Осознание этого напоминает ему о том моменте во время драк, когда чужой кулак прилетает в живот, и весь воздух из легких со свистом вылетает изо рта прочь. Мэттью приходится несколько раз вдохнуть – как можно тише...читать далее
#1 «Inevitable evil» - Agnes Burke [до 15.11]
# 2«The dark omens» - Wesley Fletcher [до 18.11]
#3 «The whisperer in darkness» - Dalila Davis [до 13.11]
#4 «Helheim's gate» - Fabia Amati [до 11.11]
#5 «Mountains of madness» - Rick Miller [до 12.11]
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
апрель-июль 2017.

LUKE |

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
AGATHA |

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
REINA |

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
AMARIS |

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
GABE |

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
RAVON

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;

Henrietta: altera pars

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » re-thinking


re-thinking

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Arctic Monkeys — She Looks Like Fun
https://images2.imgbox.com/7b/a2/bHkBAwdR_o.gif https://images2.imgbox.com/e4/2e/bZICldcX_o.gif https://images2.imgbox.com/8b/a8/tc87RkOg_o.gif
re-thinking
Deidre Gellhorn & Henri Ventiel
27 июля 2017; квартира Анри & может, что-то еще.
Смерть смертью, а вернуть имущество надо.

Отредактировано Henri Ventiel (2018-09-13 23:41:01)

+3

2

Гасиону не нравится то, это и ещё что-то. Дейдре не вникает; молча делает свою работу, усердно делает вид, что не пыталась засветиться на возможно неработающих камерах неизвестного супермаркета, по возможности игнорирует капризы своего босса. Начальника. Старшего по званию.
Она зовёт его "миледи" максимально брезгливым тоном, не в силах выдавить требуемое "хозяин".
Это Гасиону тоже не нравится. Он громко жалуется, кидается угрозами, половину из которых рано или поздно выполняет, напоминает об её неоплатном долге перед ним и, вскользь, между строк называет имя Агаты. Последнее действует сильнее прочего, хотя ни пресловутая миледи, ни брезгливость никуда не деваются. Несмотря на своё недовольство, Гасион умеет мириться с незначительными неудобствами.
Дейдре, будучи не в силах избавиться от неудобств значительных, только на таких и может сосредоточиться; слишком жёсткий матрас, сломанный ноготь, решётка царапин на любимой обуви — демон не предупредил, что им придётся идти через лес, а она на мгновение позабыла, что от него можно ожидать чего угодно. Гасион называет это новомодным словечком "загоны", почерпнутом то ли у местной молодёжи, то ли из лексикона своей оболочки и закатывает глаза, когда чувствует неудобство своей подчинённой. Последний загон Дейдре не лезет ни в какие рамки приличий, хотя, казалось бы, какие, к чёрту, приличия. Она вдруг понимает, что ходит с голыми запястьями, и если браслеты, на взгляд Геллхорн — украшение непрактичное, то знать, который час, может быть весьма полезно. К тому же, у неё есть очень красивые наручные часы: изящный циферблат и тонкий кожаный ремешок прекрасно сочетаются между собой и значительно облегчают жизнь своей хозяйке. Или ей лучше говорить о себе в прошедшем времени?
Были.
Как и она.
Была.
Нет, лучше думать о часах.
С момента похорон Дейдре живёт словно вне времени: ощущение не из приятных. Не знать, который час, день или даже месяц вызывает чувство тревоги, в плохие дни — смутного страха. Впрочем, у неё все дни плохие. И надежды даже на мизерное улучшение нет, пока рядом Гасион со своими распоряжениями, приказами и угрозами. Иногда он шутит — Дейдре смеётся вынужденно, не в силах оценить юмор демона по достоинству; куда ей, простой смертной.
И думает о часах.
Так безопаснее, чем вспоминть про Агату.
Или про Анри.

Анри!
То есть, часы, конечно же, часы.
Которые почти наверняка остались у Анри. Последняя ссора выдалась на редкость насыщенной, в запале Дейдре расправилась с доброй половиной какого-то невнятного чайного сервиза (ой, да ладно, он ей за это только спасибо скажет!), а потом ушла, хлопнув дверью так сильно, что та чуть не слетела с петель. При этом у Вентьеля совершенно точно осталось её любимое пальто, за которым Геллхорн не вернулась из принципа, а также её зубная щётка, весьма хорошо очищающая труднодоступные места полости рта (тот случай, когда реклама не обманула) и часы. Было бы более трогательно, перейди часы по наследству от любимой бабули Орлы, но Дейдре была к ним привязана не поэтому.
Она купила их на свою первую зарплату, вот и всё.
Это было очень важно.
Настолько, что она рискнула воспользоваться недолгим отсутствием Гасиона для небольшой вылазки в стан Вентьеля.
Вряд ли он хватится чужих часов.

Задача осложняется ещё до прибытия на место потенциального преступления; ключи от квартиры Анри Дейдре в запале швырнула куда-то за диван в квартире Анри, а ползать на коленках, собирая возможную пыль и прочий мусор, ниже её достоинства. Ещё более задача осложняется тем, что Анри живёт на пятом этаже, а пожарной лестнице Дейдре не слишком доверяет, но, поскольку даром левитации природа её обделила (и слава богу), приходится воспользоваться сей шаткой металлической конструкцией. Не испытывая страха перед высотой, Дейдре, тем не менее, старается не смотреть вниз и хватается за перила как можно крепче, хотя, если вдруг лестница решит распасться на составные части, это вряд ли её спасёт.
Думать об этом, к слову, тоже ошибка.
Но что уж теперь.

На дворе лето — это хорошо. Летом с закрытыми окнами слишком жарко даже в Канаде, а в открытое окно Дейдре влезет без особых приключений, к тому же, не производя лишнего шума. Если только Анри не переставил мебель в квартире, хотя на кой ему это? Наощупь передвигаясь по тёмным комнатам, Геллхорн старается не издавать ни звука, и всё же быть бесшумным ниндзя у неё не получается.
Главным образом из-за какой-то посудины, слетевшей с кухонного стола благодаря неловкому взмаху руки.
Ох, чёрт.
Ну что тут добавить.
Можно с досадой стукнуть по столешнице: раскрываться так раскрываться полностью. К тому же, судя по звукам, Анри уже идёт на кухню.
Ох.
Чёрт.

+2

3

Анри часто размышлял перед сном. Вспоминал тех, кто ушел из его жизни или обещал вернуться. Особенное место занимали в этом списке уже погибшие. Так о Дейдре, после её смерти, он думал не так часто, но метко. Почему-то размышлять о ней было все еще больно. Какое-то тянущее чувство возникало в груди, от которого он не мог избавиться даже после пробуждения на следующее утро. Сейчас он был слишком усталым, чтобы размышлять. Анри в последнее время слишком много работал. Ему даже казалось, что объем задач был как минимум на четверых. Он, собственно, и работал за квартет.
Год назад он только задумывался, о том, чтобы найти себе помощников. Сейчас же, засыпая на рабочем месте, Анри понимал, что без сотрудников он не справится. Ему становилось слишком тяжело ухватить весь этот объем работы. Сегодня он проснулся после первого часа ночи, обнаружив себя на рабочем столе. На лице даже отпечаталась какая-то из важных бумажек, которую надо было отправить факсом. Чертыхнувшись, он устало отлепил её от своей щеки. Потер, и задумался о  том, чтобы ехать домой. Наверное, ему было бы вернее  вызвать такси. Тем не менее, до дома Анри как-то доехал. Как-то принял душ и переоделся, побросав все вещи на диван и скинув туда же сумку и все документы. В такие моменты хотелось приходить домой еще к кому-то, но его встретила только холодная квартира и тишина. Через пару часов он услышал шум на кухне. Через сон он различил звук разбивающейся посуды. Анри попытался перевернуться на другой бок и проигнорировать проблему.
Стоп. А если это воры? Со стороны неприятелей за всю жизнь ему было достаточно угроз, но сейчас он бы даже не встал, если бы только его не облили кислотой.
Но все же он отлепился от кровати с явным нежеланием и недовольным мычанием. Анри нащупал в ящике стола пистолет. Проверил, и отправился на кухню, растирая сонное лицо. Еще немного — и у него бы сами закрылись глаза.
Увидеть подобное он не ожидал. Анри аж проснулся.
— Я думал, что ты мертва, — Анри положил на стол пистолет. Наткнулся на разбившуюся чашку и почти проигнорировал порез. Потом, все потом. Единственной задачей у него сейчас было разобраться с возникнувшей проблемой.
— Что ты тут делаешь? Почему? — у Анри было больше вопросов. Еще неделю он  бы и не подумал вспоминать ужасные картины, но сейчас вспомнился и закрытый гроб, и похороны. Тогда его это так впечатлило, что чуть больше недели ему беспрерывно снились кошмары. Больше всего, ему сейчас было непонятно, как Дейдре удалось уцелеть.
Он присел за стол, потирая закрывающийся глаз. Все же, видимо, даже появлению Дейдре не удалось его разбудить.
— Я сделаю кофе, — в глаза бросилось открытое окно. Анри немного поёжился. И все же теплоты это ситуации не добавляло. Закрывая его, Анри уловил едва заметное желание прыгнуть вниз. Ему было тяжело смотреть на Дейдре, слишком были сильны бывшие раны. Даже не учитывая то, что в последнюю их встречу они разругались. Знал бы Анри, перезвонил потом. И сколько раз он это обдумывал и обмусоливал. И вот сейчас он стоит перед Дейдре и не знает, что сказать. Он незаметно покусал верхнюю губу изнутри.
— Извини.

+2

4

В детстве Дейдре откровенно недолюбливала "море волнуется"; морские фигуры у её сверстников получались кривыми и неуклюжими, основанными на поверхностном представлении детей о морских созданиях, виденных раз или два в океанариуме или, что ещё хуже, в зоопарке, да и у неё выходило не лучше. Геллхорн хорошо помнит, как разозлилась настолько, что пол-вечера отрабатывала позу морского конька перед зеркалом, и в итоге его всё равно никто не угадал.
Больше она в этой игре не участвовала. В конце концов, куда лучше у неё выходило играть в прятки, однако за годы навык растерялся, а теперь, когда Дейдре застали врасплох, и вовсе испарился.

Выбранная Дейдре фигура отнюдь не морская. Рабочее название — "Трепетная лань, застывшая в свете фар мчащейся по безлюдному шоссе машине", если совсем коротко — "Испуганный олень". Позу Анри можно обрисовать ещё короче.
Ш О К
Проводив пистолет беспокойным взглядом, Геллхорн понимает: застыть было просто отличным решением. Дёрнись она в сторону, кто знает,  кто отреагировал бы быстрее: палец Анри на крючке или мысли Анри в голове. Зная Вентьеля, скорее, второе, но разве можно быть в чём-то уверенным?
У него пистолет!
Я тоже думала, — тема неудобная; Дейдре отмирает, раздражённо пинает носком туфли чудом уцелевшую после падения тарелку, прислоняется к кухонной стойке и скрещивает руки с таким видом, будто это не она инсценировала собственную смерть два года назад, предварительно разругавшись с Анри в пух и прах. Ей очень хочется съехать с темы поизящнее, но пока она думает о формулировке, Вентьель делает это за неё.
И, о боже.
Он собирается посидеть за чашечкой кофе. На это у Геллхорн времени, скорее всего нет; будь у неё часы, можно было бы сказать точнее.
Будь у неё часы, она бы ни за что не полезла в окно квартиры Анри посреди ночи в первую очередь.
На самом деле у меня нет, — времени пить кофе. Или желания говорить о чём-то кроме цели своего визита. К сожалению, Вентьель считает иначе, и Дейдре полагает, что она не вправе говорить с ним на повышенных тонах, как бы ни хотелось. Да, так было бы быстрее.
Возможно, проще.
Возможно, у Анри где-то хранится ещё один чайный сервиз, сравнимый по безвкусной вычурности с почившим в бозе.

Ей казалось, два года назад они поставили в отношениях точку, оказывается — нет. Вряд ли грандиозный скандал можно считать точкой. Разве что восклицательным знаком. Впрочем, в попытке Анри извиниться Дейдре усматривает проблему.
Она пришла не для разговоров. Она, чёрт подери, не готова к разговору. Её выбивает из колеи простое "извини", а ведь это одно-единственное слово. Ей нужны часы, а не выяснение отношений. Это проблема.
Я оставила у тебя свои часы, — Дейдре предпочитает не отвечать на извинения; явно придётся просить прощения в ответ, а к таким жертвам она не подготовлена. Тем не менее, ей хватает совести сбавить градус требовательности в собственной речи, — В тот раз. Ты их, случайно, не видел?

Чашку кофе она берёт в руки непроизвольно, срабатывают приобретённые пару лет назад рефлексы. Продолжает держать её в руках из вежливости; было бы странно отказаться от напитка после первого же глотка.
Они оба знают, что кофе у Анри получается чудесный.

Отредактировано Deidre Gellhorn (2018-10-16 15:12:35)

+2

5

Анри чуть не выронил чашку с кофе. Вот этого он действительно не ожидал. Красивое лицо исказилось под воздействием эмоций.
— Что, прости? — Анри немного раскраснелся. Весь этот разговор заставил его немного взвестись. Тяжело вздохнув, он прошелся по волосам рукой. Запустив её в них, немного подержал, а потом выдохнул.
Это стало для него последней каплей. Смотреть на Дейдре было просто невыносимо. То есть, она умирает, возвращается после смерти и только ради своих часов? Мозгов Анри хватило, чтобы не выйти на спор. Он просто сделал это. Он даже ничего не сказал. На самом деле, от эмоций его даже немного тошнило. Было слишком много вопросов и столько же мало ответов, ему недоступных. Смотреть на спокойное и уверенное в своей правоте лицо Дейдре было невероятно сложно. Ему было непросто понять, что после всего этого, она, скорее всего, просто так потребует свои часы и уйдет. А ему и дальше оставаться в неведении и считать её мертвой? Для Анри это было слишком тяжело, но ради них двоих он постарался быть умнее. Хотя сейчас Анри по поводу этого серьезно сомневался. И от этого становился не легче.
Анри немного посидел в своей комнате, выдохнул, подавив крик, и взял аккуратные часы с тумбочки. А он ведь помнил о них. За это время они стали ему напоминанием и чем-то дорогим. Лишаться их Анри не хотелось. Но ведь Дейдре, похоже, они нужнее.
Анри хотелось задать десяток вопросов. Еще больше хотелось полноценно разозлиться или рассориться, но он сдержался и почти спокойно отдал Дейдре часы. Какая фантастика, у неё даже рука была теплая.
Анри пробило на плохую иронию.
И все же ему удалось сохранить себя в руках. Он даже почти ничего не сказал, лишь молча смотрел на Дейдре. Или вообще увел взгляд.
В его взгляде было много что, но сказал он лишь одно «почему».
По Анри было видно, что он расстроился. Он вел себя сейчас не как взрослый человек, а как какой-то подросток. Но срываться на Дейдре не хотелось. Ей не надо было этого. Да и он сейчас был не совсем уверен в том, что правильно, а что нет.
— Рад тебя видеть живой.
Анри пытался перевести все это на другую ноту, но сейчас ему хотелось плакать от злости или других эмоций. Все же слишком важной для него это была встреча. Пускай и он бы хотел отсрочить её как минимум на месяц. Не в таких условиях, и не с теми словами, и не с таким исходом, он бы хотел увидеть Дейдре. В какой-то мере ему хотелось начать все сначала. Анри чувствовал себя обманутым.

вместо года прошло несколько лет
вместо гвоздей.
как по маслу входят сверла
я надену свой шлем и бронежилет
но ты умней.
ты будешь целиться в горло.

+2


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » re-thinking


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC