LUKE |

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
AGATHA |

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
REINA |

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
AMARIS |

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
GABE |

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
RAVON

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;
#1 «Inevitable evil» - Anton Dreier [до 19.10]
# 2«The dark omens» - Gabriel Malfrey [до 19.10]
#3 «The whisperer in darkness» - Matthæus Jensen [до 21.10]
#4 «Helheim's gate» - Femke Marlow [до 17.10]
#5 «Mountains of madness» - Game Master [до 21.10]
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
апрель-июль 2017.

— Какой-то огромный зверь постарался, — борясь с отвращением, она всё же присела на корточки, осматривая тело, — Гадость какая. Бедняга явно умирал в агонии... Жаль, снега намело — так могли бы осмотреться и обнаружить кровь. — а, соответственно, в какую сторону двинулась тварь, расправившись с жертвой. — Честно говоря, не знаю, способны ли гриммы на такое. Но кто знает — возможно, так и есть... читать далее

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » Что, правда, не выплюнуть?


Что, правда, не выплюнуть?

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Noize MC - Накосячу
https://static8.depositphotos.com/1447454/922/i/950/depositphotos_9222918-stock-photo-funny-light-bulb.jpg
Что, правда, не выплюнуть?
Франклин Штайнер,  Антон Драйер
10 марта 2017, дом Франклина Штайнера
...жил-был Иванушка Дурачок - собой красавец, а вот что не сделает - всё у него смешно выходит, не как у людей...
...или сказка о том, как на четвертый десток лет жизни один решил  сунуть лампочку в рот,а  другой  на сороковой десяток  приехал спасать...

+3

2

Что может  быть приятней   спокойного вечера в новом  доме? Франклин разбирал последние коробки,  как  вдруг  лампочка с треском выключилась. Ну, это не страшно, дом старый,  Штайнер  склонился   к одной из коробок и достал новую лампочку. В голову невольно  ворвались  детские  страшилки  про то, что нельзя  брать лампочку в  рот. Да ладно, такого быть не может. Франк  отставил коробки и пошел выключать свет, чтобы заменить лампочку... и снова покосился на нее. Да точно, бред.
...
....
.....
Отражение в зеркале  осуждающе рассматривало своего хозяина. Франклин  хотел сказать, мол, "чего уставился", но  совершенно не мог выполнить желаемое, и отражение пользовалось этим.  Оно хитро ухмылялось, насколько  позволяла  лампочка во рту.
Не вытащить. Это был не бред.
Первые несколько минут  он думал, что сделал что-то не так. Потом  понял, что - не надо было вообще экспериментировать. Мысли хаотично пытались выродить решение. Поехать в  больницу? первый коп его и все. на весь город  он уже  известный идиот, можно смело съезжать из Генриетты, ему не нужна  такая слава.
Вызвать скорую? Они посмеются и предложат  первый вариант.
Черт-черт-черт. Такси? А спасет ли это.. Франк  умоляюще уставился на телефон.
Можно, конечно, написать Крису.  Он так и представил себе друга,  который смотрит своим непроницаемым  взглядом, а затем любезно интересуется, зачем он  должен помогать, ведь Франк  так очаровательно молчит.. наконец-то. Нет, конечно, он ему поможет, но такого удовольствия  вампиру  он не хотел доставлять..Вампирувампиру....А  ведь... Штайнер прикусил бы губу, если бы мог. Пальцы быстро настрочили сообщение.
"Добрый день. Я жутко извиняюсь, меня зовут Франк Штайнер, я друг Криса...Я взял  ваш телефон у него, переезжая  в Генриетту и, похоже, мне нужна ваша помощь.. не могли бы вы подьехать...."
Франк  настрочил адрес. Черт, вот точно его пошлет. Антон. Впрочем, если выбирать  между  другом Криса, Крисом и неизвестными, самым безобидным казался друг.
Ты - идиот, Штайнер. Господи, почему  я иногда думаю  вот явно не головой.

+4

3

Первой мыслью Антона, что греха таить, было если и не послать «друга Криса» с его загадочной просьбой, то хотя бы просто сделать вид, что он никогда не получал никакого сообщения. Он, конечно, был наслышан о Штайнере, но чего вампиру точно не хотелось, так это того, чтобы всевозможные «друзья друзей» писали ему в любой момент, когда им потребуется его помощь. Штайнер действительно друг Криса – а не его, не Антона, – так почему он не обратится за помощью к самому музыканту?

Ответ пришел на ум быстро: видимо, это что-то, с чем Бёрк ему не поможет. Вероятно, по медицинской части, потому что иначе зачем бы еще писать именно Антону?
Что же, ему случалось выручать и менее близких людей, чем «друг друга», не так ли?

Уже на пути к дому Штайнера Антон предположил, что тот, скорее всего, впутался в какую-нибудь уголовщину и не хочет связываться с официальными службами. Серьезно, что еще могло побудить этого парня писать ему, а не звонить в скорую или по крайней мере в такси? Конечно, он мог быть серьезно ранен и не в состоянии это сделать... но при этом был в состоянии написать Антону. Что-то не сходилось.

Антон не стал заходить в дом сразу – из присущей ему осторожности, граничащей с паранойей; он обошел дом, но ничего подозрительного не обнаружил: чутье указывало на присутствие в доме только одного человека – видимо, самого Штайнера. Не будучи уверенным, в состоянии ли тот открыть ему дверь, Антон не стал звонить и просто вошел, полагаясь на свои вампирские инстинкты, подсказывавшие ему, где в доме находится человек.

Он ожидал обнаружить Франклина Штайнера по меньшей мере раненым. Если заходить еще дальше – склонившимся над чьим-то остывающим трупом. Последнее, конечно, было бы худшим из вариантов, но все еще оставалась возможность, что Штайнера придавило шкафом, он неудачно напоролся на нож или отрезал себе пальцы циркулярной пилой. А вот чего Антон точно совсем не ожидал – так это того, что на самом деле предстало его глазам.

«Мать твою. Как, зачем, почему».
– Ответ, конечно, напрашивается сам собой, – произнес Антон, – но все же, чем именно я могу вам помочь, мистер Штайнер?
«Я не удивлюсь, если сейчас окажется, что моя помощь нужна ему по какой-то другой причине».
Черт их разберет, этих творческих друзей Криса. Может, это перформанс.

+4

4

К бесшумным  вампирам  Франклин  уже привык, так  что он просто  страдальчески посмотрел на Антона..А выглядит  ничего таким, свеженьким, хоть и не очень довольным  от ночной поездки.. Оно и не удивительно. Франк  пошарил взглядом по коробкам  в  гостиной, где его и нашел Антон   и   быстро выудил уже потерявшийся телефон и настрочил"
"Лампочка почему-то не горит. Шучу. Помогите вытащить, гугл подсказывает, что   как-то сдвигают челюсть, но сам я явно себе   скорее шею сверну".
Он вздохнул и рухнул на диван.
Штайнер не звал Криса ещё и потому, что тот бы оценил всю прелесть молчавшего Франклина. Но Антону приходилось с этим только познакомиться. Печатал медиум так же быстро, как придумывал кошмары.
"Ах, да, если что - на кухне есть гематогенки, в холодильнике пиво, от меня- тысяча  извинений. И на кухне стоит чучело медведя - это Маркус, он  должен переехать в  коридор, но я  ещё  не привел  дом в порядок, не удивляйтесь".
В порядок? Как ЭТО вообще можно было привести в  порядок? Когда малютка Аури  впервые  окажется на пороге этого дома, весь хлам уже будет законно собирать свою пыль, но сейчас  дом больше напоминал пещеру чертового пирата из сказок. Взору Антона, как минимум, могла  предстать горка часов. Серьезно. Гора. Половина из них не работали (часы в доме  Франклина вообще  любили выключаться). Книги  стояли  баррикадами, кабинет был завален бумагами, на кресле возвышался холм из одежды и Штайнер с ужасом думал, что все это опять стирать и гладить.
И если  вы  думали, что Франклин при этом остановится строчить сообщения - то  вы ошибались. Проще было бы свернуть ему руки.
"А Антон - это не в честь Ночного Дозора? Ну, если быть точнее, то он не  в честь вас? Может фамилия когда-то была Городецкий? Знали Лукьяненко? Неплохая фантастика, хотя хороший перевод сложно найти".
Антону ещё предстояло  познакомиться с тем, что даже вампиру  заткнуть этого человека непросто.

Отредактировано Franklin Steiner (2018-07-23 00:39:33)

+4

5

– А что, больницы уже отменили? – поинтересовался Антон в ответ, но все же подошел ближе – он ведь в любом случае уже здесь, зачем теперь отказывать? – Не поймите неправильно, я, конечно, рад знакомству, мистер Штайнер, но повод для встречи весьма странный. Не делайте таких резких движений – предупредил он, когда писатель откинулся на диван, – еще расколете ее… или задохнетесь. Сядьте, пожалуйста.

Лампочка, разумеется, была самой обычной – как раз из тех, на которых подобные Штайнеру ставят такого рода идиотские эксперименты из серии «правда ли, что я не смогу ее вынуть».
– Я думал, сейчас все пользуются энергосберегающими, – заметил Антон. – Да, можно вывихнуть вам челюсть. Но это, как вы наверняка понимаете, больно и рискованно, равно как и вправлять ее назад. Еще есть вариант обмотать лампочку чем-то и разбить, а доставать уже осколки.

Обратись Штайнер в больницу, ему наверняка просто сделали бы укол, чтобы расслабить мышцы челюсти, но у Антона при себе таких препаратов не было, а в госпиталь писатель в своем щекотливом положении, видимо, не собирался.
– Вы сами это с собой сотворили? – уточнил Антон, когда на экране телефона появилось еще несколько предложений. Если вслух Штайнер болтал так же активно, Антон не удивился бы, если бы на гениальную идею засунуть в рот лампочку его кто-нибудь навел. Не то, чтобы он имел что-то против болтовни, но постоянное мелькание телефона и печатавших Штайнеровых рук отвлекало. Однако при упоминании гематогена Антон не мог не усмехнуться.
– Это вы Кристиана гематогеном угощаете? Спасибо за гостеприимство, но не волнуйтесь, все в норме.

Антон обвел глазами комнату. Пожалуй, в ней действительно царил беспорядок, очень мягко говоря – интересно, есть ли у Штайнера вообще достаточно чистая ткань, или же Антону придется придумывать что-то самому.
– У меня сербские и австрийские корни, отсюда и имя. Не слышал ни о каком Городецком, – Антон пожал плечами. – Лукьяненко – это что-то украинское? Я на территории бывшего союза толком не был…
«…века с девятнадцатого, когда там еще Российская империя была. Если не считать кратких поездок».
– …довольно давно, – закончил Антон, не углубляясь. – Так как же мы решаем вашу проблему, мистер Штайнер? Что вам дороже целым – челюсть или лампочка?

+4

6

Франк  виновато  закивал, как бы  говоря, да, я сам  себе злой дурак.  Ни по чьему  злому увещеванию, даже духи не виноваты,  сам вот взял  и  решил поесть стекла. На его лице  было написано "Я у мамы был не очень умный"
Вообще Антон зря завел с молчаливым медиумом разговор, так  как на  одну фразу  Франклин  не глядя  успевал настрочить целый эпос. Да, он был мастер тайных переписок.
"О, я не хочу знать, куда Крис  засунет гематоген, если ему предложить. Точно не туда, куда  я предпочел  сунуть лампочку.Я держу шоколад на случай залетных Калленых, чтобы слыть добрым  хозяином, тешу свое самолюбие. Ну, там, хлеб, соль, сливовица."
Тем не менее проблема  вставала  довольно остро. Впрочем, есть стекло  в буквальном смысле ему не нравилось - это  попахивало каким-то фильмом ужасов, а Штайнер был больше писатель, чем режиссер. Франклин, несмотря на положение, ухитрился выжать из себя подобие улыбки.
И снова тук-тук-тук пальцами по экрану.
"Недооцениваете  мой болевой  порог. Я много провел времени с...младшим медицинским персоналом, манеры которых  были не такими дружелюбными как ваши. Так что давайте челюсть, а то стекло могу и проглотить."
Нет, серьезно? При всей  нелепой  ситуации, он смотрел спокойно,  а  в выражении глаз можно было прочитать.. смех? Да его веселит собственная глупость, не  иначе!
"Ох, при других обстоятельствах  я хотел бы познакомиться с вами. А Лукьяненко - зрярязря. У него интересный взгляд на нечисть, не то что у меня. Я неизбежно исписываюсь  и представляю  любую  мистику порождением человечности, в какую сторону не копни и как бы  ужасен не был изначально монстр. Ничего не могу с собой поделать. Итак, доктор Кроу,Братья  по оружию взывают к вам, ломайте  челюсть полностью,  жаль нет морфина".
Он смиренно поднял руки вверх, сдаваясь на расправу эскулапу. Правда, успев напечатать ещё одно сообщение.
"А, да, не советую пытаться мне что-то внушить, например невосприимчивость боли, а то знаю я вас. В лучшем случае  я укушу вас за ногу, возомнив себя гриммом  и даже довольно достоверно  тявкну на луну.При чем  сделаю  это вместе с лампочкой и совершенно не чувствуя  боли от стекла. У меня на  внушение мозги очень плохо работают."

+3

7

Антон только хмыкнул: неудивительно, что Штайнер не стал звать на помощь Криса. Интересно, что бы тот сказал, застав приятеля с лампочкой во рту.
– Я не ваш болевой порог недооцениваю, – заметил он, осматривая челюсть Штайнера и прикидывая, как лучше проделать задуманное, минимально его травмировав. – Я честно говоря понятия не имею, насколько именно больно вам будет, возможно, что не очень, просто травмы любого рода вообще не слишком полезны для человеческого организма – уверен, вы в курсе. И нет, не проглотите, если я все сделаю правильно. Я бы на вашем месте хорошо, подумал, мистер Штайнер, думаю, челюсть нужна вам целой.

Если этот парень любит болтать языком также, как и посредством букв, по рабочей челюсти он будет определенно сильно тосковать.
– Но в конечном счете, решать вам.

На еще одно сообщение с экрана Антон покачал головой.
– Вот вы шутите, а я на самом деле опасаюсь, как бы вам что-нибудь не сломать ненароком. И может, мы поговорим о литературе позже? У нас тут пока есть более насущные вопросы.
Антон задумался, представлял ли себе Штайнер хотя бы примерно, сколько силы было в трехсотлетнем вампире. Приложи он чуть больше усилий, чем требуется, и хрупкий смертный в самом деле легко сломается, да так, что потом уже не «починишь».
…Кстати, об этом.

– К слову, – заметил Антон несколько тише и более напряженно, чем раньше, – если вы действительно собираетесь на это пойти, предупрежу сразу, мистер Штайнер: раз уж вы сами вызвали меня сюда среди ночи, сделайте одолжение: если что-то пойдет не так, не вздумайте подавать на меня в суд или еще что-то в этом роде. Мне не нужно внимание со стороны закона, и если я его вдруг получу, то…
В подробности Антон вдаваться не стал. Он не собирался запугивать Штайнера, просто эта идиотская ситуация с лампочкой его напрягала. Знай он, что его на самом деле тут ждет, ни за что бы не стал заморачиваться приездом. Для такого есть врачи.
– …Словом, надеюсь на ваше понимание, – тон его голоса снова стал ровным и деловым. – Когда я закончу, не шевелите челюстью пока я не скажу, что можно. Лучше печатайте, если очень захочется поговорить о чем-то еще. Готовы?

Резкий рывок – и челюсть Штайнера раскрылась под неестественным углом, позволяя, наконец, извлечь злополучную лампочку из его рта. После резкого же толчка челюсть вернулась на место, но Антон тут же покачал головой, показывая, что пользоваться ей Штайнеру пока не стоит.
– Не открывайте рот, а то еще выскочит обратно. Как ощущения? – спросил он, возвращая Штайнеру лампочку.

Отредактировано Anton Dreier (2018-07-28 01:26:27)

+4

8

"Что, съедите, если нажалуюсь? Спокойно,  со мной просто - любое мое  слово можно разбить о мой желтый билет. Очень удобно для всяких тайн - никто мне не поверит, даже если  я видео покажу. Я же писатель. Творческий шизанутый человек, ещё и с диагнозом, "волки" можно не кричать."
Темные   глаза  смотрят  прямо на дока с непроницаемым спокойствием. Штайнер  явно решил вспомнить деньки лихой юности и не просто не дернулся - у него даже взгляд не изменился, когда Антон вывихнул  ему челюсть и вернул ее обратно. Такому подходу он научился  в первый год пребывания  в своей лечебнице, так как меньше реагируешь на санитаров - меньше "заботы" получишь. И только когда лампочка была изъята, он вдруг  вцепился в прохладную руку  вампира и самым наглым образом  приложил ее под  челюсть не выдержав и заскулив.
"Льда бы... Блин, мне казалось, вы прохладней.  Больно. Очень. ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ, БЛИН. Но спасибо, сам дурак".
На самом деле  боль была  такой, что Франк  боялся встать,чтобы не рухнуть, иначе он уже метнулся бы к  холодильнику. Да и льда  Штайнер не держал, как и заморозкой  ещё не разжился, поэтому компресс из вампира был самым быстрым  вариантом.
"А Крис  всегда был таким  мрачным?" - вдруг ни с того ни с сего  напечатал Франк. Вообще  он пытался отвлечься от боли - делать вид, что тебе не больно или не делать - паршиво то  на самом деле. "Мне сложно представить его более радостным, чем это возможно, но должен же  был быть период..."
Нет, он был вообще отбитый. Его совершенно не смущала сила вампира, как минимум, похоже он хотя бы примерно представлял, что его челюсть  могли  пару минут назад совершенно случайно оторвать. А ещё его не смущал  тон Антона, странные темы  и вообще  сам факт  с этой чертовой лампочкой. Писатель был до невозможного невозмутим, словно каждый день так  и надо проводить вечера.
На самом деле те, кто его узнавал поближе очень чсасто поражались как медиум вообще дожил до своих лет. А, может быть, дело все именно в этой легкости. Он бы из из огромного гримма-медведя  блох бы  выгонял и с банши петь бы учился и с охотни..  нет,  вот последних он терпеть не мог.

+3

9

Антон хмыкнул. Нет уж, оставлять следы зубов на том, кто привлек к тебе внимание закона – значит практически расписаться в том, что это внимание было не напрасно. Есть куда более эффективные способы мести – впрочем, Антону вообще не хотелось бы, чтобы у него появлялся повод мстить Штайнеру. Не поверят – так и замечательно (для него, Антона, само собой – Франклину-то вряд ли с таким раскладом хорошо живется).

– Что вы дел…
Недоуменный взгляд Антона сменился ироничным, когда он прочитал, по какой причине Штайнер внезапно в него вцепился и, не удержавшись, рассмеялся.
– Что, слишком горяч на ваш взгляд, мистер Штайнер? – ответил он, отрывая руку от лица своего «пациента». – К сожалению или к счастью, я не сильно холоднее обычных смертных, компресс из меня никакой.
«И я в любом случае не был бы достаточной температуры, чтобы облегчить твою боль, бедняга, даже если бы три недели питался крысами».
– Лежите смирно. Сейчас что-нибудь придумаем.

На кухне Штайнера льда не обнаружилось, но зато в холодильнике нашлось ранее упомянутое тем пиво – его Антон и прихватил, решив, что стеклянная бутылка с прохладной жидкостью в любом случае лучше сгодится для холодного компресса, чем он сам.
– Вообще, проблем быть не должно… – заметил он, на всякий случай еще раз осмотрев челюсть Штайнера перед тем, как приложить к щеке того холодную бутылку. – Все встало на место. Но если что-то пойдет не так – вы, так и быть сигнальте.
«Но ты все равно будешь мне должен, черт побери».

– Крис? – Антон посмотрел на Штайнера с легким удивлением. – Он разве, по-вашему, мрачный?
Если точнее, Антон задумался о том, был ли Крис более мрачным, чем большая часть вампиров, которых ему доводилось встречать. Все они, если подумать, не от мира сего во всех смыслах: кто мрачный, кто холодный, но очень многие так или иначе ходят с вечным «не трогайте меня» на лице.
– Ну было, конечно, время, когда он был повеселее. Но это было давно. Спросите его сами, а то я не люблю болтать о других. Знаете, как это работает – все, что вы скажете, может быть и будет использовано против вас и все такое.

Антон усмехнулся. Говоря по правде, он предпочел бы уже уйти – не потому, что болтовня Штайнера его так уж сильно напрягала, за долгую жизнь ему встречались куда более надоедливые люди, – просто у него не было никакого интереса торчать посреди ночи в чужом доме. Однако он все же немного опасался, что Штайнер своротит себе челюсть до того, как мышцы придут в норму.
– У вас есть что-нибудь, из чего можно сделать шину? – поинтересовался Антон, оглядывая комнату. – Зафиксировать бы вам челюсть, хотя бы до утра.

+4

10

"Ага,  отвратительный компресс, а не рука" - тут же маякнуло сообщение Штайнера и он с благодарностью принял бутылку, при этом  был паинькой и не пытался в отсутствие доктора  свернуть себе шею  повторно. Судя по его выражению лица, холод наконец-то принес какое-то облегчение.
"Крис такой же жизнерадостный, как я - нормальный, но мне  это нравится. У него потрясающий взгляд на мир, вот  мне и стало интересно, это всегда с ним было или пришло с годами". Он едва заметно кивнул, как бы соглашаясь, что  за  более подробной информацией  следует обратиться к другу  и жестом указал  на  шкаф  у противоположной стены.
Стоило вампиру  к нему подойти, как этот вечер  стал ещё более странным.
Лично Франк  не понял сразу, что произошло. Вампир  мог успеть услышать треск. А затем со второго этажа с грохотом,  словно Люцифер в Ад, рухнула груда...раньше это было потолком,  балками и кафелем вместе с кусками трубы.  Следом  за более тяжелыми объектами рухнула и ванная,  окатив  гостя и хозяина расплескавшейся из нее водой  от ушей до пяток.  Последним на первый этаж приземлился резиновый утенок.
До идеи с лампочкой Франк хотел принять ванную.
Ванная, судя по всему, соскучилась. Вместе  с гнилым  полом второго этажа.
- Твою. Ж. Мать.
Начисто забыв о боли  выдал наконец-то Франк, не в силах ничего  понять  и таращась  на  ванную в гостиной. А затем  только  боль снова   дошла  до сознания и он вдобавок ещё и взвыл.
- Да что ж за день  такой?!  Ау!!!

Счастье этих  двоих  было в том, что теперь ванная  стояла ровно на том месте, где не так давно был Антон. Интересно, он был сразу убил за такое Франка или  растянул бы удовольствие. Со второго этажа  тихо журчала  вода из развороченной трубы.

+2

11

Антон подошел к шкафу как раз вовремя. Не успел он отворить дверцу, как за его спиной раздался сперва подозрительный треск, а мгновением позже и оглушительный грохот, после чего – Антон как раз резко развернулся в попытке понять, что происходит, – его с ног до головы окатило водой.
«Мать твою! Что за…?!»

Какую-то пару мгновений Антон просто в недоумении таращился на невесть откуда взявшуюся посреди комнаты ванную, примостившуюся прямо на груде того, что выглядело как строительный мусор. Потом, словно опомнившись, торопливо вытащил из кармана мобильник и, мгновение подумав, сунул его в тот самый шкаф, возле которого стоял: там, по крайней мере, сейчас наверняка было суше, чем на любом открытом участке комнаты. По ощущениям Антона он промок до нитки, и девайсу наверняка тоже досталось – но оставлять его в кармане насквозь сырых джинсов, где он мог вымокнуть еще сильнее, все же не стоило.

Антон бросил взгляд на Штайнера, который, видимо не сдержавшись от неожиданности, выдал несколько фраз – и это вряд ли могло не сказаться на состоянии его челюсти.
– Вы в порядке? – спросил Антон первое, что пришло в голову.

Он поднял взгляд к потолку. Почти предсказуемо тот встретил его зияющей дырой, сквозь которую виднелось то, что когда-то было ванной комнатой. Антон присвистнул: масштаб разрушений впечатлял; ему самому, пожалуй, повезло, что он как раз отошел – не было никаких гарантий, что вся эта груда хлама и наполненная водой ванна не размозжили бы ему мозг до состояния, когда регенерировать было бы уже просто нечему. Антон не знал, возможно ли это, но проверять на себе не стремился.

Осторожно ступая по мокрому полу, он обошел груду мусора и подошел к Штайнеру.
– Вы целы, Франклин? – повторил Антон, оглядывая того, чтобы убедиться, что никакой из упавших обломков не срикошетил в медиума, застряв где-нибудь в бедре или еще где похуже. Это было бы куда серьезнее, чем застрявшая во рту лампочка.

– Сколько лет этому дому, черт побери? – поинтересовался он.
Если точнее, сколько лет он не видел нормального ремонта. Хотелось пошутить что-нибудь про то, что видимо даже сам Антон тогда еще был молод, но вампир промолчал, лишь усмехнувшись своим мыслям.
– Ваш телефон работает? – спросил он вместо этого.
В болтовне Штайнеру все еще лучше не упражняться.

+1

12

Франклин расстроенно  посмотрел на мокрого вампира и покачал головой, как бы говоря, нет, даже для себя он не в порядке. Медиум не привык, что его дом рушится, честно говоря, он никогда не делал ремонт и теперь одна мысль о том, что надо будет все это чинить вызывала у него ужас. С утра нужно будет найти строителей, а ещё объяснить все и контролировать... Он  хаотично общупал себя,  успокоившись, что остался цел и невредим  и потянулся за резитновой уточкой,  с грустью рассматривая падшую птицу. Вздохнув,  Франк достал телефон - он был в чехле и вполне цел Стряхнув  с пальцев   капли воды, Штайнер  все так же  быстро застрочил и показал сообщение Антону.
"Мне его сдали практически задаром. Вообще-то здесь никто уже давно не жил, но у меня есть дурацкая привычка - я всегда селюсь на лей-линиях, а других свободных домов не было."
Подумав, он добавил.
"И что теперь делать?"
Штайнер был  похож на ребенка, который уничтожил гараж дедушки и явно чувствует приближение отрезвляющего ремня. Он был мокрый, ванная отменялась, челюсть болела, вампир, слава богу, был жив, ночевать в доме казалось самоубийством.
"Думаю, надо переночевать у кого-то из друзей..."
Впрочем, по лицу Штайнера было  заметно, что он с огромным скепсисом относится  к этой затее. Ползти в похоронное бюро Гвейна или подставить себя под испепеляющий взгляд Криса? Оба  будут ему невероятно рады. Наверное, лучше снять номер в мотеле.
Тем временем  сверху со скрипом что-то рухнуло ещё, вместе с куском арматуры и на Штайнера плавно, словно с райских облачков приземлилось полотенчико, накрыв его на манер приведения. Из-под полотенца  тут же раздалось хихиканье - Франк не мог спокойно реагировать на этот самый дурацкий в Генриетте вечер.
Из-под полотенчика  снова  высунулась рука с сообщением не экране телефона.
"Вы знаете мотели, где  не будут задавать вопросов?"

Тут  медиум замер и вдруг в ужасе  а ж выкрикнул
- РУКОПИСИ!
Наплевав на  челюсть, вампира и полотенце он метнулся  к углу, где раньше была тумбочка и стал в ужасе  собирать промокшие насквозь листы, чертыхаясь через слово на воду и на боль одновременно.

+1

13

– Может, у владельца есть страховка, – предположил Антон, без особой, правда, уверенности. Кто станет страховать такую халупу? Ее и сдавать-то, наверное, незаконно. – Ну или я могу посоветовать вам хорошую ремонтную бригаду в городе…
Если они тут хоть чем-то помогут. Ребята, конечно, отлично справились с ремонтом их с Айлив дома после землетрясения, но такие разрушения требуют работ уже совсем другого плана.

Антон посмотрел на медиума, на лице которого читалось все отчаяние мира, и невольно улыбнулся – Штайнер сейчас напоминал ему растерянного ребенка. Жаль его, конечно, столько нелепых ситуаций за один вечер. Возможно, Антон мог бы пригласить его к себе, если бы жил один, но Ливи вряд ли обрадуется, обнаружив на пороге в дополнение к мокрому насквозь Антону еще и не менее мокрого медиума. Которому, кстати, не помешало бы обсохнуть: в отличие от Антона, у Штайнера вряд ли была стопроцентная сопротивляемость болезням.

А по большому счету вампир, переживший многое и где только в свое время не ночевавший, вообще не видел проблемы в том, чтобы Штайнер остался на ночь в этом же доме. В конце концов, испорчены только ванная и гостиная, а спальня наверняка цела. Хотя нельзя исключать вероятность, что для нее все еще впереди, но там вряд ли пол там настолько же плохой и прогнивший, как в постоянно влажной ванной.

– Я знаю мотель «Мун», правда это…
«…кажется, бордель под прикрытием», – хотел добавить Антон, но не успел, потому что Штайнер сорвался с места с диким криком, уже через мгновение копошась в своих бесценных бумагах, пытаясь их спасти. Антон озадаченно посмотрел на писателя. Рукописи, серьезно?
«Пожалуй, не удивительно, что они с Крисом подружились. Двадцать первый век на дворе, как можно не хранить такие важные данные в цифровых копиях? А, черт с ним…»

Отбросив прочь размышления на тему актуальности рукописей, Антон поспешил на помощь медиуму. Причина отчаяния парня, пожалуй, была очевидна: эти самые рукописи теперь представляли собой насквозь промокшие бумажные листы, готовые разорваться от одного неосторожного прикосновения, не говоря уже о том, что текст местами откровенно плыл.
– Вам надо обсохнуть, Франклин, – заметил Антон, пытаясь спасти очередную пачку листов. – Вы можете серьезно заболеть, и тогда это все уже точно никогда не издастся.

И воду повсюду не помешало бы вытереть. Наверняка и подвал уже немного залило. Главное, чтобы пол сейчас не провалился повторно, еще на этаж ниже – на этот раз вместе с ними.

0


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » Что, правда, не выплюнуть?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC