Быть может, это казалось лишь вымыслом, но Аури сейчас могла вспомнить, как впервые пришло сюда, как вместе с Лестером - ничуть не боясь - спустилась с ним в подвал, где все было таким, каким оставалось сейчас. Она спускалась в подземелье, крепко держа своего возлюбленного рыцаря за руку, а он уверенно сжимал ее ладошку в своей, увлекая в темноту в ореоле света. читать далее
В этот город идёт много дорог, но никто вам не скажет, что приехал сюда просто из любопытства. Здесь зло ходит за руку с добром. Это не простой городок в Канаде. Это Генриетта, и она вас не отпустит просто так.
LC

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AG

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// RB

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AM

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GM

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
// RF

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
апрель-июль 2017.

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » are we arc?


are we arc?

Сообщений 1 страница 10 из 10

1


http://s7.uploads.ru/9GwkP.png
are we arc?
Benjamin & Ingvar
sometime something somehow
--
Без особенной надежды на благополучный исход переговоров Бенджамин Росс приезжает в маленький город Генриетту из Ванкувера. Он настроен скептически, но директор местной школы открыт для сотрудничества, и теперь мужчине предстоит много дел. Но в его планы нежданно-негаданно врывается... администратор местного мотеля с необычным именем - Ингвар. Мальчишка, чем-то похожий на лису, путает все карты и заставляет Бенджамина остаться в Генриетте дольше, чем планировалось.

Отредактировано Ingvar Blom (2018-06-18 00:47:48)

+1

2

Остатки дыма выходят изо рта уже в помещении: Ингвар проходит внутрь мотеля, на ходу закидывая сигарету в импровизированную пепельницу, что стояла у входа. Он любил находиться там один: выжидая, пока пройдёт другой персонал, он проходил туда, чтобы остаться с ночными звуками наедине.
За стойкой ничего не поменялось - их ночлег не был самым популярным в городе. Ингвару нравились люди, что проходили в эти двери, ему нравилось подглядывать в их жизни прикосновением руки, ему нравилось смотреть за тем, как кто-то что-то чувствует. Иногда ему казалось, что он немного связан с каждым из тех моментов, что ему удалось урвать, и, пожалуй, это привязывало его ко многим людям.
Телефонная трубка, что ещё горела голосом Бенджамина, напоминала о его звонке; Ингвар не мог заставить себя повторить его содержание, осознавая лишь его просьбу. Заметив, что он ушёл курить даже не поставив телефон обратно, Ингвар вздохнул. Короткая беседа выбила его из колеи, заставляя сосредоточиться только на одной вещи.
Бенджамин - Ингвар уже второй день прокатывает его имя на языке, чувствуя, как дыхание перехватывает от этих простых слогов. Бенджамин Росс вернулся - словно самый худший кошмар, от которого одновременно теплело в животе и холодные мурашки бежали по рукам. Бенджамин Росс из Ванкувера, который вернулся спустя неделю отсутствия, чтобы снова сводить его с ума, уже как минимум час находился в своём номере, и это заставляло Ингвара испытывать странную смесь возбуждения, страха и тоски.
Воспоминания, которых не было, заполняли его голову, бежали по его венам от мозга до кончиков пальцев, оттуда ближе к сердцу, заставляя его биться быстрее; воспоминания, которых не было - Ингвар всё ещё взрывался изнутри, думая о каждом моменте, что пока что их не связывал. Они были вместе и они были счастливы, и Блум словно заново открывал в себе возможность чувствовать.
С тех пор, как он остался один, Ингвар, хоть сам себе и не признавался, потерял желание жить; делая практически всё на автомате, он редко отдавал себе отчёт в том, к чему действительно он испытывает хоть какие-то чувства. Просмотры телешоу не дарили ничего, кроме ощущения бессмысленной скуки, еда перестала быть вкусной, секс - хорошим, обувь - удобной, работа - местом, которое приносило хотя бы удовлетворение. Потеря Джолин разорвала его на кусочки, не оставляя ничего, чтобы собраться обратно.
Они ему снились.
Ингвар часто видел сны с родителями - они рассказывали о том, как им тяжело видеть, в каком он состоянии, и в такие моменты Ингвар просыпался среди ночи со склизким ощущением внутри, которое табачный дым лишь делал сильнее и хуже. Джолин говорила ему о том, что ей очень жаль, и в эти ночи Ингвар лежал глядя в потолок до утра, понимая, что даже если ему и хочется плакать, то эмоций на это попросту не осталось.
Он высох - хотя сам себе об этом, конечно, не говорил. Почти каждая вещь, что встречалась ему день за днём, напоминала о чём-то плохом; закрываясь от этого, Ингвар, кажется, перестал испытывать что-либо к чему-либо в принципе.
В своих несбывшихся воспоминаниях он был другим: Ингвар даже не помнил, когда в последний раз себя таким видел. Он помнил, каким он был в воспоминаниях других людей, если вообще там существовал, и это нельзя было назвать чем-то интересным или хотя бы занимательным. С Бенджамином он был живым, и это было настолько странно и волнующе, что у него перехватывало дыхание от одной мысли об этом. Бенджамин позвонил сам - та ли это судьба, что приведёт их к тому, что видел Ингвар, или же тот поворот, который уведёт их до следующего подходящего момента? Ингвар не знал, как именно это работает: иногда его предсказания сбывались, иногда же оставались лишь в его памяти, и сейчас он ни в чём не мог быть уверенным.
Он мог бы попросить кого-нибудь из остального персонала выполнить просьбу Бенджамина, он вообще много чего мог бы сделать, но сегодня он чувствует в себе решимость. Он так долго терпел, и, кажется, был уверен, что с отъездом Бенджамина он смирится, но каждый день его отсутствия он подсознательно мечтал о том, как герой его воспоминаний вернётся; он так ждал, и, кажется, что-то подкинуло ему второй шанс. Сегодня Ингвар ломается - он чувствует этот треск, с которым желание испытать хоть что-нибудь, внезапно возникшее при взгляде на стопку свежих полотенец, прорывается из тех руин, что остались внутри него; он ломается, и, повинуясь этому, встаёт из-за своего места, направляясь к лестнице на второй этаж.
На втором этаже его ждёт тепло, которым окутывает его Бенджамин Росс своими сухими руками, ждёт лёгкость, которой его наполняют слова, что Бенджамин Росс произносит своим красивым ртом, ждёт пустота, которой он будет наполнен, когда Бенджамин Росс умрёт: ждёт что-то, что он переживает гораздо дольше, чем Бенджамин Росс.
Он сжимает это дурацкое полотенце крепче, чем даже телефонную трубку, услышав голос мужчины, и, стоя перед дверью в его номер, всё ещё мнётся: ему так страшно всё испортить неловким словом или неприятным взглядом. Ингвару хочется, чтобы кто-нибудь взял его руку и постучал за него, сказал именно то, что надо, его голосом и чтобы всё произошло без его непосредственного участия. Ему так боязно прикоснуться к Бенджамину снова и увидеть всё, что он уже и так запомнил до мелочей; ему так хочется увидеть что-нибудь ещё, если хотя бы не пережить.
Открывающаяся с другого конца коридора дверь заставляет его вздрогнуть, тут же потянув руку к двери; он аккуратно стучится, чувствуя, что сердце колотится с бешеной скоростью, но когда дверь открывается, и за ней появляется лицо, которое он целовал в своих воспоминаниях, оно пропускает несколько ударов. Говорить кажется таким сложным, просто открыть рот и издать несколько звуков кажется почти невыполнимым, но он собирается, вытягивая руку с полотенцем вперёд.
- Добрый вечер, - улыбается Ингвар, стараясь держаться спокойно, - я принёс Вам полотенце, - сказав себе это слово уже множество раз за вечер, Ингвар начал сомневаться в том, что оно реально, - и прошу прощения за то, что Вы остались без него. Я могу ещё чем-нибудь помочь?

+1

3

- Мэгги, послушай, я скоро к тебе заеду. Да, я знаю. Да, я давно у тебя не был. Да, давно не видел мальчишек, - Бенджамин закатил глаза, но спорить с сестрой всё равно было бесполезно, поэтому стоило соглашаться и обещать. В очередной раз, - я же не могу вот так сорваться! Завтра директор обещала мне показать школьное оборудова... прекрати, я же не в деревне. И это не край света, это тоже Канада! - остановившись у окна, он выглянул, чуть отодвинув штору и начал сомневаться в сказанном. - Меньше, чем через неделю я буду в Ванкувере. Приеду - позвоню, а сейчас мне нужно отдыхать. Пока, сестрёнка.
Положив телефон на стол, Бенджамин перевёл взгляд на открытый ноутбук и вздохнул. Предстояло заполнить ещё пару бумаг, прежде чем он займётся, наконец, собой. Сил почти не оставалось, поэтому решено было сделать небольшой перерыв и всё-таки начать исследовать своё временное пристанище. Росс надеялся, что университет выделит больше средств на эту командировку, и ему не придётся коротать ночи в мотеле. Это даже звучало не совсем прилично, не говоря уже о том, как выглядело. Хотя, пожалуй, большая кровать была только плюсом. В прошлый раз он останавливался в другом номере, и за стенкой кто-то упорно пытался сделать кому-то ребёнка. Наверное, получалось не очень, и Бенджамину не удавалось выспаться на протяжении нескольких дней. Сейчас было абсолютно тихо, и это очень радовало.
Выудив из чемодана небольшую бутылку виски, Бен взял с подноса стакан и плеснул в него немного янтарной жидкости. Нужно было расслабиться. Отодвинув подальше оригинал договора со школой Генриетты, он откинулся на стуле и парой кликов включил на ноутбуке тихую музыку. Джо Дассен и его "Бабье лето". Бенджамин улыбнулся и, мурлыкая под нос уже заученную мелодию, решил стащить с себя ненавистные брюки и рубашку. Как ни странно, в номере был даже банный халат, только вот... не было полотенца. Поиски в ванной тоже не дали результатов, а ругаться сегодня так не хотелось.
- Добрый вечер, - трубку снял мальчишка, принимавший у него документы при въезде. Как и в прошлый раз, - Вас беспокоят из восьмого номера. У меня нет полотенца. Это возможно как-то исправить?
Реакция не заставила себя ждать. Ещё бы, ведь даже по телефону Росс понял, что администратор немного занервничал, видимо, не хотел проблем, коих и так хватало в подобном месте. Или Бенджамину так казалось, признаться, раньше он останавливался в заведениях чуть более высокого класса. Но довольствоваться малым не было самой плохой идеей. Наличие душа, туалета и кровати, а ещё отсутствие неприятной живности - это всё, что требовалось после непростого трудового дня.
При стуке в дверь мужчина лениво оглядел разбросанные по столу бумаги, ноутбук с открытым документом, но убирать ничего не стал. Вряд ли здесь хоть кто-то заинтересуется его бурной деятельностью.
- Добрый... снова, - чуть склонив голову, он невольно оглядел паренька с головы до ног. Привычка. Обычно даже при первом рассмотрении студента всё бывает ясно, и с его оценкой на экзамене тоже. Этот был похож то ли на испуганного оленёнка, то ли на лису, которую хотели погладить незнакомые руки, - спасибо за скорость, - взяв полотенце, Бен кивнул, - проходите. Простите, во всей этой спешке я не запомнил Вашего имени. Бенджамин Росс, je suis heureux*, - протянул руку для приветствия, а после отошёл к столу, где его ждал недопитый стакан виски, - я не узнал, где здесь можно хорошо пообедать. Не подскажете, как лучше это сделать? Завтра важный день, хотелось бы всё успеть, а ещё нужно добраться со всем этим до машины.
Небрежный жест рукой на то безобразие, которое творилось с документами. Он начал терять бдительность из-за алкоголя. Его было мало, но, похоже, виски нашёл проторенный путь и понемногу начинал действовать. Мысли бежали вперёд, и Бенджамин подумал, что не лишним будет спросить про увеселительные заведения Генриетты, в прошлый раз у него совсем не было на это времени, есть-то получалось урывками, нужно было слишком много обсудить и доказать руководству не только школы, но и города.
- Ваш город очень уютный, - скорее, комплимент, чем правда, но обычно это подкупало местных жителей, - я привык к непрекращающейся жизни даже ночью, а здесь всё иначе, - как-то извиняюще пожав плечами, Росс дал понять, что не имел в виду ничего оскорбительного, - похоже, у меня будет много времени, чтобы поближе познакомиться с Генриеттой.

*je suis heureux (фр.) - мне очень приятно

Отредактировано Benjamin Ross (2018-06-20 01:26:58)

+1

4

Дверь открывается, и сердце пропускает ещё несколько ударов. Ингвар совершенно не планировал входить внутрь; наверное, его план был дать о себе знать, нежели действительно запомниться. Он проходит внутрь, и они не соприкасаются пальцами, от чего одна из причин для волнения уходит быстро.
В номере пахнет пачули - этот запах ударяет по его воспоминаниям, словно дополняя всё то, что он уже знает о Бенджамине. Он видел это, и ругал себя за то, что не мог рассмотреть упаковку с духами, чтобы сходить и будто украдкой купить, изредка слушая аромат. Взгляд скользит по столику - может, удастся обнаружить флакон хотя бы сегодня. Ингвар смотрит на рубашку, что висит на стуле, и с каждой этой деталью Бенджамин оживает в его голове. Ингвар по большей части осознавал чувства, что вызывал у него Росс, но сейчас они приобретали какое-то физическое воплощение. Бумаги, в которые он иногда смотрел, чтобы заставить Бенджамина вырывать их у себя из рук, следом оставляя поцелуй на щеке; галстук, при взгляде на который первой его мыслью было купить мужчине новый; уголок столика у окна, на котором обычно лежали его сигареты. Он чувствовал себя странно, словно в гостях у кого-то, о ком он знает большой секрет, который ни в коем случае нельзя было выболтать. Это, в принципе, было правдой - Ингвару стоило подождать до того момента, когда события начнут развиваться по его видениям, но ему было невыносимо понимать, что прикоснуться к Бенджамину и не показаться пугающим было невозможно.
Смутные воспоминания о первом впечатлении Бенджамина о нём его мучили; ему казалось, что что-то такое было, но выудить из памяти этого не мог. Может, он увидел это совсем мельком, а может надумал сам. Думая о том, какое он может производить сейчас, он молчит чуть дольше, чем следовало бы; место, к которому прикоснулся Бенджамин в их первую встречу и он увидел всё, что увидел, словно горело. Он поднимает взгляд на Росса, и, внутренне собираясь, наконец-то начинает формулировать мысли на нужную тему в слова.
- Не стоит так говорить только из вежливости, - усмехается Ингвар. - После Ванкувера, наверное, чувствуется как в деревне, - добавляет он. Ему не хочется говорить, что ему всё равно и ему вполне по нраву жизнь тут, хотя он и чувствовал обратное при мысли о Стокгольме. Для этого ещё, действительно, будет время. Он не спрашивает сколько осталось - он, кажется, и так это знает. Даже если нет,  - У нас есть несколько неплохих кафешек в центре, и я бы рекомендовал везде брать блинчики, вряд ли промахнётесь, - улыбается Ингвар, пристально глядя Бенджамину в глаза. - Ещё есть "Два кита", там они отменные, да и на обед тоже туда можно, - добавляет он. - Для ночной жизни есть клуб "Инферно", если уж нужна непрекращающаяся вечеринка, - усмехается Ингвар. - Я в основном по ночам работаю и давно не было возможности выйти, так что могу советовать только что-то скучное, - шутливо говорит он.
Ему кажется, что он не способен находиться в этой комнате, так рядом с Бенджамином; Ингвар физически чувствует, как его лоб прорезает тонкая морщинка. Он понимает, что выглядит глупо: зайти на минуту, чтобы даже не поддержать нормально беседу, но у него нет никаких сил молчать о том, что он сейчас ощущает. Чувства снова разрывают его изнутри, и на сегодня ему достаточно. Он медленно направляется к двери, ещё раз окинув глазами номер - может ему посчастливится побывать тут в самое ближайшее время. Ингвар смотрит Бенджамину прямо в глаза; пульс ускоряется, а зрачки расширяются, и он выглядит то ли как наркоман, то ли как сумасшедший - по крайней мере, ему самому кажется именно так.
- Я Ингвар, - говорит он уже почти у самой двери, чувствуя острое желание снова закурить. Он всё ещё пах дымом, и ощущение предыдущей сигареты между пальцев ещё не прошло, но он так сильно нервничал, что его почти тошнило - вот бы их следующая встреча состоялась не в столь замкнутом помещении, или хотя бы там, где мог пройти кто-нибудь ещё. Ему хочется добавить что-то про происхождение, чтобы объяснить, почему его так зовут - многие новые знакомые сильно удивлялись - но сил говорить ещё что-то попросту не было. Имя всегда его выручало, и если он не запомнится хотя бы тем, что тут работает или тем, как выглядит, то имя всё сделает за него. - Я не могу долго отсутствовать за стойкой, мистер Росс, но если Вам что-то понадобится Вы всегда можете позвонить, и я обязательно Вам помогу. Позволите? - он аккуратно касается ручки двери, едва заметно улыбнувшись уголками губ.

+1

5

Мальчик показался Бенджамину немного стеснительным, ну, или просто не хотел нарушать те правила, к которым привык при обслуживании гостей. Наверняка люди попадались разные, и разговаривать с каждым по душам было бы как минимум странно. На рассказ о заведениях города Бен кивнул и понимающе улыбнулся:
- Да, вряд ли дойдёт до вечеринок, слишком много работы. А блинчики я обязательно попробую, спасибо за совет. Надеюсь, не обманули, - подняв бровь, он усмехнулся, давая понять, что всё же шутит, отчего-то ему не захотелось портить отношения с администратором, ведь в этом... мотеле предстояло жить ещё целую неделю.
Эта мысль омрачила непринуждённую беседу, но расстраиваться прямо здесь и сейчас не имело смысла, как и ворчать на ни в чём не повинного Ингвара, что их город - это действительно деревня. Ингвар... какое необычное имя. Страсть к изучению этимологии слов, имён и названий взяла верх, и Росс открыл было рот, чтобы спросить, какое происхождение имеет парень, но всё же решил, что для таких вопросов рановато. Он чуть прищурился, невольно окинув собеседника взглядом с головы до ног, уже не впервые за несколько минут. Крамольные мысли быстро заняли голову Бенджамина, но он попытался отмахнуться от них, иначе этот разговор мог увести слишком далеко. А у Ингвара не закончилась смена, в конце концов.
- Конечно. Спасибо за помощь, Ингвар. Было приятно с Вами познакомиться. Заранее простите, я только заметил, что иногда перехожу на французский. Дань профессии, - извиняюще пожав плечами, он продолжил, - спрашивайте, если я буду непонятно изъясняться. Надеюсь, ещё увидимся.
Последняя фраза показалась Бену двусмысленной, но он не стал уточнять, как именно они должны увидеться: у стойки ресепшена, в тёмной подворотне или в этой самой спальне. Когда он ехал сюда, то полностью убедил себя в ненужности мимолётных романов, от которых обычно бывало только хуже - приходилось брать отгул и уезжать как можно дальше, чтобы привести себя в чувство. Не сказать, что Росс был сильно впечатлительным, это время закончилось довольно давно, однако он принимал на свой счёт слишком многое, поэтому предпочитал спать с кем-то даже не познакомившись, либо заводить отношения, в которых оба не испытывали дикой влюблённости. Из разряда "мы были вместе две недели, а потом друг другу надоели". Проще говоря, он давно запретил себе любить.
Наблюдая за тем, как Ингвар закрывает дверь, Бен присел на край кровати и почувствовал отчётливое желание выпить. Не того виски, который стоял на столе. Чего-то ещё более крепкого и затуманивающего разум. А после выкурить сигариллу, пачку он захватил с собой, но делал это редко и лишь по особым поводам. Он использовал такой "более безопасный" способ, когда тело начинало просить разрядки, но что-то всё же останавливало от необдуманных действий.
- Чёрт, приди в себя, - Бен потёр лоб и вздохнул, падая спиной на кровать и раскидывая руки в стороны.
Всё же в подобных командировках были свои плюсы. Над душой не стояло начальство, оголтелые студенты не трясли у него перед носом зачётками, а в день не нужно было читать по несколько одинаковых лекций. Мужчина подумал о том, что в конце недели, возможно, он закончит работу и даст волю низменным желаниям и наведается в... как там? "Инферно", кажется, чтобы рассмотреть поближе местную публику. А может, и закончить вечер в приятной компании.

Следующий день оказался ещё более насыщенным, наконец Бенджамин смог оценить возможности школы для проведения его курсов, они подписали договор с директором, теперь оставалось познакомиться с родителями будущих учеников и ответить на все их вопросы, даже самые идиотские. Да, таких порой было очень много, даже в университете его умудрялись доставать родители с просьбами. Но сейчас думать об этом уже не хотелось. Бен вместе со своими бумагами, ноутбуком и пиджаком наперевес ввалился в мотель и перевёл дыхание, остановившись прямо у ресепшена.
- Добрый вечер, Ингвар, - проведя рукой по волосам, поправляя бывшую с утра идеальной причёску, Росс посмотрел на парнишку и намеренно поймал его взгляд, - дайте, пожалуйста, ключ от моего номера, - небольшое ожидание дало повод продолжить разговор, - много работы сегодня? О, кстати! Я попробовал блинчики сегодня, как Вы и рекомендовали. Должен признаться, в Ванкувере таких нет, - улыбнувшись, он взял ручку со стойки, играя с ней пальцами. Задумавшись, он вновь поднял глаза на администратора, в очередной раз убедившись, что тот похож на лису, а после чуть тише, чем до этого спросил, - когда Вы заканчиваете работать?
Ничего дурного он не подразумевал, но решил, что не лишним будет угостить Ингвара привезённым с собой виски. Бенджамин, конечно, был готов к отказу, но обычно он ошибался в выборе собеседников... со схожими взглядами на жизнь и на всё остальное.

+1

6

Ингвар курил, курил и курил - ему казалось, что он весь пропитался дымом, и, включая уже дома душ, он словно чувствовал, как от пара запах сигарет стекает с его тела. Оставшиеся часы прошли в мыслях о Бенджамине, о его запахе и мимолётных мимических ужимках, о его быте и возможных мыслях. Он совершенно не помнил, что ответил мужчине и ответил ли, он скорее думал об их короткой бессмысленной беседе. В его воспоминаниях Бенджамин говорил на французском совершенно другие вещи, намного более значимые и интимные; ему казалось, что он даже шутил на тему своего словарного запаса в этом языке. Ингвар знал, как попросить быть сверху, знал, как сделать комплимент искусанным губам и сказать о вкусном запахе кофе, но пока что для этого было рано; Ингвару всё ещё было тяжело, и с этой мыслью и гудящей головой он проваливается в глубокий сон.

Сегодня он работал днём. Дневные смены были немного более занятыми, чем ночные, и в мотеле было намного больше персонала; Ингвар не очень любил с ними пересекаться. Впрочем, однажды такое знакомство принесло ему неплохой секс и пару приятных вечеров с девушкой, что подрабатывала в прошлом году на стойке, как и он, но на этом его близкие знакомства на работе заканчивались. Ему в принципе было не так важно общение - Блум спокойно относился и к одиночеству, и к тому, что ему не слишком хочется сходиться с людьми. Ему вообще на очень многое было всё равно - пусть он сам себе в этом отчёта не отдавал.
Ключ Бенджамина лежит вместе с другими, и это вызывает некое возбуждение: скорее всего, если сегодня он вернётся в мотель, они снова пересекутся. Ингвар тянется к сигаретам, почти любовно оглаживая пальцем пачку; интересно, как он выглядит в его глазах? Судя по его взгляду, Бенджамин был как минимум заинтересован в нём, но самого Ингвара не интересовал секс на пару ночей. Ему хотелось большего, хотелось этого быстро и сейчас, и в то же время ему совершенно не хотелось тянуть это к предсказуемому концу. Бенджамин умрёт раньше - при одной мысли об этом внутри него что-то сжималось в комок, вызывая дрожь по всему телу и ощущение холода где-то у самого горла. Он всё ещё не мог расшифровать это последнее видение, да и вряд ли мог; на самом деле, расшифровывать там было и вовсе нечего, но Ингвар не понимал, где они находились в этот момент и что именно происходило, он скорее чувствовал себя в этот момент. Может поэтому оно было не таким чётким, как другие, но намного более болезненным и било по нему сильнее.
Прикосновения тревожили его - ему было очень страшно увидеть что-то ещё, что его напугает или влюбит в Бенджамина ещё больше. Ему было не комфортно от того, что приходится это скрывать, но он не мог найти в себе сил, чтобы сказать вслух Россу о том, как дело обстоит на самом деле. Он не мог - пока что -, но, быть может, скоро он это поменяет.
Входная дверь открывается, и Ингвар кидает взгляд из-за стойки в эту сторону; сначала проходит запах, и вслед за них входит Бенджамин. Ингвару нравилось, что мужчина так сильно был связан с чем-то физическим, и не только с этими самыми духами, но и с тёплым прикосновением к его сухой руке. Ингвару так хотелось к нему прикоснуться; от этого пальцы начинали немного трястись.
Бенджамин выглядит не так официально, как Ингвар ожидал; легко от этого улыбаясь, он почти мечтательно смотрит на его растрёпанные волосы. Он подходит всё ближе, и Блуму кажется, что в его глазах плещется то ли азарт, то ли интерес.
- Добрый вечер, Бенджамин, - кивает он, потянувшись за ключом. - Рад, что Вам пришлись по вкусу блинчики, они действительно одна из достопримечательностей Канады и Генриетты, - чуть шире улыбается он, выкладывая ключ на стойку перед собой, таким образом исключая физический контакт между ними. Последний его вопрос звучит странно; Ингвар чуть сжимается и физически, и морально. Он чуть наклоняет голову к плечу, внимательно глядя на Бенджамина, и наверное, он понимает, к чему это ведёт. - Я работаю днём, так что заканчиваю, - он кидает быстрый взгляд на нижний угол экрана компьютера, - примерно через час, - за эти несколько секунд он успел совладать с собой, и, заинтересованно вскинув брови и подложив под подбородок ладонь, спрашивает, - у Вас есть интересные предложения после?
На секунду ему кажется, что он может выглядеть глупо - что, если Бенджамин интересовался этим по какой-то намного более тривиальной причине? Что, если Бенджамин на самом деле просто вежливый, или ему было что-то нужно, что, если Бенджамин ввёл его в заблуждение, и всё уже идёт не по известному Ингвару сценарию? Но Блум смотрит в его глаза, и видит ли он там азарт или интерес - уже не столь важно, потому что он считывает много больше, чем с намекающих, но довольно простых слов Росса.

+1

7

За ним очень интересно наблюдать. Бенджамин позволил себе улыбнуться, не отрывая взгляда от Ингвара. Он всё ещё контролировал себя и помнил, что вскоре ему снова нужно будет уехать. Потом приехать. А потом уехать насовсем. Даты уже были распределены и, если ничего не сорвётся, то провести ему здесь придётся не более месяца. Хорошо, может быть, двух. И только этот факт заставлял Росса охладить свой пыл, не предлагая лисёнку что-то более увлекательное, чем просто выпить. Иначе можно было пропасть, окунуться в омут с головой и забыть обо всех правилах. Но стоило ли делать это?
Поэтому Бен осторожничал и, до конца не зная ответа Ингвара, уже продумывал свои слова. Свою роль. На самом деле, ему совершенно не хотелось играть, особенно сегодня, уставшему, почти что вымотанному делами. За весь день профессору надоело объяснять и делать вид, что эти курсы - самое лучшее, что могло произойти с ним в последнее время. Отчасти так и было, за них хорошо платили, а сам Бенджамин занимался всего лишь своим любимым делом, однако трудностей было не избежать, как и многочисленных вопросов от администрации школы. Они почему-то боялись, что что-то пойдёт не так, и Росс в очередной раз порадовался, что не согласился однажды на предложение работать с подростками.
Потерев переносицу, он отметил про себя, что вновь углубился в размышления о том, что нужно было забыть хотя бы до следующего утра. Итак, на часах было восемь вечера, в его номере была ещё одна, пусть и не большая, но пока не открытая бутылка виски, а в поле зрения попадал милый администратор мотеля. Какие вообще могли быть вопросы?
- Примерно через час, значит, - задумчиво произнёс Бен и облизал губы, - что ж, c'est bon. Предлагаю отведать хорошего виски в приятной компании. Вы же помните номер моей комнаты, да? - взглянув на ключи, которые ещё не успел забрать со стойки, мужчина вдруг задумался. Идея пригласить Ингвара к себе была, конечно, не самой плохой, но сегодня он точно не собирался делать ничего большего, кроме как выпивать, говорить и наслаждаться собеседником в самом приличном смысле этого слова. Иногда Бенджамин отличался спонтанными решениями, но здесь и сейчас был скован в действиях... в отличие от того, кто знал о Генриетте практически всё, а уж мотель должен был выучить как свои пять пальцев. - Впрочем... если это смущает Вас, Ингвар, то, может быть, здесь найдётся свободный номер? Я видел, в некоторых есть балконы. Сегодня прекрасная погода, зачем тратить время впустую?
Он знал, что нагло пользуется служебным положением лисёнка и, возможно, тот не имел подобных полномочий. Но вряд ли кто-то стал бы следить за администратором ночью, как и за тем, чем он занимается в свободное от работы время. Это играло на руку Россу, к тому же он уже успел уловить искорки заинтересованности в глазах парнишки. Это подкупало и, что греха таить, подстёгивало к дальнейшим, более уверенным, действиям.
- И да, ещё одно. Может быть, на "ты"? Я неловко себя чувствую, - пожав плечами, Бен снова подал руку, как и при их официальном знакомстве. - Давай снова. Меня зовут Бен. Необязательно называть полным именем, это мы оставим студентам.
Он взял ключ и, собрав в кучу пиджак, который уже успел положить на ту же стойку, направился к своей комнате.
- В девять пятнадцать я буду здесь, - не оглядываясь, Росс поднял руку, помахав для привлечения внимания и скрылся за поворотом.

Он не соврал, да и опаздывать не умел - студенты слишком бурно реагировали на задержки лекций, поэтому приходилось вставать пораньше и спешить, спешить, спешить. Но сегодня Бенджамину даже спешить не пришлось. Он не спеша принял душ, искренне пытаясь ни о чём не думать, но не получалось. Стоя под тёплыми струями воды, профессор изводил себя очередным "а что, если?" и пытался просчитать всё на два или даже три хода вперёд. Зачем было так сильно изводить себя? Ведь это просто встреча с симпатичным парнишкой, не обязывающая ни к чему их обоих. Но Бену это всегда давалось нелегко. Лишь случайные связи с барах без имён, возрастов и родов деятельности не становились препятствиями и побуждением к очередному потоку довольно тягостных раздумий.
В конце концов, Росс оделся - теперь уже более легко и непринуждённо - и вышел из номера, не забыв прихватить бутылку виски и нераскрытую пачку сигарет. На ходу поправляя воротник клетчатой рубашки и проверяя, застегнул ли ремень у джинсов, он неожиданно вспомнил, что давно не курил. То ли от отсутствия времени, то ли желания, то ли подходящей компании. Но сегодня, он надеялся, можно будет расслабиться. Хотя бы ненадолго забыть о планах и важных звонках. Бен оставил телефон в комнате, думая, что хотя бы это спасёт его от непрошеных гостей.
Ингвара не было в холле, и Бен присел на потёртое кресло, рассматривая незамысловатый интерьер. Заведение явно не было новым, но, похоже, за порядком здесь следили, что очень радовало. Иначе он бы подал в суд на тех, кто выкупил ему номер именно здесь, а не в нормальном месте, которое хотя бы называлось бы отелем. Закинув ногу на ногу, мужчина прикрыл глаза, массируя висок. Отчего-то он даже не подумал о том, сколько придётся ждать и придётся ли вообще. В голове всплыл образ Ингвара и это его выражение лица от неожиданного вопроса... Росс усмехнулся и снова облизал губы, на сей раз от какого-то смутного и не совсем пристойного желания, от которого хотя бы в собственных мыслях отказываться не собирался.

Отредактировано Benjamin Ross (2018-07-19 12:55:46)

+1

8

- Вам повезло, что у меня нет планов, профессор, - игриво говорит Ингвар, шутливо опуская подбородок и подмигивая. Ему нравился Бенджамин, даже опуская его знания - он был приятно серьёзным, похоже, знал, что хотел от него и этих разговоров и относился к нему с уважением. Иногда Ингвар сталкивался с неприятным отношением, но обычно легко это забывал; в лице Бенджамина же он не видел ни пренебрежения, ни неприязни.
Ингвар совершенно пропускает мимо ушей то, что происходит после того, как Бенджамин подаёт ему руку; что-то про студентов, называть его по-другому? Какая разница, и единственное, вокруг чего крутятся его мысли в эту секунду - как избежать прикосновения и не показаться странным или злым. Он тянет руку вперёд, и по позвоночнику пробегает дрожь от стресса; Ингвар тянет руку, и в эту секунду звонит телефон на столе. Останавливая пальцы в полудвижении, он резко тянется к телефонной трубке.
- Я понял, Бен, - говорит он, и, словно извиняясь, улыбается, прежде чем взять трубку. Его спасением была девушка с третьего этажа - сквозь её слова о том, что кондиционер не работает, в его голову пробивается время девять пятнадцать, и, снова на автомате кидая взгляд на часы, он кивает в сторону уходящего Бенджамина.

Самым лучшим после смены было принимать душ: глядя на своё заметно посвежевшее лицо в зеркале, Ингвар улыбается. Он, конечно, знал, что красив - приятные черты лица, светлые волосы и светлые же глаза, и его никоим образом не удивляло, когда кто-то выражал ему симпатию. Жаль, что внутри него было намного меньше интересного - Ингвар не мог вспомнить вечер за последние пару месяцев, когда он прочитал или посмотрел что-то, что действительно его впечатлило. Он проглатывал книги и фильмы довольно быстро, занимая бесконечные часы ночных смен или заполняя пространство своей давно уже опустевшей квартиры, но Ингвар был совершенно уверен, что говорить с ним не о чем. Ему было интересно слушать, и, возможно, поэтому он создавал впечатление загадочного человека - грустнее всего ему самому было осознавать, что никогда загадки и не было.
Он смотрит на время на экране телефона - он задерживается на пару минут, но вряд ли Бенджамин не может его подождать столь короткое время, и с этой мыслью Ингвар идёт к своему ящику в подсобке.

Ингвар выходит из их комнаты для персонала, и, заметив Бенджамина, легко улыбается. Обещанная бутылка в его руках, и Ингвару кажется, что его сердце замирает от мысли о том, что сегодня они останутся вдвоём. Бенджамин Росс невыносимо прекрасен, особенно на фоне этих дурацких светлых стен и потёртой мебели. Ингвару казалось, что он словно не принадлежал этому месту, был слишком хорош для него; сам же Блум отлично подходил внутреннему убранству, будучи совершенно обычным и ничем не выделяясь среди этого.
- Я взял шоколад, - он поднимает руку с плиткой вверх, - и вообще нам нельзя, но как будто руководству и мне не наплевать, я взял ключ от пустого номера с балконом, как и заказывали, - он коротко смеётся, и, подходя ближе, указывает в сторону лестницы. - Моя сменщица, если что, уже почти села за стойку, но и ей наплевать, - он добавляет это, коротко хохотнув.

Ингвар распахивает дверь, проходя в номер; он тут же включает свет. В номере чуть душно и пахнет чистым бельём; Ингвар быстро проходит мимо кровати, думая о том, к чему Бенджамин сам ведёт этот вечер. Хочет ли он найти себе приятного партнёра на время, что тут остановился, хочет ли он чего-то одноразового, хочет ли он просто поболтать и, быть может, излить душу? Ингвару было интересно всё, что его волновало, всё, что было с ним связано - так что, в принципе, его устраивал любой вариант.
Он останавливается у маленького холодильника, чтобы прихватить два стакана и закинуть в каждый из них по ледышке. Он открывает стеклянную дверь, открывая не самый примечательный вид на Генриетту и маленький балкон с тусклой лампой на стене. На город опускались сумерки, а вместе с ними и интимная, душевная атмосфера, которая сама тянула к долгим разговорам.
- Устраивайся поудобнее, - кивает Ингвар в сторону одного из стульев, - это не самое лучшее место на земле, но для виски и беседы точно подойдёт, - усмехается он, плюхаясь на свободное место. Он почти сразу выкладывает на столик плитку шоколада и сигареты, тут же потянувшись за одной из пачки. Взглядом он спрашивает разрешения у Бена, и, не встретив сопротивления, закуривает.
На улице тихо и приятно прохладно: Ингвар любил поздний вечер, переходящий в ночь, больше любого другого времени суток. Он смотрит на лицо Бенджамина в желтоватом свете лампы, и улыбается от того, как он красив. Острый нос оставлял тень над верхней губой, а сами черты лица чуть смазывались от вечернего освещения, и Ингвару казалось, что его внутренности от одного взгляда на мужчину заполняются вязкой и сладкой патокой. Бенджамин его завораживал, и ему не хотелось показаться странным; следовало бы начать какую-то беседу, и прежде чем это сделать, Блум затягивается, улыбаясь уголками губ.
- Поухаживаешь за мной? - он кивает на бокалы на столике, наклоняя голову к плечу; клуб дыма скользит над плечом Бенджамина, смешиваясь со свежим вечерним воздухом.

+1

9

Пока Бенджамин дожидался Ингвара в холле мотеля, он размышлял о том, не лучше ли ему было бы находиться сейчас в своём номере и не давать никому ложных надежд. Наверное, он сильно ошибался, и парнишка считал его всего лишь случайным собеседником, с которым назавтра они снова перейдут на официально-деловой стиль общения про полотенца и тапочки. Бен любил иногда терзать себя мыслями подобного рода и, кажется, многое накручивал, но ничего не мог с собой поделать. В конце концов он решил, что зря всё это делает, и стоит хотя бы дождаться Ингвара, чтобы убедиться.
Администратор появился буквально через несколько минут, и Росс, сам того не заметив, тепло улыбнулся ему и его милым словам про шоколад. Пока они вместе поднимались по лестнице, Бен позволил себе вольный образ Ингвара, у которого вместо плитки шоколада в руке были презервативы. Взгляд невольно скользнул по фигуре этого лиса, но очень быстро мужчина пришёл в себя, облизнул губы и как-то нервно сглотнул. Зачем он делает это? Дразнит самого себя и загоняет в тупик? Нет, он же обещал ни с кем не заводить отношений. Которые, впрочем, и отношениями нельзя было назвать, ведь обычно это были случайные связи на один-два раза. Лучшим вариантом сейчас было устроиться на балконе свободного номера и, ни о чём не думая, закурить, окунувшись в необыкновенно прекрасный цвет глаз своего собеседника.
- Самым лучшим местом на земле необязательно называть отель у Эйфелевой башни или виллу на Бора-Бора, - усаживаясь на стул поудобнее, Бенджамин осмотрелся и повернулся к Ингвару, - конечно, - и вновь лёгкая улыбка, обещающая ни к чему не обязывающую беседу и приятную компанию, насколько это было возможно, - этот виски - мой любимый, ты просто обязан его попробовать. Правда, никогда не смешивал вкусы его и шоколада. Но всё когда-нибудь бывает в первый раз, да?
Эта неопределённость в словах сбила с толку и самого Бенджамина, но он решил ничего не уточнять. Ему нравилось использовать слова не по назначению, обычно это придавало разговорам неброский оттенок флирта. Такое не помешало бы им двоим сегодня, к тому же Бену вдруг захотелось узнать Ингвара поближе. Объяснялось такое желание то ли стремлением понять жителей небольшого городка, то ли личным интересом... он не знал. Да и не хотел сейчас копаться в себе, на это не было времени.
Бен разлил по бокалам виски и протянул один парнишке, чокаясь с ним и улавливая запах табака, до этого момента будто бы плывший куда-то в сторону. Ему вдруг стало так спокойно, что на смену всем опасениям пришло желание остаться здесь, на этом балконе и в этом мотеле подольше.
- За сегодняшний вечер. Хочу, чтобы он стал приятным для нас обоих, Ингвар, - отпив пару глотков, Росс тоже достал сигареты и закурил, чуть прищуриваясь одним глазом и выпуская дым вверх, запрокидывая голову, - я надеюсь, что тебе не пришлось отменять из-за меня какие-нибудь планы, хотя... вряд ли ты стал бы делать так из-за первого встречного неизвестного мужика.
Хохотнув, Бен снова затянулся и закинул ногу на ногу, принимая совершенно расслабленную позу и всем своим видом показывая, что сейчас ему хорошо как никогда. Все дела и проблемы отодвинулись на второй план, он находился так далеко от Ванкувера, навязчивых родственников, которых любил, конечно, но в меру, друзей, которые обязательно потянули бы в оперу или на очередную презентацию книги её автором. Да, безусловно, все эти вещи профессор уважал, но иногда ему хотелось деградировать. Сидеть вот так, молчать и чувствовать себя при этом прекрасно.
- Ты давно работаешь здесь? - прервав паузу, которая, к слову, не вызвала никакой неловкости, спросил Бенджамин. - Можно, я скажу кое-что? Только не обижайся, - он заглянул в глаза Ингвара, - когда я впервые увидел тебя за стойкой, мне показалось, что ты не на своём месте. Но я могу ошибаться, и это здорово, если работа приносит удовольствие. Пусть даже немного.
Он говорил о себе сейчас, но не исключал, что это касается и Блума. Нравиться могло любое занятие, он, например, обожал часами ковыряться в своём автомобиле и часто помогал с этим друзьям, поэтому не исключал возможности сменить сферу деятельности, если что-то пойдёт не так. Да и вообще не представлял, что такое престижные и не очень работы. Серьёзно, не отдавал себе отчёта в том, что хоть какой-то труд можно посчитать унизительным или недостойным того, чтобы им можно было наслаждаться.
Допив свой виски, он отставил бокал и засмотрелся на сигарету, которая почти дотлела до фильтра. Где-то вдали застрекотала то ли птица, то ли какое-то насекомое, заставляя Бена вернуться в реальность и вновь посмотреть на Ингвара. Он пообещал себе уже не в первый раз спросить у парнишки про его семью и корни, уж больно необычной была его внешность. Она приковывала взгляд и отчего-то не давала профессору расслабиться полностью.

+1

10

Ингвар быстро выпивает, чуть морща губы после глотка; виски приятно жёг рот, проскальзывая ниже. Он облизывает губы, тут же цепляя сигарету, и, выпуская дым, снова поворачивается лицом к Бенджамину.
- Ты приятный левый мужик, Бен, ещё и угощаешь, - смеётся Ингвар. - Но я в принципе редко куда-то выбираюсь вне работы, так что можно сказать, что я и вправду не отменил никаких планов, - добавляет он, улыбнувшись. Ему не хочется оскорбить Бенджамина своими словами, ему даже скорее хочется заставить его почувствовать себя особенным, но ему и не хотелось врать. Что-то вроде "я вообще никуда не хожу" звучало бы глупо и обязательно вызвало вопросы, на которые ему пока что не хотелось отвечать: ему не хотелось рассказывать о Джолин, о том, что он остался один, и с самим собой ему нравилось проводить время намного больше, чем с кем-либо другим, и потому обтекаемые формулировки его спасали.
Но я могу ошибаться, и это здорово, если работа приносит удовольствие. Пусть даже немного.
От этих слов Ингвар смеётся, даже чуть закидывая голову. Он сам иногда об этом думал - о месте, на котором он находится, как это соответствовало его детским представлениям о своей жизни и чувствовал ли он себя счастливым. Если года четыре назад он мог точно сказать, что счастлив и ему точно не нужно больше, то сейчас он вовсе не мог сформулировать, как он себя ощущает. Ингвар чувствовал себя никак примерно всегда - жизнь не превратилась в рутину, не превратилась в адское пекло и не превратилась в бесконечное чувство радости, она была просто жизнью. Его устраивала работа, устраивала квартира, устраивали редкие выходные с коллегами или со старыми знакомыми, и единственное, что он точно знал - до того, что он увидел от прикосновения к Бенджамину, ему большего было не нужно.
- Вряд ли можно называть эту работу мечтой, но на то она и работа, - пожимает он плечами, все ещё улыбаясь. - Где по-твоему моё место, Бенджамин? Небось за первой партой на твоих занятиях, - он подмигивает, чуть закусывая нижнюю губу. - Что ты преподаёшь, кстати? Если французский, то я готов томно вздыхать и учиться не покладая рук ради твоего одобрения, - он хрипло усмехается, продолжая подначивать мужчину. Ингвар осознавал свою привлекательность, относясь к ней не как к чему-то, что делает его невыносимо лучше других, но скорее как к приятному подарку судьбы, которая не то, чтобы очень многим хорошим его наградила. Бенджамин им как минимум увлечён, это чувствуется в его взгляде, в его позе - они оба были расслаблены, оба повернуты друг к другу, оба курили. От сигарет Бенджамина шёл терпкий дым, от его - горький; смешиваясь, запахи оседали на его футболке. Ингвар пропускает быструю мысль о том, как пахнет его кожа, и когда он сможет почувствовать это на самом деле.
Стакан приятно холодит пальцы, и, поднося его к самому рту, Ингвар останавливается, теперь уже губами чувствуя прохладу.
- Я вообще люблю свою работу, - наконец-то отвечает он на заданный вопрос, - в принципе любую любил, за которую принимался. Я не то, чтобы хватал звёзд с неба или там чем-то особенно увлекался в своей жизни, да и цели не было становиться высоким начальником или создавать что-то. Мне и так хорошо, - искренне говорит он, пожимая плечами. - Если все будут великими или шибко умными, кто будет их принимать в отелях или подавать им кофе? - усмехается Ингвар. - Не знаю, насколько моя жизнь кажется интересной или хорошей со стороны, но для меня вполне c'est bon, - весело добавляет Ингвар, отпивая ещё немного виски из бокала. - Здесь нормальное место, это мой город, я в нём вырос и не вижу себя в каком-то другом, - внезапно продолжает Блум, - я вряд ли когда-либо мечтал о чём-то большем, и меня никто не заставлял достигать каких-то невозможных высот или прыгать выше головы. Наверное, я просто обычный, но я не чувствую себя от этого.. ущемлённым, что ли, - он снова пожимает плечами, отпивая ещё немного виски. - Ты можешь сказать так же о себе? Ну, о своём месте, радует ли тебя работа, вот это всё, - улыбается Ингвар.
Он видит, что Бенджамин смотрит на его губы: в ответ на это он вызывающе выпускает дым, тут же медленно растягивая их в улыбке. Ему нравился сегодняшний вечер, пусть он и не закинет его сразу в тот момент, в котором он с Бенджамином был намного ближе.
Ингвар волновался, пусть алкоголь и несколько его расслаблял: ему было страшно, что Бенджамин о чём-то догадается. Разговор только начинался, и ему было страшно представить, к чему он может привести, и ему совершенно не хотелось отказывать Бену, если тот предложит какое-либо продолжение, но согласиться было выше его сил. Ему и так было сложно себя контролировать, уходя от прикосновений и чего-либо другого, что могло всколыхнуть его способности - как же просто было рядом с родителями и Джолин, которые понимали, и как же тяжело было рядом с Беном, который скорее всего и вовсе не догадывался. Пока Бенджамин был так рядом, выпивал вместе с ним и не намекал на что-то большее - ему не хотелось об этом думать, и, отключаясь от этого, Ингвар всё равно продолжает чувствовать почти незаметное напряжение от этой близости.

Отредактировано Ingvar Blom (2018-08-12 23:15:29)

+1


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » are we arc?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC