Быть может, это казалось лишь вымыслом, но Аури сейчас могла вспомнить, как впервые пришло сюда, как вместе с Лестером - ничуть не боясь - спустилась с ним в подвал, где все было таким, каким оставалось сейчас. Она спускалась в подземелье, крепко держа своего возлюбленного рыцаря за руку, а он уверенно сжимал ее ладошку в своей, увлекая в темноту в ореоле света. читать далее
В этот город идёт много дорог, но никто вам не скажет, что приехал сюда просто из любопытства. Здесь зло ходит за руку с добром. Это не простой городок в Канаде. Это Генриетта, и она вас не отпустит просто так.
LC

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AG

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// RB

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AM

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GM

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
// RF

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
апрель-июль 2017.

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » The past can hurt


The past can hurt

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Oh yes, the past can hurt. But from the way I see it, you can either run from it, or... learn from it.
https://s7.wampi.ru/2018/08/11/FRANK-DUMAET.jpg https://s7.wampi.ru/2018/08/11/DALILA-NOUT.jpg
The past can hurt
Franklin Steiner, Dalila Davis
13 июня, дом Франка.
Франк несколько оклемался от удара вешалкой по голове. Ведьмочка заботливо следит за другом, делая всё, чтобы он быстрее поправился и помог ей приоткрыть завесу собственного прошлого. Но все ли секреты должны быть раскрыты?

+1

2

Франк был несколько  ошарашен подобным гостем, но рад. Саммерс  приехал в Генриетту неожиданно и совершенно незаметно. Просто в какой-то момент  долговязый и рыжий друг  появился на его пороге,  глядя на Штайнера так спокойно, словно каждый день заходил на чай.
Теперь Франк пыхтел на кухне, колдуя  над заваркой и ворча
- Что, до  сих пор не пьешь алкоголь?
- Нет. А ты все такой же барахольщик, судя по дому, Штайнер.
Саммерс улыбнулся,  отодвигая  стул и оглядывая  кухню.
- Франк, почему Генриетта?
- Ну, здесь интересно. Тут живут двое моих друзей, теперь и ты приехал.
- Что ж, раз тебе здесь нравится, это и впрямь неплохое место.
Саммерс  уже не  был под погоном, но все так же предпочитал полувоенный стиль и Франк только покачал головой,  искоса рассматривая друга.
- Здесь все.. не как в Саванне или Ванкувере. Да и люди интересные. Много магов, грейворенов и прочих. Одна ведьмочка живет у меня.. Удивительная девушка-  я ее чуть не убил, а мы подружились.
- Ты срывался?
Франк поставил чайник на стол и разлил на две чашки, потом подумал, и добавил  третью - Лила должна была скоро прийти.
- Да... несколько раз. Многое произошло, пока ты увольнялся. Мне точно нужно менять психиатра - его лекарства мне едва помогают.
- Может, помочь?
- Рей, я не люблю ментальное вмешательство... Прости.
- Я просто предложил.- Саммерс  отхлебнул из чашки и дружелюбно добавил. - Предложение распространяется на все время,  только скажи.  Так что за девушка?
- Лила. Она... ну, мы познакомились в парке. А потом я был какое-то время одержим и чуть не убил ее, а  она устроила мне сотрясение мозга. С тех пор живет у меня, присматривает. - Франклин  забрался на столешницу, подхватив чашку. - Если честно, я  уже привык  к ней. Она  забавная. И так здесь...со всем.
- Например? - Уинтерс притянул к  себе печенье.
- Крис здесь.
- Тот музыкант?
- Композитор!
- Ха,  прости. Ну, так что композитор?
- Живет здесь, вместе с Агнесс. Это тоже успокаивает, хотя  мне иногда кажется, что он меня прикончит за приставучесть. И Гвейн.
- Рыцарь Гавейн? Тот самый?
- Именно. Он..  не так  у него все хорошо как  у Криса,но  я рад, что он здесь. - Франк вздохнул. - Ему нелегко.
- После той истории с темным магом это понятно.
- Ещё есть девочка, за которой  я присматриваю.. Иногда.  Очень умная.
- Да у тебя забитый график, Франк. - хмыкнул Саммерс.
- И не говори. В общем... я  к тому, что я рад, что ты приехал...
Пробормотал Франклин, снова активно принимаясь  пить чай и услышав звук  хлопнувшей двери. - Ооо, кажется Лила пришла.

+1

3

look

https://i.pinimg.com/564x/1a/04/c2/1a04c211c81b38b9d91640c8d2ef7277.jpg

Три года прожив со своим наставником, Далила вовсе не рассчитывала, что вновь согласится с кем-то жить так скоро. Но жизнь в доме Франка совершенно не была похожа на какие-то ограничения или лишение свободы... Нет, с ним было комфортно. Он не читал ведьме нотаций, не заглядывал через плечо в ноутбук, не спрашивал, куда Далила идёт и когда вернётся... Девушка отдыхала от активных свиданий, но развод лохов в интернете не прекращала - ей ведь нужны свои деньги.

А работать она предпочитала в каком-нибудь кафе. Это любопытно, будто фоном наблюдаешь телевизор - мамы с детьми, влюбленные парочки, шумные компании студентов - всё то, что вроде бы проходило рядом, но не ассоциировалось у колдуньи с её жизнью. Вот и сегодня утром Лила ушла в ближайший Старбакс, прихватив ноутбук. Взяла себе кофе и морковный торт, открыла закладки с проверенными сайтами знакомств, и нырнула в переписки.

Час, другой... Пальцы летают над клавишами, периодически ведьма берёт новый кофе и, стоя у кассы, глядит по сторонам. С того дня, когда Франк сказал ей, что может вызвать кого-то из прошлого, она начала обращать внимание на другие вещи... Вот в стороне сидят две женщина - одна старше, другая моложе, очень похожи между собой, а рядом в коляске ребёнок. Бабушка, мать и малыш? Целые семьи, поколения. А она болтается по стране, отрезанная от всего... Нет, не то, чтобы Далила о чем-то жалела - она бы никогда не вернулась к семье. К той семье, от которой сбежала. Но ведь она имеет право знать... Есть и другие...

С четвёртым по счету кофе Лила возвращается к открытой в ноутбуке переписке - владелец ранчо из Техаса, такого можно раскрутить на неплохую сумму, он и не заметит. Но взгляд то и дело возвращается к женской компании за угловым столиком и вскоре Далила с удивлением замечает, что её виртуальный собеседник начинает скучать - сообщения приходят всё более короткие... Пора на сегодня заканчивать, пока рыбка не сорвалась с крючка.

Со вздохом девушка опускает крышку ноутбука, допивает залпом остатки кофе и выходит из кафе, направляясь к дому Франка. Как раз поспеет к ланчу - медиум ведь может и не поесть, если ему не напомнить... Далила даже начала немного готовить для него. Как раз потому, что он этого не ждал и готовка для Франка не носила привычный принудительный характер.

-Привет - ноутбук колдунья оставила в гостиной и, услышав звук шумящего чайника, направилась в кухню. Это хорошо, что Франк вспомнил про обед. К её удивлению, медиум оказывается в кухне не один - с ним пьёт чай высокий рыжеволосый молодой человек.
-Добрый день. Я Лила - осторожно представляется ведьма, окидывая гостя оценивающим взглядом. Она раскрывалась перед Штайном, но рядом с посторонними чувствовала себя сковано, не зная, что может им доверить. А охотиться на друзей Франка в привычной манере она бы не стала.

-Кормишь гостя готовым печеньем? Хотите, сделаю вафли? - спрашивает Далила, подтягивая к себе третью, явно ожидающую её чашку чая. Магазинное печенье не первый день лежит в шкафчике и вряд ли стало от этого лучше. К тому же готовка позволяет участвовать в разговоре по жеанию и лучше приглядеться к их гостю.
-Франк... - нужно сказать это, несмотря на присутствие постороннего, пока не испугалась, не передумала, не отрезала себе пути к отступлению:
-Помнишь, о чем мы говорили пару дней назад?... Я всё обдумала и решила, что готова. Мне это нужно.

+1

4

- Лила! - Франк  улыбнулся,  кивнув  на гостя.
- Познакомься, это - Рэйнард Саммерс, мой очень старый друг. Мы знаем друг друга с колледжа, но потом Рэя захватила военная служба, и я не видел его.. Сколько?
- Лет пятнадцать точно прошло. - Улыбнулся Саммерс, приветливо кивнув Лиле. - И этот бешеный писатель ни капли не изменился. Так же ловил духов и писал  книги ещё со студенческой скамьи.- А вы - та самая девушка,  которая в состоянии терпеть Штайнера под одной крышей? Он уже спел дифирамбы.
- Рэй!
- Что вижу, то пою, Франк.
У гостя  был очень усталый взгляд, словно он несколько лет не спал,  но удивительно успокаивающая улыбка. От Саммерса вообще веяло покоем - словно волна тишины и умиротворения распространялась от рыжего, а он невозмутимо пил чай. Франк спохватился.
- Лил, если ты сможешь победить вафли - станешь моим  героем. Готовка сегодня меня не озарила, как на зло...
Озарение готовкой - это очень точное описание того, как Франк  готовил. Он мог выдать настоящий кулинарный шедевр, но только по настроению. В остальное время  писатель либо забывал есть, либо активно злоупотреблял полуфабрикатами.
Но вот следующие слова Лилы заинтересовали Франка.
- Ты.. уверена? Это может быть неприятно. - Он подумал и  вдруг посмотрел на Саммерса и пробормотал. - Ты, кажется, хотел мне помочь?
- Чем смогу, Франк. - кивнул гость.
- Мммм... - Штайнер покосился на Лилу.- Ты не против, если Саммерс к нам присоединится? Он.. умеет успокаивать, а я не уверен за себя после, ну, ты помнишь...
- Менталист. - Поднял руку Саммерс, посмеиваясь. - Я в боевых точках ребят поддерживал, как-нибудь справлюсь с демонами Франка.  Да и не в первый раз.
- Это точно. - Франк хмыкнул. - В колледже ты был настоящим...
- ...назовешь меня ходячим транквилизатором - откажусь. - предупреждающе заверил рыжий и посмотрел на Лилу. - Я понимаю, что не вписывался в ваши планы,  но обещаю просто быть поддержкой Франку и не лезть в вашу историю. Согласны?
Он мог спокойно допить чай, съесть вафлю и уйти, если Лила откажется - это читалось во взгляде. Франк же заметно нервничал, больше чем обычно, но это было не как когда демоны его донимали. Он косился то на Рея, то на Лилу и с какого-то черта кончики ушей  у него были красные. Словно пытаясь это скрыть, он спешно запихнул аж два печенья в рот.
- В обфем. Фыбоф за тофой. Мофу съесфь ефе таблеток, но моя пефень уфе скрефит....

Отредактировано Franklin Steiner (2018-08-12 11:57:01)

+1

5

-О, так Вы военный, Рэйнард. Как любопытно - друг Франка скромно улыбается, словно говоря "виноват". Далила открывает холодильник, уставившись внутрь задумчивым взором:
-Сказать по правде, это скорее Франк меня терпит - где-то тут у неё осталось тесто. Нейтральная заготовка на вафли, которую она замесила вчера вечером... А, вот. Девушка достаёт кастрюлю и миску и отливает часть теста, добавляя в неё сахар, для сладких вафель:

-Менталист... Значит, наши способности похожи. У вас не было проблем... С контролем? - учитывая устроенный пару дней назад беспорядок, Далила не может не спросить. Она чувствует, что ещё не раскрыла свой потенциал полностью, и искать методы сдерживать его возможно придётся... А пока ставит на плиту две сковороды, а на столешницу - две тарелки. Для сладких и для солёных вафель. Не съедят сейчас - Франк их потом доест за милую душу.

-Я не хочу, чтобы у Франка были проблемы из-за того, что он помогает мне. Если в Вашем присутствии, Рэйнард, ему будет спокойнее и безопаснее, то я согласна. Не думаю, что в моей истории есть, что скрывать, просто... Я не знаю её. Но хочу узнать - она уже начинает привыкать к медиуму и понимать его эмоции, сейчас он бы предпочел, чтобы его друг остался, а Далила и так слишком злоупотребляла его помощью, чтобы спорить. Да и что он такого может узнать? Что у неё где-то есть семья? У всех есть... Почти у всех.

Тесто шипит на сковороде, ведьма готовит одновременно сладкие и солёные вафли, черпая тесто из разных мисок и вовремя переворачивая будущие вафли. Видно, что процесс отточен до автоматизма, и когда-то ей приходилось делать это часто. Гора румяных кругляшков на двух белых тарелках постепенно растёт, и отвлекаясь ненадолго от сковородок, Далила занимается топпингом:
-Франк, а где зелень? А, вижу... - в керамических мисках быстро появляются пюре из авокадо, смесь из белого сливочного сыра с зеленью, рубленые томаты... В другой стороне - клубничный джем, баллончик сливок...

-Накладывайте по вкусу. Сладкие слева, солёные справа - в центр стола Далила ставит тарелки с вафлями, плошки с топпингами - по кругу. Финальным штрихом достаёт из морозилки контейнер с ванильным мороженым и ложку. Вот теперь идеально. Гипотетически мормоны должны были питаться скромно, тем, что даёт земля, но её бывший муж, как глава общины, питал тягу к гурманству, и привычка накрывать на стол не только вкусно, но и эстетично, въелась на подкорку. Вся возня с вафлями в быстрых руках ведьмы заняла не более получаса.

Далила сама садится за стол и накладывает себе в вафлю мороженого, поливая клубничным джемом. Перед важными открытиями не помешает подкрепиться:
-Так вышло, Рэйнард, что я очень мало знаю о своей семье, а спросить уже некого... И Франк обещал мне помочь. В общем, ничего особо интересного, семейная история - ведьма с аппетитом вгрызается в свою вафлю и глядит на гостя поверх кофейника. Ей безумно хочется уже узнать, с кем разговаривал медиум, кто звал её. И вместе с тем Далила побаивается... Её гипотетически родственники... Какие они? Живы ли? Захотят ли её видеть? Столько лет прошло... Она для них никто.

+1

6

Рейнард  смотрит с интересом и по-доброму улыбается, а когда Лила спрашивает о контроле,  только пожимает плечами.
- Как у всех. Это вопрос тренировок. Но, чтобы тренироваться, надо понимать, чего Вы хотите добиться. Так что я выбрал очень узкий профиль и  работал в этом направлении.
- Вот так просто и работал? - прожевав печенье поинтересовался Штайнер, глядя на Рейнарда.
- Ага. Очень помогают вспыльчивые писатели под боком. - военный подмигнул Лиле и добавил. - Стрессовые ситуации. Когда у тебя нет времени думать о себе, ты либо срываешься, либо берешь ситуацию под контроль. Это работает и на магию.
- Он просто хвастается.. Ого! - Франк  присвистнул, наблюдая за тем  как Лила готовит вафли, поражаясь отточенным движениям. Это была очень странная картина: Рей,  мирно попивающий чай, Лила, колдующая на кухне... Он практически не узнавал свой дом и в хорошем смысле.
Даже в глазах гостя  читалось невольное восхищение Далилой и оба закивали, получив обед в  награду за ожидание.
- Спасибо.
- Очень вкусно, Лила! Ты - ангел.
Жуя соленую вафлю, Рей  покачал головой.
- Значит, духи. Как у тебя с этим, Франк?
- Паршиво. В последний раз  я оказался одержим.
- Просто так?
- Многое свалилось.. - Штайнер помолчал и добавил. - Я попал под воздействие одной ведьмы месяц назад и все никак не отойду. А потом мне сменили лекарства и все стало совсем плохо.
- Кхм... - Рей жевал  вафлю и миролюбиво добавил, глядя на Лилу. - Тогда начнем.
- Вот прям так? - Франк чуть не поперхнулся  вафлей.
- Именно. Тебе же сейчас спокойно? Вафли вкусные, я рядом, Лила тоже. 
Рей медленно разрезал вафлю  и наконец стал говорить что-то связанное.
- Слушай мой голос, Франк. Помнишь, как ты в колледже забыл о еде дня на три? Я ещё тогда удивлялся, почему тебя так шатает. Питался ты, если я правильно помню, только кофе с сахаром и все время бормотал про свои сюжеты. Между прочим, это чуть не стоило тебе сессии, а твоя тетя готова была  тебя съесть заживо, когда ты хлопнулся в обморок... Что тогда произошло?
- Вы с ребятами принесли мне мешок мороженного.
- Съели, правда, большую часть сами.
- Ага, но ты  все равно заставил меня три штуки схомячить.
- Но тебе же стало лучше?
Рейнард продолжал миролюбиво есть вафлю. В нем ничего не поменялось, только от его слов веяло покоем и тишиной. Франклин перестал нервничать, продолжая уминать сладкую вафлю, его сердце  стучало медленней, мысли не скакали одна за другой, а видения расступались, озаряя кухню в том виде, в каком она есть. И, тем не менее, это была мощнейшая  магия, казалось, Рейнард просто скажет "Спи" и заснет полрайона, самым сладким и спокойным сном.
- Теперь, Франк, сделай глубокий вдох. Ты здесь. Ты делал это много раз, просто нужно немного поговорить. Я слежу за твоими мыслями - тебя не унесут по ту сторону. Просто поговори, хорошо? Насчет три. Раз.
Рейнард подлил себе чаю,  мысленно подключаясь к сознанию Франклина и посмотрев на Лилу, как бы говоря "Все хорошо".
- Два...
Это было что-то среднее между гипнозом и вмешательством. Маг  притуплял возбуждение нервной системы Штайнера и заговаривал его, давая медиуму ориентир на реальный мир. Всегда проще, когда есть дорога назад.
- Три.
Франк  закрыл глаза, мысленно касаясь Лей-линии, пытаясь  найти, дотянуться до кого-то с таким же голосом как Лила, с ее волосами, с ее удивительным характером, тонкими пальцами, веселым взглядом.
Тут он вздрогнул.
- Твою ж мать...
Рей притянул себе вафлю и с тем же непробиваемым спокойствием продолжил.
- Франк, это просто дух. Он не сможет причинить тебе вреда больше, чем ты позволишь. Говори. Франк, не смотри на него, говори нам.
- Э...это кажется.. Он называет тебя внучкой, Лила. - Франк туманно посмотрел на Далилу. После одержимости и травмы ему и впрямь было тяжело делать даже такие простые вещи, но он хотел ей помочь. - Он.. Его убили. Похоронили заживо. Все считали, что он мертв.  У него разодранные паль..
- Франк, смотри на меня. - голос Рея стал строже, он щелкнул пальцами, привлекая внимание  медиума, отвлекая его от того, что слышал его друг. - Кто его убил?
- Жена...
Самостоятельно он бы уже хлопнулся в обморок, но сейчас Штайнер чувствовал себя  относительно в порядке.

Отредактировано Franklin Steiner (2018-08-12 18:11:22)

+1

7

-Так сразу? - моргает синими глазами Лила, изумляясь одновременно с Франком. С другой стороны, он с Рэйнардом, похоже, уже работал, и им виднее, когда подходящий момент... А Далила вроде бы готова морально, но всё равно ей нужен тычок. Иначе это как с попыткой зайти в холодную воду - можно надолго зависнуть на месте. Лучше правда начать и не задумываться...

Рэйнард начинает говорить о каких-то сторонних вещах, которые ведьме непонятны, но его голос звучит так бархатисто-успокаивающе... Как у психотерапевта, который качает перед тобой часами на цепочке и предлагает заснуть на счет "три". Даже блондинке хочется клюнуть носом и спокойно заснуть в своей вафле... Далила поглядывает на гостя изучающим взглядом и на мгновение их взгляды встречаются, словно он и её успокаивает, показывая, что знает - что делать с Франком. Медиум закрывает глаза, ведьма замирает на своём стуле, поставив локти на стол и подавшись корпусом вперёд: ей любопытно, волнительно и страшновато... Она вздрагивает вместе с Франком, но, кажется, всё идёт нормально...

-Это мой дедушка? - лицо Далилы озаряет широкая восторженная улыбка, в эту секунду колдунья даже не вспоминает о том, что её дедушка мёртв, раз общается с медиумом. Какой он? Кто он? Чей он отец? Мамы или папы? Вопросов тысяча и девушке стоит больших усилий не вывалить их на Штайна сразу. А услышав вторую часть фразу, она вздыхает и смотрит в стол:
-Ох... - похоронен заживо. Как сценарий викторианского ужастика. Как одна из историй Франка. Это страшно...
-Он... Он был колдуном? - спрашивает Далила. Судя по отцу, она не сомневается в том, что ветвь религиозно-повёрнутых Дэвис могла иметь продолжение, но... Но она ищет другую.

-Он мамин или папин родитель? Почему пришел именно он? Как давно он умер? - ведьма всё же не выдерживает - вопросы льются потоком и она нетерпеливо тянется вперёд, покачнув стол. Рэй вытягивает руку вперёд, жестом призывая девушку успокоиться и качая головой. Её любопытство понятно, но они узнают куда больше, если смогут поддерживать баланс.

+1

8

- Не говори Лиле... - мысленно обращается Франк к Рею. Магия друга странная,  он  хмурится, чувствуя  после первых секунд ступора поддержку, и что-то вроде защиты. Мысли и впрямь не расползаются отравленными тенями по  сознанию,  он чувствует себя.. нормальным. Медиум  делает глубокий  вдох,  заметив  кивок  друга на просьбу  и тянется к духу, слушая его слова и видя невидимую стену между  ним и мертвецом. Стену, которой раньше не было.
А Рей с виду остается практически безучастен, только  чуть усиливает  влияние, притупливая  восторг Лилы, чтобы он не мешал медиуму. Его магия очень мягкая по воздействию, но сложноостановимая. Военный тянется за ещё одной вафлей, пока Франк снова продолжает рассказ.
- Со стороны матери. Он.. твоей дедушка.. Я искал кого-то  из твоих родственников, кто был бы магом. Он-человек, но вот бабушка.. Она-ведьма, и она жива.
- Стоит ли ей говорить?
- Ты сам решаешь. Но она ведь все равно найдет ее, верно?

- Твоя бабушка... Грейс Уинслет. Она живет сейчас в Ванкувере. Её дочь ненавидела магию, она была очень религиозной... Твой дедушка.. очень жалеет об этом. Говорит, что когда-то она попала в религиозную кампанию.. И сбежала от родителей. Считала магию проклятьем. А Грейс, она... Она очень злилась из-за этого. Они знали, что ты есть, но не могли с тобой связаться. А потом потеряли...
- Не нравится мне это, Франк...
- Мне тоже. Думаешь, Грейс не такая уж и хорошая колдунья?
- Я думаю, что ее муж что-то скрывает, говоря, что они не могли ее найти. Давай надавим?
- Я с психиатрической лечебницы  не давлю на духов...
- А мы не больно. Ты посмотри на нее - она же сейчас от счастья с ума сойдет и пойдет искать бабушку. Вряд ли ты хочешь отпустить ее непойми к кому.

Франк замолкает, погружаясь в свои мысли. Действительно, то, как  рассказывал о Лиле её дедушка - пугало. Это  было похоже на старый фильм ужасов, из тех, когда маньяк преследует, но ещё не догнал жертву. Почему они не связались с девушкой? Почему не забрали из того проклятого места? Если они все знали.. и про ребенка...Рей шуршит  вилкой и ножом, разрезая вафлю, мысленно поддерживая друга.
Надо узнать, кто такая эта Грейс.
В его сознании дом становится черно-белым. Франклин   ступает чуть-чуть за грань дозволенного. Он и сам себя видит уже не человеком: вместо одежды - черные тени,  вместо глаз - пустота. Прямо как тогда, когда он прогнал всех из своего тела. Много-много лет назад.
Один удар - и он толкает старика,  подхватывает его за  шею, вжимает  в  стену, глядя в мертвые глаза.
- Рассказывай. Я хочу знать все про вашу чертову  семью.
- Да пошел ты, хренов медиум....
Франклин скалится и шагает ещё дальше в безумие- в одно мгновенье  дом исчезает, и он сидит  на могиле старика,  заперев его в своем сознании  снова в  гробу,  заставляя переживать смерть,  удушливую клаустрофобию похороненного заживо.
- У меня много времени.Сколько раз мы  повторим?  Тебе нравится там?
- ОТКРОЙ!
- Ай-яй-яй... Это же мой разум. Что,  свалить не получается? Я могу сделать реалистичней. Забыл, как пахнет собственное сгнившее тело?
- ОТКРОЙ, МАТЬ ТВОЮ!!!
- Что не так с твоей женой?
-...
- А может мы поиграем в крематорий? Это будет зажигательней... Я знаю много способов мучительной смерти, и, благодаря таким уродам, как ты, отлично помню, как это. Думаешь так приятно быть одержи...
- Франк.
Его сознание дергают назад, заставляя успокоиться, не доходить до последней грани.
- Черт с тобой... Я скажу..Выпусти...

Все это происходит только в голове Штайнера. Он спокоен и мирно ведет себя, благодаря Рею,  но, когда допрос закончился, Франк переглянулся с магом.
- Что скажешь?
- Плохо дело. Давай выманивать.
- Знаешь, это уже вторая безумная ведьма  за  второй месяц. Не перебор ли для меня?
- Ну,  ты же не один. Она найдет Лилу - вопрос времени...
- Хорошо...

Франк встает, взяв из гостиной ручку и спешно записывает адрес, протягивая его Лиле.
- Вот... Это ее адрес..по крайней мере тот, который знает твой дедушка... Я думаю.. лучше узнавать о живых о прошлом, как считаешь?
Он выглядит вымученным,  но в норме. Рей  кивает и хмыкает.
- А вы неплохо проводите тут время, Франк...

- А если она поедет к ней, а не пригласит сюда - что будем делать?
- Ну, все зависит от того, как ты далеко готов зайти. Но, мне кажется, девочку надо подстраховать.
- Согласен.

Штайнер невольно вздрагивает.  Впервые в жизни он чувствует такую слаженность в ходе мыслей и косится на Уинтерса.
- А ты времени зря не терял со своей магией, да?
- Пятнадцать лет, Франк. Многое поменялось.

Отредактировано Franklin Steiner (2018-08-12 20:29:37)

+1

9

Далила не знает, как ощущает магию Рея Франк, но ей кажется, что вокруг стола повис почти осязаемый, успокаивающий пузырь, внутри которого они сейчас общаются, несколько на разных частотах, но в едином стиле... Обычно ей сложно успокоиться и взять себя в руки, когда эмоции зашкаливают, но сегодня это даётся легче и девушка опускается на свой стул, ожидая новостей.
-Ванкувер ведь совсем близко! - ещё одна вспышка восторга гасится невидимым куполом, как набежавшая на берег волна. У неё есть бабушка. Бабушка-ведьма! Недалеко от Генриетты! Далила вспоминает, как прилетела недавно в аэропорт Ванкувера, и как ей понравился город и успокаивающий горный пейзаж, но она решила не менять своих планов и ехать в Генриетту, раз судьба подала ей такой знак... Если бы не это решение - она бы никогда не встретила Франка. И бабушку. Даже если ходила бы с ней по одним улицам.

-Грейс Уинслет - повторяет она. Ей нравится... Такое королевское, сильное и красивое имя. И бабушка знает об её существовании! Знала... Но не могла связаться... Значит, ей не всё равно? Может, она хотела даже забрать Лилу, но не смогла? От радости колдунья не обращает внимания на подозрительные штрихи. Почему дедушка сказал, что они пытались связаться с ней? А предыдущие четверо внуков? С Авелем, старшим из братьев, их разделяет целых двенадцать лет. Но получается, ценность для бабушки и дедушки представляла только младшая девочка. Которая ничем не отличалась от братьев и сестры, кроме... Магии.

Далила погружается в свои триумфальные мысли и временно не смотрит на Франка, потому что тот молчит и выглядит спокойным, да и Рей на подхвате... Не о чем волноваться. А сфокусировать внимание на чем-то, кроме новой информации, девушке сложно.
-А как зовут дедушку? - вдруг догадывается спросить она, но возможно вопрос запоздал. Ладно, теперь ей есть, у кого узнать... Лила почти с благоговением принимает из рук Франка листок.
-Спасибо тебе огромное! И тебе, Рей... Я сейчас - вихрем колдунья уносится в гостиную и возвращается оттуда с ноутбуком, решительно расчищая место за кухонным столом.

-Грейс Уинслет, Ванкувер, возраст... Ну... За семьдесят? - пальцы порхают над клавиатурой в бешеном темпе. По поиску информации в сети она мастер, и всегда пытается сначала получить ответы у первого лучшего друга - интернета. Удивительно, но данных по похожему запросу оказывается даже больше, чем она ожидала, потому что...
-Ух, ты... Моя бабушка актриса! Она играла в театре Бартера, старейшем театре страны, в Виргинии - в памяти вдруг всплывает песня, которую пела мама. Та, о Виргинии... Значит, это точно нужная Грейс.
-Ездила по гастролям... А теперь живёт в Ванкувере. Ей семьдесят два года - Далила кликает на фото, чтобы открыть его в полном размере, и замирает. Фотография на странице театра, вероятно, сделана ещё до переезда Грейс в Ванкувер, лет десять назад. Но даже по ней трудно не уловить сходство. На Лилу словно смотрит она сама, только состарившаяся. Длинные седые локоны с платиновым отливом, удивительно четкий овал лица - Грейс сохранила фигуру и осанку. Глаза. Синие яркие глаза, каких не было ни у кого в "общинной" семье Далилы, теперь глядят на неё с экрана монитора, насмешливо и с вызовом, даже в таком возрасте.

-Франк, посмотри, какая она красивая! - встав коленками на стул от возбуждения, девушка поворачивает монитор к медиуму и магу, с явной гордостью демонстрируя им найденное.
-Я должна её увидеть! Бабушка... Потрясающая - похожа на вдовствующую королеву. В Грейс видны стать и стиль. Если бы Девора не сбежала из дома и не решила посвятить себя (а заодно и детей, не спросив их мнения) служению своему Богу, может, у Далилы было бы совсем другое детство. Она бы ходила к бабушке на спектакли, изучала бы театральное закулисье, может, пошла бы по её стопам - в кого ещё у неё дар аферистки? Нашла бы своим талантам лучшее применение, чем не получив образования, разводить на деньги мужиков. Информации оказывается так много, что ведьмочка задыхается под её тяжестью.

Опускается обратно на стул, запустив руку в волосы и глядя куда-то в одну точку. Синие глаза на мокром месте, а грудь часто вздымается под красной рубашкой. Они потеряли столько времени... Грейс единственная в семье могла бы понять её. Но вот так заявиться на порог Далила не готова, ей страшно. Остаётся проверенный способ, хоть и маловероятный, учитывая бабушкин возраст... Ведьма открывает страничку фейсбука.
-Офигеть. У неё и фейсбук есть! - страница Лилы без фото, на вымышленное имя. Она нигде не светилась под реальными данными - с этой страницы искала цель, а потом создавала приманку или временно ставила своё фото и имя Шарлотты Уинтерс. Может, поэтому поиски Грейс затянулись. Далила жмёт на иконку сообщения, не зная, что написать... Затем вводит в окошко: "Добрый день. Вам говорит о чем-то имя Девора Уинслет? Или Девора Дэвис" - и вопросительно глядит на Франка и Рея.

+1

10

Она так радовалась.. Франк  следил за Лилой, а  Рей мысленно вздыхал. Девочку переполняла энергия, а два друга  косились в коридор. Франк- потому что видел лей-линию. Рей- потому что читал мысли Франка.
- Что будем делать?
- Надо подготовиться. Для начала, я соглашусь на дом по соседству, а то ты точно один наломаешь дров. А тебе нужно будет следить за Лилой.
- Когда приедет бабушка?
- Позови - услышу. Не против, если я не отключусь?
- От мыслей? Ты это делаешь безболезненно, валяй, если готов слушать фоном все, что мне приходит в голову.
- Я умею пропускать ненужное мимо ушей. Что ж. Тогда с меня - соседство, с тебя - внимание.
- Согласен. Слушай, а ты-то почему в это влезаешь?
- А почему нет?

А Лила уже к шоку  друзей осуществляла поиск,  при чем успешно и писатель с военным только диву давались, сколько в ней энергии.
- Что ж... это неплохое начало. - осторожно улыбнулся Франк.

22 июня 2017 г.


Франк сонно полз навстречу кофе, как зазвенел звонок.  Распахнув дверь, он молча махнул Саммерсу, взявшему в привычку заглядывать то на завтрак, то на ланч, и не выспавшейся совой продолжил свое  шествие к кофейнику.
- Как Лила? - миролюбиво поинтересовался военный.
- А? Да, вроде, ничего. В последнее время  пропадает куда-то.. Наверное снова начала  свои разводы.
- У каждого свой заработок. - Философски заявил Рей, выуживая из холодильника яйца. - Омлет будешь? А то я тебя на кофе разоряю.
- Боже, да. А можно мне ещё улыбку из помидорок, мам?
- Обойдешься.
Рей шутливо подбросил и поймал яйцо, словно прицеливаясь, но вернулся к сковородке.
- Бабушка?
- Подозрительно давно нет. Может так и не откликнулась на предложение Лилы? Хотя  они переписывались. - Франк  поморщился. - Знаешь, мне это не нравится. Я общался ещё с несколькими духами. И что-то дело пахнет жареным. Может сообщить Гвейну?
- О чем? Что где-то есть темная ведьма? Пожалел бы ты его. Если будет совсем плохо - я свяжусь хоть с Орденом. - Вздохнул Саммерс. - Благо, здесь действительно город переполнен всеми. Куда не плюнь - то колдун, то охотник, то гримм. Ещё и перебои с магией...
- Это неприятно?
- Для меня - нет. Я справляюсь и без магии. Но будет плохо, если тебе понадобится помощь, а  я не смогу подключиться.
- Скрути меня тогда, будь любезен. Слушай, я  уже начинаю беспокоиться, где Далила...

Отредактировано Franklin Steiner (2018-08-13 00:33:01)

+1

11

Грейс Уинслет вернулась из ресторанчика, где встречалась с давней подругой, и открыла свою страницу на фейсбуке: "Добрый день. Вам говорит о чем-то имя Девора Уинслет? Или Девора Дэвис".
-Неужели - губы пожилой леди сложились в довольную улыбку. Она уже почти отчаялась найти эту девчонку... Когда-то давно, после побега Деворы, Грейс заказала артефакт, который должен был среагировать на появление нового магического источника в её роду. А беглая дочь, хоть и не позвонила ни разу и не стремилась встретиться, присылала матери скупую весточку с именем и датой рождения внука или внучки всякий раз, как рожала очередного. Камень в кольце-артефакте "зажегся" в тот день, когда пришла весточка о рождении последней малышки, Далилы. Грейс так и знала, что даже такому исключительному дереву, как Авраам Дэвис, было не под силу окончательно сломить магию в её породе. Она думала найти способ забрать внучку, когда той исполнится восемнадцать, чтобы не возникло проблем с опекой, но... В день своего восемнадцатилетия Далила как в воду канула. Грейс искала девушку, и даже пару раз нападала на след, но та как рыбка - показывалась ненадолго и, плеснув хвостом, снова уходила на глубину. Бежала, скрывалась от чего-то... Неудивительно, с такой-то семейкой. И вот, когда Грейс в очередной раз потеряла девчонку из вида, та объявилась сама. Больше искать её просто некому: "Далила? Это ты? Милая, какая радость!" - пятнадцатого июня Грейс уже ехала в Генриетту, сняв номер в местной гостинице.

15 июня 2017
Далила не сказала о приезде бабушки ни Франку, ни Рею. Она не верила до конца, боялась, что что-то пойдёт не так, стоит ей обрадоваться вслух... Когда она стучала в дверь указанного бабушкой номера, у неё колени дрожали и во рту пересохло. Но высокая статная леди в черном бадлоне, открывшая ей дверь, всплеснула руками:
-Какая ты красавица! Так похожа на меня в молодости - и у ведьмочки потеплело на сердце. Она дома, ей рады.

16 июня 2017
Грейс задумчиво глядит на внучку - Далила сидит, скрестив ноги, на постели, разглядывает альбом с детскими фотографиями матери, фото Грейс и своего деда Стивена, когда они были молодыми, и щебечет-щебечет-щебечет так, что у старой ведьмы начинает трещать в висках. Для своего возраста она такой ребёнок, Грейс была куда серьёзнее.

Далила широко распахнутыми синими глазами смотрит на фото, на то, как перед ней открывается семейная история: дедушка Стивен, тот самый, с которым говорил Франк, такой высокий и красивый - он был адвокатом по разводам. Грейс - как картинка. И маленькая Девора выглядит счастливой, что-то странное появляется во взгляде позже, лет в тринадцать... Грейс бы сказала, что тогда она окончательно разочаровалась в дочери, поняв, что не дождётся проявления магии. Но она молчит и с улыбкой слушает щебетание внучки:
-...Авель старше на двенадцать лет, Аарон на одиннадцать, мы с ним ладили. Адам на десять, а Рахель на восемь, и у тебя уже есть правнуки. Двое точно, третий должен был родиться, когда я убегала... Но вообще, думаю, гораздо больше...

17 июня 2017
-Представляю, как тебе было тяжело с ними, родная. Эти варвары понятия не имели, что делать со столь драгоценным цветком в своём саду. Никогда никому не позволяй внушить тебе, что твоя магия - это проклятие. Она - великий дар - они сидят в Старбаксе, как захотелось Далиле. Девушка уплетает морковный торт и глядит на бабушку с обожанием. Лила и думать не могла о таком понимании. Молодая ведьмочка готова возненавидеть мать за то, что лишила их возможности узнать друг друга раньше. Никто так не понимал её, как Грейс, никто так не заботился.

18 июня 2017
Бабушка и внучка гуляют по магазинам. Весёлые, как две подружки. Грейс дарит Далиле серебряный браслет с подвесками - изящное серебряное деревце с золотыми лепестками - знак семейных уз, сердце - символ любви, и забавный медвежонок с золотым пузиком и мордочкой - это сама Далила, и она особенная. Далила дарит бабушке серебряный кулон-сердце с танзанитом - Грейс смотрела на него в магазине, и синий камень так подходит к бабушкиным глазам - почти как Сердце Океана из Титаника.

19 июня 2017
Они гуляют по парку, где Далила встретила Франка. Молодая ведьмочка счастлива, каждый день для неё проходит в каком-то сладком мареве, ей ничего не хочется, кроме этих прогулок и разговоров с Грейс, кроме открытия для себя новой жизни - где у неё есть настоящая, любящая, понимающая, пусть и небольшая семья. Даже с Франком она сейчас видится мало - перекидывается несколькими фразами вечером и скрывается в своей спальне, чтобы никто не нарушил впечатления.
-Смотри - Грейс лукаво улыбается, коснувшись пальцем воды в фонтане - вода на сантиметр вокруг её пальца превращается в лёд, хоть на коньках катайся. Старая ведьма сочетала магию воды с боевой магией и неплохо управлялась с обеими. Убедившись, что никто не смотрит, она вынимает руку из воды и кладёт на плечи Далилы, став чуть позади внучки, так, чтобы их отражения красиво сочетались в фонтане:
-А что умеешь ты? Порадуй бабушку - молодая ведьмочка с готовностью посылает бабушке несколько видений из жизни в общине - то, о чем ей тяжело говорить, но хочется поделиться... Потом телекинезом убирает с пути Грейс большую ветку.
-Моя умница. Забудь об этих страшных картинках. У тебя теперь есть я.

20 июня 2017
-Мне столькому хочется тебя научить, Лила. Ты многое могла упустить из-за того, что росла... В недостойных тебя условиях. В нашем мире есть много важного. Например, лей-линии...
-О, я знаю! Мне рассказывал о них Франк. Ну, мой друг-медиум - уголок рта Грейс едва заметно вздрагивает, словно от брезгливости, но Далила в который раз увлечена фотоальбомом, и не замечает.
-Да, медиумы, бедняжки... Знаешь, милая, колдуны ведь единственные, кто действительно пользуется магией. Остальные расходуют её на глупые единичные фокусы - Грейс расчесывает шелковистые волосы внучки, сидящей на постели, Далила довольно жмурится:
-Я даже знаю одну лей-линию. Ну, предполагаю, где она... Франк, ты знаешь - бывает одержим... И он показывал мне... Говорил, что шел по ней, чтобы вернуться оттуда. Она такая красивая - как золотая река - Грейс замирает на пару мгновений, затем обнимает внучку за плечи и целует в висок:
-Лила, я пойму, если ты откажешься, и говорить об этом ещё рано, но может ты хотя бы рассмотришь такую вероятность... Ванкувер недалеко, ты сможешь видеться с друзьями - в ту ночь, забираясь в постель, Далила впервые в жизни плачет от радости.

21 июня 2017
-Вот здесь! В моём видении Франк был тут. А кладбище правда красивое... Мы посмотрим церковь? - Грейс, оказывается, любит надгробия и заинтересовалась кладбищем, о котором рассказывал медиум. Да, вот тут речушка... Далила перемещается на шаг левее и чувствует, как по телу пробегаются странные мурашки. Грейс закрывает глаза и глубоко дышит, как человек, наслаждающийся горным воздухом:
-Чувствуешь? Это твоя суть. Твоя и моя. То, что принадлежит всем магам - и от чего их пытаются держать в стороне чертовы трусы грейворены и им подобные отбросы. Эту часть фразы Грейс не продолжает. Косится на внучку, думая... Далила сильная. Возможно, сама не понимает, насколько сильная - она использует способности для развлечения, неосознанно, как ребёнок.
-Я как смартфон на подзарядке - смеётся Лила. Ощущения странные, но правда приятные. Она рада, что смогла угодить бабушке.

22 июня 2017
Грейс долго отнекивалась, но Далила наконец уговорила её познакомиться с Франком. Если она переедет в Ванкувер, то надо, чтобы бабушка и медиум подружились. Они просто не могут друг другу не понравиться, и она так долго скрывала...

Компания медиума Грейс совершенно не улыбается. Но девочка, не до конца разобравшаяся в перепитиях магического мира (за что её трудно винить), похоже, ему доверяет, и втеревшись в доверие к Франклину Штайну, Грейс ещё больше завоюет доверие Далилы. Оно ей понадобится, чтобы заставить её сделать то, что нужно... На бывшей актрисе малиновые юбка и блуза, через спину перекинут изящный шарф, в руках - коробка с ежевичным тортом. Лила всегда всё выбирала с ежевикой.
-Франк! - радостно восклицает молодая ведьма, распахивая дверь.
-Угадай, кого я привела? Грейс, это Франк - медиум, писатель, мой близкий друг. Франк - моя бабушка, Грейс Уинслет. О, Рей! Доброе утро. Рей тоже колдун, менталист - уголки растянутых в улыбке губ Грейс на секунду замирают в напряжении, затем лицо расслабляется:
-О, для вас я просто Грейс. Лила много о вас рассказывает, Франк. Спасибо, что были так добры к моей девочке - свободной от торта рукой она шутливо касается щеки Далилы и молодая ведьмочка улыбается в ответ:
-Грейс здесь уже неделю. Извините, что не познакомила вас раньше, но нам столько всего нужно было обсудить вдвоём... Ты завтракал, Франк? У нас есть ежевичный торт.

бабуля

http://digitalspyuk.cdnds.net/17/22/980x490/landscape-1496322206-michelle-pfeiffer-orient-express.jpg

Отредактировано Dalila Davis (2018-08-13 22:49:29)

+1

12

Всю эту неделю  Франк не задает Лиле вопросов. Она почти не общается, но у Штайнера никогда не было привычки контролировать, даже жильцов в своем доме. Он только радовался, что Лила не  выглядит грустной, но, несмотря ни на что, Франк привык к девушке за это время. Далила была легкой и веселой, следила за его состоянием, и в какой-то момент Штайнеру даже показалось, что они так живут уже много лет. Она - летая где-то по городу, вся в своих делах, и он - вечно забывающий то поесть, то вылезти из домашней одежды, больше осознающий строчки текста, чем окружающую действительность. Всю эту семейную идиллию разбавлял Рей, неизменно появлявшийся дома каждый день, внося в их сумасбродную жизнь немного размеренности. Он всегда  был один и тот же - аккуратно выбритый, уложенный, спокойный и мирно попивающий чай. К нему Франк тоже привык, и сейчас мог признаться себе, что сильно бы нервничал, если бы одна не возвращалась домой, а второй не заходил бы перекусить.
Но сегодня в утреннее чаепитие было внесено изменение. Рей,  наколдовавший яичницу зорко следил, как Франк ковыряется в желтке, помешивая кофе ложкой, как в дом ворвались гости.
- Доброе утро, Лила. - улыбнулся Рей и кивнул Грейс.  - А вы, должно быть, та самая бабушка, которую Лила так искала? Мы очень рады, что вы приехали.
- Угу! - запихивая в себя яичницу кивнул Франк и помахал вилкой. - Здравствуйте!
- Улыбается фальшиво.
- Веди себя поприветливей, она мне тоже не нравится.
- Можешь прочитать ее мысли?
- Не стоит. Если она менталист - то точно заметит. Не подавись, Франк, ты как ребенок.
- А ты как бабушка. Где мое сладкое?
- У Грейс.

Рей подходит к Грейс, улыбаясь и пожимая ей руку.
- Рейнард Саммерс. Значит, вы уже здесь неделю? Наверное, Лила устроила вам экскурсию?
- Да что тут смотреть. - хмыкнул Франк, поднимаясь и принимая торт от Грейс. - Нет, я серьезно, что ты показывала ей, Лила? В Генри не так уж и много достопримечательностей.
Он мимоходом касается руки Грейс, принимая торт и проваливается в прошлое.
Франк стоит напротив Грейс, она моложе, чем обычно и смотрит на кольцо, держа в руках весточку от дочери. Франка бьет в дрожь - сейчас лицо у Грейс.. хищное. Она улыбается, Штайнер заглядывает в бумажку, запоминая дату письма и читая строчку "Мы назвали ее Далилой".

Франклин  распаковывает торт, и мирно добавляет.
- Слушай, Рей, надо позвать Гвейна по такому случаю.
Военный быстро соображает, и с  таким же  спокойным лицом  уточняет.
- Твоего друга-грейворена?
- Ага. Лила его же ещё не видела. Он - чудо. Настоящий рыцарь, в прямом смысле слова. Правда, если я снова  начну  его дразнить Рыцарем Гавейном, то когда-нибудь доведу, но раз у нас тут такая встреча хороших друзей... Ты ведь ещё не встречала грейворенов, да, Лила?
Франк мурлыкает песню, разрезая торт,а  Рей внимательно следит за Грейс.
- Я напоминаю тебе, Франк, что не все, как ты, готовы заводить друзей со всеми. Штайнер у нас умеет своей чудаковатостью очаровать, по-моему, даже Орден пал.
- Эй, я бы не назвал наше последнее общение очаровательным!
- Ну, тебя же отпустили.
- Потому что я был не при чем.
- Ха..  Так вот, вы не против?
Рей мягко улыбается.
- Я лучше Франка знаю, что не все колдуны любят подобные контакты.

+1

13

Франк и Рей выглядят довольно приветливыми, Далила светится от радости - близкие ей люди вместе, на одной кухне.
-Грейс, присаживайся, я поставлю чайник - им понадобится полный, а не наполненный с расчетом на одну-две чашки, как иногда ставил Франк.
-Спасибо, милая. У вас уютный дом, Франклин - вручив хозяину дома торт, женщина опускается на один из стульев с таким расчетом, чтобы видеть всех собеседников:
-Я первый раз в Генриетте, но должна заметить - городок весьма живописный. Мы с Лилой были больше заняты разговорами, но кое-что я увидела - магазины в центре, городской парк... - Далила крутится вокруг чайника и торта, разрезая на последнем верёвку, и без задней мысли добавляет:
-Кладбище. То, про которое ты говорил, Франк, Грейс оно понравилось.
-Ах, да, кладбище. Я считаю надгробия занимательным примером скульптуры... - улыбается пожилая ведьма и переводит тему:
-Лила, ты показывала друзьям свой браслет? - украшение пришлось девочке по душе, она то и дело глядела на него, покачивала пальцем подвески:
-Точно... - Далила подходит к столу, ставя в центр коробку с нарезанным тортом и расставляя участникам чаепития тарелки и приборы:
-Мне Грейс подарила. Дерево это семья, сердце - любовь, а я - медвежонок - она протягивает над столом руку, с гордостью демонстрируя подвески, и снова отвлекается, чтобы разлить по чашкам чай. Далила выбрала красивые, одинаковые, чтобы сервировать стол на достойном бабушки уровне. Медиум как раз в этот момент вещает о каком-то своём друге. Грейс на предложение успевает отреагировать раньше:

-Грейворен? Занимательно. Разнообразная фауна для такого маленького городка. Признаться, я думала, что сегодня будет самый близкий Лиле круг, и хотела узнать всех получше, но если моей девочке будет удобно познакомиться с кем-то ещё... - ведьма вежливо приподнимает брови, давая этим понять, что право выбора оставляет за внучкой. Её друзья, её идея сегодняшнего досуга, но уж Грейс-то понимает, что девочка скорее всего постарается избежать любого дискомфорта. Далила расставляет на стол чашки - первую ставит перед бабушкой сама, остальные три следом взмахом пальцев размещает телекинезом. Даже не пролила. Она услышала, что Грейс предпочла бы пообщаться с её друзьями, без третьих лиц, и списывает это на некоторое смущение - им ведь многое нужно обсудить... Включая возможный переезд Далилы в Ванкувер, который пока остаётся для девушки очень личным вопросом:
-Правда, Франк. Я всегда рада познакомиться с твоими друзьями, но сегодня мне бы хотелось провести время в более тесном кругу, а то напугаем Грейс и она подумает, что мы тут все под колпаком у Ордена - молодая ведьма смеётся и раскладывает по тарелкам торт, так же начиная с бабушки:
-Грейс привезла с собой альбом с фотографиями! Представляете, я увидела маму в детстве... И дедушку... Дедушка Стив был адвокатом по разводам. Грейс, я говорила тебе, что именно Франк помог мне тебя найти, связавшись с дедушкой? Он сказал ему адрес... - если пожилую ведьму это открытие и не порадовало, то держится она мастерски, лишь на секунду замирая прежде, чем поднести к губам чашку:
-Ох, Стив... Что он ещё поведал? Ничего не просил передать? Порой мне бы так хотелось поговорить с ним... - по молодости живешь исключительно чувствами, и Грейс, пылкая, как все актрисы, допустила подобную ошибку. Но её чувства к мужу начали умирать с того момента, как она осознала, что он испортил породу, а их дочь обречена влачить жалкое существование без капли магии. Пока двадцать лет назад не случилось то, что случилось... У неё не было иного выбора, как адвокат Стив тщательно обезопасил себя и имущество на случай развода, а как вдова привыкшая к комфорту Грейс получила всё. Она как раз задумывалась о переезде из США и не хотела тащить с собой чемодан без ручки.
-Я уверена, он скучает и волнуется за тебя, поэтому и помог нам встретиться - Лила накрывает рукой ладонь Грейс, на мгновение отвлекаясь от любимого ежевичного десерта.

+1

14

- Вот как.. - Франк перевернул стул задом-наперед и устроился на нем, положив руки на спинку.
- Мы долго ещё будем изображать спокойных мирных хозяев? Рей, я видел это треклятое кольцо. Бабуля охотится на внучку.
- Я знаю. И у меня есть план.
- Какой?
- Тебе не понравится. Насколько далеко ты готов зайти, чтобы помочь Лиле?

- Какой чудесный подарок!  Штайнер рассматривает браслет и  косится на Грейс. - Да... на кладбище очень хорошо. Это там, где лей-линия, верно?
Их  предложение о грейворене мягко отклоняется, но Штайнер  про себя бесится все больше и Рей  его не успокаивает.
- Фауна! Нет, ты слышал? У меня отец тоже не любил грейворонов, но чтобы так!
- Ну не флора же..
- Рей!
- Спокойно, я хорошо отношусь ко всем, кроме демонов.

А разговор перетекает в интересное русло и Штайнер принимается за торт,  рассматривая фрукты в нем.
- Стив..Да. Он был не очень разговорчив.. Сначала. - Лила как раз  отворачивается и Франк смотрит на Грейс совсем по-другому. Его лицо резко меняется,  а сам он становится похожим на себя там, за гранью. Он не шевелится, его голос  ровный, но во взгляде... Ничего. Так смотрят мертвые - с абсолютной пустотой, через которую не пробиться, и жалости от которой не дождешься. Франклин унес из своей многолетней одержимости много сувениров, которые не показывал обычно друзьям, потому что он хотел жить, а не существовать полутрупом. Он и жил - безалаберно, по-дурацки складывая свою судьбу, пребывая больше действительно чудаковатым писателем. Только психиатр и, возможно, Крис, до конца понимали, что скрывается очень глубоко. И только в такие редкие моменты, когда сама жизнь начинает скалится на него, Франклин отвечал ей. С того света он принес холод, безжалостность и зло. Он далеко не на добрых словах вырвал себе контроль над телом.
Сейчас же и  его  мирная улыбка  в секунду превратилась в оскал садиста, которому не просто наплевать на чувства жертвы. Нет, ему нра-вит-ся то, что он делает или планирует сделать. Такой повредит позвоночник  ударом ботинка и будет  наблюдать, как ты ползаешь по полу.

И Рей его не останавливал.
Этого Штайнера Лила не видела, и одержимый Франк был гораздо безопасней, чем тот, кто вернулся с того света.
Чуть подавшись вперед, Франклин доверительно сообщил Грейс
- Стив рассказал мне в-с-е, Грейс. Мертвые вообще мне вынуждены все рассказывать. Мы ждали вас.
Лила поворачивается, и в одно мгновенье Франк  такой же безмятежный и дурашливый, как обычно, и промахивается мимо рта и пачкается в торте. На этой кухне, на самом-то деле, два актера.
- Ох, черт. В общем, Грейс,  я  так рад, что вы приехали. Лила стала мне жутко дорогой за это время, как будто мы знаем друг друга уже очень давно. Я даже жалею, что не ее брат. Но вы не переживайте: я не дам ее в обиду, пока  она в Генриетте.  Хотя, не могу представить, что за монстр мог бы захотеть обидеть такую девушку, как Лила.
- Что теперь? Рей,  я  закипаю.
- Я знаю. Все ещё  хочешь помочь Лиле?
- О, да. Эта бабушка меня пугает и злит. Надо выпить лекарства.
- Нет. Подожди. У меня есть идея, как ее вывести на чистую воду. Бабуля явно презирает медиумов - это нам на руку. Как насчет небольшого экскурса в твой мир кошмаров?
- В смысле?
- Я могу подключить. К твоей голове. Все будут видеть то же, что и ты.
- И мертвых?
- Именно. Устроим воссоединение супругов?

Франк  отколупнул с себя ягоду и съел.
- Хотите с ним поговорить? Это не сложно, я в последнее время научился  интересным трюкам. Лила, хочешь поболтать с дедушкой? Он будет рад видеть вместе тебя и Грейс.
- Боже, я за. Хочу посмотреть на ее  лицо.
- Ты о том способе, Франк? Для тебя он ещё более безболезнен  чем то, как мы вызывали Стива в прошлый раз.
Рей допил кофе и потянулся, ненавязчиво переместившись ближе к выходу, всем своим безмятежным  видом двухметровой каланчи показывая, что  он полностью поддерживает Франка.

Отредактировано Franklin Steiner (2018-08-15 01:15:54)

+1

15

Лила не замечает ничего странного, она слишком счастлива, слишком в себе. Поэтому на вопрос Франка про лей-линию отвечает на автопилоте:
-Ага - и отвлекается от стола, заметив, что уголки рта Франка уже в креме, а Рей ищет, куда бы пристроить запачканную ложку - нужно взять салфетки. Зато Грейс этого момента не упускает, даже если бы пожелала. Пока внучка занята очередным вопросом сервировки, её друг-медиум внезапно преображается, превращаясь из забавно добрячка в нечто такое... Что старая ведьма порой могла увидеть в зеркале. Увы, она верит, что Стивен мог оказаться болтлив, но... Тогда почему друзья не сказали обо всём Далиле? И здесь их ошибка. Грейс никак не реагирует на слова Франклина, боясь выдать себя перед внучкой - делает вид, что увлечена чаем и тортом. Они ещё посмотрят, кому поверит Лила - медиуму, который порой бывает одержим и сам не понимает, что несёт... Или родной наконец-то обретённой бабушке. Как все недолюбленные дети, в глубине души девочка жаждет иметь понимающую семью, всё за это отдаст.

-Обидеть Лилу? Что за ужасы вы говорите, Франклин.. Моя девочка - ангел - Грейс всплёскивает руками. Сказать по правде, она даже не считает, что собирается как-то обидеть Далилу... Нет, она лишь собирается показать молодой ведьме её истинную суть. Разве что-то может быть прекраснее, чем прикоснуться к истинной чистой магии, даже на мгновение? И где-то в глубине души старая ведьма уверена - Лила сумеет это вынести. В ней столько жизни. Может, как в самой Грейс в лучшие годы.

Далила садится за стол, ставит на столешницу салфетницу с салфетками и задумчиво тянет:
-Воссоединение... - конечно, ей бы хотелось увидеть деда. Но она побаивается за Грейс, потому что находясь во власти мертвеца, Франк уже однажды едва её не убил. Что, если нечто подобное случится в этот раз? Если вместо её дедушки там окажется кто-то ещё, враждено настроенный? Она не до конца представляет себе, как именно работает тот мир, но раз Грейс так скучает по покойному мужу, а Рей здесь... Без его присутствия Лила бы точно не решилась. Но сейчас переводит вопросительный взгляд на менталиста и тот отвечает ей кивком и широкой улыбкой:
-Если только это будет безопасно для Грейс, Франк - твёрдо говорит девушка. Старая ведьма отводит взгляд в сторону, явно размышляя о чем-то своём, и чувствует себя раздосадованной, но Лила хочет сделать ей приятное и сейчас она не может отказаться, когда мгновением раньше сама заявила, будто мечтает поговорить с умершим мужем... Что ж... Если решить ситуацию логически не получается, то призывай талант актрисы. Она уже бросила семена и всходы проросли, девочка к ней привязана и может закрыть глаза на любую нелепость, пребывая в мечтах об их совместной жизни в Ванкувере в доме бабушки.
-Такое щедрое предложение с вашей стороны, Франклин. Я знаю, что медиумам подобные путешествия даются нелегко, так что злоупотреблять вашими силами не решусь... Но если вы уверены... Разве что ненадолго. Пусть Стив порадуется тому, что мы с Лилой вместе - она глядит на внучку с улыбкой и сжимает её ладонь в своей, желая удержать Далилу в этом путешествии поближе. Тесный контакт им понадобится.

+1

16

- Абсолютно безопасно. Франк не будет в себя никого вселять.В каком-то смысле это мы посмотрим на его мир. - улыбнулся Рей и пожал плечами. - А взгляд - это всего лишь взгляд. Ничего страшного. Грейс понравится.
Он смотрит на ведьму и добавляет все тем же равнодушным  голосом.
- Это же так здорово - узнать близких людей? Верно?
Франклин  кивнул и подошел к Грейс, без объявления войны положив ей руку на плечо.
- Я, кстати, рассказывал Лиле о том, что у нас похожие способности. Я отлично проваливаюсь в прошлое. Прежде чем вызвать Стива было бы здорово восстановить пару приятных моментов, верно?

В этот момент Рей щелкает пальцами и всю кампанию словно накрывает невидимой волной. Военный умел прекрасно передавать мысли - скоординировать каких-то четырех человек ему  практически не стоило бы усилий. Если бы не Франк. Его сознание само по себе тяжелое, а образы и видения преобладают  над остальными: реальность для всех в кухне преображается, хотя на самом деле все теперь происходит только в голове Франклина. И Рей должен поддерживать этот опасный маневр, не позволяя Штайнеру лишнего.

Дом заполоняет туман, а все цвета приглушаются и совершенно не понятно, что за окном: день или ночь. Медиум стоит рядом с бабушкой Лилы, напоминая больше тень самого себя - его образ подергивается,  рассеиваясь, словно Франк соткан из черного дыма. Он косится на Рея и улыбается.
- Что,  уже видите?
- О, да.
Единственное, что в этом видении имеет цвет- это лей-линия - золотой речкой она  протекает через коридор, чуть отклоняясь, словно ей не нравится соседство с ведьмами. Франк смотрит на Лилу, хотя сейчас глаз его не видно.
- Давай начнем с приятного.
Ррраз -  и стенка дома рассыпается прямо за ними. Воображение безумного медиума  соединяет прошлое и настоящие, и вот, вся честная кампания смотрит на Стива и Грейс, молодых, как из фотоальбома, что кружатся  в танце. Она - влюбленная актриса, он - молодой адвокат, эта пара достойна обложек журналов.Штайнер улыбается,  посмотрев на Лилу.
- Правда, красивая пара?
Медиум  щелкает пальцами - и ещё одна стена  кухни  с грохотом рушится,  разбиваясь на кирпичи, и Стив, скрестив руки на груди о чем-то препирается с Грейс. Звука нет, оба разозлены, Грейс топает ногой, и Франклин добавляет громкости видению только, когда Стив презрительно добавляет:
- Думаешь я не знаю, почему ты до сих пор со мной? Не будь этого треклятого брачного контракта-  меня бы уже в живых не было, Грейс! Не строй из себя бедную овечку! Тебе все достанется только после моей смерти.
-Ай-яй-яй... - медиум расстроенно смотрит на Грейс. - Нехорошо вышло, не туда сунулся, простите...
Последняя стена с окном  с грохотом падает на пол, но за ней нет ни Грейс, ни Стивена. Есть только могила с именем дедушки Лилы, на которой нет даже цветов. А ещё крики. Тихие-тихие, но Штайнер  заглушает все звуки, чтобы было слышно вопли.
- ГРЕЙС!!! ГРЕЙС, ВЫПУСТИ МЕНЯ! ВЫПУСТИ!!! ВОЗДУХ!!!!!
И только тогда образ Грейс подходит к могилке,  очень аккуратно  укладывая на ней цветы и мурлыча с хищным, но довольным лицом.
- Покойся с миром, милый....

Медиум рассеялся за спиной  Грейс и материализовался  перед ней, останавливая воспоминания, оставляя свидетелей с видениями юной счастливой Грейс, злой молодой Грейс и торжествующей  настоящей Грейс. Медиум склонил голову на бок.
- Неожиданно..Как же так получилось, что у вас такое тяжелое прошлое, Грейс?

Рей внимательно следит за Лилой - больше всего, его волнует она и ее реакция.  За Франка и Грейс он не беспокоится - эти двое прямо сейчас друг друга стоят. Про себя  он невольно думает о том, что это очень странная борьба - одни демоны, против других.

+1

17

Далила даже не успевает толком поймать тот момент, когда из кухни они переносятся... Сложно сказать, куда. В сериале про Шерлока было подходящее определение - чертоги разума. Они в чертогах разума Франка. Вокруг туман, в заполнившей кухню дымке едва угадываются очертания предметов, сам медиум тоже похож на туман. Лей-линия - та золотая река - вильнув, уходит куда-то в коридор. Грейс кидает в её сторону быстрый взгляд.
-Вы как из фильма. Такие красивые - смеётся молодая ведьма, когда видит перед собой молодых бабушку и дедушку. Происходящее пока кажется ей весёлым, как сеанс в 5D кинотетре. Стив и Грейс статные, красивые, в их глазах такая любовь друг к другу... Кажется, закончив танец, они сядут в винтажный кабриолет и на фоне титров укатят в закат к счастливому будущему. Широкая улыбка сменяется лёгким недоумением, когда Лила видит следующую сцену - бабушка с дедушкой ругаются, Грейс выглядит недовольной, незнакомой. На вид они уже старше... Около сорока. Старая ведьма поджимает губы, глядя на медиума, но ладонь кладёт на плечо Далилы. Она уже догадывается, каким будет третье видение и чувствует, как Лила вздрагивает, словно от удара. Вот же чертов психопат.

Синие глаза расширяются - Далила остановившимся взглядом наблюдает за Грейс, кладущей цветы на могилу Стива. Кричащего из-под земли Стива. Франк сказал - его убили... Но это ведь не могла быть...
-Грейс? - она оборачивается к бабушке с мольбой во взгляде, дрогнувшим голосом произнося её имя. Старая ведьма реагирует мгновенно - театральное прошлое учит импровизировать. Грейс обнимает внучку за плечи, прижимая к себе, позволяя уткнуться в плечо:
-Успокойся, родная - затем мягкий тон меняется на праведное негодование:
-Да, в моём прошлом не всё гладко, но я не такой монстр, каким меня почему-то пытается выставить ваше сознание, Франклин. Лила, нам с твоим дедушкой со временем стало нелегко - когда твоя мама стала бунтовать, когда она сбежала из дома... Мы потеряли единственного ребёнка и эта боль нас постепенно разобщила. Последние годы нам было некомфортно рядом с друг другом, и фигурально выражаясь, в отношениях действительно не хватало воздуха, но вовсе не в том смысле, который... - Грейс делает раздраженно-витиеватое движение рукой, второй рукой не прекращая поглаживать внучку по волосам:
-Конечно, я хотела показать лучшую картинку. Для тебя.
-Я понимаю - тихо говорит Далила, чуть отстраняясь от бабушки и глядя на Франка изумленным взглядом щенка, который вместо лакомства получил тычок ботинком. Она нашла семью, она счастлива, после стольких лет - зачем он так с ней?

-Может, мистер медиум ревнует? Боится твоего переезда в Ванкувер? - "посмотри на него, Лила, как он отчаянно тащит в дом хоть каких-то живых, чтобы не оставаться наедине с мёртвыми, он давно рехнулся, как и его подсознание" подразумевает этот мягкий вкрадчивый тон. Далила переводит взгляд с Грейс на Франка и обратно, кусает губы, топчется на месте. Затем делает шаг к бабушке:
-Ты сам говорил, мёртвые могут врать. Грейс мне врать незачем - качает головой девушка. Старая ведьма обвивает её рукой за плечи, но взгляд направлен куда-то поверх плеча Далилы, в сторону коридора, где скрылась лей-линия.

+1

18

- Ох,  я так люблю эту сказку... Что-то я вечно хочу, ревную, страдаю... - тянет Франк и садится прямо на пол,  глядя на Грейс и усмехаясь. - Я же  общался со Стивом - тебе было плевать на дочку, лишившуюся дара. Но, раз я сумасшедший...
Он кивнул Рею и тот, оставаясь все таким же непробиваемым спокойным, щелкнул пальцами, глядя на Грейс.
Кухня  собралась обратно, но теперь она была пустая. Ни мебели, ни окон, только дверь в  коридор к лей-линии.  А вот на стенах стали расползаться  буквы,  написанные  почерком  Грейс.
"Никчемная ошибка юности" - это про Стива.
"Она меня разочаровала. Никакого дара. И зачем мне дочь?" - это про мать.
"Неужели эта фанатичка смогла родить что-то дельное?" - это о Далиле.
"Куда, черт подери, пропала  эта девчонка?" - это об ее исчезновении.
"Я открою девочке настоящие возможности. Она сильная. Надо только втереться ей в доверие".
- А...- протянул Рей, рассматривая  Грейс. -Мое любимое.
- "Жалкие инвалиды, медиумы. Но, если Лила к нему привязалась,  то надо втереться в доверие. Тогда девочка с легкостью будет подконтрольна"
- Поэтому мне нужен Рей. Знаете, Грейс,  я давно привык к тому, что мне не верят. Даже удивляюсь, если происходит по-другому. Поэтому, прежде чем обвинять, я всегда думаю о том, как защищаться. - оскалился медиум.
- Это ваши мысли. И я  в полном здравии, в отличие от Франка. - хмыкнул менталист, смотря на Лилу  и добавляя уже мягче.
- Лила, ты же понимаешь, что пытается сказать Франк?
- Я пытаюсь сказать,что ее бабушка искала внучку, чтобы столкнуть ее в сторону темной магии и подвести под монастырь.  - рыкнул Франклин  и  туман стал  моментально черным, а  в  комнате  запахло горелым.
- Франклин...
- Я пытаюсь сказать, что тобой манипулируют, Лила. И что ты совершишь то, после чего не живут, если будешь ее слушать. - углы стен  робко облизывало пламя. Медиум закипал. Но по какой-то причине Рей его не останавливал.
- Я пытаюсь сказать, что лучше ты будешь думать обо мне хреново, чем я допущу, чтобы тебя использовали как марионетку, даже твои родственники.

Рей был недвижим. Из кухни был только один выход - к лей-линии. Военный ждал.
Потому что, несомненно, это была ловушка, захлопнувшаяся, когда Грейс пришла сюда и все согласились заглянуть в  мысли медиума. Реальностью здесь заведует Франклин, а вырваться отсюда не даст Саммерс.
Рей прекрасно знал, что будет после того, как медиум закипит, но для него гораздо важнее было вывести на действие Грейс. Пока она строит из себя  овечку - Лила будет ей верить. Единственным  возможным вариантом было поставить жизнь Грейс под угрозу,  и сейчас было очевидно, что  все сознание  Штайнера  настроено против бабушки, и от угроз к действию его отделяет только несколько мгновений. Опасен был не Франклин - его военный мог выключить. Но, как никто не любил доверять Штайнеру, мало кто замечал рыжего менталиста. Последнему это было всегда на руку.

Отредактировано Franklin Steiner (2018-08-16 00:42:48)

+1

19

Франк усаживается на пол с усталым видом, как когда они ели пиццу. Слово берёт Рей и вокруг них снова формируется кухня, похожая на причудливый кинотеатр. Только вместо образов на "экранах"-стенах всплывают слова. Почерк правда похож на бабушкин - Далила видела его на подписях к фото в альбоме. Витиеватые, но прямые, четкие буквы. Но слова, в которые складываются эти буквы, на Грейс совсем непохожи... На ту заботливую весёлую моложавую Грейс, с которой Лила с восторгом провела всю неделю. Часть сознания девушки кричит о том, что это может оказаться правдой - бабушка явно с пиететом относилась к своим способностям, но... Молодая ведьма слишком долго мечтала найти свою "такую же" семью, чтобы так легко сдаться, повернуться к ней спиной, скомкать появившуюся мечту о переезде в дом Грейс... Она ведь так мало знает Рея. Может ли сильный менталист взять такие картинки из воздуха?

В иллюзии отчетливо появляется запах гари. Далила на шаг отступает от бабушки, крутит головой, переводя взгляд с неё на Франка и обратно, выглядит растерянной и нервной.
-Лила, что он может знать о магии? Он давно растерял её. Тёмная, светлая - всё это выдумки слабаков, боящихся того, чего неспособны понять. Они же чинили инквизицию. Это бред, милая. Есть магия и она едина, ты можешь использовать её, как тебе вздумается. Разве ты задумывалась обо всех этих ограничениях до того, как встретила других магов? Разве у тебя были проблемы? Я лишь хочу помочь тебе раскрыть свой потенциал, без оглядки на сторонние ограничения - говорит Грейс, вытягивая перед собой руки в мирном жесте. Она видит нервозность внучки и понимает, что девочка заколебалась, её нужно успокоить и как можно быстрее. Далила переминается с пятки на носок - ей близко то, о чем говорит Грейс - колдуньи действительно похожи, гены актрисы причудливым образом нашли отражение в её внучке: девушка так же оправдывала свои аферы - может, и плохо, но для неё хорошо. Может, этот человек должен был получить урок. Никто не знает, что плохо и хорошо, всё относительно. Сильные однозначные перекосы морали всегда возвращали её мыслями к религии...

-Далила, ты же знаешь, что верить нужно мыслям, а не словам. Твои видения тебя когда-нибудь подводили? Если не веришь мне - попробуй сама - медленно, своим спокойным усыпляющим тоном говорит Рей. Грейс посылает ему испепеляющий взгляд - она бы разобралась с ним по-своему, но здесь её возможности ограничены, и она всё ещё не хочет провоцировать Лилу, заставлять её вставать на одну из сторон... В экстренном режиме она может на автопилоте защитить "друзей". Далила правда ни разу не принимала видений от Грейс - считала неуважением лезть в жизнь бабушки таким образом, посильно сдерживалась, лишь демонстрировала своё...

-Милая, давай уйдём отсюда и всё спокойно обсудим? Мы ведь семья. Тебе не нужны видения, чтобы это чувствовать. Не стоит ссориться из-за Деворы, которая предпочла тебе другую дочь - последняя фраза имеет оглушительный эффект. Далила вздрагивает, хватает ртом воздух и синие глаза наполняются слезами. Бабушка права - мама и Рахель часто что-то делали вместе. Ходили в церковь, готовили особые пироги, разучивали песни, когда Рахель пела в хоре, и с её детьми Девора проводила много времени... Лиле перепадало только мамино недовольство, общих тем у них не было, хотя девочка старалась... Но домохозяйство не доставляло удовольствия ей, а её маленькие радости типа катаний на лошадях ни в коем случае нельзя было показывать маме. У них не сложились отношения, потому что у Деворы не было магии. Стоит ли винить Грейс в том, что они не поладили по той же причине?
-Почему она не забрала тебя? Знала, как сложно тебе придётся в том месте и ничего не делала - мягко напоминает Рей:

-Хватит! ЗАМОЛЧИТЕ!! - Далила чувствует, что у неё кипит голова. Она не может выбрать, не знает, запуталась, слишком много воспоминаний, и всё слишком быстро... Тяжело дыша, девушка сжимает виски ладонями. Комната, в которой они находятся, вздрагивает, на одной из стен появляются трещины. Глаза Грейс восторженно расширяются - куда больше её внучке идёт не сдерживать силу.
-Сломай комнату, здесь мы ничего не решим. Посмотри, они же собираются меня убить - стены отчетливее захватывает пламя. Далиле тоже не хочется продолжать разговор в месте, где она словно зависла в кривом зеркале, не зная, кого слушать... Она вытягивает вперёд обе руки, пытаясь объединить ментальную и телекинетическую волны. Комната трясется, трещины переходят на вторую стену... Но стены держатся. Рей не даёт им упасть - взгляд военного недвижимо упирается в молодую ведьму - он пытается сдерживать всплеск эмоций, способный навредить ей самой. Но Грейс, почувствовавшая близкую свободу, тоже не сдаётся:
-Ещё немного сил и ты сможешь, Лила - немного сил... И взгляд бабушки без слов показывает, где их можно взять. То ощущение мурашек, бегущих по коже, которое она испытала на кладбище... Золотая линия, светящаяся в коридоре... Она ведь может взять немного. Разрушить комнату. Вернуться в реальный мир. Далила не хочет здесь оставаться, потому что недолюбленный, мечтающий обрести семью внутренний ребёнок, всеми силами мешает повзрослевшей ведьме принять правду, а разбушевавшаяся в теле магия заставляет желать большего. Она подныривает под руку Рея, оказываясь в коридоре, в паре шагов от лей-линии, и Грейс с победоносным видом замирает, вытягиваясь в струну.

+1

20

Никто не заметил, как  в  медленно разгорающейся комнате  вдруг начинает звучать музыка. Сначала тихо, но в перепалке между Грейс и Реем  она звучит все четче. Когда Грейс бьет по больному, Франк бормочет.
- У меня никогда не было магии.
Это правда, и сейчас это не его война.
-Помилyй господи того, кто не пpопел тебе хвалy...
Кому он молится? К чему обращается? Он не знал, слова просто сплетались в заклинание без магии. Возможно, это его Крис покусал своей религиозностью, хотя Штайнер ни в  кого не верил.
- Помилyй господи того, кто выпил чай и съел халвy....
Франклин, словно выключившийся из этой перепалки, мертвыми глазами наблюдал за тем, как два мага перетягивают друг на друга Грейс, разрывая ее на части,  раскалывая душу и мысли.
- Помилyй господи того, кто изменил своей жене.
За  его спиной маякнул Стив,  странно оскалившись на Грейс, и исчезнув по отмашке медиума - на сегодня хватит прошлого ведьмы.
Он смотрит словно смирившись, позволяя мягкому голосу Рея вселять смуту в ложь Грейс.
- Помилyй господи того, кто пишет слово на стене.
Медиум не мешает им, он понимает, чья эта битва, только смотрит на Лилу - внимательно, делая глубокий вдох, пытаясь успокоится. Не получается.
- Помилyй господи того, кто дpемлет на своём постy...
Рей выдерживает удары Лилы, не дрогнув. Он  смотрит не на нее - на Грейс. Сейчас он - залог того, чтобы все было не зря. А Грейс-  чтобы все развалилось. Давай же....
- Помилyй господи того, кто pасплескал здесь кислотy...
Это было очень жестоко с его стороны, но Франк сам просил, а Рей знал, насколько медиуму  дороги те единицы, кто становился ему друзьями.
Он просто помогает ему.
- Помилyй господи того, кто дал моей тpаве огня.
Лила рванулась за Рея, движимая  детским желанием  обрести семью.
-Помилyй господи меня, помилyй господи меня...

пробормотал Франклин, и только Рей заметил эти строчки, напрягшись и приготовившись  к худшему. О, он знал, что будет.
Кухня не дрогнула - она разорвалась на сотни кусочков, кафель пополз, стены   разлетелись, перегорождая путь к лей-линии  по одной воле медиума, разбросав всех в темноте. Что-то мягко  и с силой оттолкнуло Лилу, не причиняя ей вреда и  утягивая дальше, дальше от лей-линии,в  никуда и ничто, в сознание медиума, который отбросил всякие ограничения.
- Ты сам этого хотел, Франк...
Мы смотpим фильмы или снимся нам самим

Лила очутилась в холле больницы. Здесь было много подростков и медсестер с медбратьями. Кто-то бормотал сам с собой, другие играли в сомнительные игры. Кто-то качался в кресле. В углу на полу сидел паренек,  до боли походивший на Штайнера. Он вжимался в стенку, смотря вникуда, кутаясь в свою белую форму, что болталась на нем,  точно на два размера больше. К пареньку склонился медбрат, смотря на него и подзывая медсестру.
- Гляди-ка, Франк сегодня опять что-то видит.
- Да ну тебя, Джер, он уже тут два года.
- Эй, припадочный. Не хочешь сегодня в карцер?
- Джерри..
- А что? Он тут половину уже избил. Карцер  его родной дом.
А если снимся, это сон с тяжёлого похмелья.
- У тебя никогда не будет  никого, парень. Ты убил своих родителей, ты даже  с такими же психами дружбы завести не можешь.  Эй. Ты слышишь меня?!
Франк поднимает взгляд, в его глазах - боль, затягивающаяся чем-то темным, холодным, как тот взгляд, которым он смотрел на кухне. И в следующую секунду паренек рванулся вперед, с силой ударив  в солнечное сплетение медбрата,разбивая видение. Секунда - и Франклин  сидит в карцере, мирно развязывая руки в смирительной рубашке - прохалтурили.
У него никогда не будет никого.
У него никогда не будет ничего.
Он обречен быть в этой клетке в те редкие минуты, когда не одержим.
Штайнер знает, что в карцере есть окно и решетка. Он постоянно сюда просится, чтобы попытаться развязать руки.
Чтобы из рубашки сделать петлю, потому что это невыносимо.
Это единственное, что ему остается.

Я знаю, я останyсь цел и невpедим, когда взоpвy все гоpода и выкypю всё зелье.
Картинка сменилась, бросая Лилу в квартирку Франклина, снятую для него тетей, когда он учился в университете. Он сидит в темноте, схватившись за голову. Вокруг - разбросанные вещи, но не его. Элис явно торопилась, съезжая.. Или нет. На полу фотографии - десятки. На них - девушка,  милая светловолосая студентка,  то обнимает, то ерошит волосы Франку, то просто позирует перед камерой. И все фото разорваны Элис.  Штайнер сидит, а затем рука медленно тянется к  тумбочке. Он достает таблетки  и откидывается, падая на кровать. бездумно смотрит на первую капсулу. Потом съедает вторую. А затем  просто переворачивает банку, проглатывая все. Видение расплывается, как от наркоза,  захватывающего все сознание и  погружающего в темноту.
Его жизнь никогда не будет нормальной.
Это же очевидно.

Стyк в двеpь, yдаp в лицо, молчит гоpодовой,возможно от того, что он с пpобитой головой.
Франк в новом городе. Он кутается в пальто - на улице  холодно. Улыбается соседям, хотя на самом деле не хочет общаться. Все, что он хочет - это лечь в гамак и заснуть сном праведника,прямо так, в верхней одежде,  но тут раздается звонок. Следующий шаг он делает на кладбище,  положив цветы на могилу тетушки, смотря растерянно на гранитный камень, не понмиая, как такое возможно, что последний  его родственник исчез из жизни. Он кутается, смотря на холодную надпись с датами.
У него никогда не будет семьи.
Он больше не сможет даже позвонить последнему родному человеку.

Я не хочy, я не хочy, я не хочy домой.
Его друзья разбросаны по стране и миру.
Я не хочy, я не хочy, я не хочy домой.
У него нет своего дома. С тех пор как он вышел из больницы, он  перемещается, потому что у него нет ничего своего.
Даже его тело не всегда его.

Все бyквы съедены мышами в бyкваpях, все восклицательные знаки пpевpатились в знак вопpоса.
Видения резко сменились. Франк сидит  в гостях у Криса и Агнесс.  Он тараторит, явно скучающему вампиру, и, похоже, наслаждается  тем, что тому тошно от бесконечного потока слов. Штайнер жмурится от удовольствия и жует принесенный с собой гамбургер, предлагая  его вампиру и утверждая. что он с кровью, а поэтому зайдет.
Он пытается жить. Несмотря  ни на что он очень хочет жить.

Я дyмал то, что мы висим на фонаpях,а мне сказали то, что мы забиты в папиpосy.
Картинка  дрогнула и Франклин валяется на диване в  доме Гвейна,  с улыбкой следя, как жена дразнит мужа рыцарем. Гвейн буквально лучится счастьем, и Штайнеру невольно тепло от этого не-его семейного уюта. Из кухни появляется Джастин  с бутылкой - ещё один друг Гвейна. Штайнер обычно напрягается рядом с ним, но Гвейн всегда так рад своему другу, что Франк спускает это чувство на обычные нервы.
Неужели бывает что-то  хорошо, даже в его разрушенном мире?

И кто-то кypит, кто-то кypит, запах мне знаком, и кто-то смотpит мне в глаза и ловит голос мой.
А затем   Лила  оказалась на лей-линии. На этот раз не настоящей, это воспоминание. Штайнер  смотрит на Гвейна, которого не ожидал увидеть в Генриетте и не узнает друга. Рыцарь - ходячий мертвец. Сам бы прыгнул в могилу и закопал себя.
Потому что его друг Джастин оказался темным колдуном. Потому что в погоне за магией он убил жену Гвейна и трехлетнюю дочку.
А Гвейн не успел. Грейворен - и не успел.

Я не хочy, я не хочy, я не хочy домой.
Я не хочy, я не хочy, я не хочy домой.

Франклин вселяет в себя дух его жены, чтобы они могли попрощаться. Чтобы оживить, хоть немного,  угасшего рыцаря. Никогда до и после  он не  сделает подобного, для медиума это будет переступлением всех граней.
Но он так хочет вернуть что-то светлое из своей жизни.

Вдруг  они оказываются в реальности  и Франклин, настоящий  Франклин, метнулся к Лиле, перехватив ее и повлив на пол. Морок Рея  ещё не до конца рассеялся, и остатки мыслей плывут в головах всей кампании.

Мой дpyг смотpел на свет сквозь тёмные очки,
- Лила,  прошу тебя, остановись. Не делай этого. Пожалуйста.
Он не хочет ее потерять. Он боится ее потерять. Не потому что он испытывает к ней какую-то страсть, просто потому что она хорошая. В его жизни так чертовски мало хорошего и светлого, что его ужасает мысль о том, во что она может превратиться... Как Джастин.
Он pасплескал святyю водy из гpанеёного стакана.
- Лила, ты не должна быть заложником  своего прошлого. Лила, черт подери, я  должен был сдохнуть сотню раз, я  десятки раз пытался это сделать из-за своего прошлого, но боль - не повод совершать новые ошибки. Ты хочешь стать монстром? Ты же не такая.
А ты не видел этy книгy, на, пpочти, она полна нездешних гpез и едкого тyмана.
- Ты - не аферистка, ты не жена этого урода-мормона, ты не недолюблинная дочь, Лила. Сейчас ты - Далила Дэвис. Лила, ты не любимая внучка, прошу тебя, будь собой, пожалуйста. Она же заставляет тебя чувствовать боль.
Тепеpь, когда года твои как кpылья за спиной, готов ли ты yбить того, кто вспомнит адpес мой?

Рей, очнувшийся от видений Франклина, встал в реальном проходе, глядя на Грейс и улыбнувшись.
- Попробуете помешать - устрою Альцгеймер.

Отредактировано Franklin Steiner (Сегодня 12:46:16)

0


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » The past can hurt


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC