еще остается - жалкий обрубок былой гордости, безжизненная культя собственного достоинства. Все говорили, что для вампира у него потрясающая выдержка, и, может быть, только это еще и держало его сейчас не потерявшим связь с реальностью окончательно.
Довольно иронично, учитывая его вздорный характер. Впрочем, сейчас и от того осталось лишь блеклое напоминание.
"Белет, высший демон"... У него не хватает никаких эмоциональных запасов на банальное удивление, и эту информацию Стайн принимает, как и все повороты до того, - с неестественным безразличием, просто запоминая как факт.
Вецио Вентури, вздумавший столь насмешливо играть с ним в Риме, - высший демон. Собственно, он едва ли понимает, что именно должна означать прибавка "высший", потому что это ровным счетом ничего ему не говорит. Само имя, кажется, встречалось ему в каких-то древних текстах, но он не может вспомнить точно.
Белет, высший демон. Это наверняка должно что-то означать, но измученное сознание отказывается обдумывать это знание. Роб кивает, как китайский болванчик, словно каждый день слышит подобные заявления. Белет, так Белет. Высший демон, так высший демон... Его внимание ненадолго привлекает нагнавшая их связка машин, но и за отчаянным маневром своего дьявольского водителя Стайн наблюдает с молчаливым равнодушием.
Ему по сути все равно, каким именно будет итог. Разбиться в автокатастрофе, попасть в руке к искусным палачам, сгореть заживо в адском пламени - какая теперь уже разница. Он думает об Эгги, и о том, сколько всего не успел ей сказать, но даже эти мысли стираются, как туманная дымка, не в силах задержаться в его окутанном мраком разуме.
Они отрываются - это он тоже констатирует как факт, не испытывая ни положенного облегчения, ни всплеска адреналина. Если не эти неведомые ему типы на "хвосте" - то пусть его прикончит Белет, высший демон, или как его там.
Все равно. Теперь уже - все равно...
"Вам не повезло - я влюбился."
Какие-то вещи все же остаются неизменными, что бы не происходило вокруг. Кристиан Бёрк, воспитанный на определенных устоях, никогда не терпел даже самого безобидного намека в адрес собственной ориентации. Роб Стайн не был Кристианом Бёрком, он был голосом времени - голосом Америки, страны великих перемен, - но он вздрагивает, чисто машинально, с каким-то инстинктивным мальчишеским самолюбием возмущаясь этой небрежно брошенной фразе.
- Вы - что?!
Этот всплеск, казалось, отнял у него разом все оставшиеся силы. Роб моргает, глядя на Белета будто сквозь вязкую пелену тумана, и болезненно кривится, словно на ходу теряя всю свою обычную напористость.
- Вы здесь из-за меня? - как-то грустно спрашивает он севшим голосом. В последнее время так много всего происходит "из-за него", что внимание высшего демона воспринимается лишь как еще один аккорд в сочиненном для него реквиеме.
Против него вообще, кажется, ополчился весь ад, так что одним демоном больше, одним меньше...
Он едва вновь не теряет нить разговора, когда Белет взывает к нему с вопросом. Роб пару минут тяжело смотрит на него, точно не понимая смысла слов, а после кивает, обреченно соглашаясь и на этот шаг.
Все ближе и ближе к пропасти. Нет смысла уже пытаться удержаться.  Ему это не светит.
Его голос на фоне отдаленного визга шин вылетающих в кювет автомобилей звучит как звук вбиваемого в крышку гроба гвоздя.
- Почту за честь.
Он тратит на слабую насмешку всю свою волю и устало прикрывает глаза. Теперь уже - будь что будет. [AVA]http://s2.uploads.ru/J2b9B.gif[/AVA][SGN]в доме нет ключей, жду, что ты приедешь в эту среду,
http://sd.uploads.ru/Z6xJL.png
и сорвёшь замок

комплект от MAULSCH[/SGN][NIC]Rob Stine[/NIC]

+2

10

[icon]https://i.pinimg.com/564x/1e/d4/04/1ed404f9e09641c78c3a526f78f349b1.jpg[/icon][sign]https://i.pinimg.com/564x/f8/26/a2/f826a24bda59bd94df9d12206a83deb8.jpg https://i.pinimg.com/564x/a9/85/df/a985df7f3cd3bb8f942204e6c4d79a64.jpg[/sign][nick]Thomas Morrell[/nick]
- Раз ещё искритесь, то всё не столь уж безнадежно. - Оптимистично заключил демон и губ Белета коснулась легкая усмешка, отвечать на возмущенный вопрос брюнета мужчина совершенно не собирался. Да и был ли в этом смысл? Не считая того, что всё же вампир и так прекрасно слышал сказанное, после этой вспышки Бёрк казалось осунулся и поблек ещё больше - вряд ли он так уж жаждал, что-либо услышать.
   Томас посмотрел в сторону разбившихся машин, сейчас было самым подходящее время проверить, как там преследователи и задать им несколько вопросов. И, несомненно, Белет весьма желал провести эту беседу по одной простой причине... Каким бы спокойных и даже хладнокровным характером демон не обладал, с какой бы долей иронии и легкости (если не сказать беспечности) не относился к охоте на свою персону, но при всём этом высший терпеть не мог, когда покушаются на его игрушки, а уж тем более, когда их пытаются сломать. Пожалуй это то, что относилось к тем немногим вещам, которые могли разбудить в этом счастливом обладателе поистине дьявольского терпения не только раздражение, но и холодную ярость. А Кристиан Бёрк, как бы он сам не язвил, ершился и сопротивлялся играм Белета, уже был записан в свои. И высшего, разумеется, ни в малейшей степени не волновало, что думает музыкант по этому поводу - его реакцию было бы не трудно предугадать. И сейчас, в случае если водители не расшиблись на смерть, то было пора задавать вопросы в надежде, что эти пешки дадут нужную ниточку. Но это требовало времени. И тут была загвоздка - состояние Бёрка действительно не внушало беспокойство и демон не был уверен, что оно есть. Тихо побарабанив пальцами о крышу автомобиля он фыркнув решил не рисковать - в конце концов, его гончая будет только рада, если её спустят с поводка. Может демон и зря перестраховывался это будет упущением, но сегодня его выбор будет таков. Сев обратно в салон он захлопнул дверь.
   Но вот трогать машину с места сразу не стал. Вместо этого Белет, что-то снял со своей шеи и развернувшись к пассажиру левой рукой с мягкой властностью коснулся подбородка Кристиана.
-Я здесь ради вас. - Мягкие, обволакивающие интонации наполненные внутренней силой, этот голос чем-то напоминающий шепот морских волн мог пробиться и через зыбкую дымку окутывающую чужое сознание. Сейчас демон внимательно разглядывал вампира с чересчур бледной даже для его рода кожей, и обрамляющие его лицо растрепанные волосы цвета крыла ворона лишь добавляли контраст, взгляд Белета скользил по аристократически тонким чертами лица, отмечая на сколько явственно они заострились выдавая истощение. Кристиан Бёрк словно истаивал - превращаясь в бледную тень, наваждение. И даже на фоне не самых грубых пальцев Томаса музыкант казался чем-то нереально хрупким и эфемерным. Словно тонкий кусочек льда - сожмешь чуть сильнее и рассыпется на мелкие осколки, тут же превратившись в капельки воды утечет сквозь пальцы. Белет склонился к Маэстро (нет на этот не в попытке поцеловать) скользнув по щеке живое дыхание Моррелла обожгло ухо музыканта. - И погибели вам вовсе не желаю. Не сгибайся, не ломайся, не отступай - это ведь твоя жизнь, Кристиан. Неужели ты так просто сдашься?
   Когда Белет говорил его пальцы уже не касались лица Бёрка, а едва уловимо скользнули по плечам и на шее вампира щелкнул замочек от обвившего её витого кожаного шнурка. Один плюс, кроме повысившегося самообладания, у состояния Бёрка всё же был: в случае меньшей апатичности вампира демон вряд ли так дегко одел бы на него амулет. Отстранившись Белет посмотрел на золотой кулон по форме более всего напоминающий небольшой ловец слов: магические символы по внешнему кругу, тонкие, но прочные нити паутины и кристальный паучок в центре. По действию тоже напоминал ловец снов, отчасти - этот амулет защищал не только от собственных кошмаров, но и что важнее ограждал от постороннего магического воздействия, и как приятный бонус позволял собственно говоря выявить наличие этого воздействия. В общем, вещица как ни крути полезная и которая снимет, как минимум один вопрос. Но, в любом случае, это было лишь временное решение. Да, оно могло дать возможность восстановиться измученной душе мятежного мальчишки, но не устраняло сам источник сложившейся ситуации. Белет проследил как по нитями амулета прошлось мягкий отблеск - сигнал об активации, оставалось узнать сохранит ли паучок свою кристальную чистоту или сменит цвет. Теперь можно было похвалить себя за предусмотрительность, потому как наблюдая из далека Белет хоть и подозревал, что с подопечным, что-то не так, но масштабов понять не мог и вещицу прихватил лишь на всякий случай. Впрочем, вопрос с масштабами и сейчас требовал прояснения.
- К тому же, вам совершенно не идёт амплуа умирающего лебедя, мистер Бёрк. Кстати, когда вы питались в последний раз? -Усмехнувшись произнес водитель обращаясь к своему пассажиру и наконец машина тронулась в путь, кажется где-то сзади послышались выстрелы, но это скорее было лишь данью ярости - достать их уже не могли. А этот более чем специфический дуэт ждало возвращение в Нью-Йорк.

Конечно, сейчас Белет жил не в старинном особняке, но облюбовал себе вполне просторную квартиру в фешенебельном районе города. Заехав на парковку демон вышел из автомобиля и распахнув пассажирскую дверь посмотрел на Кристиана.
- Сами справитесь или мне стать вашей опорой? - Задав вопрос Белет замер ожидая реакции и сильно подозревая, что учитывая состояние вампира есть вариант, что его придется тащить. Благо телекинез и тут мог незаметно помочь. С другой стороны не стоило, сбрасывать со счетов то, что Бёрк отличался... определенным упорством. Мягко говоря.

+1

11

"Искритесь"?
Он не понял значения этого слова, хотя смутно улавливал, что оно имеет к нему прямое отношение. С языком, ровно как и со всем миром вокруг, что-то явно происходило - знакомые слова трескались, переламывались и рассыпались пыльной трухой,  заставляя его забывать и теряться среди пустых напоминаний о живой речи. В конечном итоге в голове оставались только какие-то обрывочные строки - из песен, написанных Стайном. но как будто более не принадлежащих ему. Роб перебирал их, как единственные сохранившиеся сокровища, пытаясь выстроить в какую-то последовательность, но они так и оставались кровоточащими обрубками, не состыкуясь друг с другом, как треклятые осколки льда, отказывающиеся складываться в слово "вечность" в старой позабытой им сказке.
Роб записывал эти оставшиеся строчки на клочках бумаги, раскладывая их вокруг себя, обклеивая стены, пока все комнаты его съемной квартиры не превратились в нутро шредера - бумажные ленты с горящими на них словами были повсюду, и когда он смотрел на них, то мог легко пропеть каждую из строк, но то, что должно было следовать дальше, напрочь вылетало из головы.
Мир менялся всякий раз, когда он пропевал одну из строк - сжимался и становился душным, точно скукоживаясь от невидимых ударов, - Стайн не видел, но чувствовал это всей кожей, всем своим существом, как, вероятно, лишь истинный музыкант способен ощутить отдачу от своего творения. С этими чертовыми словами что-то было не так, с музыкой, заставляющей их  звучать, что-то было не так, с ним самим что-то было глубоко, неизлечимо не так, - своим врожденным упрямством он осознавал, что должен остановить это, но не знал, как.
Он перестал петь, впав в то, что неугомонные газетчики немедленно окрестили "творческим кризисом" и "нервным срывом", не выходил из дома, уничтожал любую записанную фразу, затыкал уши, чтобы не слышать рождающейся в голове мелодии. Какое-то время даже казалось, что это помогает, что это выход. Он чувствовал себя глубоко несчастным, погрузив свой обычно звучный мир в мертвую тишину, но это походило на решение проблемы. Уничтожая себя, он спасал весь мир вокруг, избавляя его от дьявольской силы слов и музыки, которая переламывала его на части. Возможно, это и правда могло сработать - если бы за всей этой страшной мощью не стояли они
Тогда-то они и взялись за него всерьез.
Выпадения из реальности были лишь цветочками. Вскоре он обнаружил, что не имеет никаких способов заставить себя не писать, - приходил в себя с заполненными беглым отрывистым почерком листами в руках, просыпался на свежих партитурах, с ноющими от яростной мелодии пальцами.
Любая попытка сбежать заканчивалась неизбежным провалом. Он обнаруживал себя лежащим на обочине дороги, ведущей в Нью-Йорк, и это значило, что у него снова не получилось. Музыка, некогда бывшая единственным его утешением, обратилась в яд. Он захлебывался ею, отчаянно пытаясь сопротивляться, но всякий раз неизменно падая в пучину.
Выхода не было. Это был тупик...
Властные пальцы приподнимают его подбородок, и Роб смотрит в глаза демона с измученным безразличием. Он уже не дергается от его прикосновений, будто каждое лишнее движение в его сторону угрожает его целомудрию, - он слишком выжат для обычных мальчишеских выходок, и былой норов проявляется лишь в том, что он хрипло шепчет одними губами:
- Даже не вздумай меня целовать... Урою.
Это все еще явно не то, что, вероятно, привык слышать высший демон, но уже и не то, что он выпалил бы в своем обычном состоянии. Вяло и апатично Роб наблюдает за тем, как ладонь Белета скользит по его шее, вздрагивает от негромкого щелчка замочка, точно лишь этот звук смог обнаружить для него амулет, и опускает глаза, непонимающе глядя на золотистый кулон.
"Неужели ты так просто сдашься?"
Словно отвечая на этот вопрос, кристальный паучок в центре сперва налился кровавым багрянцем, а затем почернел. Роб немного подождал, глядя на него и ожидая еще перемен, но тот так и остался темным, словно ставя точку в негласном споре за душу музыканта. Стайн хрипло хмыкнул и поднял взгляд на демона.
- Не знаю, - тихо и устало произнес он, окончательно растеряв все свои вызывающие насмешки. - Не помню...
Он не знал и не помнил сейчас почти всю свою жизнь, так что, кажется, вопросы питания были и вовсе несущественными.

Вся оставшаяся дорога напрочь выпадает из его восприятия - возможно, он даже задремал, впав в то обычное для себя в последнее время состояние тяжелого полусна. Слабое дуновение свежего воздуха из распахнувшейся двери автомобиля заставляет его слегка встряхнуться и снова взглянуть на демона. Пару минут он молчит, не двигаясь, точно вовсе не понимая, о чем тот спрашивает, наконец, моргает и слабо привстает, выбираясь наружу и машинально потянувшись за гитарой. Сейчас она кажется ему такой тяжелой, будто кто-то наполнил ее свинцом.
- Вы явно выбрали себе не того протеже, - тихо замечает он, глядя куда-то в небо, но едва ли вовсе замечая, что находится перед ним. [AVA]http://s2.uploads.ru/J2b9B.gif[/AVA][SGN]в доме нет ключей, жду, что ты приедешь в эту среду,
http://sd.uploads.ru/Z6xJL.png
и сорвёшь замок

комплект от MAULSCH[/SGN][NIC]Rob Stine[/NIC]

+1


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » The Devil You Know


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC