«Боли как таковой Гаап не испытывал, как и обычных эмоций. Он снова сделал несколько кругов по помещению – время, которое ничего не значило для высшего демона, могло стать решающим фактором в жизни или смерти этого дурашки-детектива...» читать далее
В этот город идёт много дорог, но никто вам не скажет, что приехал сюда просто из любопытства. Почему же? Всё просто. Этот город окутан тайнами и многовековой историей, которую каждый житель может поведать лишь шёпотом. В этом городе есть Потерянное озеро, где легко можно пропасть и самому. Что-то странное в густых лесах. Зло ходит рядом с добром. Это не простой городок в Канаде. Это Генриетта, и она вас не отпустит просто так.
HENRIETTA: ALTERA PARS
Генриетта, Британская Колумбия, Канада // октябрь-декабрь 2016.
// LUKE
ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AGATHA
АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// REINA
РЕЙНА БЕЙКЕР
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AMARIS
АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GABRIEL
ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
//
«Землетрясение» ~ S. Fane [28.11] // «Дом на перекрёстке» ~ C. Ritter [28.11]

Henrietta: altera pars

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » Don't let me go


Don't let me go

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

I'm watching myself
Drifting away,
A vision so darkened,
I cannot stay.
I'm reaching out wide,
Trying to catch myself before I fall,
Too little, too late,
Can you save me?

http://i12.pixs.ru/storage/9/4/2/Od2CdEoEaq_6598553_27412942.png
Don't let me go
Reinhard Ballard & Daniella Stone
конец августа
...если охотник задался целью отыскать следы потенциальной угрозы, он это непременно сделает и ... обнаружит, что тьма не всегда означает зло, а свет не всегда несёт добро.

+3

2

я   п р о с н у л с я  , т о н у щ и й   в   б о л и,
и не мог изменить исход,
я снаружи казался  в е с е л ы м, а внутри был давно уже   м е р т в…

    Рейнхард  давно изучил все окрестности маленького городка, в котором ему пришлось поселиться и который теперь ему приходилось называть домом. За  то время, которое он прожил здесь, мужчина успел отметить, что до конца еще не привык к местной атмосфере уединенности и  тишины, которую, казалось, порождало присутствие, соседствующих с городом гор, рек, лесов, озер и коренных жителей, впитавших все это с воздухом родных мест. Генриетта создавала ощущение покоя, но не могла подарить его тому, кому это чувство до конца было неведомо. И все же Балларду нравилось здесь. Кажется, вот оно... Он нашел место, где смог бы искоренить из памяти призраков прошлого; место, которое подбодрит, пообещает ему лучшую жизнь, светлое будущее. Но затем,  впрочем, как и всегда до этого, над головой начинала сгущаться тьма  и проглатывать в свою черную бездну, любезно раскрывая свои объятия. И Рейнхарду казалось, что он летит. Куда? Наверно, в бесконечность, объятую пламенем несбывшихся надежд и потерь, что сливаются в образы грез, которых он поклялся выслеживать, а позже изменил собственно клятке.  И все, что оставалось у охотника после, когда в тщетных попытках он пытался выбраться из  омута, который безжалостно утягивал на самое дно и смыкался над головой, так это вера. В себя, в собственные тщательно оберегаемые принципы, в Орден и незыблемость его суждений.
    Он никогда не позволял другим изменить его. Изменить то, что он строил и вынашивал в себе годами, лаская и баюкая своих внутренних демонов, рвущихся наружу, словно дикие звери. Ради этого он, не глядя, бросал все и перебирался на новое место, оставлял тех, кто верил ему и верил в него. Он предавался своей кипящей, бурлящей ярости, упивался сладкой местью, распалял свою ревущую ненависть. Он шел своим собственным путем, не останавливаясь ни перед чем, ни на секунду, ни на мгновения не забывая о своем предназначении. Веление сердца или промысел, данный ему Орденом – все сливалось в единый горький коктейль,  что заменил ему воду.  Так было всегда, и Рен уже не верил, что может быть как-то по-другому.  Не верил, что он достоин прощения или любви. Слишком огромны были шрамы, которые хоть и не бросались в глаза, все же ощутимо ныли где-то в грудной клетке.
   Свежий вечерний ветер всколыхнул пожухлую траву и так же быстро утих, как и появился, оставляя охотника вновь один на один с собственными мыслями, в созерцании безмятежной тихой глади Грин Ривер.  Усталый взгляд вскользь коснулся яркого диска солнца, которое уже опустилось за горизонт, спрятавшись за бесконечной полосой зеленого леса вдали, оставив о себе на память лишь красноватое свечение, отражающиеся в мягких поблескивающих волнах.  На город опускалась ночь, и оставаться здесь, так далеко от места основного действия, более не было смысла.  Рейнхард небрежно потянул за галстук, ослабляя его сильнее, чем того требовалось, будто только сейчас заметил, что тот сдавливает ему шею, и достал из кармана брюк помятую пачку сигарет, перемещая взгляд на загорающиеся огни небольших коттеджей, примостившихся очень близко к этому уединенному краю города. Он мог поклясться, что дома были слишком похожи, словно архитектор решил, что они не должны отвлекать на себя внимания. Невзрачные, поглощенные красотами этих мест, потерявшиеся на их фоне. И все-таки, делая шаг навстречу золотым огням, гостеприимно зазывающим своим теплом, он прекрасно знал, какой из этих домов вызывает в нем наибольшее отвращение. Неопытный грейворен. Девушка, которая сама того не ведая была главной опасностью для этих мест, для жителей, которые даже не представляли с кем поселились по соседству.
   Раздраженный вздох окрасил тишину. Балларда злило, что в законах Ордена нет лазейки на этот счет, что сильные человеческого мира, оберегающие простых смертных, никак не могут найти  управу на тех, кто представляет угрозу.  Он до сих пор тщательно хранил в себе жгучую ненависть ко всем сновидцам, а потому сейчас находился в нелепом возбужденном состоянии, вызванным странным желанием разом покончить с этой комедией, которая разыгралась вчера на пороге этого дома. Слишком давно он не встречался лицом к лицу с представителем этой расы.  После гибели Дерека, он избегал выслеживания грез и старался держаться как можно дальше от переплетения лей-линий. Но теперь все было иначе. Он не мог игнорировать то, что видел собственными глазами. Не мог игнорировать девицу, возомнившую, что может преспокойно пускать в этот мир чудовищ и порождения кошмаров и оставаться безнаказанной. Смотря в ее глаза, он поражался, их невинности, но разве не всегда зло прикрывается миловидной оболочкой. Баллард осознавал, что вчерашний разговор с девушкой зацепил тонкие струны его души. Во всем ее облике сквозила какая-то безмятежность и страх, но взгляд пылал не хуже, чем у демона из преисподней, когда она выставляла его за дверь. Чертовка, теперь он не мог спокойно думать....
   Сигарета послушно скользнула в его ладонь, как и зажигалка, которую Рен всегда засовывал в пачку, как только там освобождалось для нее место. Слабый шорох металла о кремний,  яркая вспышка и, спустя мгновение, тонкий аромат горящего табака, ударяющий в ноздри заядлого курильщика.  Затяжка, другая. Дурацкая привычка, но бросать он и не пытался. Впрочем, очередная сигарета заметно расслабила, позволяя нервозности отступить. Мысли больше не роились в его голове беспорядочной массой, а залегли где-то на дне его разума, позволяя привычной невозмутимости взять верх. Он делает несколько шагов навстречу своему припаркованному внедорожнику,  окончательно срывая с шеи ненавистный галстук, отбрасывая его на заднее сидение. Ночь обещает быть длинной. Рука сама тянется к спрятанному в недрах пиджака, пистолету, любовно поглаживая рукоять. Не то, чтобы он считал, что кто-то в этой местности, включая грейворена, отрицающего причастность к выпусканию грез, решит на него напасть, но осознание того, что в случае чего оружие быстро окажется в его руках, греет душу. 
   Сигарета быстро кончается, предсмертно шипя краем фильтра, словно пытаясь обратить внимание на то, что вместо того, чтобы сидеть без дела возле собственной машины, нужно было направиться к дому сновидицы и расставить все точки над и. Старым добрым методом. Тем самым, для которого у Ордена никак не находилось храбрости. От таких мыслей тень ухмылки скользит по губам и Баллард, усевшись на переднее сидение, вглядывается сквозь непроглядное покрывало ночи в очертание дома, погрузившегося в темноту.  Возможно, и стоило разобраться с грейвореном по-другому, так, как ему давно хотелось. Так ли важно всегда следовать закону, если по собственным убеждениям, он должен уберечь невинные жизни от зла, пусть  и принимающего светлый облик. Рен прикрывает глаза, стремясь унять собственный гнев, бьющий через край. Но черт его подери, весь ее облик молил о понимании! О чувстве, которое так редко посещало Рейнхарда и которое неожиданно решило дать о себе знать. Медленно отсчитывая - десять, девять, восемь... Все сливается в бесформенный поток злобы и тишины, остается лишь мерное биение сердца... Надо лишь дождаться, доказать виновность, обрести цель.
   Отчаянный крик, словно невидимая струна, разрезавший тишину ночи, мощными децибелами проходится по каждому нерву, пробуждая ото сна, заставляя вскочить на ноги, едва не впечатавшись головой в край открытой дверцы. Бинго! Даже не верится, что все получилось с первого раза. Пистолет оказывается в руке даже раньше, чем глаза привыкают к темноте, наконец, различая маячивший перед ним силуэт. Рыжие волосы, хрупкая фигура и, наконец, глаза, сине-зеленного оттенка, переливающиеся в свете звезд, полные не то слез, не то ужаса, которые взирают на него снизу вверх.
   - Что случилось? – голос спокоен, а взгляд устремлен на девушку, возникшую, словно из ниоткуда. В секунду оказываясь рядом с ней, он властно обхватывает ее за локоть, притягивая к себе рывком, не шибко церемонясь, но при этом сдерживая рвущиеся наружу ликование. Он мог бы наверное позлорадствовать, потому что прекрасно понимал, что именно она сделала и почему оказалась в это время суток одна на улице. Но вместо этого тихие слова слетают с губ - ты ранена?
Смутная тревога разливается меж ребер, жадно ища путь наружу, когда он всматривается в ее лицо, буквально заставляя себя отбросить ненужную жалость и сочувствие.
-Что ты выпустила?

Отредактировано Reinhard Ballard (2017-09-05 15:52:25)

+3

3

во сне  х и т р ы й   д е м о н  может пройти  с к в о з ь  стены.
дыхание спящих он умеет похищать.
бояться не надо,  д у ш а   м о я  будет рядом.
твои  с н о в и д е н и я  до рассвета охранять.

http://sh.uploads.ru/JIsAf.pngГоворят, что когда тебя охватывает паника или гнев, достаточно лишь досчитать до десяти, чтобы вновь вернуть себе контроль над утраченным разумом. Всего десять размеренных вдохов и столь же отточенных выдохов, плотно сомкнутые веки, скрывающие любой кошмар, что стоит перед лицом их владельца, и слепая вера в умиротворение - вот готовый и древний рецепт от любых психологических бед. Не нужно изобретать велосипед, достаточно лишь следовать этой простой инструкции и уже через несколько секунд или, быть может, минуту-другую вы ощутите себя лучше, спокойнее, возможно, даже бодрее. Звучит, как дурная реклама каких-нибудь расслабляющих таблеток? Да, действительно. По крайней мере так всегда казалось Даниэлле, слабо верящей в подобные вещи.
http://sh.uploads.ru/JIsAf.pngКогда Дэнни охватывал ужас, ей не помогали цифры. Сам воздух, казалось, покидал ее легкие, ведь она знала, что кошмары, которые снятся ей, также реальны, как солнце, луна и звезды. Люди столетиями успокаивали маленьких детей, страшащихся уснуть в одиночестве и встретиться лицом к лицу со своим страхом, внушая им, что во снах нет ничего реального, нет ничего пугающего, там лишь отголоски подсознания, бурное воображение и набор каких-то химических импульсов. Ученые многие годы изучают проблематику сновидений, пытаясь добраться до истины, узнать правду о их происхождении, но мнений до сих пор существует ровно столько же, сколько и людей, вовлеченных в исследования. Одни говорят, что сны - это продолжение наших мыслей, другие же считают, что через них какая-то высшая сила подает нам знаки и предупреждает о грядущих напастях, а третьи и вовсе пытаются отыскать в них наиболее рациональную и простую природу, ограниченную лишь физикой и химией.
http://sh.uploads.ru/JIsAf.pngГоворят, что сны можно научиться контролировать, что ими можно управлять также, как и своими поступками в настоящем. В литературе, в том числе и в научной, описано множество случаев, когда человеку удавалось создавать в мире своих сновидений новую реальность, а также трансформировать ее и все происходящее внутри сна согласно собственному видению и желаниям. Подобные навыки достигаются долгими годами практики, медитации, полному пересмотру мировоззрения. По своей сути управление снами - это своего рода психологическая способность, тонко граничащая с известным убеждением о том, что наши желания, мысли и молитвы в конечном счете могут быть материальны. Не зря же нас постоянно предупреждают о том, что со вселенной нельзя шутить, когда мы в пылу конфликта или даже в веселом расположении духа позволяем себе мысли и особенно слова, о которых в другое время и не подумали бы. Нас учат тому, что какая-то наивысшая сила в этом мире вполне способна облечь такого рода оплошности в реальность, о чем в последствии мы сможем горько пожалеть.
http://sh.uploads.ru/JIsAf.pngБудьте осторожны со своими желаниями - помните эту крылатую фразу? Корнями она восходит все к той же теории управляемой реальности, столь соблазнительно воспеваемой на каждом шагу. На этом принципе базируются многие психологические и личностные тренинги, призванные не столько научить людей чему-то полезному, сколько разжиться монетой-другой. В конечном счете, нельзя утверждать, что они никому не идут на пользу, верно? По крайней мере так точно нельзя сказать о тех, кто подобные тренинги ведет. 
http://sh.uploads.ru/JIsAf.pngВпрочем, здесь будет уместно вспомнить и теорию голографической вселенной, позволяющую объяснить многие паранормальные явления и странные события принципом голограммы. Если весь мир устроен по этому принципу, а каждое мгновение истории не теряется по прошествии времени, а лишь наращивает слои и углы столь величественной голограммы, не трудно представить себе ситуацию, при которой в определенных местах или моментах грани голограммы соприкасаются, стираются, позволяя древнему миру сливаться с нынешним, а нынешнему с будущим. Это объясняет видения, призраков, странные шумы, дезориентацию птиц, и даже чувство дежавю.
http://sh.uploads.ru/JIsAf.pngПарапсихологические опыты много раз доказывали миру, что одно лишь человеческое желание способно влиять на теорию вероятности, а история знает не один живой пример, когда истовая вера человека помогала ему избегать ожогов и боли при соприкосновении с языками пламени или избежать кровопотери и печальных последствий при нанесении жесточайших телесных повреждений. Религия, кстати, не раз служила инструментом трансформации реальности, хоть по всем ее канонам, подобное и стоило бы причислить далеко не к божественным чудесам, а скорее к демоническому промыслу. Сколько безудержно верующих людей славились тем, что могли по своему желанию проявлять и прятать на своем теле небезызвестные стигматы? И разве не вызвано это явление одной лишь ярой верой, если отметины эти появляются у сподвижников Христа лишь в тех местах, что отвечают требованиям веры, будь она православной или католической?
http://sh.uploads.ru/JIsAf.pngЧто ж, если силой разума при большой удаче человек может управлять даже молекулами собственного тела, что для него управление сном? Пожалуй, возможности людей и правда могут быть безграничны, по крайней мере в это начинаешь верить, когда выходишь за пределы стандартной физики и обращаешься к кванту. Впрочем, если существование лей-линий и их силу Стоун еще могла бы объяснить для себя при помощи науки или веры, то со способностями вытягивать из сновидений предметы или одушевленные создания дело явно обстояло труднее. Рационализм отступал, и даже самые дерзкие предположения и теории не стояли ни цента в те минуты, когда Даниэлла касалась пальцами нежнейшего крылышка бабочки, размеров и вида, не описанных ни в одном справочнике мира. К этому никогда нельзя будет привыкнуть в полной мере. Любой предмет или существо, включая человека (в этом она была уверена, пусть прецедентов пока и не случалось), коих она видела в своих снах, вполне могли оказаться по пробуждению в комнате девушки. Иногда для этого нужно было приложить какие-то усилия, а порой подобное случалось спонтанно, бесконтрольно, и именно это пугало новоиспеченного грейворена более всего, ведь создания из ее снов не всегда были дружелюбными и по-сказочному яркими. 
http://sh.uploads.ru/JIsAf.pngЕсли бы у Дэнни был выбор, она бы, безусловно, предпочла давать жизнь феям и бабочкам, наполняя этот странный мир маленьким, почти детским волшебством, однако, сны ее в последнее время не редко обращались в кошмары, а потому ей не в первой было просыпаться в окружении мрачных стервятников или агрессивных ворон, норовящих выклевать глаза своей создательнице. Глупо было думать, что все грезы, которые она порождала, должны были безоговорочно ей подчиняться. Магия грейворена была такова, что переносила в этот мир грезы такими, какими они являлись в мире сновидений, с присущими им там агрессией, прозорливостью или способностями. Создания сновидицы могли быть вполне безобидными или даже почти реальными, но с равным успехом могли оказаться и страшным кошмаром, сулящим лишь опасность и тревогу, несмотря на размеры, кои до сих пор едва превышали среднестатистическую кошку.
http://sh.uploads.ru/JIsAf.pngЭта ночь не стала для Стоун исключением. Не помогли и снотворные средства, успокаивающие разум и обещающие сны без сновидений. Даниэлла обрела себя где-то на половине пути из города, бредущей вдоль линии голубоватого света, рядом с которой ей казалось, она и должна быть всегда. Это был далеко не первый сон, в котором присутствовали лей-линии, но, пожалуй, Дэнни, будучи еще не вполне опытной в таких делах, пока плохо отличала, что в ее снах реально, а что не вполне. Неловко обнимая себя руками, девушка шла вперед, не смотря по сторонам, но с какой-то подсознательной уверенностью ощущая, что за ней наблюдают из темноты. Ночной город, пусть и существовал он именно таким, как сейчас, лишь в ее подсознании, был объят дымчатой пеленой и сгущающимся мраком, словно сама тьма рассчитывала поглотить сияющую линию силы и отделяла ее от победы лишь Дэнни. Линия сплошным потоком разрезала тьму, и словно привлекала к себе девушку, которой казалось, что она различает рядом с ней тихий, едва различимый шепот. Иногда ей казалось, что язык, на котором произносились слова, был ей неведом. А в следующее мгновение она понимала каждый предлог, будто древняя, как само мироздание, речь звучала прямо в ее подсознании и никак иначе. Это был голос линии. И он призывал Даниэллу, как своего защитника, как грейворена, сновидца, вкладывая в этот призыв мельчайшие частички знаний, кажущихся сейчас, в этой волнительной близости связанных созданий, столь очевидными.
http://sh.uploads.ru/JIsAf.pngДэнни делает еще один неуверенный шаг, а затем замирает, вскидывая ладонь, словно желая коснуться потока магической энергии, ощутить его истинность, воссоединиться с ним и наполниться великим знанием, ради которого почти каждую ночь с момента своего пробуждения сновидица оказывалась в этом месте. Ее влекло к линиям, а лей-линии притягивали грейворена к себе, ведь они всегда знали, когда им требуется защита, остро предчувствуя сгущающуюся вокруг себя тьму. Шепот в ушах становится громче, пальцы погружаются в поток света, но Даниэлла внезапно останавливается, понимая, что те глаза из темноты, безмолвно наблюдающие за ней все это время, столь же реальны, как и линия силы. Медленно разворачиваясь назад, она уже знает, что именно ей предстоит увидеть за спиной, и как оно будет выглядеть.
http://sh.uploads.ru/JIsAf.pngНе кошка, но и не пес.... размером с добермана или, пожалуй, с добротного мастифа, с короткой, черной, лоснящейся тьмою шерстью, это существо стояло прямо перед ней, обнажив острые белые клыки и припав почти к самой земле, словно готовясь к прыжку. Мясистые когти взрывали почву, входя в нее мягко, словно в масло. Его мощное, мускулистое тело заходилось мелкой дрожью - так сотрясал его утробный, предупреждающий рык. Налитые кровью глаза поблескивали рыжеватыми языками пламени. Будь она религиозна, Стоун решила бы, что это существо ничто иное, как настоящая адская гончая, пришедшая за душой очередной грешницы. За ее душой, скованной первозданным ужасом, и забывшей о том, что все вокруг - сон. Одно мгновение они смотрят друг на друга, грейворен и гончая, а затем Дэнни делает резкий рывок назад, в сторону сияния, а пес бросается на нее. Страшные челюсти щелкают возле шеи девушки и смыкаются у локтя, инстинктивно выставленного для защиты, прежде, чем она успевает проснуться.   
http://sh.uploads.ru/JIsAf.pngСтоун рывком садится в своей постели и, не видя ничего на своем пути, прямо босяком бросается к выходу. Она еще не видит, но уже знает, что гончая пришла за ней следом и неотрывно следует по пятам за девушкой, которой обязана возможностью сомкнуть клыки еще на чьей-нибудь глотке. Когда Дэнни достигает лестницы, ведущей в холл, позади раздается рык. Гончая делает прыжок и перекрывает девушке путь. Вскрикивая от неожиданности и страха, нелепо размахивая руками, рыжая бросается в первую же дверь, успевая прикрыть ее за собой прежде, чем псина оказывается внутри. С огромным трудом сновидице удается задвинуть щеколду и не позволить существу разорвать себя в клочья, но Дэнни знает, что дверь сдержит грезу ненадолго. Все еще не веря тому, что происходит, не осознавая до конца, что смогла призвать из сна нечто подобное, девушка пятится назад, к душевой кабине, вздрагивая и всхлипывая каждый раз, когда мощное тело существа ударяется о запертую дверь. Через несколько мгновений, когда древесное полотно начинается поддаваться натиску грезы, и первые щепки летят к ногам Стоун, к ней возвращается способность рационально мыслить. Бросаясь к крошечному окну, девушка распахивает его настежь и с удивительной прытью, объяснимой лишь всплеском адреналина, просачивается в спасительную нишу. Как раз вовремя, чтобы не стать поздним ужином для собственного творения. Оказавшись на крыше, она выдыхает с облегчением, но снова в ужасе кричит, видя озлобленную пасть, что не в состоянии повторить ее путь и достать свою жертву на козырьке веранды. Постепенно соскальзывая вниз, Дэнни спускается все ниже, действуя аккуратно, но стараясь как можно быстрее оказаться на земле. Лишь достигнув ее, она поднимает глаза наверх и понимает, что гончей уже нет в ванной комнате.
http://sh.uploads.ru/JIsAf.pngДрожа всем телом, Стоун запускает пальцы в волосы, а затем бросается прочь от дома. Ее взгляд затуманен страхом, а сердце столь бешено колотится в груди, что девушка не успевает и понять, как буквально врезается в мужчину недалеко от припаркованной вдоль улицы машины. Заледеневшие пальцы дрожащих рук мгновенно цепляются за его куртку, и ей требуется даже больше, чем несколько секунд, чтобы понять, что это лицо она уже видела вчера на пороге своего дома. Он мог бы быть случайным прохожим, потенциальной жертвой, да кем угодно... но нет, это мужчина, недавняя встреча с которым возмутила ее до глубины души, начиная с нелепой легенды про агента ФБР, заканчивая самовлюбленными манерами и ледяным взглядом, в котором скользила такая неприкрытая ненависть, словно она была повинна во всех страданиях мира. С каким-то отчаянным удовлетворением она выставляла его прочь, какое-то время наблюдая за его действиями сквозь занавески, а теперь была вынуждена снова тонуть в этом странном, на секунду ей даже показалось, ликующем взгляде. Жестко и повелительно он примкнул ее к себе, но не как человек, желающий оказать помощь, а как обвинитель, боящийся, что преступник сбежит от расплаты. Лишь теперь, когда его пальцы сомкнулись у ее локтя, Даниэлла начала ощущать боль, разносящуюся по всему телу, и заметила кровь, сочащуюся из рваных ран, доказывающих, что пес, от которого она сбежала, не вымысел и не игра ее воображения.
http://sh.uploads.ru/JIsAf.png- Я.... я.... - она задыхалась, словно зачарованная, переводя взгляд с его глаз на текущую вдоль кисти линию крови и обратно. Ей было трудно кому-то объяснить, что произошло, ведь она и сама толком не знала этому названия. К тому же, любой нормальный человек счел бы ее безумной и побеспокоился бы о том, чтобы упечь ее в надежное местечко с мягкими стенами, если бы услышал об оживающих сновидениях и тайных миссиях. А потому Даниэлла молча глотала воздух, чувствуя, как страх съедает ее, а чувство вины вновь начинает становиться почти неподъемным. Она ведь не хотела этого. Не хотела ничего дурного. Пес пришел за ней, разве нет? Почему же из-за этой чертовщины кто-то другой должен пострадать?
http://sh.uploads.ru/JIsAf.pngОднако, когда в следующее мгновение мужчина задает ей прямой вопрос, девушка удивленно вскидывает брови, широко распахнутыми, наполненными слезами глазами, уставившись прямо на него. В чертах его лица она угадывает знание, а также явную, плохо скрываемую, ярость. В иное время она бы предпочла избежать его всеми силами, но сейчас ей только и оставалось, что набраться мужества и смириться с происходящим.
http://sh.uploads.ru/JIsAf.png- Я не знаю... кажется... это пес, - запинаясь произносит девушка, и наконец понимает, что стоит посреди улицы в одной ночной рубашке, совершенно босая, и ее трясет уже не столько от страха, сколько от холода. Потупив взор, она пытается сделать шаг назад, но он все еще удерживает ее подле себя, а потому сновидица начинает ощущать себя так, словно оказалась загнанной в угол.
http://sh.uploads.ru/JIsAf.pngВ этот момент в доме напротив загорается свет, слышатся крики и раздается грохот. Перед окнами мелькают силуэты бегущих людей, а затем окрестности оглашает отнюдь не собачий, а скорее чудовищный вой.
http://sh.uploads.ru/JIsAf.png- Только не это... - умоляюще шепчет Дэнни, а затем инстинктивно срывается с места, ощущая свою ответственность за происходящее.   

Отредактировано Daniella Stone (2017-09-16 16:22:22)

+3

4

Он стоит, все также неподвижно, не в силах пошевелиться, снедаемый первобытной яростью, которая захлестнет их обоих, если только он даст ей выход наружу. Рен не смотрит на девушку, ему это не нужно. Мужчине вдруг нестерпимо хочется оказаться подальше отсюда. Где-нибудь, где его желание придушить Даниэллу Стоун за ее беспечность не будет острыми клинками впиваться в кожу.
    На секунду Баллард прикрывает глаза, всматриваясь в отрывки воспоминаний, пытаясь вытянуть оттуда хоть что-то, что не заставит его сделать ей еще больнее прямо здесь, раздобыть спасательный круг, что вытащит его из океана ненависти, обступающего их с Даниэллой со всех сторон.  Она даже не догадывается. Как он презирает таких, как она. Но когда его взгляд касается ее слез и рваных ран, что-то внутри обрывается, эхом скользя по натянутым нервам.  Он, молча, хватает девушку за плечи, чувствует, как  ее тепло проникает под кожу, разрушая привычную холодность его пальцев. Осматривает раны, отмечая, что те затронули только мягкие ткани. Рен не хочет жалеть ее. Но, кажется, жалеет. Так искренне, что невольно заглядывая в ее глаза, он видит в них страх, глубокую вину  и… сожаление. И этого достаточно, чтобы дать трещину в его гневе. Злодей вовсе не она, а то, что было выпущено ею на волю. Но разве это не одно и тоже? Разве этого стало мало для такого, как он?
    Рейнхард хватает ее властно, по-собственнически, когда она пытается сделать шаг назад. Сейчас не время делать глупости. Почему-то ему хочется сказать, что с ним она будет в большей безопасности. Но он молчит, продолжая хмуриться. Кажется, эта девчонка выбивает почву из-под его ног. В следующий момент, не давая раскрыть ей рта, Рен накидывает  свою куртку на хрупкие плечи, прежде чем, наконец, выдавить из себя:
   - Нужно перевязать рану.
   Наверное, он должен был заверить ее, что все будет хорошо. Что он знает, что делать. Но всего его мысли были поглощены тем, что на самом деле преследовало девушку и куда оно подевалось. Судя по рваным ранам на руке, зубы этой твари если и имели, что-то общее с собакой, то лишь отдаленно.
   - Где…
   Фраза обрывается на полуслове. Они в унисон поворачивают головы в сторону, откуда разносится жуткий вой и Баллард не успевает остановить девушку, которая уже через секунду срывается с места, в сторону грезы, что решила поживиться кем-нибудь помимо своей создательницы.
   -Вот ж идиотка! - в сердцах кричит он ей в след, прежде чем выхватить из ножен, висящих возле водительского сидения, меч и кинуться следом за несносной девчонкой, возомнившей себя святой мученицей, которой под силу справиться с выпущенной тварью в одиночку. На языке вертятся десятки ругательств, которыми он обязательно поделиться с Даниэллой, если все-таки не решит собственноручно свернуть ее хорошенькую шейку. Злость, гнев, ненависть. Вязкая знакомая горчинка, еле коснувшаяся кончика языка. Он помнит, как это бывает. Еще не забыл под натиском прошедших лет, которые он провел, не желая даже слышать о грезах. Он пытался скрыться от собственных страхов. Отсеять, как нечто ненужное способность смотреть им в лицо.  И теперь все они сосредоточились в одном единственном месте. И пусть пес, выпущенный из кошмаров Даниэллы это не то чудовище, с которым ему пришлось столкнуться в тот роковой день, все-таки пьянящий запах опасности разрывал воздух, заставляя его сердце забиться быстрее.
   Он оказывается у дома на секунду позже, чем грейворен и, стискивая зубы, в безвольном порыве обуять клокочущий вулкан страстей ударом ноги отворяет дверь, держа наготове клинок, способный если не убить, то заметно ослабить выпущенную грезу.
   - Даниэлла! – буквально рычит он, надеясь, что у нее хватит благоразумия, чтобы ответить ему. В доме слишком темно и тихо, словно как только охотник переступил порог, греза решила затаиться, в ожидании нападения. Вряд ли это было возможно. Рен не без оснований надеялся  на то, что Дэнни еще не в силах призывать что-то действительно ужасающее, но когда он видит раненного парня, валяющегося на полу в бессознательном состоянии, а рядом с ним склонившуюся рыжую сновидицу, его уверенность дает сбой. Охотник опускается рядом, прощупывая пульс.
   - Он жив. Раны не смертельны. Да не трясись ты так! - рявкает он, даже не глядя на нее, лишь ощущая вибрации со стороны. Оглушающая тишина нервирует.  Все его инстинкты обостряются до предела. Рен знает, что кошмарное создание никуда не делось. Оно лишь выжидает удачного момента.
    - Помоги.
    Вместе они затаскивают паренька в ближайшую комнату, закрывая дверь очень плотно.  Он приходит в себя на мгновение и Рен убеждается, что в доме больше никого нет. Все это лишь предосторожность, нужно во, чтобы то ни стало отыскать грезу, иначе… иначе все будет бессмысленно. А пока… Рен резко хватает Даниэллу  за локоть, подтягивая к своему телу, не разжимая пальцев, прекрасно зная, что причиняет ей этим стальным захватом боль. Его взгляд красноречивее слов.
    -  Боже, - резко выдыхает мужчина, сверля ее свирепым взглядом, - За последние несколько минут  ты итак натворила слишком много бед!  Что ты о себе возомнила? Решила в одиночку справиться со своей грезой? – он буквально выплевывает эти слова, поднося к самому ее носу окровавленную руку, - или хочешь, чтобы оно завершило начатое? 
    Ему кажется или в ее глазах мелькает бешенство. Чтож, все лучше этого виноватого затравленного взгляда мученицы.
    - Ты представляешь опасность не только для себя самой, но и для тех, кто окружает тебя! – Рейнхард смотрит на нее долгим взглядом, но, когда, наконец, снова обращается к ней, его голос напоминает хруст гравия, - отойди, я сам займусь этим. А тебе лучше спрятаться где-нибудь пока я не уничтожу то, что ты выпустила.
    Он морщится от своего тона, мысленно давая себе оплеуху. Несправедливо обвинять ее в этом. Но разве ему не плевать? И все же…
Видя, что беззвучная слеза вот-вот скользнет по щеке Даниэллы, Рен делает еле заметный шаг в ее сторону, словно желая убедиться, что с ней все будет в порядке, желая извиниться за грубость, но вместо этого разворачивается, сжимая рукоятку меча с такой силой, что костяшки пальцев немеют и приносят слабую боль. Это приводит его в чувства. Отбрасывает в сторону ненужные сантименты, воскрешая те навыки и умения, что отточены до безупречности.  Рейнхард  дёргает плечом, сглатывая острое ощущение опасности, а затем  преодолевает расстояние до лестницы, всматриваясь вверх, в полутемные очертания теней, улавливая еле слышный скрежет. Краем глаза, замечая движение, он разворачивает голову, чтобы встретиться с упрямым взглядом.
     - Черт, Даниэлла, чтоб тебя, - смачное ругательство срывается с его губ, отвлекая внимание, - я сказал тебе спрятаться! Не заставляй меня беспокоится о тебе… Ты..
Можешь пострадать.
      Но он не успевает  сказать, потому что успел сделать самую настоящую глупость. Отвлекся. И челюсти разъяренной грезы сомкнулись на его плече.

+2


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » Don't let me go


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC