Осознание этого напоминает ему о том моменте во время драк, когда чужой кулак прилетает в живот, и весь воздух из легких со свистом вылетает изо рта прочь. Мэттью приходится несколько раз вдохнуть – как можно тише...читать далее
#1 «Inevitable evil» - Agnes Burke [до 15.11]
# 2«The dark omens» - Wesley Fletcher [до 18.11]
#3 «The whisperer in darkness» - Dalila Davis [до 13.11]
#4 «Helheim's gate» - Fabia Amati [до 11.11]
#5 «Mountains of madness» - Rick Miller [до 12.11]
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
апрель-июль 2017.

LUKE |

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
AGATHA |

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
REINA |

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
AMARIS |

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
GABE |

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
RAVON

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;

Henrietta: altera pars

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » for the kill


for the kill

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

t h e y  s a i d  y o u ' l l  d i e  s o o n  e n o u g h  a n y w a y
http://funkyimg.com/i/2LfoM.png
i live for the kill
alex murray & jessica fairchild
пригород [19.06.17]
n o w  i  a m  t h e  v i o l e n c e   i  a m  t h e  s i c k n e s s
и если ты сделаешь это, пути назад уже не будет

+7

2

[indent] У Алекса есть ответ на любой вопрос – он, кажется, всегда способен сложить пару слов в убедительное объяснение, что превращало бы его позицию в единственно верную, - и до сих пор я не представляю в полной мере, насколько сильно его влияние на всё, что его окружает. Насколько сильно влияние на меня.

[indent] - Ты ведь в курсе, что иногда ведёшь себя как последний мудак? – тот самый вопрос, что в ответе не нуждается, ведь мы оба знаем, что сказано это ещё даже слишком мягко, и всё же я бросаю его Алексу в лицо, стараясь не зацикливаться на всём, что он высказывает мне перед этим, чтобы не накручивать себе позднее. Мне хочется думать, что это крутой бунтарский ход и что таким образом я показываю, что ему не так-то просто меня спровоцировать, но что-то мне подсказывает, на деле всё складывается совсем не так, как мне хотелось. Диверсия проваливается с треском, и мне остаётся лишь пожинать её плоды – сухие и недоразвитые, как и все наши разговоры с Мюрреем. – Только мудаки и выживают, Джессика, - выплёвывает он вместо ответа, и я почти что испытываю угрызения совести, понимая, что стоит за его фразой, но быстро избавляюсь от них. В конце концов, нет смысла уважать чужие чувства, если на твои откровенно плевать.

[indent] В такие моменты мне кажется, что мы ненавидим друг друга. Даже более того – я в этом уверена, ведь последние пару месяцев лучшее тому подтверждение. И, наверное, по этой причине, когда за Алексом закрывается дверь, я испытываю лишь облегчение, радуюсь краткому мгновению тишины посреди бури, в которую он превращает мою жизнь, и стараюсь не думать о том, как сильно мне хотелось бы сказать ему что-то такое, что действительно помогло бы ему. Голос разума твердит, что мне пора бы уже перестать пытаться, ведь всякий раз это вызывает в нём лишь злость, но я упряма и пока что этого упрямства хватает, чтобы подпитывать меня энергией. Как скоро запас будет израсходован? Хм, думаю, мы это выясним раньше, чем планировалось.

[indent] Я привыкаю к тому, что Алекс уходит и пропадает непойми где часами, это становится чуть ли не традицией, а ссоры лишь делают эти «прогулки» чаще. Однажды, в особенно долгий период отсутствия, я начинаю бояться, что он не вернётся вовсе. Однажды, я ловлю себя на мысли, что хочу, чтобы он не вернулся. Самый простой путь, разве не так? И всё же, каждый раз успокаиваюсь, лишь когда он вновь переступает порог, но начинаю думать, что лучше будет, если я буду готова к тому, чтобы он вновь исчез из моей жизни. Только вот в этот раз мне нужна точка, пара слов на прощанье, дающие точно понять, что никакое подвешенное состояние и неизвестность мне не грозит. В конце концов, и Адам, и Валери всё мне подробно объясняют, приняв решение оставить маленький городок под названием Генриетта позади, но они, конечно, совершенно другая история. Пусть мы и поддерживаем связь, распрощавшись с ними, я вдруг чувствую себя до боли одинокой, но с особой изощрённостью тону в этом ощущении, напоминая себе, что так, должно быть, страдали все мои близкие люди, когда я начала отстраняться, замыкаться в себе всё больше, а после и вовсе уехала в другой населённый пункт. Часть меня считает, что я это заслужила, хоть разумом я и понимаю, что не стоит искать в сложившейся ситуации какой-то скрытый смысл. Лучше поискать Алекса, не это ли моё нормальное состояние в последние пару лет?

[indent] Можно сколько угодно иронизировать на эту тему, но в этот раз его прогулка затягивается, и это начинает меня беспокоить. Понимая, что это может значить, я ищу то самое столь желанное мною облегчение, но ничто не отзывается у меня внутри – лишь отдаётся хриплым эхом разочарования из пустоты, пока я вновь не предпочитаю вернуться к слепому упрямству. За окном уже начинает смеркаться, когда я окончательно отодвигаю от себя чашку с чаем, к которому так и не притронулась, и он уже остыл, и решительно выхожу на задний двор. Именно через эту дверь Мюррей покидал дом, и его запах тут чувствуется особенно остро, так что мне не нужно принюхиваться, чтобы различить его след, уводящий прочь от людных улиц, под своды редких деревьев. Жилище моих приёмных брата и сестры находится на окраине, в районе, где частные дома стоят не вплотную, и лишь недавно я впервые оцениваю эту изоляцию, ведь до этого куда чаще задумываюсь, что куда практичнее было бы жить поближе к кинотеатру. Благо город маленький, и даже так с очень большой натяжкой можно пожаловаться на то, как далеко приходится ходить на работу. Однако, без соседей за забором гораздо спокойнее, когда укрываешь беглого преступника, кто бы мог подумать, что я буду всерьёз рассматривать это как преимущество. Закрыв за собой дверь, я пару мгновений терзаюсь сомнениями, как именно мне начать свой путь, и в итоге, взвесив все за и против, стягиваю свитер через голову. Если человек всякий раз перед выходом задаётся вопросом, удобнее ли будет пойти пешком или же взять машину, то у гримма есть бонусный вариант со звериной формой, в которой и слежка лучше, и передвижение быстрее простого шага. А ещё у подобной альтернативы есть значительный минус в виде наготы, но я прихожу к выводу, что это сейчас далеко не главное, и поэтому складываю вещи стопкой на крыльце перед тем, как моё восприятие мира привычно меняется. Говорят, гриммы даже в человеческой форме сильнее людей, что, конечно же, является правдой, однако в лисьей шкуре я каждый раз словно начинаю видеть ещё лучше, а обоняние и слух так и вовсе усиливаются в несколько раз. Вот и сейчас, я мгновенно ориентируюсь на местности и определяю направление, в сторону которого меня манит знакомый запах, а через несколько километров петляний (боже, Мюррей, почему ты не можешь ходить по прямой?) я издалека понимаю, что парень уже совсем близко.

[indent] Кажется, там впереди тоже частные дома, удалённые от центра, но в этом противоположном конце города мне никогда не приходилось бывать. Пролесок полон запахов, но я мрачно отмечаю про себя, что судя по всему Алекс часто наведывается в окрестности в последнее время, ведь за свежим следом я нахожу старые. Старые, едва различимые, и всё же их десятки. Что это всё значит, я пока не могу понять. Я трусцой подбегаю к зданию и наконец вижу объект своих поисков – Мюррей как раз идёт прочь, хоть я и не успеваю разглядеть, был ли он просто рядом или же вышел из дома. Тут уже и он замечает меня, подняв руку в кажущимся оборонительном жесте, из-за чего я теряюсь. Он меня не узнаёт? Ждёт, что я наброшусь на него? Чтобы вернуть себе способность к коммуникации, я вновь возвращаюсь в своё нормальное обличье и пару секунд часто моргаю, привыкаю к тому, что все чувства снова приглушаются. Всё тело жжёт, и я фокусируюсь на том, как трава колет мне кожу на голых коленках, после чего привычно сжимаю руки до того, что на внутренней стороне ладоней остаются заметные царапины. Боль всегда действует  о т р е з в л я ю щ е.

[indent] На Алекса я в тот момент не смотрю, полагая, что если я буду делать вид, что в ситуации нет ничего неловкого, то она и правда станет будничной для нас, тем более, что у меня есть веский аргумент в стиле «он и так всё уже видел». По крайней мере, он терпеливо ждёт, и в итоге тишину нарушаю я, наконец подняв на него взгляд.

[indent] - Не одолжишь куртку? – я протягиваю руку в требовательном жесте и не опускаю её до тех пор, пока Мюррей не сдаётся и не жертвует мне вышеупомянутый предмет одежды. Это даже ведь не его куртка, а куртка Адама. Она висит на мне мешком, но так я чувствую себя увереннее и поднимаюсь на ноги, чтобы быть с парнем на равных, - Так значит это здесь ты вечно пропадаешь. Что такого в этом доме? Он ведь явно не пустой, я чувствую чей-то запах.

+2

3

Мне кажется, тем утром я окончательно теряю рассудок.

Добираясь до дома Джесс и пытаясь закопаться в книгах, опасаюсь новостей по кабельному, не желая слышать правду. Тогда по телевидению не проскальзывает информации о случившемся, хотя я слушаю внимательно, испепеляя экран одним только взглядом, но она появляется весьма дозировано к вечеру – среди пострадавших моего имени нет, среди погибших тоже. На месте в тот день работают полиция и спасатели, разбирают обвалы и находятся под пристальным вниманием Ордена. Я знаю, что они тоже там, а спустя несколько дней уверен, что они ищут меня с утроенной силой. "Алекс Мюррей" наверняка проскальзывает в речи, теряется между слов Сидни, Райли или Харриет, хотя я уже не уверен в том, упоминается ли когда-либо моя фамилия, и это палит нервы до остатка. Они не могут молчать. Наверное не могут. Так или иначе, спустя еще немного времени спасатели, опоздавшие на непозволительно долгий срок, находят Сильвию, и Джессика снова оказывается рядом, чтобы в очередной раз унять мою боль – я понимаю слишком ясно, что не смогу предать сестру земле, что вряд ли когда-нибудь увижу ее могилу или вовсе узнаю местонахождение, и это накрывает с головой заново, будто впервые, оживляя в памяти все события, через которые мы не прошли. Весь тот кошмар. После этого Джессике необходимо купить новые лампочки для источников света во всем доме, а я не сомневаюсь в том, что Орден объявляет меня в розыск. Они больше не могут полагать, что один из сбежавших преступников пересек черту города. Они понимают теперь, насколько сильно облажались, не обнаружив нас раньше. Параллельно с этим по Генриетте проходит слух, что на месте происшествия остаются лишь фрагменты моей одежды, но это не успокаивает то, что происходит внутри. Это ни разу не сбавляет паранойю. Это не останавливает уже зародившийся хаос. И ничто не остановит.

Все мои чувства будто усиливаются в несколько раз, и опасаясь за свою жизнь до того, теперь я буквально не могу показаться на улице. Все в округе думают, что я мертв, а цепные псы из Ордена все еще могут выйти на след, не веря, что тело может быть настолько уничтожено обвалом или последовавшим за ним пожаром. Я схожу с ума, думая над тем, что у них есть доказательства моего пребывания в психиатрической больнице, и, будь в их рядах гримм, они бы запросто узнали мое местонахождение. Я закрываю плотнее шторы во всем доме, не допуская проникновения света с таким упорством, будто моя кожа может сгореть от случайных лучей, и тороплю Джессику запирать двери. Я почти не сплю. Я перестаю есть. Единственным моим занятием в полумраке становится изучение гримуара, который знаком мне так мало, что провоцирует лишь большую раздражительность и агрессию от накатывающей беспомощности. Я теряю счет времени и существую от появлений Джесс – открытых или закрытый дверей, когда она возвращается или идет на работу. Я существую только в скандалах с ней, безнадежно пытающейся вытянуть меня из этого кольца. Я существую. Давно уже не живу.

Мне кажется, тем утром я загораюсь идеей панацеи.

Одержимо ищу между страниц что-то, что еще может меня спасти, переставая верить и в счастливые концовки, и в новые начала. Я отказываюсь сдаваться, будто пытаясь выжать паршивую книжку на максимум, будто пытаясь выжать из себя это абсолютно отсутствующее желание жить, какое-то гребаное второе дыхание, но на деле перестаю дышать на несколько секунд, когда взглядом впервые цепляюсь за что-то ценное. Что-то, что как кажется мне, позволит наконец прервать этот день сурка, начавшийся после побега из тюрьмы Ордена.

Я не говорю об этом Джессике, когда она появляется дома спустя несколько часов. Встречая ее с хотдогом, быстро возвращаюсь к своему первичному состоянию, с которым провожаю ее рано утром. В ту секунду мне кажется, что она все только портит, ее вопросы о моем состоянии, ее идиотское беспокойство, ее странное удивление раздражают и подталкивают прерывать все разговоры. Она не понимает. Она не поймет никогда. Я ухожу в подвал, в котором однажды меня застает Адам, вместе с гримуаром, и не хочу вдаваться в детали. Долбаное заклинание оказывается слишком сложным, а мои силы слишком нестабильными и подкошенными срывами, чтобы с ним справиться. И я не знаю, что с этим делать, ставя перед собой пока только одну цель – оказаться снаружи.

Признаться, я совсем не думаю о том, что говорить Джессике о своих внезапных исчезновениях. Мне становится плевать на то, что она подумает об этом, и я всерьез полагаю, что запертые в этой клетке, закрытые в одном помещении обстоятельствами, мы терпим друг друга лишь из-за них. Я – из-за необходимости, Джессика – из-за слабости сострадания. У нее не хватает сил, чтобы выставить меня за дверь, и хотя мне стоило бы быть благодарным за это, она раздражает меня таким отношением только сильнее. Я знаю, что не заслуживаю его. Я знаю, что она заслуживает большего. Я знаю, когда подминаю ее под себя, когда сжимаю крепче руку, когда закрываю губами срывающийся стон. И так по новому кругу. Всю. Чертову. Жизнь. Зависимость от Джессики не проходит, когда мне кажется, что ее общество все только усугубляет, потому что я возвращаюсь к ней снова. Зависимость от Джессики  в с е г д а  остается со мной. И я почти смиряюсь с этой мыслью, моля о том, чтобы она не нашла эти силы.

Мне кажется, тем утром я готов поставить на кон все, что у меня остается.

Я дохожу до точки кипения, ощущая, как утекает драгоценное время, и последние несколько дней покидаю дом почти следом за Джесс, натягивая капюшон как можно больше, чтобы скрыть лицо. Мне кажется, я чувствую дыхание преследователей каждый раз, когда оказываюсь за дверью. Мне кажется, я слышу позади себя шаги. Мне кажется, что рассудок уходит гораздо раньше, чем я полагаю до того, но находясь в другом районе города, где дома стоят так далеко друг от друга, что уместится еще несколько построек, я не могу терять шанса узнать о жителях, примечая одного-единственного, чью жизнь смогу забрать. Заклинание. То, что обещает мне последний шанс – отнимает у другого всякий. Моими руками. Но думать об этом последнее, чего я хочу, выбивая из головы навязчивые образы из прошлого, когда школьный задира встал передо мной на колени, направляясь прямиком в чистилище, и я не испытывал ничего, кроме вседозволенности и торжества победы. Мне страшно думать сейчас о том, что я могу сотворить, но у меня больше не остается выбора. Запоминая дом, я наблюдаю со стороны еще какое-то время, в один момент действительно распознавая недалеко от себя шаги. Слишком быстрые для человека или...

- Черт! - не сдерживаясь, рефлекторно делаю пару шагов назад, стараясь удержать равновесие и выставляя перед собой руки в оборонительной позе. Мне нужно некоторое время, чтобы в огромном звере перед собой узнать знакомые черты. И немного смягчить взгляд, понимая, что мне не грозит опасность. По крайней мере не от нее.

Обращения Джессики всегда оказываются непредсказуемыми и происходят так редко, что я позволяю себе забыть о том, что на самом деле существую на одной территории с гриммом. Здоровая лисица в постели так себе удовольствие, да? Поэтому я не тороплюсь менять положение, выбитый из колеи этим явлением. Удивительно, но встреча с ней в подобном облике настолько сбивает меня с толку, что позволяет на мгновение даже расслабиться, а ее возвращение в человеческую форму окончательно выбивает цель моего появления здесь, как и тот факт, что Джессика оказывается в этот момент рядом. Полностью обнаженная Джессика.

Мне кажется, я должен подать ей куртку.

Во всяком случае, я слышу отголоски ее слов, что становятся все отчетливее, когда я понимаю, что мы находимся в нескольких метрах от дома парня, судьба которого предрешена. Ее просьбы становятся почти осязаемы, когда я понимаю, что Джессика действительно здесь и ей необходимы объяснения, которые я не могу предоставить, даже если тогда для нас обоих все может стать чуть более похожим на нормальность. И я понимаю, что нового скандала нам уже не избежать.

– Здесь живет парень. Пока что я не знаю его имени, но он всегда находится один. Джессика, это мой последний шанс. – я выбираю кардинальный метод, вываливая всю правду сразу, а не отрывая медленно пластырь. Это неизбежно. То, что Джессика обо всем узнает, неизбежно примерно настолько же, насколько тот факт, что через пару недель, в худшем случае месяц, этот парень перестанет существовать, а его жизнь перейдет в мое пользование. Я не уверен, что когда-либо за эти дни Джесс замечает зачитанные до дыр страницы, ведь я стараюсь закрывать книгу и не позволять ей вовсе прикасаться к гримуару без меня, поэтому добавляю самое важное. То, что она уже не сможет упустить из виду при всем желании. То, после чего у нее могут появиться силы на ненависть ко мне. – Я нашел заклинание, Джесс. Оно меняет внешность, понимаешь? – за этим вырывается какой-то нервный, неестественный смешок, и я все больше чувствую себя психом, – Я должен это сделать, у меня нет другого выбора, Джесс.

Мне кажется, теперь у меня уже нет пути назад.
И никогда его не было.

Отредактировано Alex Murray (2018-09-29 23:54:56)

+3


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » for the kill


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC