#1 «Inevitable evil»
завершён
# 2«The dark omens»
Ulrica Holm [до 19.01]
#3 «The whisperer in darkness»
завершён
#4 «Helheim's gate»
завершён
#5 «Mountains of madness»
GM [до 17.01]
Он не боится его. Никогда не боялся. Под его взглядом Эйдан не чувствует ничего, кроме упрямого желания идти на таран, которое он в нем вызывал. Другое дело — Зак, насчет которого слишком много сомнений, недомолвок, скрытых и прямых намеков...читать далее
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
апрель - июль 2017

LUKE |

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
AGATHA |

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
REINA |

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
AMARIS |

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
GABE |

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
RAVON

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » Family goals?


Family goals?

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Eve 6 - Think Twice
https://78.media.tumblr.com/31dac0b76bebb6a97f994e4f8048df87/tumblr_mppd1fMdqi1qbabvao9_250.gifhttps://78.media.tumblr.com/e090240e5a1243038745360b0699aa10/tumblr_inline_o1769wpBAb1rifr4k_500.gif
Family goals?
Kurt Wohnengut, Ren Kessler
начало апреля 2017, Генриетта
А кто не мечтает о горячей мамочке?

+2

2

Вечность, оставленная за плечами, научила его непоколебимому терпению. Научила легко расставаться с людьми и не жалеть о своих поступках. Вассаго не стремился анализировать собственные порывы чересчур часто и самокопание людей находил он занятием весьма мазохистским, пусть и не лишенным определенного смысла. Демон знал с самого первого дня, что тело Хелены не сможет служить ему достаточно долго, но любопытство и желание испытать на себе новую роль предопределили его решение. Он не пытался преувеличить или преуменьшить свою роль в жизни девочек, но обещал себе практически сразу, что не станет преследовать их после гибели оболочки, не возьмется вмешиваться в их сложную жизнь, позволив двум Р самостоятельно прокладывать свой тернистый путь, ведущий прочь из кошмаров их детства к возможному светлому будущему. Будущему без его участия.
Вассаго испытывал уважение к законам и обычаям людей и потому не стремился ставить под сомнение бытующее мнение о том, что после совершеннолетия человек мог самостоятельно вершить собственную судьбу, не нуждаясь в чужой поддержке. Демон и так достаточно сильно привязался к двум слабым человеческим душам и Вассаго считал необходимым покинуть их в подходящий момент, давая им возможность проживать уготованную им судьбу. Однако даже тогда он не мог побороть собственную любовь к загадкам, да и предупреждать Рен не имело уже никого смысла, им не следовало более пересекаться, поэтому он просто исчез, скоропостижно покинув наскучившую оболочку.
Пять лет человеческой жизни для демона казались лишь мимолетным щелчком пальцев, но новые оболочки, сменяющие вереницей друг друга, напоминали, что для обычного человека этот срок казался значительным. И все же он вытерпел эти пять лет, не уступая свою любопытству и занимая это время бесконечным наблюдениям и очередным попыткам прижиться среди людей. Вассаго не знал, куда последовали пути девочек после смерти Хелены, предпочитал сохранять интригу, чтобы в подходящий момент расплести ее.
Сидя в предвечернее время в самом атмосферном баре этого небольшого города, он продолжал пристально наблюдать за молодой девушкой, на лице которой читалась неготовность завязать разговор с незнакомцем. Уже несколько раз она успела хмуро поглядеть в его сторону, ощутив на себе его тяжелый взгляд. Она знала, что в помещении находился демон и все же не торопилась покинуть бар. Вассаго тоже не спешил направиться в ее сторону и завязать диалог. Она не могла его вспомнить и демону оставалось лишь гадать, какие чувства вызвали в ее душе его исчезновение. Он знал, что люди не любил ощущать себя брошенными и покинутыми, принимали подобное за предательство и поэтому Вассаго заранее приготовился испытать на себе ледяной гнев молодой девушки, опустившей глаза на полупустой бокал.
Уже месяц Вассаго проживал в Генриетте и не подстраивал встречи с Рен, он вновь решил испытать суровую власть обстоятельств, что в итоге столкнули их в этом баре. Демон наблюдал как бы со стороны, с нетерпением ожидая развязки этой истории и реакции Кесслер. И лишь когда его наблюдение сделалось чересчур явным, он заставил себя покинуть залитый тенью уголок зала и неспешным шагом направился к барной стойке, на которой блестела давно знакомый ему артефакт.
-Не хочешь выйти и покурить? - внезапно начал Курт, облокотившись о стойку поинтересовался он невзначай, внимательно прослеживая изменения на лице девушки, - На самом деле, просто хотел взглянуть на портсигар. Любопытная, должно быть, вещица, - кивнул в сторону предмета Курт, без приглашения усаживаясь на соседний стул.

Отредактировано Kurt Wohnengut (2018-09-15 23:39:05)

+2

3

I see through you
I know what you are
I've seen the Devil more than I've seen God

Рен любила пить.  Особенно после смерти отца. Наверное, она стала алкоголиком еще с тех времен, когда была в утребе матери, правда ей нужен был рычаг. И рычаг появился. В четырнадцать она стала портить свои легкие, а в шестнадцать свою печень. И даже Хелен, которая в отличии от Рен пришла в себя, ничего не могла с этим поделать. Никто не мог, кроме Рен. А она этого не хотела. Не видела смысла. Ни в чем. Даже в этой жизни. Она прожигала ее, как спичку, желая поскорее обуглить ее до конца, но так, чтобы это не было заметно другим. Другим, вроде Рашель. Потому что она не могла бросить Рашель, не смотря ни на что. Рашель была ярким пламенем, пока Рен превращалась в угасающую спичку.

Рен следила за тем, как бармен в очередной раз наполняет ее стакан виски. В этот раз она отказалась от колы, добавив еще один кубик льда. тот скрылся в темной жидкости, так словно никакого льда там нет вовсе. Бармен смотрел на нее с неодобрением, но ниичего не говорил, наверняка удивляясь откуда у такой молодой девушки столько тяги к алкоголю и денег на него. Тут должна быть типичная фраза, что женский алкоголизм не лечится, но кажется этот бармен был умнее других и молчал, делая свою работу. Рен ему одобрительно улыбнулась, хотя больше походило на злобный оскал. Бармен не оценил.

Вздохнув, Рен сделала очередной глоток виски и отставила стакан, достав из кармана куртки отцовский портсигар. Когда он достала из него сигарету, ее вкруг посетило странное ощущение. Довольно знакомое, словно оно было у нее раньше очень давно, но она об этом забыла. И еще она забыла каким неприятным оно было. Девушка нахмурилась, но не стала осматриваться, чтобы понять, почему оно могло бы у нее быть, уверенная, что ощущение прилепленного к ней взгляда, скоро развеет все ее сомнения.
Кесслер закурила и отложила портсигар на стойку,

Она закончила курить, когда к ней подсел мужчина. До этого она взглянула на него лишь раз, чтобы окончательно убедиться, что он был причиной ее головной боли. И если он вдруг решил познакомиться, то выбрал неправильную тактику.
Вряд ли с Рен Кесслер существовала правильная тактика.

Она покосилась на портсигар. В этой вещи не было ничего необычного. Кроме Рен. Взяв стакан виски и глянув на мужчину снова, она убедилась в очередной раз, что плохо ей из-за него.
Меня от тебя тошнит, — честно и спокойно заявила она, делая глоток виски, словно совершенно не подразумевала то, что хочет его обидеть. Она действительно не собиралась. Просто констатировала факт.

+3

4

-Понимаю, -иронично отозвался демон. Он как никто другой знал истинную причину подобной реакции Рен. К счастью для него, в их случае слова девушки не были фигурой речи, нацеленной на оскорбление, а являлись лишь констатацией факта, известного им обоим. Демоны умели раскрывать все расы, грейвороны  в свою очередь особенно сильно реагировали на первых. Курт не стал был навязывать свое присутствие одному из представителей упомянутого вида, не будь у него на это своих веских причин. А у Рен имелся огромный опыт сосуществования с демоном, поэтому, по скромному мнению Вассаго, девушка могла и потерпеть. Устраиваясь за стойкой, Курт внимательно изучал изменившиеся черты. Он не мог испытать во всей мере все те эмоции, что, должно быть, переживали люди после долгой разлуки, но все же его огорчало то, что он мог разглядеть. Удивляться, конечно, не стоило,все прошлое Рен, ее гены располагали к тому, чтобы она растрачивала жизнь на выпивку и сигареты, даже если Вассаго искренне не желал ей подобной судьбы. Однако переделывать ее демон не планировал, возможно, его возвращение и могло положительно сказаться на старых привычках и отношении к жизни, но напрямую он вмешиваться не собирался. Во всяком случае пока. Также Вассаго и не планировал оставаться, в случае если бы Рен не сумела простить ему их пятилетнее расставание.
-В самом деле? Мне кажется, для тебя это вещь имеет огромную ценность, - заказав виски, продолжил разговор демон, - Слепая привязанность к прошлому, - задумчиво добавил он, сделав глоток. Не все противоречия людей оставались ему понятны. Вассаго было неведомо, что толкнуло Рен на воссоздание упомянутого портсигара. Как могла она испытывать привязанность к тому монстру, что звался ее отцом. Почему не стремилась заглушить болезненные воспоминания, вычеркнуть Кесслера старшого на всегда из своей жизни, устранив любое напоминание о человеке, что разрушил жизнь ее сводной сестре и в некоторой степени матери. Вассаго не желал понимать этого мазохизма, невозможности жить вопреки прошлому, а не во имя его.
-Ты собираешься задержаться в городе? - небрежно поинтересовался Вассаго, - Рашель тоже здесь? - сильнее выдать свою истинную сущность было нельзя, оставалось лишь ждать ответной реакции Рен.

+2

5

Он был странным. Нет. Больше этого слова. Ни один парень не отреагировал бы так на ее слова, но, возможно, он был умнее. Но Рен сильно сомневалась, что дело в этом, потому что чувство тошноты кричало внутри нее, оставляя предупреждение, также как это было с матерью, когда она начала вести себя как мать, а не как наркоманка, потерявшая мужа и надежду, а также совесть.

Ренье покосилась на свой портсигар, внимательно рассматривая его, словно пытаясь увидеть то же самое, что видел этот парень. И она видела. Они оба видели. Он знал. И это было... неприятно. Казалось, что он лезет ей в душу, но Рен начинала понимать, что он не лезет в нее. Он и так про нее все знал. Девушка перевела взгляд на глаза незнакомца, чтобы рассмотреть в них что-нибудь знакомое. Возможно, что-то, что она видела в своей матери. Но все, что она сделала, это нашла пальцами портсигар, не сводя взгляда с парня, и убрала дорогую вещь во внутренний карман своей куртки.

Когда он произнес имя Рашель, Рен ощутила, как у нее по спине пробежался холодок.
Это пиздецки крипово, — заявила Кесслер, глядя на него с упреком. — Ты собираешься играть со мной дальше или уже расскажешь в чем дело? Ты как-то связан с моей матерью?
Она злилась. Злилась на него за то, что он играл с ней, бередя старые раны, которые она зашивала с таким упорством, что никто никогда не мог однозначно сказать, что она чувствует. Ничего кроме безразличия или гнева.
Или говори чего надо или проваливай. Если тебе нужна Рашель, то ты ее не получишь.
Рен достала несколько баксов, чтобы заплатить за свой виски, явно собираясь уходить, если этот парень продолжит в том же духе.

Отредактировано Ren Kessler (2018-10-15 14:02:38)

+2

6

Рен можно было охарактеризовать многими эпитетами. Назови вы ее непокорной, упрямой, отчасти холодной и отстраненной, слегка меланхоличной и депрессивной, и Вассаго обязательно бы согласился, ибо именно свидетелем подобного персонажа он стал, отмечая про себя, что прежние негативные качества, наблюдаемые еще в подростковом возрасте, теперь проявлялись еще острее. Но что-что, а глупой или недогадливой Вассаго девушку никогда не считал. Во всяком случае, по человеческим меркам. И поэтому демону было совсем невдомек, почему теперь, несмотря на его ярко выраженные отсылки к их общему прошлому, девушка не высказывала никаких догадок, которые были весьма уместны в подобной ситуации.
Конечно, разозлить его грубым обращением девушка не могла, ибо за многие годы общения с людьми демон научился закрывать на такие вещи глаза и на все смотреть по-философски. Однако первые минуты их "знакомства" дали ему понять, что их воссоединение вряд ли являлось хорошей идеей, но признавать поражения или отступать он не собирался, пусть даже Рен собиралась возненавидеть его и послать обратно к самому черту.
-В самом деле, я не думал, что будет так сложно, - в воздух бросил фразу Курт, не глядя на девушку, а лишь задумчиво наблюдая за тем, как огненное виски переливалось в его стакане.
Бурная и самоотверженная реакция Рен лишь подтверждала тот факт, что вторая сестра действительно находилась на территории города. Но вопреки опасениям Рен, удочеренная Кесслер интересовала демона в меньшей степени, чем сидящая перед ним молодая особа, ибо первая не догадывалась о метаморфозах, происходящих с оболочкой ее приемной матери.
-Увы, Рашель не отвечает моим предпочтениям. Мне по душе пропащие души или, вернее сказать, их оболочки. Например, такие, как Хелен, твоя мать...Хотя, как сказать. Кого ты считаешь в большей степени своей матерью, ее или все же меня? - пустился в рассуждения Курт, не реагирую на порывистое движение девушки, готовой в любой момент пуститься наутек, прочь от этого странного, навязчивого и тошнотворного типа, то есть Вассаго.

+1

7

Рен хотелось ему врезать. Жутко. Казалось, что у нее зудело между костяшек пальцев. Она и правда сжала кулаки, напрягая тело, так как учил ее когда-то отец. Она уже меняла положение ног. Все это происходило за считанные секунды. Оставалось только замахнуться, но вместо этого... она просто осталась стоять, рассматривая мужчину, которого она никогда в своей жизни не видела, но утверждал, что был ее матерью.
Это было так бредово.
И это было так про Рен Кесслер.

Она не заметила, как ее глаза застелила влажная пелена.

Рен никогда особо не была близка с матерью. Ни тогда, когда отец был жив. Ни тогда, когда он оказался мертв, и она начала принимать наркотики. Ни тогда, когда она вдруг изменилась и стала лучше себя чувствовать, ведя себя как нормальная мать. Но сейчас воспоминания о Хелен Кесслер, ее имя из чужих уст почему-то закрадывались в душу Ренье, ломая что-то внутри. Делая прорехи в стене, которая была выстроена годами.
Ренье. Мать обожала называть ее полным именем, которое ей дал отец.

Зачем? — Голос Рен звучал на удивление ровно, в тот момент, когда по ее щеке скатилась соленая слеза, пропадая между ее губ. — Зачем ты здесь? — Она начала набирать тона. — Пришел забрать меня тоже? Также, как забрал ее?
Она была пропащей. Она сама так думала про себя. Знала. И ей было все равно, что с ней будет. Если этот... демон пришел забрать ее тело, чтобы сделать ее лучшей версией себя, то она собиралась побороться прежде, чем отдаться так легко. Даже если он сделал для ее матери последние годы жизни лучшими, Рен не для кого было быть лучше, кроме как для Рашель. Но Рашель уже большая девочка. Справится.
Не смей. Ты позаботился о ней, но не смей трогать меня.

+1

8

С удивлением Вассаго впитывал в себя разворачивающуюся перед ним картину: еще недавно дерзкая, решительная Рен теперь превратилась в того растерянного подростка, что отпечатался в его памяти. По щеке ее стремительно пробежала крупная искренняя слеза, заставшая врасплох их обоих. Вассаго умел сострадать, правда сострадание в его демонической душе протекало, возможно, не вполне так же, как у простых смертных. Вассаго не сомневался, что Рен могла пережить поджидавшее ее потрясение, но это не умаляло некоторого укола жалости по отношению к ней. Демон не винил себя, возможно, потому, что не был на это способен, а, возможно, потому, что знал, что лучшей перспективы пять лет назад предложить девочке-подростку просто не мог, пусть тогда ему и в голову не приходила мысль о том, чтобы спасать сестер Кесслер. Это случилось самой собой.
Демон предпочитал не загадывать и не планировать наперед свой путь в этом мире, он никогда не знал, кого из людей, заметно проявившихся в его жизни, ему суждено было покинуть вскоре, а кого он имел возможность встретить вновь или даже проводить в мир иной, проследив большую часть их собственного пути. Демоническая природа позволила ему не жалеть о потерях, обусловленных естественным течение времени, но личный опыт научил ценить годы, проведенное в кругу "дорогих" ему существ. Вассаго прекрасно осознавал неминуемость предстоящих расспросов, но они его не страшили, ибо желание увидеть разворот очередной человеческой истории пересиливало всякий возможный дискомфорт.
Знание прошлого не всегда позволяло Вассаго догадываться об истинных мотивах людей, их переживаниях и чувствах, однако порой самые обыкновенные, случайно брошенные слова могли рассказать о происходящем в человеческой душе куда больше, чем те урывки, что он мог заполучить, применяя свой дар. Болезненная реакция Рен лишь подтвердила тот факт, что девушка не имела и малейшего представления о внутренней гармонии, чувствовало себя гадко в собственной шкуре и не считала себя достойной прощения, понимания и, возможно, любви, куда вероятней ей казалась возможность стать оболочкой для демона, жадного до пропащих душ. Вассаго догадывался о том чувстве потерянности, что преследовало Рен по жизни, но не считал ее безнадежной, хотя и не мог отмечать того факта, что Рен располагала всеми необходимыми склонностями, чтобы в конце концов зря истратить собственную жизнь, занимаясь самоуничтожением.
-Это не то, что меня интересует, - спокойным, скорее покровительственным тонном ответил Курт, попытавшись предать своим глазам теплое выражение, - Лишь хотел посмотреть, что с вами сталось, - добавил он, - К тому же я не принимал решение вновь встречаться с вами двумя, доверился слепой силе обстоятельств, что привели нас сюда, - он говорил это тихо и вкрадчиво, понимая, что его речь совершенно не совпадала с образом прагматичного полицейского и заметив. Бросив осторожный взгляд на редких посетителей зала, седевших в достаточном отдалении от них двоих, Вассаго заметил изучающие взгляды, привлеченные подозрительной перепалкой между молодой девушкой и мужчиной.
-А ведь ты и действительно считаешь себя идеальной кандидатурой, способной занять место своей матери...- еще тише добавил Курт, обращаясь скорее к себе.

Отредактировано Kurt Wohnengut (2018-11-19 21:58:17)

+1

9

Рен ненавидела себя в данный момент. Ненавидела свою мать, своего отца, свою гребанную жизнь. Ей хотелось убежать, вернуться домой, пока Рашель там нет, закинуться всеми таблетками, что есть, запить их горьким алкоголем, пока она не сможет пить, или пока не опустошит бутылку, а затем чувствовать, как холод забирает ее к себе во тьму, передавая в костлявые руки Смерти. Рен посмеялась бы ей в лицо.

Вместо этого она стояла и ждала, когда демон нападет, чтобы забрать ее тело, сделав своей оболочкой. Возможно, так она сдохнет быстрее, пока будет сражаться за себя. Краем глаза она пыталась найти какой-то смертельный предмет, чтобы покончить с собой в случае проигрыша. Ничего лучше розочки из стеклянной бутылки, она придумать не смогла. Возможно, где-то за барной стойкой у бармена есть нож или пистолет...

Слова демона нисколько не внушали Рен доверия, но она вдруг почувствовала, что напряжение уходит с ее тела. Казалось, что он говорил такую нелепую несусветную хрень, что Кесслер даже мрачно расхохоталась, не обращая внимания на то, что до этого ей хотелось рыдать, а люди только и делают, что пялятся на них со всех сторон.
Плевать.
Найди себе новую семейку и чахни над ними, здесь ты закончил, — строго объявила она, возвращаясь на место, чтобы ударить по стойке и заказать себе еще выпить. Нужно было напиться так, чтобы завтра не вспомнить этот день вообще.

Отредактировано Ren Kessler (2018-11-20 16:26:59)

+1

10

-Это решать мне, - нейтрально добавил Курт, тем не менее, поднимаясь со своего места и теряясь где-то в глубине бара. Злиться на Рен? Он не собирался, считая то лишь пустой тратой времени. Разочароваться он в ней также не мог, ибо привык ничего не ожидать от людей. Тем более, от девчонки с подобным прошлым и известными всем наклонностями, что передались ей от предков. К тому же, едва ли было возможно отыскать того, кто мог разочароваться в ней сильней, чем сама Рен.
Встреча с демоном, возможно, и потрясла Кесслер до глубины до души, но мало повлияла на те решения, что она принимала. Оставаясь в своей прежней, горестной позе, девушка продолжала опустошать свой бокал. Подобное зрелище вполне могло привлечь нежеланных энтузиастов, предлагающих угостить ее выпивкой, а затем проводить Рен до дома, пользуясь ее состоянием. И произойти что-то подобное в действительности, демон бы не удивился, назвав то лишь заслуженной и ожидаемой карой. И пусть с точки зрения современных ценностей и воззрений подобные умозаключения могли быть сочтены чересчур резкими и даже несправедливыми, тем не менее, они нередко находили подтверждение в реальности. А демон едва ли мог назвать себя современным.
Минуты вязко текли мимо, а Рен теряла последние крупицы сознания, растерянно протягивая руку к стакану, словно пытаясь за него удержаться, дабы не потерять связи с реальностью. Когда надежды на последнее практически не оставалось, жалкая фигурка выпрямилась, отбрасывая тень, шатко продвигаясь в выходу, едва избегая препятствия и встречая сомнительные взгляды, тем не менее, не замеченные ею. Наступал момент для Вассаго вмешаться.
-Эй, брат, мне не нужны проблемы, - окликнул его бармен, когда Курт уже очутился возле беспомощный Рен, - Ты ее зна...?
-Их и не будет, - отозвался Курт, останавливая Рен и задерживаясь у дверей бара, поспешно вытаскивая свое удостоверение, чтобы потрясти им перед глазами ответственного работника заведения, явно обеспокоенного судьбой беспечной клиентки. Курт понятия не имел, выглядел ли его жест достаточно убедительным, но это его мало интересовал, ибо и он, и Рен уже вскоре опустились на сидения его автомобиля.
Жалко покачиваясь и предпринимая слабые попытки оставаться в сознании, Рен мало осознавала происходящее с ней. Между тем, фары автомобиля ослепили одинокую улицу. Они тронулись с места, скользя между сонными домами маленького города. Это мог бы быть прекрасный умиротворенный вечер, но демон заранее предполагал, что все закончится таким образом. Наблюдая за Рен в стекло заднего вида и настроившись на размышления, он задавался вопросом, не ошибался ли в ней. Не зря ли растрачивая собственное время, рискуя поставить под удар собственную оболочку, в случае, если его добро в очередной раз не будет оценено по заслугам.

Отредактировано Kurt Wohnengut (2018-11-26 02:45:10)

+1

11

Рен только краем глаза заметила, что ее оставляют одну. Она хотела сказать что-нибудь еще ему вслед, но промолчала, решив не тратить лишние слова на того, кого видит в первый и в последний раз. А если нет... то она будет настороже. Сейчас ей совершенно не хотелось думать о демоне, который был в теле ее матери и повлиял на ее воспитание. Может быть, не совсем, но все же он участвовал в ее жизни, позволяя оказаться там, где она сейчас была. Она никак не винила его в этом. Она могла винить только своего отца и себя, и от этого было тошно больше всего. Поэтому стакан за стаканом, Рен решила погрузиться в бездну.

Лес принял ее в свои объятия, чтобы утешить. Он не показывал ей ни отца, ни матери, ни других существ или предметов. Деревья пели ей колыбельную убаюкивая и приглашая в свою люльку из веток и листьев среди корней самого широкого дуба. Рен свернулась под ним клубочком, укрываясь теплым мхом и лишаем, давая себя успокоить и приголубить. Она не хотела ничего, кроме спокойствия. И она была благодарна лесу за маленькую возможность просто поспать, чтобы набраться сил и восстановить психическое состояние.

Кесслер проснулась посреди ночи, и сразу же поняла, что она не в баре и не дома. Она в совершенно незнакомом месте. Первое время она даже не вставала, осматривая то, что было видно ее взгляду, глубоко вдыхая запахи, окружающие ее. Ей вспомнилось что было до того, как она отключилась. И это было единственным объяснением, что она делает в чужом доме.
Рен поднялась со своего места и проверила все ли у нее на месте. Отцовский портсигар и телефон были при ней. Последний она достала, чтобы проверить не звонила ли Рашель. Отправив ей сообщение, что скоро будет, Рен отправилась на поиски хозяина дома.
- Демон? - Не смотря на количество выпитого, голова у Кесслер не болела, и ей показалось, что она сейчас трезвее трезвого.

+1


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » Family goals?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC