LUKE |

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
AGATHA |

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
REINA |

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
AMARIS |

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
GABE |

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
RAVON

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;
#1 «Inevitable evil» - Anton Dreier [до 19.10]
# 2«The dark omens» - Gabriel Malfrey [до 19.10]
#3 «The whisperer in darkness» - Nora Sharpe [до 17.10]
#4 «Helheim's gate» - Femke Marlow [до 17.10]
#5 «Mountains of madness» - Hamming Sharpe [до 17.10]
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
апрель-июль 2017.

— Какой-то огромный зверь постарался, — борясь с отвращением, она всё же присела на корточки, осматривая тело, — Гадость какая. Бедняга явно умирал в агонии... Жаль, снега намело — так могли бы осмотреться и обнаружить кровь. — а, соответственно, в какую сторону двинулась тварь, расправившись с жертвой. — Честно говоря, не знаю, способны ли гриммы на такое. Но кто знает — возможно, так и есть... читать далее

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » What happened tonight stays in tonight


What happened tonight stays in tonight

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Poets of the fall - Sleep, sugar
https://s9.wampi.ru/2018/10/11/51609a54c073c2ce17854e77e676b0e6.gif https://s9.wampi.ru/2018/10/11/7IYm.gif
What happened tonight stays in tonight
Dalila Davis, Cain Steiner
Дом Франклина, ночь с 29 на 30 июля.
Каин волей случая (и вредной домохозяйки) остаётся ночевать в доме кузена и получает случай извиниться перед обиженной ведьмочкой. Так горячо извиниться, как Лила и не ожидала...

Отредактировано Dalila Davis (2018-10-11 23:39:28)

+1

2

look

https://pp.userapi.com/c846523/v846523531/1095db/JWyaHBeVVKk.jpg

Прошла неделя с того момента, как Франклин спас насмерть перепуганную ведьму из квартиры охотника, и эта неделя оказалась для Лилы довольно тяжелой. Способности вернулись через полтора дня - и девушка целый день делала телекинезом даже самые мелкие дела по дому, словно каждую секунду хотела убеждаться в том, что её силы с ней и больше никуда не собираются. Из дома колдунья не выходила дня три - серфила в интернете, играла с котом, даже устроила обалдевшему от такого отношения, но стоически перенесшему помешательство хозяйки Хвостовски, небольшую фотосессию. Рей поговорил с Далилой, объяснив, что охотник был неправ и перебрал с подозрительностью, но такова профессиональная деформация многих охотников, и скорее всего Каин правда не сделал бы Лиле ничего дурного... В общем, все старались вернуть баланс в безумной семье, как могли.

Младший Штайнер пару раз показывался в доме - ненадолго, но стоило Лиле заслышать его голос или звук подъезжающего к дому мотоцикла, как у неё тут же находились срочные дела в своей спальне или в Старбаксе или где-то ещё вне дома. Она не показывала явной враждебности из-за Франка, но к близкому общению не стремилась, каждую секунду ожидая от охотника какой-то очередной подставы. Но обострившаяся паранойя была бы ерундой, если бы не подтянула за собой обострившиеся после неприятных событий кошмары. Лила страдала от них не впервые - каждый раз проходил по единому сценарию: яркие, тяжелые, смешивающиеся в единую пугающую картину образы из прошлого, вырваться из которых и проснуться удаётся не так уж легко. Когда колдунья только переехала в этот дом, она иногда спала с Франком, чтобы присутствие рядом кого-то живого и тёплого прогоняло дурные сны. Но сейчас она не хотела отнимать брата у Рея и пыталась справляться самостоятельно - ну, почти - с посильным участием мягкого мурчащего Хвостовски.

К слову, Рейнард предлагал Лиле помощь - немного покопаться у неё в голове, чтобы устранить кошмары. Но девушка пока отказывалась - ей хотелось справиться самой, чтобы проблема решилась раз и навсегда. Получалось так себе - сны начали отвоёвывать даже дневное пространство - сегодня после обеда ведьма заснула на диване в гостиной, а разбудил её часом позже Рей - потому что она кричала во сне. Раньше такого днём не случалось, и Далила насторожилась было... Однако вскоре нашла этому разумное объяснение: интуиция. Потому что ближе к ужину охотник снова нарисовался в их доме. И судя по сумке и рассказу о вредной домовладелице и отсутствии крыши над головой на остаток отпуска, на сей раз он собирался остаться. Сначала Лила метнулась в свою комнату быстрее, чем Каин в прихожей снял шлем и мотоциклетную куртку... Но не могла же она просидеть там несколько дней? О чем и напомнил Франк, постучавшись, чтобы позвать колдунью ужинать.
-Ну... Он ведь не добавит ничего в еду при Рее, правда? - спрашивает она неуверено, но сдаётся и вздыхает:
-Хорошо. Я скоро спущусь.

Ужин прошел быстрее, чем обычно, хотя все честно пытались изображать спокойную образцовую семью. Обычную, в которой не заходят на огонёк привидения и бабушки-тёмные ведьмы, а все мирно обмениваются новостями за день и умиляются попрошайничеству коротколапого большеглазого кота. Лила даже пару раз улыбнулась шуткам Каина - он умел был обаятельным, если хотел. Однако после ужина задерживаться в гостиной колдунья не стала - взяла под округлившееся пузо Хвостовски и пошла к себе - она несколько дней не спала нормально, хотелось сломать наконец систему.

"Лила оглядывается и видит вокруг себя ряды сидений театра. Они уходят вдаль, насколько хватает взгляда, и все заняты тёмными безликими фигурами, похожими на тени. Мужской голос велит подниматься на сцену - ведьма не может ему противиться и на негнущихся ногах идёт по ступенькам. А когда поднимается - видит перед собой Иакова, властным жестом протягивающего к сбежавшей жене руки.
-Не трогай меня!! - Лила взмахивает рукой, собираясь отбросить бывшего мужа телекинезом - но ничего, её способности опять пропали. Иаков хватает девушку за запястье - она бьётся, пытаясь вырваться - подол короткого театрального платья удлинняется, превращаясь в ненавистный "наряд прерий", а тёмные фигуры поднимаются со своих мест и у всех у них вдруг появляется лицо Грейс, с ухмылкой наблюдающей за внучкой"
- ведьма в своей постели мечется, ворочается, на лбу выступает холодный пот, волосы разметались по подушке:
-Нет, нет, не хочу, пусти, нет... - бормочет она, а затем, не просыпаясь, кричит - когда Иаков во сне по-прежнему молча (её кошмары никогда с ней не разговаривают, лишь стремятся утащить) тащит её к черному проёму закулисья. Лила стремится вырваться из кошмара, но он так просто не отпускает - Франк в такие моменты будил сестру, легонько встряхивая за плечи, но Хвостовски так сделать не может и лишь протяжно мяучит, наблюдая, как хозяйка мечется по постели.

+1

3

Это был неплохой отпуск и не зря потраченное время. Конечно, в какой-то момент Каин все-таки думал о том, что зря решился на эту авантюру и пустился в дорогу через весь материк, но... Алисия оказалась права, когда убедила старшего брата сделать первый шаг к исправлению отцовских ошибок. Ему пора было привыкнуть - Алисия всегда права.
Конечно, без минусов здесь не обошлось, но, как говорится, нет солнца - так и месяц светел, но это были пустяки, и пережить странности (и откровения) кузена и чокнутую ведьму-истеричку все-таки было можно. К тому же, от этого неплохого отпуска оставались считанные дни. Уже послезавтра Каин планировал уехать из Генриетты. По идее, машина уже была вымыта, вещи аккуратно  сложены в багажник - оставалось только закрепить мотоцикл в прицеп и отправляться с Богом в дорогу, но по его плану в Сиэтле ему нужно было быть только второго августа, докуда он преспокойно доедет за день. А это означало, что еще два дня нужно было перекантоваться в Генриетте. Ситуацию менее приятной делало то, что хозяйка квартиры, которую снимал Каин на время своего отпуска, отказалась продлевать аренду на двое суток, потребовав оплату на месяц вперед. И это для Штайнеры было, как минимум, не выгодно, потому он собрал вещи и в обозначенный в договоре день выехал из квартиры к которой, как ни странно, привык. Вообще, Каин мог спокойно снять номер в гостинице на эти два дня, но на горизонте мелькал другой вариант.
Франклин.
Два дня не должны были стать адом, даже в доме с призраками, колдунами, медиумами и ведьмами. Каин собирался просто остаться на ночь в доме брата, а не сидеть в нем 24 часа в сутки, раздражая своим присутствием и без того нервную белобрысую. Он искренне не понимал, почему она его так шугается. Ну, подумаешь, с двимеритом немного поигрался - она же в свою очередь тоже продемонстрировала ему свои возможности, вот он и показал свои, чтобы слишком уверено себя не чувствовала. Но кто же знал, что она совершенно больная на эту тему? Каин, на самом деле, даже десяти процентов не продемонстрировал от того, что он может сделать с ведьмой, которая окажется угрозой для мирного населения, а она уже принялась играть в прятки. Что ж, для него это даже лучше и бегать за ней смысла вообще никакого не было. Было бы вообще здорово, если бы и Рей так испарялся, когда Каин подъезжал к дому Франклина, но нет, это было бы слишком просто. К колдуну нужно было найти другой подход.
Но как-нибудь потом. В другой жизни. Потому что возвращаться в Генриетту после отъезда отсюда Каин больше не планировал. С Франклином они, конечно, будут созваниваться, переписываться, может быть, для порядка Кай как-нибудь пригласит его в Нью Йорк на праздник, но не более. Полноценной семьей, как, возможно, хотелось бы ему и Алисии, им не стать, даже пытаться не стоит - слишком разное воспитание, слишком разные миры, которые лишь в одном месте соприкоснулись друг с другом.
- А потом она сказала: - "Ты тогда утверждал, что это белые черви", - покачал головой, Каин, тихо смеясь. История со спагетти, которые им с Алисией приготовила мама, похоже, произвела на сестру неизгладимое впечатление (потому она до сих пор воротит нос от любых макаронных изделий), хотя он сам того не помнил - только по словам младшенькой. Кай планировал немного подготовить Франклина (и хоть немного повеселить Рея и Далилу) к завтрашнему звонку - Алисия изъявила желание лично пообщаться с Кузеном, раз уж приехать вместе с братом у нее не получилось. Конечно, Кай понимал, что своими рассказами компрометирует сестру как только может, но разве не из таких мелких деталей, не обремененных внешним порядком, складывается знание о человеке? Кай любил сестру и хотел, чтобы Франк тоже взглянул на нее теми глазами, которыми Алисию видел он сам.

Франклин был хорошим человеком, несмотря на все его странности, части которых, возможно, можно было бы избежать, не отвернись несколько лет назад от него родной дядька. Хотя думать об этом уже было поздно, как и о том, что было бы, не отпусти он Джулию в школу в тот день, останься он дома с ней или хотя бы взял с собой на работу, как иногда поступал, когда Эннис принимала долги у студентов, а родители были на задании, и ребенка не с кем было оставить. Тогда бы он смог помочь ей или хотя бы попытаться как-то повлиять на ситуацию, а не быть поставленным перед фактом. "Мне очень жаль, мистер Штайнер, но ваша дочь..."
Кай вздрагивает и распахивает глаза, физически ощущая, как липкие лапы кошмара скользят по его груди и исчезают, прекращая душить. Штайнер знает - они еще вернутся, они всегда возвращаются, подгоняемые воспаленной совестью и тоской по ушедшей дочери. Но это всего лишь сны и упущенного уже не вернуть.
В комнате темно, хотя из большого окна в гостиную лениво проникает свет луны. Несколько минут Каин лежит на диване, вглядываясь в кресло напротив, а потом, потерев лицо руками, поднимается и идет на кухню - ему нужно выпить чего-нибудь, конечно, желательно крепкого, но ползать по шкафам в поисках спиртного в чужом доме вариантом не было, потому, налив из-под крана в стакан воды, охотник в два глотка осушил его, окончательно успокаиваясь и сбрасывая оковы кошмара. Конечно, теперь он вряд ли уснет - даже пытаться не станет. Возможно, лучшим вариантом сейчас было почитать чего-нибудь или пойти пройтись по ночным улицам Генриетты, но, не успев решить, что делать, Кай вдруг улавливает неприятные звуки, доносящиеся со второго этажа. Сперва это были хрипы, судорожные вздохи, а потом крик. Еще на первых Каин был готов броситься наверх, подталкиваемый скорее отцовским инстинктом, а на последних - охотничьим. Он не хотел, но чувствовал, что должен помочь, пусть помощь и заключалась лишь в том, чтобы вытащить человека из собственного кошмара.
- Лила... тише... тсссс! Лила! - входить в спальню к девушке без ее разрешения - было верхом некультурности, он и к дочери-то в комнату заходил только со стуком, но сейчас у него просто не было выбора. Хотя нет, он был - постучаться к Франку и указать ему на то, что так называемая сестрица может об пол расшибиться, если продолжит метаться по кровати, но увидеть двух мужиков в одной постели Каин хотел меньше, чем получить по голове за то, что ворвался в комнату ведьмы. Собственно, именно по этой причине теперь он, взяв ее - еще спящую - за плечи, легонько встряхнул, пытаясь разбудить. Но не прокатило. То ли сон глубокий, то ли то, что ей снится - наиболее болезненно.
- Эй... Далила, это все сон. Слушай меня, тебе все снится, - поймав ее руку, которой она чуть не ударила его в лицо, Кай сел на край кровати и, получше ухватив девушку за плечи, притянул к себе, удерживая и не давая метаться по постели. Так же крепко, но безболезненно, он столько раз держал Джулию, когда та отходила от приступа, вот и сейчас Лила начала затихать в его руках, уронив голову ему на плечо. - Кошмары всех мучают - это нормально, - шептал он, глядя в сторону тихо прикрывшейся двери, - Мне тоже они часто снятся. И ты не поверишь - они не о чудовищах... совсем не о них, - вздохнул охотник, расслабляя пальцы и осторожно и задумчиво поглаживая девушку по плечу. Во время ее кошмаров - еще до того момента, как он пришел, пояс ночной рубашки подраспустился, позволяя краям немного разойтись. И чем, интересно, ей не угодила обычная, нормальная пижама или ночнушка на худой конец? Вздохнув, Каин аккуратно поправил край ткани, заставляя ее прикрыть грудь, а потом аккуратно отстранился, укладывая девушку на подушку и укрывая одеялом
- Я могу принести тебе воды... хочешь? - и только после того, как спросил, понял, что своими действиями ранее мог запрограммировать девушку на ответ. Вряд ли она вообще согласится принять помощь из его рук, но это будет ее выбор.

+1

4

Картинка во сне вздрагивает и начинает терять краски, как растворяющаяся дымка, когда кто-то из вне встряхивает спящую Лилу за плечи. Но ещё не блекнет окончательно - дымка полна лиц и звуков - церковные гимны, набившие ей оскомину за восемнадцать лет, холодный безучастный голос, напугавший в театре... Девушка хмурится, но уже не бьётся так сильно. Она начинает чувствовать какую-то пробившуюся сквозь сон опору и прижимается к ней. Нечто успокаивающее, тёплое, надёжное...

Перед глазами снова полумрак, но на сей раз нормальный - полумрак собственной спальни. А в ногах сидит мужская фигура - достаточно знакомые для ведьмы ощущения: Франк пришел разбудить её - кто же ещё? Ещё туго соображая со сна, она даже не рассматривает другой идеи (хотя медиум никогда не предлагал ей воды) и порывисто садится, скидывая с себя одеяло и прижимаясь к груди сидящего на постели Франклина. Лиле важно почувствовать его рядом, чтобы провести черту между кошмарами и реальностью: она дома, в безопасности, всё это было лишь игрой воображения.

-Франк. Скажи, что они меня не найдут, ты же меня не отдашь - жалобно шмыгает носом ведьма. "Они" здесь - собирательный образ, означает и мормонов, и психованных тёмных магов и охотников, и всё, с чем Лиле в последнее время пришлось столкнуться. Остатки сна уходят, колдунья поднимает глаза, чтобы увидеть лицо брата - твёрдая линия подбородка, тёмные волосы, стальные мышцы... Мышцы... У Франка таких не было. Ощущения от его тела, кажется, были иными. Девушка щурится, пытаясь увидеть гостя, а потом мозг окончательно просыпается и даёт полную картинку: у неё на постели сидит другой Штайнер. То-то Хвостовски куда-то сбежал. Осознав, что она трясётся в объятиях охотника, Лила отстраняется... Впрочем, не очень далеко:
-Это ты... - вроде бы она признательна, но обвинительная нотка в голосе присутствует. Опять она сказала лишнего - зачем он пришел? Хочет сказать - его волнует её бессонница? Но он ведь сам в ней частично виноват.
-Я... У меня такое бывает - сказать "спасибо" Лиле тяжело, и вернее всего было бы вытолкать ночного гостя за порог - сказать, что всё в порядке и она справится сама. Только ведь не справится... Ведьмочка очень хочет спать. И совершенно не может выспаться. Раз Франк или Рей не проснулись - вероятно, у них есть занятия поинтереснее, а Лила совсем не хочет ломиться к ним в спальню третьим колесом. Может, ничего страшного, если она попросит... Он ничего не сделает ей, когда в доме медиум и другой колдун. Кроме того, сейчас она пистолета не чувствует... Но воду всё равно бы не приняла и медленно качает головой. Значит, это в руках Каина ей было так спокойно? Он всё-таки смог её разбудить, причем так, что она перепутала его с заботливым Франком.

-Можешь побыть со мной? Немного. Когда я засну - можешь уйти. Пожалуйста, я хочу спокойно выспаться - Лила высвобождается из объятий Каина и немного сдвигается на постели, занимая её правую сторону, а левую предлагая охотнику. Она так измотана кошмарами, что ей уже плевать - младший Штайнер живой, тёплый, у него бьётся сердце и он всё равно не спит. Его должно хватить, чтобы заснуть без кошмаров, а там глядишь - сможет проспать до утра. Правда, колдунья не уточняет, что свою "подушку безопасности" должна чувствовать всем телом и во сне чуть ли не душит, цепляясь всеми конечностями. Она и сама не подозревает, до какой степени старается не выпускать безопасного человека.

Отредактировано Dalila Davis (2018-10-12 23:30:03)

+1

5

То, что ведьма путает его с Франклином - не удивительно, к тому же, спросонья. Пусть они и двоюродные братья, но все равно очень похожи между собой, словно сибсы. Потому Каин пропускает это мимо ушей, не реагируя на чужое имя. Плюс, правда в том, что паника, которая реально могла накрыть ведьму, не появляется и Штайнер продолжает сидеть на кровати, не отправляясь на пару мгновений в свободный полет из-за применения силы.
К сожалению, сонливость и неопределенность в сложившейся ситуации у Далилы быстро проходит и она узнает своего ночного гостя. Каин морально готовится к тому, что вот-вот получит ментальной оплеухи, но ничего не происходит, девушка просто смотрит на него заспанными глазами и не переходит в агрессию. Уже плюс.
- У всех бывает, - пожимает плечами Штайнер и потирает правую ключицу, уходя пальцами к лопатке. - Ничего страшного в этом нет, - хотя многие бы поспорили, особенно в первые минуты после пробуждения от кошмара. По сути, в них нет ничего на самом деле страшного, но тело почему-то цепенеет, покрывается холодным потом, а дыхание сбивается. Химия, но такая странная.
К слову, о ней.
Именно на эту химию Каин позднее спишет свое согласие. А ведь он уже даже поднялся на ноги, чтобы уйти из спальни ведьмы и не тревожить ее более - и тем более не давать кошмарам воплотиться в реальность в собственном лице. Ну, мало ли, Франк говорил, что тем "приглашением на чай" он изрядно напугал девчонку.
Выслушав ее просьбу, Штайнер резко говорит себе "нет" - ему заняться ночью больше нечем, кроме как ложиться на одну кровать с ведьмой, чья бабка была (и есть) причастна к темной магии, и успокаивать ее, давая шанс заснуть? Лучше на внеплановое дежурство сходит запросто так, авось кому помощь поважнее понадобится, но...
Чертова химия. Никогда он не любил этот предмет в школе
- Может тебе лучше воды принести? Или чая? - по-доброму усмехается Каин, но все-таки возвращается на кровать, укладываясь на освободившуюся половину и подкладывая под голову согнутую в локте руку, задумчиво глядя на девушку. "Изрядно ее жизнь потрепала, раз она так от кошмаров кричит... хотя, это может быть признаком эмоциональности. Алисия вон тоже в детстве вопила от таракана, хотя при этом могла уложить на лопатки даже моего ровесника", - мысленно вздохнул Каин, а потом нахмурился и снова сел, укрывая ранее отброшенным одеялом девушку.
- Спи... я пока побуду тут, - прошептал он, поднимаясь с кровати и отходя к креслу в углу помещения, выцепляя из книжного шкафа первую попавшуюся книженку. Он просто покараулит - все-таки, Лила не трехлетний ребенок, с которым нужно спать рядом, чтобы он успокоился, более того, она вполне себе сформировавшаяся женщина, которая явно осознает свои прелести и умеет ими пользоваться - Каин понял это еще на съемной квартире, когда ведьма уселась на обеденный стол и будто намеренно убрала распущенные волосы со своей груди, открывая ему лучший обзор.
Нет уж, не того дурака нашла.
Включив настольную лампу и отвернув осветительный прибор от кровати, Каин сел в кресло и открыл книгу на первой странице, зацепившись взглядом за первые слова. "Был ноябрь. День только начал клониться к вечеру, но, когда я добралась до поворота в переулок, в небе уже сгущалась тьма..."
Спи, Далила, не обращай на меня внимания и ничего не бойся - кошмары я к тебе не подпущу.

+1

6

Лила упрямо качает головой - не помогает ей ни вода, ни чай - она уже проверяла. Иногда помогает ромашка, свежезасушенная, но как раз этот запас в кухне поиссяк, нужно будет купить или засушить новую. С приготовлением зелий у колдуний так себе, но по крайней мере она научилась у Роджера заготавливать травы для личного пользования. Охотник было прилёг на освободившуюся половину постели, но не остался - конечно, ему поди служебный кодекс и ещё сотня каких-нибудь важных моральных пунктов запрещают так близко находиться к ведьме без намерения её убить. Но сейчас она не злится - по крайней мере, Каин не смеётся над ней и не ушел совсем. Может, так тоже получится? По крайней мере, заснуть, зная, что в комнате кто-то есть, Лиле будет проще.

-Спокойной ночи - бормочет она, подтягивая к груди колени и закрываясь в безопасной позе "эмбриона". Так она засыпала в детстве, так спит и сейчас, когда чувствует себя неуверенно. Со стороны кресла доносится тихий успокаивающий шелест страниц - похоже, охотник нашел себе чтение. Минут через пять дыхание колдуньи выравнивается, становится более глубоким - её сознание снова начинает спуск в сон. Хвостовски выбирается откуда-то из темноты, сначала хочет запрыгнуть на кровать - потом садится неподалёку от ноги охотника и вопросительно смотрит на мужчину, словно спрашивая - а ты тут что делаешь? Ну вдруг он пришел его покормить или почесать...

Минут десять проходят в тишине и покое, пока кот вдруг не издаёт вопросительное "мр?" поворачивая ушастую голову в сторону кровати - и не зря. "Лила в больнице. Точно в больнице - на ней тот застиранный белый халат, большой девочке на пару размеров и старательно перетянутый поясом. На ногах тканевые шлёпанцы. Девушка идёт по бесконечным унылым коридорам, сама не зная, что ищет - один раз пытается остановить врача, трогая того за рукав халата - но к ней оборачивается одна из тех безликих теней, заполнявших ряды театра. Она бродит кругами, пока не натыкается на открытую дверь палаты, на которой сейчас висит табличка "Дэвис". Лила подходит, заглядывает внутрь и прирастает ногами к полу. Внутри в кресле сидит Иаков и держит на руках белый свёрток, в какой обычно пеленают младенцев. Он поднимает глаза на девушку и впервые заговаривает с ней:
-Вот ты где, Далила. Почему ты не хочешь познакомиться с Джеремайей? - так Иаков хотел назвать их сына. Того, которого Лила потеряла на середине срока и едва сама не отправилась следом. Но этого не может быть - он родился мёртвым, у ребёнка не было ни малейшего шанса. Девушка пытается попятиться, но не может. Иаков надвигается, качая свёрток:
-Мамочка больше тебя не бросит. Посмотри, какой он красивый - Лила краем глаза видит внутри одеялка что-то красное, похожее на кусок сырого мяса"
в реальности она вскрикивает и снова начинает метаться. С глухим стуком ударяется рукой о прикроватную тумбочку, но не просыпается. Сучит ногами, в тщетных попытках попятиться во сне, и комкает одеяло. Теоретическое присутствие человека в комнате не сработало, ей нужно держаться за свою опору в буквальном смысле. Лила, бьющаяся в объятиях очередного кошмара, уже и не помнит, что где-то в настоящем мире в её спальне сидит с книжкой охотник. Если ещё сидит.

+1

7

Дальше третьей страницы Каин не ушел. Дело не в том, что он медленно читал, книга оказалась не интересной или слишком сложной, а в том, что мысли его постоянно уходили в сторону (сперва вправо назад, туда, откуда на него своим невидящим пластмассовым глазом таращилась какая-то белая лошадина с колом во лбу, потом вниз перед собой, откуда на него тоже таращилось круглющими синими глазами мохнатое нечто, периодически издавая непонятные (нет, Кай понимал, что это кот и он мяукает так) звуки и явно сильно  подтормаживая, потому что "Свали в туман, кулек с какашками" он не понял и не испарился. Пришлось помочь, задействовав белую лошадину, которая явно не была ордена возможностями боевого бравого коня и промахнулась по коротколапому недоразумению, неуклюже развалившись на полу - зато плюс - никто теперь на него не таращиться и можно снова сосредоточиться на чтении). Вот выдаются же иногда неудачные дни, неподходящие для какого-либо действия, так вот, эта ночь явно не подходила для вдумчивого тупления в вязь черно-белых символов, рисующих в сознании образы. Кай умудрился прочесть (осознанно) еще половину страницы, как девушка на кровати тяжело вздохнула и перевернулась на другой бок.
"Что, опять?" - хмуро подумал Каин, заложив между страниц палец, чтобы не потерять место на второй (!) странице где остановился, и взглянув на Далилу. Ему приходилось напрягать зрение, чтобы из того островка света, в котором он находился, увидеть ее, лежащую в тени. Дэвис ворочалась, морщилась, часто и тяжело дышала - было видно, ей опять снится что-то не особо приятное, - но как только Кай собрался подняться с насиженного места, чтобы ее немного растормошить, звуки прекратились. Посидев так несколько десяток секунд, изучая взглядом силуэт, Каин качнул головой и снова обратил внимание к книге, стараясь игнорировать выползшего из-под кровати мохнатого, коротколапого монстра, которому от него явно что-то было нужно. И это у него получилось, но стоило Штайнеру перевернуть страницу, открыв новый разворот, как внимание от написанного переключилось окончательно. Охотник, правда, скользил взглядом по буквам, но абсолютно никакого смысла не улавливал - это была чистой воды механика, не рождающая ничего, кроме кинетической энергии. Мысли же его были в другой стороне - где-то в области кровати девушки, которую он упрямо заставлял себя не позиционировать как ведьму. Только сейчас. Царапая подушечку пальца об уголок книги, он вспоминал тактильные ощущения от прикосновения ладоней к ее холодной, влажной, но все равно шелковистой коже, припоминал аромат ее волос, когда девушка прижалась к нему, уткнувшись носом в плечо, и вспоминал то, как тепло было, когда она дышала на его кожу возле шеи. Приятно, волнительно, желанно.
"Прекрати...", - закрыл глаза Штайнер и, подержав их так пару секунд, закрыл книгу и, отложив ее на тумбочку, выключил лампу. "Нужно проветриться", - открывать окно в этой спальне - не вариант, ведьма ж утром сквозь больное горло и температуру будет жаловаться Франклину или Рею на то, что он ее опять убить пытался, а потому - и раз уж Далила уснула и, кажется, успокоилась - можно пойти прогуляться.
Только вот дойти до двери он не успел. Запнувшись в темноте (глаза еще не успели привыкнуть к погруженности во мрак) о ту самую горе-лошадину (ну хоть не об кота), тихо выругавшись и запнув ее куда-то под кровать, заставив кота проводить игрушечную животинку непонимающим взглядом, собрался было на этот раз точно уйти, но тихое кошачье "мр?", а потом человеческий вскрик заставили его остановиться, задержав руку на ручке двери.
- Ну вот опять... - вздохнул охотник, поворачиваясь к кровати и надеясь на то, что девушка сама снова успокоится, но этого не произошло. Лила дергала всеми четырьмя конечностями, даже не заметив, как ударилась рукой о прикроватную тумбочку (ага, а утром скажет, что это он опять руки на нее накладывал). Кажется, само собой это не  пройдет.
- Лила... - вздыхает Каин, подходя к кровати и осторожно усаживаясь на ее край. - Это всего лишь сон... - он пытается взять ее за плечо, но девушка отбрасывает его руку, даже не просыпаясь. Это начинает подбешивать. - Далила... успокойся... - но вместо того, чтобы послушать его (она вообще способна действовать так, как ее просят или нет?), девушка начинает кричать. Прекрасно - не хватало еще чтобы она Франклина или этого психа-менталиста разбудила (или обоих сразу), и чтобы они застали его в ее комнате. - Тише... тише... - заваливаясь на бок на кровать, шепчет Каин и притягивает к себе девушку, которая неожиданно затихает. "Ну зашибись..." - бормочет он в мыслях, все же удобнее укладываясь на кровати, позволяя девушке почувствовать, что он рядом. И кто бы мог подумать (особенно неделю назад), что она позволит ему - похитителю и мучителю - делить (пусть и временно) с ней одну кровать? Да он сам бы ни за что не поверил, но... - Спи... ничего не бойся. Это просто кошмары...

Отредактировано Cain Steiner (2018-10-13 17:51:22)

+1

8

Далила не хочет видеть лицо (черт, о чем она? если у него вообще есть лицо) своего нерождённого ребёнка, Иаков с иезуитской усмешкой напротив хочет его продемонстрировать. Двигаться ведьма может только вне сна и эта борьба получается настолько яростной, что весь мир сужается до желания вырваться из сна, из этих образов... Яростной и бесполезной. Иаков берёт в руку край одеялка, намереваясь его откинуть, но вдруг... Лила во сне чувствует прилив тепла, и её ноги обретают возможность двигаться, словно к затекшим конечностям приливает кровь. Немножко, ещё немножко, шаг... Колдунья во сне поворачивается спиной к двери палаты и кидается бежать. Иаков возмущенно кричит и пытается догнать её - она слышит, чувствует вибрацию шагов. Ближайший поворот... Картинка начинает плыть, больница постепенно растворяется, уже не кажется таким пугающим лабиринтом.

В своей спальне колдунья затихает в объятиях охотника. Её дыхание выравнивается - она как-то интуитивно чувствует наличие рядом другого человеческого существа - его тепло, сердцебиение, и этого хватает, чтобы поддерживать связь её сознания с реальным миром, не давать кошмарам взять верх.
-Мммм... - произносит девушка во сне и прижимается к Каину ещё сильнее, уютно устраиваясь в его руках. Вот теперь спокойно (хотя едва ли бы она так думала среди бела дня).

Какое-то время Лила так и спит, в одной позе, затем снова приходит в движение - пытается захватить свою опору, как вьющийся вокруг палки плющ. Пальцы ведьмы ложатся на торс охотника и медленно опускаются вдоль груди, чтобы замереть где-то на уровне рёбер, а чтобы придвинуться к охотнику ещё плотнее, девушка забрасывает ногу ему на бедро, будто обнимает плюшевого мишку. Носом утыкается в стык плеча и ключицы и довольно выдыхает, снова что-то промычав во сне. Ещё минутой позже она обвивает Каина и рукой. Сон наконец-то стал безопасным, тёплой мягкой темнотой без образов. Мышцы расслабляются, тяжелеют.

Из настороженной, нервной, ни секунды не сидящей на месте ведьмы, Лила превращается в доверчивую, мирно спящую девушку. Уставшую, хрупкую, с пахнущими ванилью волосами, разметавшимися по подушке. Бело-розовая ночнушка (ведьма увидела её на героине какого-то сериала и она очень ей там полюбилась) задралась на бедре, когда Далила закинула на Каина ногу. Вырез пока справляется с функцией что-то прикрывать - к счастью - под шелковой "распашонкой", как называет её Рей, у Лилы лишь трусики. Впрочем, рядом с Франклином всё это значения не имело, девушка и не подозревает, что её "подушка безопасности" может как-то возражать против такого тесного контакта.

Отредактировано Dalila Davis (2018-10-13 20:20:17)

+1

9

Какого черта происходит!?
Каин чувствует, как напрягается все его тело, будто та сталь, которая переполняла девушку, перетекает в него, концентрируясь с каждым новым касанием и уменьшением пространства между ними. По законам физики, когда два тела соприкасаются, между ними происходит  взаимное проникновение молекул или атомов одного вещества между молекулами или атомами другого, приводящий к самопроизвольному выравниванию их концентраций по всему занимаемому объёму, одним словом - диффузия. Но сейчас в физике что-то сломалось, потому что состояние у двух тел должно было стабилизироваться, стать одинаковым, но что-то тут шло не так.
Но с этим еще можно было смириться, ведь дальше - хуже.
Сталь начала нагреваться.
- Лила, - сдавленно выдохнул Каин, предприняв следую попытку отстраниться. Ведьма не душила его, хотя обняла все-таки ощутимо, и если бы Штайнер захотел, он бы без труда отодвинул ее от себя, но... он этого не хотел.
Тут уже не физика. Тут уже чертова химия!
Мужчина несколько минут лежит неподвижно, пытаясь договориться сам с собой, но с каждой новой минутой понимает, что это бесполезно и война заведомо проиграна. Он не хочет отстраняться.
Закрыв глаза, Каин глубоко вдыхает запах ее волос, чувствуя, даже лежа, как начинает кружиться голова, при этом в сознании не появляется желания проклясть ведьму и ее колдовство, ведь он знает - это не чары. Это совсем другая магия, которая не запрещена Орденом, которая появилась задолго до него, даже задолго до того, как ведьмы стали использовать самые первые чары. Аккуратно, стараясь не разбудить, Каин приподнимает руку и касается кончиками пальцев волос девушки, которые в свете луны выглядят жемчужно-белыми, приподнимает один локон, мягко накручивая на палец, и он стекает по нему, как вода, опадая на хрупкие плечи. Далее пальцы скользят по плечу девушки, переходя на ее бок, потом на бедро, проходясь по наружной стороне, и чем длиннее невидимая дорожка, очерченная его рукой, тем запутаннее и противоречивее становились мысли в голове.
- Лил... слушай... тебе лучше проснуться... - негромко говорит Каин, возвращая руку к ее голове и убирая за ухо прядь волос, "И дать мне отворот поворот" - пока не случилась какая-то хрень... - пока он не сделал шаг к тому, о чем потом будет жалеть. Хотя, кого он обманывает, он уже сделал этот шаг, а, возможно, даже два.
Судорожно вздохнув, Каин прижимается губами ко лбу девушки и поглаживает кончиками пальцев ее шею. "Все равно завтра в дорогу..."
- Лила, - уже громче зовет ее Штайнер, но при этом старается не испугать, - пожалуйста, проснись... - "Спящая красавица, блин..." немного наклонившись к ее уху, шепчет он, а потом аккуратно переворачивает ее на спину, склонившись над ней и получая больший плацдарм для действий в виде лица, на котором еще полностью не высохли слезы, шеи и более не прикрываемых тканью ночной одежды ключиц.
Ведьма под ним едва заметно морщит нос, похоже, не желая просыпаться, но Каина это не волнует, он не замечает этого, потому что склоняется к шее и мягко целует впадинку между ключицами - это был третий шаг. После четвертого пути назад больше не будет.

+1

10

Последний раз ей так хорошо спалось на пляже Пенсакола, во Флориде. Когда она задремала на лежаке и успела выспаться, но ещё не успела обгореть. То время было потрясающим - она сняла квартиру, из которой был слышен шум волн, а в обед дремала на пляже и солнце мягко пригревало, оставляя свои поцелуи на её коже... Лила просыпалась расслабленной, с улыбкой и разливающимся в теле теплом...

Тепло снова наполняет тело, расходясь тонкими лучиками откуда-то из живота. Девушка довольно вздыхает, ощущая прикосновения этого тепла к коже - на плече, на бедре, затем на лбу... Чей-то голос зовёт её, тихо, как шелест набегающей на берег волны. Лила реагирует на этот звук - не сразу, постепенно выбираясь из такого приятного сна (кошмары не отпускали её, а из этого сновидения она сама не хочет выходить)... Но вскоре оказывается в спальне, а не на пляже.

Однако тепло никуда не исчезает. Только излучают его поцелуи не жаркого южного солнца, а склонившегося над ней человека. Лила вздыхает и запускает пальцы в его шелковистые, чуть вьющиеся волосы прежде, чем вспоминает, кто этот человек:
-Каин - выдыхает она, на секунду напрягаясь под ним всем телом. Охотник целует её? Серьёзно? Не душит подушкой, не пытается заковать в очередной подозрительный браслет? Может, она ещё спит? Это сон во сне? Самым разумным было бы испугаться, закричать, переполошить весь дом или хотя бы выкинуть охотника из постели. Но ощущения, которые сейчас дарит его присутствие, так непохожи на страх, который Лила испытала в своих кошмарах... Прикосновения ощущаются бережными, ласковыми, такими приятными... А если он уйдёт и вернутся бесконечные коридоры больницы...

С сексом у ведьмы не всегда всё было просто, поначалу, с Иаковом, он был ненавистной неприятной повинностью. Но по мере взросления ощущения менялись, а после побега из общины у Лилы были и хорошие любовники, научившие девушку получать удовольствие... В общем, потребности у неё тоже есть. А с тех пор, как она живёт в этом доме, они отошли на второй план, она просто не занималась свиданиями всерьёз, отдыхала. Но сейчас, когда от прикосновения губ к ключице по позвоночнику пробегает волна мурашек, отказаться от соблазна так сложно...

Лила скользит ладонями по плечам Каина - под её руками бугрятся мышцы. У него очень красивое тело, и в ночном полумраке спальни думается почему-то больше об этом, чем о недавних приключениях с двимеритом. Лила бы не позволила себе поступить так, если бы Кай оставался в Генриетте ещё на какое-то время, но он ведь вот-вот уедет. Она свободна, он в разводе, через день эта ночь превратится в туманное воспоминание и осознание данного факта будоражит. В конце концов, Рей говорил, что ей нужно взглянуть своим страхам в лицо и избавиться от них. Вот она смотрит на охотника, так сильно её напугавшего, и больше не боится.... Клин клином, да?

-Ах... - ведьма вздыхает и выгибается навстречу охотнику. Её тело в его руках снова расслабляется, стройное и гибкое. Лила чуть приподнимается, дразняще прикусывая Каина за мочку уха, а затем развязывает пояс и разводит в стороны полы коротенькой рубашки. Даже любопытно - мотоцикл, оружие... Он во всём такой брутальный? Комплексы не замещает?

+1

11

Девушка наконец-то внимает его просьбам и покидает мир спокойных снов, в который Кай несколькими десятками минут ранее позволил ей попасть, и, судя по всему, реальный мир нравится ей не так сильно, как тот, в котором на прибывала. Хотя он наверняка лучше, чем кошмары? Только вот стоит сонной пелене спасть с ее глаз, как охотник видит, что ведьма близка к тому моменту, чтобы защитить себя от неведомой угрозы. Пожалуй, в какой-то части своего разума Штайнер был бы благодарен ей за это и простил бы даже магию, примененную в свою сторону, лишь бы она не допустила того, чего хотела та часть, которая не была заражена вирусом охотника.
- Далила... - вторит ей мужчина, слегка щурясь, пытаясь понять, почему она ничего не предпринимает, и видит что девушка, собственно, не сильно против той каши, которую он (в большей мере) заварил. - Я хочу тебя... - шепчет он, склонившись к ее телу и снова целует солоноватую от пота кожу. Блондинка под ним прогибается и, не отвечая ничего, дает свое согласие с помощью жестов. Когда ее тонкие пальцы проходятся по его плечам, спине, исследуя ранее неизведанную территорию, Штайнер чувствует, что сейчас максимально близок к тому, что пути назад уже не будет, даже если вдруг ведьма решит пойти на попятную. Но у него есть еще время одуматься, передумать и сделать все правильно (а может "не"?), но он этого не хочет. Из груди прорывается тихий, неровный выдох, глаза закрываются от наслаждения, но не время  лишать себя возможности видеть и подкручивать ощущения на максимум, куда приятнее подключить сейчас все пути получения информации.
Слегка отстранившись, чтобы не мешать ловким пальцам Дэвис, Каин с интересом наблюдает за тем, как она развязывает пояс и помогает разойтись в стороны краям рубашки, ставшей уже неуместной в их ситуации.
- Ты прекрасна... - негромко говорит охотник, перенося вес тела на одну руку, а второй осторожно касаясь ее плеча и щекоча кожу, переходя к груди, накрывая левую ладонью, ощутимо сжимая. С губ блондинки срывается тихий, томный вздох и охотник больше не может медлить. Не позволяя ему сбежать, Кай впивается в ее губы поцелуем, беспардонно раздвигая губы языком и проникая в ее рот. Правда, поцелуй получается не очень долгим, да и был ли смысл затягивать? Сменяя исследовательские движения руками губами, Кай, покрывая поцелуями ее тело, медленно спустился к груди, прикусил сосок, второй сжимая пальцами, а потом спустился к животу, цепляясь пальцами за края нижнего белья, стягивая его вниз.
У него достаточно давно не было секса и то, что сейчас происходило, было скорее последствиями неспокойных последних двух недель, тревоги от предстоящей дороги и... конечно же, неосознанных поступков этой ведьмы. Успокаивало, правда то, что и напрягало - завтра он сядет в машину и забудет происходящее здесь, как сон - а вот какой он по характеру - кошмар или сновидение - нужно было еще определиться.
Освободив ее ноги от нижнего белья, Каин согнул их в коленях и развел в сторону, целуя промежность и осторожно поглаживая пальцами лоно девушки. Мысли его путались, а в какой-то момент просто исчезли, освободив место только чувствам. В этот момент он медленно - явно дразня - ввел один палец во влагалище и после двух поступательных движений добавил второй, а потом третий, прислушиваясь к тому, как напрягается девушка от его прикосновений.
- Разбудишь Франклина или Рея... пожалеешь, - усмехнулся Каин, оставляя дорожку поцелуев на теле Далилы, поднимаясь к ее губам, но не переставая ласкать влажную промежность руками. - Так что... тсссс, - ему хотелось смеяться, но позже он спишет это ощущение на нервы, все-таки, недавно он хотел выставить за дверь эту колдунью, но тут внезапно появилось желание сделать ее своей полностью.

+1

12

Какая тонкая грань между опасной для окружающих ведьмой-психопаткой и "ты прекрасна, я хочу тебя" - всего лишь недолгий сон в одной постели. Лила ведь предупреждала, что у мужчин от неё сносит голову - и сейчас на губах колдуньи играет хитрая улыбка. Возможно, она действительно спровоцировала его, забыв о том, что мужчина другой ориентации, чем Франк иначе воспримет её ночные обнимашки, но... Нет, ей не стыдно. Она никакими обязательствами ни с какими орденами не связана, с моралью у девушки тоже так себе... Ей просто хорошо. И такой Каин нравится ей гораздо больше.

Лила нетерпеливо вздыхает, когда он накрывает ладонью её грудь, а когда вздох обрывается поцелуем - голова начинает идти кругом. В их случае ответ на вопрос "каким был ваш первый поцелуй" получился бы очень пикантным - "когда Каин впервые взял меня за грудь..." - действует охотник быстро и напористо. Похоже, он и в постели привык всё контролировать - пока колдунья тихо постанывает от ласк груди, он успевает оставить её без белья.

И реальность ведьмы окончательно встаёт с ног на голову. Ей плевать, что с ней в постели охотник, недавно подозревавший (и обвинявший) её во всех смертных грехах, только пусть он не прекращает того, что делает... Низ живота томно сокращается, когда Каин начинает дразнить её пальцами. Далила вздыхает и извивается на кровати, двигаясь ему навстречу, желая ощутить его сильнее.
-Я их разбужу, если ты... ох... остановишься - стоны становятся громче и колдунья стонет в плечо охотника, чтобы немного их приглушить. Но по мере того, как растёт возбуждение, разыгрывается и фантазия. Хочется отпустить себя полностью - они ведь вместе первый и последний раз, ни к чему друг друга не обязывают, просто для удовольствия... Нужно успеть увидеть, как этот охотник теряет над собой контроль.

Далила приподнимается и наваливается на грудь Каина, заставляя охотника перекатиться на спину и оказаться снизу.
-Тссс - улыбается она лукаво и опускается к поясу мужчины и серым боксерам, здорово уже растянувшимся спереди. Лила тянет бельё вниз, высвобождая член, обхватывая и поглаживая его ладонью. Затем наклоняется, слегка касаясь кончиком языка головки, рисует дразнящий узор... И накрывает губами, насколько хватает возможностей (нужно отметить, комплексы младший Штайнер явно не скрывал). Далила то ускоряется, двигаясь жадно и энергично, то замедляет ход, заставляя Каина прерывисто дышать. Ей нравится видеть своих мужчин такими - расслабленными, изнемогающими от её ласки, желающими оказаться с ней снова и снова - Иаков не зря оказался так непростительно болтлив в постели с самой юной своей женой.

Но если сейчас слишком увлечься - ей самой ничего не достанется... Ведьма останавливается и снова двигается вверх, прокладывая поцелуями дорожку по животу Каина, затем по груди, по шее... Здесь она останавливается, почти присосавшись множеством коротких горячих поцелуев:
-А теперь покажи, как ты меня хочешь - выдыхает она охотнику на ухо. Это как спустить с поводка собаку, изнывающую от желания вцепиться в зверя. Она готова вернуть распалённому мужчине инициативу, чтобы посмотреть, на что его вдохновила.

+1

13

- Это вызов? - сдавленно смеется Каин в ее губы, заставляя сцеловывать вкус собственного тела. Если ведьма брала его на слабо, то он мог вполне согласиться на эту ее игру и остановиться. К счастью, с самоконтролем проблем не возникало, а девушка - он и видел, и чувствовал - хотела того же, чего и он, так что мала вероятность того, что она сдержит свое обещание и станет будить хозяина дома и его сизого избранника, ведь тогда ни она, ни он не получат чего желают в данную минуту - запретной близости.
Убрав руку, терзающую нежную кожу девушки, Кай собирался перейти к более решительным действиям, ведь терпеть становилось все сложнее, но Далила... вот ведь непокорная девчонка! К собственному счастью (да и удовольствию Каина), она не использует свой проклятый дар, когда меняет расклад карт, и Каин поддается ей с удовольствием, откидываясь на спину. Сжав одной рукой простынь, второй придерживая ведьму за локоть, не желая отпускать, Штайнер слегка прищурился, наблюдая за ее движениями. Да ладно, вот так и сразу? Точно беспардонная девица, которая... явно знает, как сделать приятно.
Глубоко вдохнув через нос, Кай запрокидывает голову назад, закрывая глаза и с головой погружаясь в ощущения. Лила явно знала, что делает, в ее движениях, поцелуях не было ни капли смущения, стеснения или неуверенности, которые Кай еще помнил после близкого общения с Эннис на первых этапах. Далила явно обладала большими способностями, чем ему изначально казалось. Хотя, чего он вообще ожидал? Невинную овечку? Девственницу? Даже после всего того демонстративного поведения? Но черт, как же ему было приятно от собственных ошибок. Приподнявшись на одном локте, Штайнер мягко погладил девушку по голове, собрав в руку светлые локоны и сдавил их пальцами, чтобы Лиле ничего не мешало и чтобы он лучше видел ее. Черт, как же хорошо!
Но эта язва не была бы собой, если бы позволила ему получить сейчас то, к чему стремилось его желание.
- Заткнись... - Судорожно выдохнув, Кай резко притягивает к себе ведьму, не позволяя ей воспротивиться и усаживает к себе на колени, впиваясь в губы жарким поцелуем. Пару раз проведя раскрытыми ладонями по ее спине, а потом нетерпеливо стаскивая с нее рубашку, Штайнер уложил ведьму на матрац и, разведя ее ноги, одним движением вошел в нее, с трудом подавив рычащий выдох. Влажная, горячая, узкая. Возможно, ему стоило бы быть чуть более обходительным с девушкой, подумать о ее чувствах, но в таком заведенном состоянии у Штайнера просто сносило крышу. Эннис умела в таком случае успокаивать мужа, но Далила вряд ли бы смогла найти к нему такой ключ.
Закинув одну ногу ведьмы себе на пояс, Каин начал двигаться внутри, быстро, резко, подгоняемый не только возбуждением, но еще и энергией, выброшенной из-за нарушения внутреннего табу по отношении к ведьме. Однако, несколькими минутами спустя уровень напряжения стал спадать, движения стали плавнее, нежнее, Кай больше прикасался к Далиле руками, целовал, мягко прикусывал кожу, вслушиваясь в ее вздохи и разгадывая знаки, подаваемые телом, учась реагировать на них, тем самым подбирая ключи к ней, но не забывая, что всему рано или поздно приходит конец. К счастью, к падению в черную дыру наслаждения они приближались вместе.

Отредактировано Cain Steiner (2018-10-15 10:52:25)

+1

14

Если всё правильно сделать - мужчина на тебя буквально набросится, потому что у него из ушей валит пар и терпеть дальше прелюдию он не может. Каина можно назвать буквально образцовым примером такой реакции - Лила ничуть не обижается на "заткнись", напротив, успевает усмехнуться прежде, чем Каин снова её целует и нетерпеливо высвобождает из рубашки, как ребёнок, разрывающий обёртку на очень долгожданном рождественском подарке.

Больше дразнить его не стоит, так что колдунья послушно укладывается на спину... И даже глухо вскрикивает от того, как резко охотник в неё входит. Каин берёт её сильно, почти по-звериному, но чего-то такого Далиле сегодня и хотелось: срывающее условности приключение на одну ночь. Запретный плод. Охотник и ведьма, которые поутру наверняка схватятся за головы, но сейчас не существует больше ничего и никого...
-Какой ты... О, да... Вот так, сильнее - она не собирается его тормозить, лишь распаляет своими стонами и тем, как крепко обхватывает ногами за бёдра, позволяя проникать глубже, выплеснуть все эмоции.

Когда первый накал эмоций спадает, Каин начинает действовать более нежно, уделяя внимание уже и партнёрше, и сейчас Лила постанывает не от психологического возбуждения, вызванного запретностью их действий, а от физического. Кажется, его руки и поцелуи повсюду, ведьма чувствует их каждой клеточкой тела, словно в тёплом коконе. Она подаётся навстречу, прижимаясь грудью к груди Каина, вскидывает бёдра выше, вжимает подушечки пальцев в спину охотника, оставляя лёгкие царапины на коже.

Внизу живота нарастает пульсация, заслоняющая собой всё - Лила тяжело дышит, впившись в плечи мужчины уже гораздо сильнее и мёртвой хваткой скрестив ноги на его талии прежде, чем мгновением позже задрожать под ним от прошившей всё тело сладкой судороги. Внутри всё сокращается, каждая мышца дрожит на пределе, Лила затихает, вздрагивая от накатывающих волн наслаждения, но чувствуя, что Каин тоже близок к пику, хватку не ослабляет - она хочет почувствовать его до конца. Бояться им всё равно нечего.

+1

15

Задумываться о том, что сие представление было ошибкой, Каин не хотел. Он даже запретил себе думать так, как привык думать - рядом с ним было не сверхъестественное существо, не ненавистная ведьма, а женщина, пусть со странностями, но все-таки. И как же хорошо ему было отпустить груз мыслей, правил и убеждений, зависнув где-то над поверхностью земли. Возможно, этот опыт был ему нужен, нет, он был ему необходим, чтобы начать думать немного по-другому. Но признает ли этот факт Каин Штайнер утром или нет - вопрос оставался открытым.
Прижав к себе ведьму сильнее, Кай совершил последние резкие, глубокие толчки, позволив себе взорваться наслаждением внутри девушки. Все было так правильно, так естественно, что он даже не подумал о том, чем может быть чревато подобные поступки хотя бы с его стороны. Сейчас ему было непростительно хорошо. С ней.
Выдохнув с тихим, протяжным стоном, Каин покинул тело девушки, заваливаясь на бок рядом с ней, и, скорее по привычке, выработанной за семь лет, прижал к себе разгоряченное, расслабленное тело, зарываясь носом в ее волосы. Несколько минут они лежат молча, прислушиваясь друг к другу, Кай задумчиво гладит Далилу по плечу, рисует кончиками пальцем какие-то непонятные завитушки на коже, температура которой постепенно восстанавливается до нормальной отметки.
- Почему тебе снятся кошмары? - неожиданно даже для самого себя вдруг шепотом спрашивает Штайнер, вглядываясь в темноту комнаты, но не позволяя девушке отстраниться. Он не осознавал, но желал продлить ощущение легкости и спокойствия, тепла и комфорта. Пусть и с ведьмой.

+1

16

Когда сковавшая её тело дрожь затихает, Лила чувствует, как Каин крепко прижимает её к себе и со стоном изливается внутрь. Ведьма прикрывает глаза, наслаждаясь их единением в этот момент, и внутренне она готова к тому, что охотник отстранится и уйдёт почти сразу - она бы это поняла... То, что он не спешит разрывать объятия, удивляет девушку куда больше. Впрочем, возможно это просто привычка бывшесемейного человека, привыкшего исполнять ритуал "а поговорить", так что особыми иллюзиями Лила себя не тешит.

Но ей очень уютно и приятно. Приятно лежать в кольце его рук, чувствовать дыхание в волосах, ощущать прикосновения и биение сердца. Каин может быть таким нежным... По крайней мере, до утра. Почему-то девушка не сомневатся в том, что она - первая колдунья, с которой Каин обошелся так... непрофессионально. И осознание к нему ещё придёт. И дастся куда мучительнее, чем ей, не скованной никакими условностями кроме собственных желаний.

Лила мягко проводит ладонями по торсу Каина, целует его в плечо. Ей хочется быть ласковой - не для того, чтобы что-то выведать, а просто потому, что ей хорошо сейчас с этим мужчиной и хочется, чтобы ночь не заканчивалась. Услышав его вопрос, девушка вздыхает. Понятно, что сейчас он хочет знать и вроде бы имеет на это право, но... Не сейчас. Ещё рано. Если он утром пожалеет обо всём произошедшем, то нет смысла грузить его лишней информацией, она окажется раздражителеи и может быть даже использована против самой Лилы. Если они расстанутся на мажорной ноте - она всегда успеет при желании чем-то поделиться, даже по переписке. Ведьма склоняется над охотником, целуя его в подбородок:
-Не стоит сейчас о них. У нас у всех есть кошмары. Пока ты их прогнал - почему-то ей кажется, что в ближайшие пару дней, может, даже недель, плохие сновидения точно не вернутся. Мозг избавился от угрожающего образа охотника - пусть даже таким нетривиальным способом. Кончиком пальца Лила задумчиво рисует узор на груди Каина:

-Ты ведь побудешь со мной? Хотя бы пока я засну - она не хочет связывать его и запирать до утра, пусть охотник, когда к нему вернётся холодный разум, сам решит, когда ему уйти и как это сделать. Но девушке не хотелось бы засыпать в пустой остывающей постели:
-Мне было очень хорошо - "тебе стоило сразу начать свои допросы так" крутится в мыслях, но произнести это вслух ведьма не решается, чтобы не вернуть их на доску охотник-ведьма и не нарушить хрупкий ночной баланс. Прежде, чем устроить голову на плече Кая уже для сна, Далила целует мужчины в губы долгим нежным поцелуем, думая, что это возможно последняя её возможность... Но сегодняшнюю ночь она вспоминать определённо будет.

+1

17

Зачем он согласился? На все это.
Прийти и посидеть с ней, оградив от кошмаров; остаться на время, пока она не заснёт; поверить в то, что наиболее продуктивный способ – лечь рядом; позволить ей обнять себя; позволить себе переступить черту и стать непозволительно близким к ведьме; а потом согласиться остаться.
Опять же, пока она не уснёт…
Далила, поддавшись усталости, расслаблению и спокойствию, заснула буквально в течение десяти минут, положив голову нему на плечо, Каин же ещё долго (не меньше часа) лежал, обнимая ее за плечи, пропуская сквозь пальцы шёлк волос, и всматривался в сумрак комнаты, который в какой-то момент начал рассеиваться.
За окном забрезжил рассвет. Часы показывали четвёртый час.
- Тсссс, - прошептал Каин, аккуратно перекладывая Лилу на подушку и тихо поднимаясь с кровати. Ведьма сморщила нос, что-то тихо и невнятно пробормотав, - спи.
В комнате было душно, хотя после секса и он, и она успели отдохнуть и остыть. На полу валялась та самая лошадина, которая в свете солнца оказалась единорогом, а не конем с колом во лбу, кот, приоткрыв недовольно глаза, следил за каждым движением охотника – когда он залез на кровать Кай так и не понял, - однако открывать окно Штайнер все-таки не стал. Еще раз взглянув на Далилу, свернувшуюся калачиком на постели, Кай покачал головой и, подняв с пола боксеры, надел их, а затем тихо вышел из комнаты, стараясь не разбудить горе-ведьму.
Находящаяся рядом туалетная комната сильно упросила задачу, но в то же время обрекла его на возвращение. Пожалуй, если бы Каин спустился на первый этаж, то не услышал бы этого тяжелого вздоха, когда, разобравшись с физиологическими потребностями, возвращался в гостиную.
- Тебе точно надо пить какое-то успокоительное, - переступая порог спальни ведьмы и неслышно прикрывая дверь, вздохнул Штайнер, а потом, решив все-таки пустить в комнату хотя бы немного свежего воздуха, поставил окно на микро-проветривание и вернулся в постель, укладываясь рядом с девушкой. "Интересно, как ты раньше-то спала? Или в этом доме вот такие номера - в порядке вещей?" Ответом на его мысли стал тихий выдох Лилы, сквозь который можно было услышать его имя, и смена положения тела.
- Спи давай... - устало вздохнул Штайнер, поворачиваясь на бок и обнимая повернувшуюся к нему спиной девушку под грудь. Лила еще несколько секунд устраивалась удобнее - совершенно точно не просыпаясь - а потом затихла.
Веки стали тяжелее и сопротивляться этому Каин не стал. Теперь, когда его больше ничего не тревожило, охотник наконец-то смог спокойно заснуть. Хотя это не самое приятное - засыпать после рассвета, но, с другой стороны, до него уснуть как-то не получалось.

+1

18

Сон на сей раз просто прекрасен. Лила проваливается в тёплую лёгкую негу, в которой и остаётся до самого утра. Один раз, было, какое-то тёмное пятно попробовало нарушить безмятежность колдуньи, но тут снова опустилось успокаивающее тёплое облако и прогнало тьму так быстро, что Далила даже не запомнила этот момент сна:
-Каин - бормочет она, ёрзая по постели и уютно устраиваясь в объятиях охотника, вернувшегося в её спальню.

Отсыпается колдунья за всю тревожную неделю, глубоко и беспробудно. До тех пор, пока кот не решает "хватит это терпеть" и с решительным видом не протаптывает короткими лапками дорожку в одеяле:
-Мау - решительно говорит он, взобравшись на прикроватную тумбочку со стороны хозяйки. Он уже голоден и вообще, ему не нравится лишний двуногий в его постели:
-Мааааууу - выпустив из подушечек когти, кот осторожно трогает лапой щёку и кончик носа спящей девушки. Лила морщится, пытается отодвинуться, но за спиной ей что-то мешает, и тут ещё луч солнца пробивается сквозь щель в занавесках и попадает в глаза...

Нехотя, девушка просыпается, открывает глаза и укоризненно смотрит в не менее укоризненную морду Хвостовски:
-Тебе не повредит немножко поголодать... - а опустив взгляд, осекается, видя чужую мужскую ладонь на своей груди. "Нет" не может быть, чтобы Каин до сих пор был здесь. Ночные события оживают в памяти и заставляют щеки покрыться румянцем - Лила была уверена, что проснётся одна, с ощущением приятного эротического сна...

Оборачивается - так и есть. Охотник, мирно спящий, с закрытыми глазами и расслабленным, таким красивым во сне лицом. Ничего себе они заспались! Ведьме и в голову не приходит, что Каин мог просыпаться, а потом вернуться. Нужно его разбудить, пока у него ещё есть шанс тихо вернуться в свою комнату. Но Лила почему-то медлит - смотрит на охотника, на его руки, обнимающие её, и улыбается. Никакого пистолета, браслетов... Спящий беззащитный мужчина. Такой уютный. Такой... Её. И колдунье, помнящей выражение его глаз ночью, не хотелось бы увидеть, как сейчас тот взгляд сменится сожалением или отвращением. Указательным пальцем она мягко проводит по скуле Каина, по его губам, очерчивает подбородок, на котором запечатлевает лёгкий поцелуй... И вздыхает:

-Пора превращать карету в тыкву. Каин? Каин - она садится в постели, одной рукой удерживает одеяло на уровне груди, а второй трясёт охотника за плечо:
-Просыпайся, ну же. Если ты хочешь уйти до того, как Франк или Рей нас поймают, то сейчас самое время - эти моменты "после" для Лилы всегда самые неловкие. Сложно выбрать тему для разговора... Особенно в такой ситуации. Не будь у них такой спешки - она бы предложила Каину вместе отправиться в душ, но во-первых - не решается проявлять какую-либо близость, не зная, как отреагирует охотник сейчас... Во-вторых, действительно не хочет, чтобы её ночные шалости стали предметом обсуждения всех обитателей дома. Она не знает, можно ли скрыть подобное от менталиста (даже спящего), но формально пока их видел лишь Хвостовски, а с ним она договорится за тунца. Лила внимательно наблюдает за реакцией Каина, по-прежнему на всякий случай прикрываясь одеялом. Так странно сейчас видеть на его плечах маленькие отметины ногтей... Её ногтей.

+1

19

Пустота - лучше, чем что-то другое. Лучше призраков, демонов, колдунов и ведьм, лучше кровавых обрядов, густых лесов с сухими, трескучими ветками под ногами, лучше оживших мертвецов или тихого кашля, доносящегося из-за запертой двери. Лучше ничего не видеть и не чувствовать, лучше, чтобы ночь проходила в одно мгновение, а не так, как иногда бывает.
Каин просыпается только от того, когда слышит женский голос, не реагируя ни на какие манипуляции, которые с его лицом произвела Далила - он их просто не почувствовал. Промычав в ответ на какую-то карету - у него мотоцикл, а не карета, а если она хочет тыквенную кашу - пусть сама и делает - Кай убирает ее руку со своего плеча и натягивает на него одеяло. Он хочет спать, а не кашу из тыквы.
- Мне плевать, - бурчит он на следующую ее фразу и, не открывая глаз, поворачивается на другой бок, закрываясь одеялом едва ли не с головой. Глубокий вдох, убрать напряжение, снова расслабиться и уснуть, но нет, фраза ведьмы надоедливым будильником звенит в сознании, заставляя на время отложить желание поспать хотя бы еще полчаса в сторону, - Кто сказал, что я хочу уйти? - невнятно, смазывая некоторые звуки, но, в принципе, воспринимаемо, пробормотал Штайнер, зевая во весь рот под одеялом. - Если бы я хотел... то... еще ночью ушел, - и снова устраивается уютнее.
Вот почему так всегда? Когда есть возможность, действительно, расслабиться, всегда появляется какая-то назойливая муха или дятел, который начнет стучать по мозгам. У него, считай, последний день отпуска - завтра все равно вставать ни свет, ни заря и топать ножкой по педали газа, уводя свою красавицу машинку из этого чертового города, а тут даже поспать спокойно не дают. В той квартире были дрянные соседи, явно перепутавшие трубы с барабанной установкой, а здесь ведьмы, возомнившие о себе не весть что.
- Хватит зудеть. Иди делай то, что тебе там нужно... а мне... дай еще поспать... - нужно же все-таки предельно понятно обозначить свои желания на данный момент, чтобы хотя бы часть из них все-таки дошла до этой блондинистой головы. И даром, что было ночью - Кай был пьян - сейчас он хочет просто спокойно поспать.

+1

20

У Лилы было несколько вариантов возможного развития дальнейших событий - от продолжения вчерашнего "банкета", до полного отрицания произошедшего ночью, но... Вариант, в котором охотник решит отжать её спальню тупо для сна, сред них не было даже в бреду. Колдунья с ошалелым видом хлопает синими глазами, думая, а не послышалось ли ей...

Ему плевать? Он хочет, чтобы весь мир знал, что крутой охотник, звенящий стальными яйцами о бак мотоцикла, спал с ведьмой? Ну, тогда ей не плевать! Лила не хочет демонстрировать Франку, что спала с его братом. Спала с братом своего брата... Звучит бредово. Нет, не станет она сейчас об этом думать. Спусковым крючком становится слово "зудеть" - колдунья гневно предупредительно фыркает. Она готова позволить Каину доминировать в постели, но вне её Далила - по-прежнему упрямая, несносная девчонка, уже не так боящаяся охотника. Максимум, что он может сейчас сделать - хлопнуть по ней резинкой от трусов.
-Знаешь, что... - начинает ведьма, набрав воздуха в грудь:

-Это моя комната. И либо ты здесь по делу, либо досыпай у себя. Дела ты вчера закончил... - и раз никакого более приятного сценарий утра Каин ей не предлагает - в игру вступает второй сценарий. Лила упирается спиной в тумбочку, с которой оперативно спрыгивает кот, и выпрямляет ноги, упираясь в бок мужчины, чтобы сбросить его с постели. Телекинез применять не рискнёт, но вот эффект рычага - запросто.

Каин с глухим стуком сваливается с уютной постели на пол, но - недочет Лилы, об этом она не подумала - по инерции увлекает за собой одеяло. Колдунья, взвизгнув, остаётся сидеть на постели голая. Не растерявшись, она быстро хватает подушку и обхватывает руками и ногами:
-Ты можешь хоть раз всё не усложнять? Я не хочу ни с кем объясняться - может дрыхнуть хоть весь день, Франк выделил ему для этого места. А здесь живут Лила, Хвостовски и Зефирка. Черт, а выглядел ведь таким милым, пока спал и обнимал её...

+1

21

Если бы Штайнеру было не лень, он сказал бы "Это комната Франклина - не зазнавайся", - но ему было лень, потому Лила ничего не услышала и продолжила гнуть свою линию. К счастью, мозгов у ведьмы за последнюю неделю прибавилось и совершать то преступление, которое она совершила, она решила без применения силы.
Уперевшись сперва коленями в пол, потом позволив верхней части тела съехать с кровати, подстраховав голову от падения руками, Кай утянул с собой одеяло, с удовольствием отмечая, как его конец соскользнул вместе с основной массой на пол, оставив, совершенно точно, обнаглевшую ведьму без прикрытия (ее рубашка, которая явно не соответствовала требованиям в обеспечении удобства сна, валялась где-то у кресла в другом конце комнаты).
- Заметь, это не я сейчас... все усложняю, - зевнул Каин, наконец, поняв, что спать ему тут точно больше не дадут, и сел на полу, кутаясь в одеяло, словно древний грек в хитон. Ему, правда, хотелось еще поспать - хотя бы полчаса. Каин привык, что с утра, если ему никуда не нужно, то ему дают выспаться - Эннис всегда давала ему выспаться, другие его женщины тоже не отличались обой буйностью нравов и обычно дожидались его самостоятельного пробуждения, или провоцировали, но достаточно мягко. А тут... Протерев глаза, Штайнер взглянул на ведьму, прикрывающую свои прелести подушкой - можно подумать он ночью всего этого не видел. - Говоришь так, будто тебе и восемнадцати нет. Перед кем объясняться-то? - да, в доме помимо них были еще Рей и Франклин, но они - голуби сизые, какое им дело до того, с кем спит их приемыш? Лично он, даже если это вдруг станет известно, унижаться перед ними не собирался. Это был выбор его и Далилы. только если...
... Только если эти двое не растили из нее себе ровню, то есть, не пытались записать Лилу в лесбиянки.
"Да нет, бред", - хмыкнул Кай, а потом, тяжело вздохнув, поднялся, выпутываясь из одеяла.
- В любом случае, кошмары тебе... - усмехнулся он, изучая взглядом нахохлившуюся девушку, - больше не снились, - и, расправив одеяло, накинул его, словно сеть, на голову блондинки, - Какой я, однако, лечебный, - и, негромко и коротко рассмеявшись, направился к выходу из комнаты. Спать ему сегодня уже не дадут, это точно, потому нужно было все-таки посмотреть телефон - вдруг за ночь ему кто-то звонил, а он, увлекшись процессом исцеления ведьмы от кошмаров, пропустил что-то важное. Но, с другой стороны, некрасиво было бы успокаивать Далилу, но одним ухом обращаться к мобильнику в ожидании звонка.

+1

22

-Лиииил, я совсем обнаглею, но как у тебя настроение к ваф....
Франклин Штайнер открыл дверь и чуть не столкнулся со своим братом. Сонный писатель в халате и боксерах был похож на взъерошенную летучую мышь - не уложенные волосы рассыпались копной кудряшек, а голос медиума был предельно дружелюбным, пока не..
-...лям. Они у тебя волшебные.
Замогильным голосом  продолжил писатель, и прежде чем Каин успел сообразить, на что способен  его кузен, последний без объявления войны всадил в солнечное сплетение.
- ДОБРОЕ УТРО, КАИН!
Нет, ну вы посмотрите на него. Сначала он  похищает ее, а затем  стокгольмский синдром берет свое. Да этот придурок знает, как Франклин  волновался после этого чертового похищения?! Вечно убегающая от Каина Лила тревожила его,  Штайнер уже подумывал о том, чтобы купить огромного плюшевого единорога в кампанию Зефирки...
Штайнер просто снес кузена, повалив на пол и занес кулак над его лицом, но был  пойман неизвестно откуда материализовавшимся Рейнардом.
Бывший военный, в отличии от всей полуголой кампании, уже сходил в душ, побрился и оделся с иголочки. И успел остановить бойню, оттягивая озверевшего Франклина.
-Эй-эй, Франк, ты чего?
- ОН ПЕРЕСПАЛ С ЛИЛОЙ, КАК ЧТО?!
- Ну... не изнасиловал же.. Надеюсь.. Каин?
В глазах Рейнарда читалось откровенное  веселье.
- ЧТО ТЫ, МАТЬ ТВОЮ, ВООБЩЕ ВЫТВОРЯЕШЬ, КАИН?!
- Лил, попробуй одеться телекинезом. Это неплохая тренировка.
- Ты вообще слушаешь, что я говорю?! ОН...
- ...про то, что ты хотел вафли? Конечно. Но я ужасно готовлю.
- Тебе что, все равно?!
- Нет, но я же не буду бить твоему кузену морду за то, что он считает, что мы пытаемся сделать из Лилы  лесбиянку, или называет нас сизыми голубками...
- ЧТООООО?!
Рейнард, посмеиваясь,  отпустил Франклина, уже будучи абсолютно уверенным в том, что Каин сможет остановить братца.

- Так вот. Судя по тому, что мне пришлось из-за вас двоих сегодня в ночи устроить пробежку, потому что ваши мысли были, мягко говоря, громкими, Лила точно не лесбиянка.
Сообщив эту благую весть,  Рей  присел, почесывая Хвостовски и сокрушенно  интересуясь.
- Что, в этом  доме совсем дурдом, да, Хвостовски?

Отредактировано Franklin Steiner (Вчера 22:40:40)

+2

23

"Самодовольный осёл" в какой уже раз она так думает о Каине? И где та тонкая грань, перешагнув которую он превращается в нежного, заботливого и надежного мужчину? Мужчину, с которым она провела сегодня ночь. Черт, как её вообще угораздило? Чем она думала? Хорошо хоть, больше ничего лишнего не сказала.
-Да с тобой рядом ни один кошмар не уживётся - фыркает ведьма, когда ей на голову приземляется одеяло. Ну и пожалуйста. Главное - цель достигнута, охотник идёт в свою комнату, если только не надумает ещё кого-нибудь вылечить по пути.

Ну, так было бы в любом другом доме. Нормальном доме. А в их - дверь открывается навстречу Каину и впускает в комнату заспанного Франклина в халате и трусах. Лила к этому моменту успевает лишь завернуться в одеяло на манер плаща, увидеть, как меняется выражение лица брата, и воскликнуть предупредительно:
-Франк! - а вот предотвратить его мышечную реакцию уже не успевает. Охотник, со свистом выпуская воздух, получает удар под дых. Лила подскакивает на ноги в своём одеяле - ей совсем не хочется снова разнимать кузенов, не первый раз за трогательную неделю знакомства выясняющих отношения на кулаках:
-Пожалуйста, ты опять вывихнешь ру... - конечно, куда же без полного утреннего сбора в её спальне как раз тогда, когда блондинка наивно полагала этого сбора избежать. Хотя сейчас она искренне благодарна Рею, перехватившего руку Франка.

Пока медиум выплёскивает эмоции, Лила решает воспользоваться советом менталиста - находит взглядом свою рубашку, приманивает её взмахом руки и пытается одеться под прикрытием одеяла, не уронив её с плеч. Чувствует она себя при этом, как ученица, поставленная у доски перед всем классом. Ведь говорила же, что так будет, если Каин вовремя не уберётся к себе. Почему охотник никогда никого не слушает?
-Прости, Рей, я не думала, что мы тебя разбудим - смущается Лила, наконец вернув рубашку на законное место и потуже затянув пояс. Значит, бедняга вчера бегал глубокой ночью, пока они развлекались? И ни слова им не сказал? Но почему? Позволил самостоятельно набить шишек или... Какие мотивы вообще были у Каина?

На мгновение Лиле хочется помочь ему подняться и поцеловать, чтобы успокоился, но... Едва ли сейчас уязвленный охотник позволит ей такие вольности, как ночью. И потом...
-Лесбиянка?! - уточняет она возмущенно и синие глаза округляются. Может, он себя правда доктором возомнил? И проводил медицинские эксперименты, вовсе не от кошмаров её спасая? Из груди ведьмы вырывается тяжелый вздох - он ведь Штайнер. Какие ещё нужны объяснения. Она пытается встать между кузенами, вытянув руки:
-Мальчики, давайте не будем ссориться. Да, мы провели ночь вместе, но это ничего не значит. Пойдёмте завтракать. Франк, я сделаю тебе вафли - и чем скорее все об этом забудут, тем лучше. Лила даже готова махать платком вслед машине Каина, пока она не растворится за горизонтом. Но пока её предложение отправиться завтракать с энтузиазмом воспринимает лишь кот, засучивший короткими лапками, чтобы скорее перевернуться через бок.

+1

24

Самое отстойное в этом доме то, что в нем никогда нельзя расслабиться (даже то, что ночью Каин позволил себе забыть об этом - дало свои последствия) и брошенной подлости можно было ожидать от любого. Хотя если к Рею Кай почти сразу отнесся серьезно, чувствуя реально исходящую от него силу, которую он в любой момент мог пустить не в мирное русло. С тех пор (а если быть предельно точным, то в день знакомства), Кай раз в день начал заваривать себе травы и трижды в день пить их, выдерживая тошнотворный вкус, но защищающий его от внушения. Конечно, качество зависело не от концентрации, а от состояния самой психики, именно потому Кай старался не терять самообладания, когда Саммерс был рядом, но, возможно, в эту самую минуту Рею бы удалось пробиться сквозь его приобретенный иммунитет.
Ибо такой падлы от Франклина Каин никак не ожидал. Хотя он сам, скорее всего, был не готов к тому, что застанет свою "сестру" с братом в спальне. (да он сам от себя такого не ожидал, что уж?)
-  Vae! Франк... - накрыв руками место удара, Кай наклонился вперед, превознемогая боль, но собраться с мыслями и пересилить оцепеневшие мысли не успел, потому что был сбит с ног Штайнером-старшим.  Что у них за мода такая, сцепляться в самом начале и почти в самом конце встречи. "Я же ее не убил! Поимел только...", - сказать ему это только не дали - но оно и к лучшему, куда интереснее было наблюдать за препираниями голубков. В какой-то момент охотнику вовсе хотелось рассмеяться в голос, потому что ситуация, действительно, оказалась комедийная, но Рейнард вдруг указал на то, что даже ночью был в курсе происходящего, остудив пыл Каина. Кажется, ему нужно будет что-то более крепкое, если они еще раз встретятся, чтобы закрыть свои мысли от этого адского менталиста.
- Остынь, Франклин, - поднимаясь с пола, приподняв раскрытые ладони, но готовясь к возможному повторному нападению, чуть ниже обычного своего голоса сказал Кай, - Это было предположение, Далила. Оно не подтвердилось, - еще бы. Проверено практически. Только вот почему-то весело от этого не стало, и даже наоборот. Когда Далила еще раз озвучила произошедшее, Каин как-то поднапрягся. Правда, что он сделал? Еще неделю назад ему хотелось, пусть не убить ее, но точно выпроводить из дома брата, то прошлой ночью все его желания поменялись. Он хотел - и получил - ее. Ведьму.
Нахмурившись, Штайнер перевел взгляд с Франклина на Далилу, смерив ее взглядом, отвесил себе мысленный подзатыльник и вышел из комнаты. Ему нужно было пройтись, а еще лучше пробежаться по городу, чтобы окончательно проснуться и осознать, какой грех на свою душу он взял, поддавшись соблазнам этой змеи искусительницы. Вот не зря же он ведьм недолюбливал!

+1


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » What happened tonight stays in tonight


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC