LUKE |

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
AGATHA |

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
REINA |

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
AMARIS |

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
GABE |

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
RAVON

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;
#1 «Inevitable evil» - Agnes Burke [до 20.09]
# 2«The dark omens» - Ulrica Holm [до 19.09]
#3 «The whisperer in darkness» - Anna Corcoran [до 20.09]
#4 «Helheim's gate» - Femke Marlow [до 20.09]
#5 «Mountains of madness» - Rick Miller [до 20.09]
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
апрель-июль 2017.

- Вчера в «Двух китах» я почувствовала еще одну смерть. К несчастью, это был наш почтальон. Мне казалось, ему всего около сорока лет. Выглядит он весьма молодо и бодро, чтобы умереть. Хотя… в твоем случае это тоже не сработало.
Голос все такой же выцветший на фоне осеннего небосвода и вянущей травы. Холодный порыв ветра вынудил плотнее запахнуть на груди расстегнутые полы...читать далее

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » no mistaking that i need ya


no mistaking that i need ya

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

the neighbourhood - heaven
http://funkyimg.com/i/2KSc4.png
no mistaking that i need ya
Adalene Marceau, Matthew Jefferson
Генриетта, 8 мая 2017.
you got a heart from heaven
[indent]  [indent] but you're burning like hell

+3

2

Мир словно застывает, когда из-за поворота выглядывает до боли в сердце знакомый дом. Он мелькает между стволами древних кленов, как кадры старой кинопленки, и неизменно становится ближе и ближе под звуки ревущей из динамиков музыки – единственной вещи, что еще могла радовать Мэтта. «А ну сделай тише!» – слышит он крик пожилой женщины, но вместо этого просто поднимает стекла и полностью отгораживается от мира внутри обшитого кожей салона.

В правое зеркало он видит, как она недовольно качает головой, и память ударом ножа прорезает картина из прошлого: однажды после школы он подвозит Адалин до дома, и они целуются на переднем сидении «бентли» – единственного цветного пятна на фоне пасмурного дня. Капли дождя стучат по крыше и стеклу в такт их частого дыхания, а затем вдруг слышится иной стук – и сквозь стену воды проступает гневное лицо пожилой соседки.

«Бесстыжие подростки, помешанные только на совокуплениях и наркотиках!», – кричит она сквозь стекло, и он не может не смеяться, слыша такой звонкий и веселый смех Адалин, немного пристыженной и смущенной словами старушки.

Неожиданно экран смартфона разрезает слово из четырех букв – и «отец» возвращает Мэтта из теплых воспоминаний в ледяную ненавистную реальность. Он смотрит на телефон под звуки настойчивой вибрации, но не решается скинуть звонок – только немного подождать, когда мужчине надоест названивать в поисках сына, и делает музыку еще громче, чтобы приглушить иные звуки.

Например, звуки предательски – неистово – колотящегося сердца.

Ему кажется, что все тело словно бунтует против него с каждым метром, который он преодолевает на чертовски низкой скорости, оттягивая время остановки. Старые клены уже не прячут от него дом – теперь он совсем рядом, всего в десяти метрах от нужной – знакомой, привычной – парковки. Место свободно – словно для него, – и он останавливается так же, как и всегда.

Напротив ее дома, напротив окна Адалин.

Мэтт заглушает мотор, но не решается выйти наружу – а телефон продолжает звонить, продолжает врываться в музыку из дорогих хороших динамиков, продолжает давить, давить, давить на него. Он закрывает глаза, откидывает голову назад и пытается собраться мыслями – силами, волей, чувствами, – но тяжесть последних дней (или недель, месяцев?) ложится на сердце неподъемным грузом.

Он задыхается.

Задыхается под гнетом отца, под нескончаемыми контрольными и тестами, под ответственностью за то, что делать после выпуска. Он задыхается – и толщи воды смыкаются над ним каждый вечер, напоминающий день сурка из повторяющихся событий и цепочек вещей.

Он задыхается, и его спасательный круг – Адалин – тоже тонет за тем холодным и темным окном.

Мэтт выворачивает звук на минимум, хватает телефон и скидывает звонок от отца. Виски колет от боли, колет от желания исчезнуть и ничего не решать, но он просто не может – не может оставаться в этом океане льда и темноты. Он выходит наружу и снова видит старушку: теперь она кажется какой-то грустной и жалеющей его, словно видит насквозь через все слои масок и ролей, что он примеряет каждый день.

Ведь каждый день без Адалин – это будто театр, где он должен быть кем-то, а не собой.

Ее окно похоже на глубокое, темное море – бездну, что способна заглянуть в него и вынуть саму душу. Он не сводит с него глаз, пока идет по вымощенной дорожке до самого крыльца заветного дома. Все кажется ему холодным и заброшенным, и на мгновенье колючий страх прознает все его тело – вдруг они переехали?! – и он против воли ускоряет шаг, почти несется до двери в такой знакомый дом.

Звонок.

Мэттью давит на него так сильно, что начинает покалывать палец, но в ответ – лишь тишина и темнота, прикрытая занавесками окон. Майское солнце не греет – или он просто слишком замерз изнутри, – и он ежится, переступает с ноги на ногу и все поглядывает в окна. Старушка прожигает его спину взглядом, но молчит и подрезает кустарники с видом, словно что-то знает. Ему не хочется с ней говорить, но звонок разносится по дому эхом и не встречает ответа.

«Пожалуйста, пожалуйста, не исчезай», но с каждой секундой страх все выше и выше крадется к самому горлу и сжимает нутро. «Пожалуйста», – шепчет он одними губами, но за дверью все так же тишина – и неизвестность.

Они не переехали, – наконец, подает голос соседка, и тяжелый груз – один из многих, многих тысяч камней – сваливается с его плеч, вырывается свистящим выдохом из рта.

Мэтт только поворачивается к ней, как слышит щелканье замка – и следом щелкает сердце, пропуская удар за ударом. Он стремительно возвращается взглядом назад, цепляется глазами за все что угодно, но только не за полоску черноты – щель приоткрывающейся двери. Ему страшно, и страх липнет к позвоночнику, липнет к коже и зудит в крови. «Ты – Джефферсон», – вдруг слышит он монотонный голос отца в своей голове, и только ненависть к нему заставляет Мэтта смотреть.

Смотреть и забывать дышать, когда его глаза цепляются за Адалин.

– Привет.

Он произносит слово почти хрипло и тут же стыдится того, что сказал. Ему кажется глупым говорить простое «привет», но все мысли в голове словно исчезают с каждым мгновеньем. Мэтт смотрит на нее – пожирает взглядом все черты – и чувствует, как наполняются страхом застылые жилы. Она похожа на тень – не на солнце, – и нечто вдруг ломается внутри, рвется как слишком туго натянутая нить.

«Прости меня», – почти срывается с его рта, но застывает крупинками льда на самом кончике онемевшего языка. Мэтт смотрит на нее всего в метре от желанного тепла – и внутри него бушует настоящая зима.

0


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » no mistaking that i need ya


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC