Быть может, это казалось лишь вымыслом, но Аури сейчас могла вспомнить, как впервые пришло сюда, как вместе с Лестером - ничуть не боясь - спустилась с ним в подвал, где все было таким, каким оставалось сейчас. Она спускалась в подземелье, крепко держа своего возлюбленного рыцаря за руку, а он уверенно сжимал ее ладошку в своей, увлекая в темноту в ореоле света. читать далее
В этот город идёт много дорог, но никто вам не скажет, что приехал сюда просто из любопытства. Здесь зло ходит за руку с добром. Это не простой городок в Канаде. Это Генриетта, и она вас не отпустит просто так.
LC

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AG

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// RB

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AM

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GM

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
// RF

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
апрель-июль 2017.

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » family value


family value

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Обе-рек - Возвращайся // Немного Нервно - Сияние
Несколько вечностей с тобой мне хочется верить, что есть доброе утро -
там, где сиянием накроет твой дикий север и твой вечный сумрак

http://funkyimg.com/i/2Hgtb.jpg http://funkyimg.com/i/2Hgtg.jpg http://funkyimg.com/i/2Hgte.png
здесь такое утро занимается, что невольно хочется к нему.
солнечный раскачивая маятник,
три вершины прогоняют тьму.
первый луч, как маленькая молния, бьет в окно и заставляет жить.
белый ватман снежного безмолвия: если хочешь счастья - напиши

http://funkyimg.com/i/2Hgtf.jpg http://funkyimg.com/i/2Hgtd.png http://funkyimg.com/i/2Hgtc.jpg
family value
Беа, Крис, Эгги
начало апреля 2017 года  | Генриетта, дом Бёрков
Вампирское летоисчисление - не чета человеческому, но 80 лет брака - все еще внушительный срок.
И самый лучший повод всей их необычной семье снова собраться вместе.

Отредактировано Christian Burke (2018-06-08 17:08:41)

+2

2

вид

Каждый, кто считает что понедельник - самый ужасный день, явно не был в субботу утром в JFK. Я каждой частницы своей души (вампиры не имеют, не смотря на некоторые стереотипы) ненавидела всех медленных, шумных, мешающихся под ногами представителями человеческой расы, искренне не понимая, куда им всем надо. Ну честное слово, иногда так и лается вернуться в средневековье и поставить расовый вопрос ребром: слишком шумные в одно место, слишком чувствительные к шуму - в другом. В подобной же какофонии лично я теряю всякое настроение, присущее этому дню, а я совершенно не горю желанием появиться на пороге Агнесс и Кристиана исходя чьей то кровью. Я, конечно, существо крайне воспитанное, но утро всегда было для меня особенно трудным временем суток, а после тихой французской провинции шумный Нью-Йорк совершенно выбивает из колеи. Никак не могу привыкнуть к быстротечности времени: пускай я и звучу как выжившая из ума старуха, но в мое время все было иначе. Люди совершенно перестали осознанно относиться к жизни: раньше все было куда медленнее, а потому было больше возможностей остановиться, передохнуть и задуматься “куда я движусь?” Сейчас же люди больше похоже на загнанных хомячков в клетке, вечно куда-то спешащих, тогда как единственное место назначение для всех – могила. Впрочем, я не всегда настолько пессимистична – стоит только закурить сигарету, как жизнь уже становится чуть лучше, а если добавить бокал просекко – вполне можно пережить еще один перелет.

Чем старше ты становишься, тем меньше значения придаешь праздникам. Впрочем,  некоторые так и остаются особенными: никогда и ни за что не перестану я быть благодарной чете Берк, как и не перестану возвращаться к ним, не смотря ни на что. Даже самым любящим друг друга людям трудно быть вместе на протяжении всей, столь долгой, жизни. Но, должна признаться, из всех знакомых мне людей (и не только), именно их пара кажется наиболее органичной, правильной и идеальной, а потому столь особенный день – годовщина свадьбы – является самым что ни есть хорошим поводом проведать моих дорогих.

День уже подходил к концу, я ехала на закат солнца и в Генриетту, чье местоположение с трудом находилось даже при самом внимательном осмотре карты. Я опускаю окно, с наслаждением вдыхая прохладный и свежий апрельский воздух, закуривая сигарету; Самсон на соседнем кресле сладко спит – путешествие его прилично вымотало. Ничего, – думается мне, – здесь мы немножко отдохнем. Право, пора и честь знать: уже сколько лет не виделась с родителями! Да и жизнь как вечный поход слегка меня утомила: хочется нескольких спокойных вечеров в компании с родными и хорошим вином.

Адрес я помнила наизусть из многочисленных писем: может, в двадцать первом веке это немного устаревшим способ общения, но мы все еще слишком привязаны как к традициям, так и ко всему тому неосязаемому, душевному, что несет в себе настоящее письмо. Электронная почта убивает почти все общение. Наконец – столь долгожданный дом: Агнесс столько раз описывала его в наших письмах. Я останавливаю машину и счастливо улыбаюсь: конечно, путешествовать прекрасно, но я так соскучилась по той невероятной атмосфере моих родных, по их душевной тонкости и по тех тонкостях бытия, о которых мы имеем привычку болтать всю нашу бесконечность. И, конечно, по Кристиану – когда говорят “век живи, век учись” – я сразу думаю о своем учители, о том, кто научил меня играть – и не на инструменте, а душой, создавая идеальную гармонию между выверенной техникой и страстностью чувств.

В моих руках – два скромных подарка; для Кристиана – оригинальный “Ballade pour piano et orchestre” Фрэнка Мартина, композитора из Женевы – небольшая отсылка к их месту свадьбы, для Агнесс же – небольшая подвеска из изумруда, древнего символа вечного счастья. Ну и конечно же, я не могла вернуться из Франции и не привезти Пино Блан.

Самсон проснулся и начал нервно возмущаться в машине, так что в дверь я звонила уже и с этим прекрасным проказником на руках.  При первом же взгляде на Агнесс, открывшую дверь, хочется бросить все и броситься в объятия, но я знаю – Самсон не простит мне полета с высоты полтора метра, а Берки не простят разбитой на их пороге бутылки вина. Поэтому, сквозь слегка сдавленно от эмоций горло, я лишь произношу с легкой улыбкой: – Bonsoir, давно не виделись!

+2

3

Свежий апрельский день уже начинал понемногу растворяться в сизо-голубой дымке подступающих сумерек, и наплывающая прохлада вступала в свои законные права, заставляя запоздалых прохожий плотнее запахивать плащи и ускорять шаг, торопясь скорее добраться до тепла домашнего очага и предаться долгожданному отдыху. Я давно уже разучился притворять окно, ведомый человеческой привычкой избегать холода, и лишь когда ворвавшийся в комнату порыв ветра всколыхнул исписанные нотные листы,  поднял голову, отмечая догорание очередного дня.
С возрастом я становился все менее чувствителен ко времени, лишь неизменная занятость в студии и работа с моими юными троглодитами обязывала меня следить за часами, - но внутреннее чувство протекающих мгновений я утратил, зачастую теряя счет дням и неделям, - до лет еще, пожалуй, не доходило, но это явно было не за горами. Поначалу  это беспокоило меня, как и всякая перемена в укладе, привитом мне рождением среди людей, но понемногу, стараниями близких, тревога эта сошла на нет, вынуждая меня примириться с неизбежным.
Порой мне казалось, что это неправильно, что небрежность к течению времени лишает меня истинного чувства самой  жизни, необходимого для творца, что любое искусство есть попытка увековечить в вечности мимолетность мгновения, неизменное стремление к совершенству и бессмертию, что имеют ценность лишь будучи процессом, движением вверх. Что же остается, когда достигаешь пиковой точки и замираешь там, недвижимый, скованный собственной свободой от течения лет, - может ли бессмертный творить и чувствовать так же, или же он обречен на медленное угасание?
Смогу ли я писать Музыку так же преданно и через десять, пятьдесят, сто лет, - или вместе с утратой своей человеческой природы я расстанусь и с истинной сутью таланта?
Эти вопросы неизменно роились в моей голове, заставляя меня сомневаться в каждом шаге, а в моих близких вызывая неизменное раздражение и ту категорию утомленных вздохов, что были наполнены одновременно теплотой любви ко мне и желанием хорошенько мне врезать.
Знаю, я слишком часто вызываю его у тех, кто отважился разделить со мною вечность, - но переменить себя я не могу, как бы не старался.
Эгги, со свойственной ей понимающей мягкостью, считает, что все дело в том,  что по меркам вампиров я все еще очень молод,  - но, честно говоря,  даже мне кажется, что есть вещи, которые опыт не победит.

Задумавшись, я неосторожно капнул чернилами на партитуру, и со вздохом огляделся в поисках промокательной бумаги. Привычку переписывать законченные творениям пером я твердо решил сохранить, игнорируя насмешки друзей и неизменные подколки на тему моего "старческого" недоверия к веяниям прогресса. Мне казалось важным это - хоть что-то приносить с собою из всех прошлых жизней, что выпали на нашу бессмертную долю, и я совершенно не понимал манеры некоторых сородичей прощаться с угасающими веками так, словно они были лишь случайными знакомыми, а не действительным временем нашей жизни, приносившим с собой радости и горести, победы и разочарования, открытия и расставания.
Должно быть, поэтому же я так не любил менять имена, хотя это зачастую ставилось мне в укор, и уже принесло свои плоды, когда этот самоуверенный мальчишка Прайс раскопал треклятые записи Стайна, швырнув мне их в лицо, как неопровержимые улики. К его чести, обнародовать свои изыскания он не собирался, но Эгги все равно выразила беспокойство, упрашивая меня не быть столь беспечным.
Но пока что я совершенно не желал задумываться о том, какой будет следующая моя роль в этом бесконечном спектакле, - этот Кристиан Бёрк собирался жить и здравствовать еще, как минимум, лет двадцать, - и верный своим привычкам, о своих грядущих похоронах я решительно собирался подумать как-нибудь ближе к делу.

Пока же все мои мысли были заняты куда более приятным и близким событием - наша восьмидесятая годовщина обещала в очередной раз увенчать счастливое торжество нашего брака, и я посвящал свои дни подготовке к этому знаменательному событию, то закрывшись в подвале и сутками напролет вырезая по дереву, то отдаваясь работе над симфонией, посвященной Агнессе. Сейчас я как раз заканчивал переписывать набело второй пассаж, когда чертова клякса прервала мои старания, а следом ворвавшийся в мирную тишину нашего дома дверной звонок окончательно разрушил мою сосредоточенность.
Я даже бросил быстрый взгляд на календарь на стене, чтобы удостовериться, что в этот день у меня не назначено никаких вечерних  занятий, а после неохотно поднялся, проходя в холл и сталкиваясь с выпорхнувшей из мастерской Эгги.
- Если это твой новообретенный внук, то я понятия не имею, где у нас малиновое варенье, - сообщил я ей, поймав всполох мягкой улыбки на губах. В том, что варенье и прочие сласти имелись у нас во внушительном количестве, сомневаться не приходилось, - сперва они закупались для визитов Джоук, хотя я тысячу раз говорил, что она ходит ко мне не  для того, чтобы печенье трескать, а уж с появлением в жизни моей супруги Джеррика наш буфет и вовсе превратился в образцово-показательный склад для встречи гостей.

Впрочем, эту гостью встречать нужно было совсем не чаем.
- Кто ты, о прекрасное видение? - нараспев изрекаю я, ступая на крыльцо, но уже в следующий миг крепко обнимаю лучезарно улыбающуюся нам обоим девушку. - Беа, ради всего святого, ты что, всерьез таскаешься по свету с этим комком шерсти?
Я всегда был против животных в доме. Они слишком быстро умирают, чтобы успеть к ним хотя бы привыкнуть, и Агнесса за все годы жизни со мной принимала это правило. Но Беатрис, конечно же, всегда поступала по-своему.

+2

4

С сырым и промозглым ветром апрель принес акварельные пейзажи поздней весны: на грязно-белом холсте неба мокрые ветви прорастали черными контурами, робкие зеленые мазки первой травы и листьев разбавляли власть коричневых и бурых оттенков. Медленно, не являя свету особого желания, пора юности и влюбленности ступала по промерзлой земле: каждый её шаг разливался звонким переливом ручьев, грузным уханьем упавшего талого снега, пробивающейся прозрачной бирюзой в белом сонме облаков. Её бледно-желтое, сверкающее дыхание согревало некогда убаюканную холодом природу, касалось сердец подзабытой жаждой песен, музыки, движения - жизни.
Моя история перешла на перечет столетий, но сменившиеся эпохи не измени любви к весне, её сладкому обманчивому ветру, ощущению обновления - возрождения - щедрая возможность пережить плеяду первых чувств вновь.
Наше новое пристанище - необратимое следствие ещё одной жизни, а вместе с ней историей, прошлым - в чем-то подсмотренным, в чем-то заимствованным, в чем-то остающимся верным нам самим - стало декорацией для знаменательной даты. Страсть придавать годовщинам и традиционным поводам празднования особенное значение не оставила меня по прошествии лет. Приближение заветного дня рождает во мне сладостный трепет и томительное волнение. Значительность предстоящего события рука об руку идет с домашними хлопотами, суетой, приготовлением подарка - уникального и ценного, как и мой дрожащий Топаз - планированием списка гостей, программы ужина.
Маэстро, с хронической мрачностью, предлагает поживиться незадачливыми теплокровными друзьями, которым не посчастливилось приблизиться к нашему кругу. Его нелюдимые шутки - неизменный спутник всех приготовлений. Самые пылкие и чувственные увещевания способны лишь снизить их количество, но рано или поздно все возвращается на круги своя. Топаз и нелюбовь к шумным мероприятиям практически неделимое целое, что мне было бы впору ревновать, явись эта черта характера в женском обличье.
К счастью - любовь ко мне пересиливает порывы уединиться в нашей уютной обители, и я с волнительным и нетерпеливым предвкушением ожидаю наступления заветной даты. Пока, в моей скромной власти довести каждую деталь приготовления до совершенства, чем занято все мое время последних дней. Порой, Маэстро, оскорбленный сим фактом, поджимает губы и выжимает из инструмента резкую и порывистую симфонию своего раздражения - на что, увы-увы, я могу лишь нежно улыбаться. Пройдут года, века, канут в лету ныне здравствующие цивилизации, а мой верный и горячо любимый муж не изменит юношеских порывов своего темперамента.
Сегодняшний день не был исключением из предыдущих - рассветные искорки зари в розовом саванне румяного солнца встретили меня в мастерской за работой - разводы глины покрыли руки и одежду, взбитые вверх волосы поймали алые всполохи света, будто вбирая их в себя. Забегавшие нежными пастельными оттенками лучи отвлекли меня и напомнили, что в мире воцарился ранний час. Я дала себе короткую передышку, желая насладиться красотой загорающегося новым днем неба: огненное буйство постепенно, едва ли заметно, остывало и голубело, давая белесому солнце выплыть над линию горизонта.
Поэзия рассвета вдохновляла выхватить ускользающую красоту и поделиться ею с ближнем, но я успела запомнить один важный урок - эстетика мгновенья закупорена в его мимолетности. Ненадолго оставив мастерскую, я проскальзываю в обитель Музыки - гостиную, где также, как и я, Кристиан проводит свои часы, пытаясь постичь великую загадку Искусства.
Мои руки непринужденно ложатся поверх его, дыхание - бесполезная, но дорогая сердцу привычка - нежно холодит ему шею, ласковый шепот ненавязчиво зовет вернуться Ко Мне из мира Музыка: - Дорогой, сегодня чудный рассвет, составишь мне компанию?
Согревающим прикосновением солнце благословляет наш поцелуй, день постепенно входит в свои права, крадет чувственную интимность момента и оставляет нас в плену предпраздничной суеты. Чему я совершенно не желаю противиться.
Приготовления занимают все мое внимание вплоть до вечернего вторжения в нашу скромную обитель. Звонок в дверь отрывает меня от эскиза, несет скорее раскрыть маленькую загадку, застывшую на пороге.
Прохладный апрельский ветер приносит сюрпризы и перемены. Сегодня его порывы привели на крыльцо мою дорогую дочурку.
-Беатрис, - радостный возглас некультурно звонко сотрясает воздух, я кидаюсь обнимать мою милую Беа, невзирая на шипящий протест пушистого красавца, - Какой чудесный подарок, родная, заходи скорее, - попутно с приятной суетой встречи успеваю вернуть Кристиану ответ на его незначительную иронию, - Похоже, сегодня варенье нам не понадобится, - обмен объятьями длится не долго, а жаль - меня переполняет радость и отпустить малышку кажется кощунственным проступком, но тяжести в её руках и прихожая не располагают к долгим приветствиям. Несчастному и гордому созданию тоже достается самая горячая любезность мужа, что я не могу оставить без внимания и мягко осаждаю, - Любовь моя, не забывай, животные тонко чувствуют отношение к ним, ты же не хочешь нажить опасного врага в лице Самсона? - непрошеная улыбка все же озаряет лицо, но я этого даже не замечаю. Тянусь перехватить вещи Беатрис и отпустить животное прогуляться по дому, - Пусть осмотрится и привыкнет.. Пройдемте же в гостиную, не будем толпиться в дверях!
-Милая, рассказывай, как ты добралась? Проголодалась? И надолго ли ты к нам? - не могу сдержаться и засыпаю названную дочь вопросами, не дожидаясь ответов, - Прошу, не покидай нас слишком скоро, мы действительно давно не виделись.. Столько всего произошло, мне нужно познакомиться тебя со столькими людьми, столько показать.. Последние симфонии Кристиана просто чудо, впрочем, как и всегда, но тебе обязательно нужно их послушать!

+2

5

Сколько мы уже не виделись? Время, конечно, сейчас летит совершенно по другому, но все же – летит! Когда люди говорят, что время “мимолетно”, они на самом деле не отдают себе отчет, какого это – не ощущать десятилетия, а ведь почти столько прошло с момента нашей последней встречи. Конечно, непрерывная переписка свела почти на ноль все возможные минусы подобного долгосрочного расставания – каждый важный момент в жизни Агнесс и Кристиана я проживала вместе с ними: благо, чтобы быть рядом, не обязательно находится в мгновенной доступности.
Я медленно отпускаю кота на пол, внимательно следя, чтобы он не особо двигался – хотя, конечно, это любопытное и шустрое существо уже приметило себе быстрый путь в дом, игнорируя преграды в виде ног и правил приличия. – Самсон, – предостерегающее шиплю я ему – знаю, что поймет, я обращаюсь к нему по имени только в важнейших случаях. – Не называй его так, – устало бросаю уже Кристиану, – его самомнение, боюсь, вполне может сравниться с твоим. Да и вообще, он по жизни слегка нервный, а после всей этой дороги – и без “слегка”. И ногти у нас режутся… Это уже звучало немного угрожающе, но правда ведь! Котик дерет все подряд, несмотря на уже достаточно приличный возраст. Я, по доброте душевной, списываю это на затянувшийся пубертатный период, но шестое чувство мне упорно твердит, что мой кот просто козел. Впрочем, не суждено мне  в мужчинах разбираться.
Наобнимавшись вдоволь со всеми, я таки захожу наконец в дом, мимоходом отмечая прекрасную обстановку и тонко подобранный стиль, столь чудно отображающий колорит живущей здесь пары. – Я не голодная, но вполне себе уставшая – за время жизни во Франции я слегка отвыкла от всей этой западной суеты. И действительно, французская глубинка стала настоящим островком рая для моего внутреннего Робинзона Круза и возвращение в реальность становилось от того все более травматическим. – И, к слову, да – кроме прочих подарков, в том числе - одного чудесного вина почти твоего, папа, дня рождения, – я подумала, что все же лучший ваш подарочек – это я, а потому решила остаться немного в этой вашей Генриетте. А теперь – рассказывайте абсолютно все!

+2

6

Как и ожидалось, мои девочки стали наперебой квохтать над высокомерным животным, быстро нашедшим себе путь в дом и спустя считанные мгновения затерявшимся среди комнат. Оставалось только надеяться, что он не порвет мои партитуры, иначе,  ручаюсь, я не посмотрю на все свои нежные чувства к Беа и вышвырну это чудовище вон. В нашем с Несс доме никогда не было животных, и я успел здорово отвыкнуть от них, - если бы можно было провернуть подобный финт с людьми, я бы окончательно удовольствовался жизнью. Но  даже здесь, в маленькой Генриетте, в свое время казавшейся мне идеальным местом для жительства вдали от суеты и бесконечных приветствий знакомых, избежать социальной вовлеченности нам не удавалось.
Взять хотя бы мою шайку невесть как свалившихся на голову спиногрызов - от уехавшего сейчас Натти до юной Джокасты - Музыка призывала меня быть ответственным за них, как бы я не жаждал уединения, а Эгги - что ж, Эгги была в своем репертуаре. ей понадобилось меньше недели, чтобы стать "своей" в кругу ближайших  соседей, а к этому моменту я мог поручиться,  что она очаровала уже весь город.   
Мировая известность ее неожиданно обретенного "внучка" тоже не сулила ничего хорошего, и, честно говоря, я уже начинал подумывать о том, чтобы в очередной раз сорваться с места, затирая следы, - но волею  обстоятельств, от меня не зависящих, именно сейчас я был как никогда прикован к месту. Отчасти виной тому были Антон и Айлив с их извечной неразберихой в отношениях (настало то время, когда я мог поучать Драйера с высоты своего опыта семейной жизни, а не наоборот, - и это было поистине странное, но забавное ощущение), отчасти меня удерживали обязательства перед всеми неоперенными птенцами, взявшимися постигать искусство кования нот под моим началом, отчасти, вероятно, я сам немного устал бегать, не имея своего угла, - я был бесспорно человеком дороги и бесконечных странствий, но мне нужна была передышка, - и Музыка, Музыка Генриетты.
Она звенела  здесь на каждом шагу, шаловливой пери маяча перед глазами и завлекая дивными сказаниями Шахерезады, чтобы после, вильнув ярким хвостом раствориться в сплетениях улиц и затаиться в пляске теней, где с каждым движением ты не мог утверждать наверняка, кого ты поймаешь, сунувшись в темноту - томную музу или ощерившегося демона. Генриетта околдовала, заворожила меня, как до этого удавалось лишь бразильским сертанам, исландским фьордам и, возможно, флорентийским набережным, - этот город был переполнен Музыкой, как огромный орган, и, опьяненный этой магией, я, как и всякий раз до того, готов был положить жизнь, чтобы разгадать ее секрет.
Одну из своих слагающих вечность жизней.
- Мне показалось, или говоря об этом мохнатом...существе, ты использовала местоимение "мы"? - негоже прямо с порога набрасываться на мою названую дочь с восторгами о местных сокрытых мелодиях, - на это у нас еще будет время, когда дорожная пыль смоется с плеч, а хаос, вызванный столь неожиданным визитом, войдет в привычную колею. Я знаю, что она спросит меня о Музыке, - это было одной из тех сакральных тем, которые принято делить с одним из родителей, превращая обычную беседу в неизменный ритуал.  Я ненавидел рассуждать о политике, ничего не понимал в моде и уж тем более не восторгался братьями нашими меньшими, - так что, в конечном итоге, выбор отцовско-дочерних откровений у нас был не так велик, но зато мы предавались им сполна, делясь и неизменно учась друг у друга. Она по-прежнему иногда с шутливой нежностью звала меня Маэстро, а я награждал ее ласковым поцелуем в лоб за особо удачно сыгранную мелодию, - и сейчас я  знал наверняка, что мы придем к этому, когда уляжется вся шумиха, и они с Агнессой наговорятся вдоволь.
- Если тебе когда-нибудь удастся заполучить вино выдержкой года рождения твоей мамы, то я, пожалуй, буду действительно впечатлен, - я ловко уворачиваюсь от шутливого хлопка Несс и достаю бокалы, с легким звоном водружая их на журнальный столик. - Сейчас принесу закуску, - в нашей семье не требуется уточнять, что я под этим имею в виду, и я ненадолго оставляю Беа на попечение Эгги, негласно подразумевая, что миссия "рассказать абсолютно все" ложится на ее плечи.
У нее это всегда получалось лучше.

+1


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » family value


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC