- Стой, - говорит она через несколько секунд, привставая со стула и поворачиваясь всем телом туда, где стоял Харви. Лицо ее, обычно расслабленное и почти лишенное всякого выражения, приобретает неожиданную остроту...читать далее
В этот город идёт много дорог, но никто вам не скажет, что приехал сюда просто из любопытства. Здесь зло ходит за руку с добром. Это не простой городок в Канаде. Это Генриетта, и она вас не отпустит просто так.
LC

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AG

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// RB

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AM

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GM

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
// RF

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
апрель-июль 2017.

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » парень с нашего кладбища


парень с нашего кладбища

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Walk the Moon - Ghostbusters
http://s3.uploads.ru/8sjSr.gif
иду мимо кладбища, молча курю, 
на холмик могильный с опаской гляжу. 
вдруг, голос из гроба: "тебя проводить?"
вот так очень быстро я бросил курить.

┼  ┼  ┼  ┼  ┼  ┼  ┼  ┼  ┼  ┼  ┼  ┼  ┼
парень с нашего кладбища
Irvine Price & Wilford Davenport
Кладбище Генриетты, ночь с 30 на 31 августа 2016 года
Ночь, кладбище,  два медиума, а дальше все как в тумане.

[icon]http://sg.uploads.ru/pR05H.png[/icon][sign]http://sg.uploads.ru/CGL2k.gif
We're heading for Venus and still we stand tall
'Cause maybe they've seen us and welcome us all

[/sign]

+2

2

Город в целом не изменился, хотя и появились новые магазинчики, кафе, прочие заведения. По улицам проходили совсем другие люди, каждый из которых казался Ирвину едва ли не чужаком. Он собирал свои воспоминания по кусочкам, но детская память так неустойчива, что вместо цельных картин перед глазами вставал то добрый булочник в соседнем здании, то женщина, которая однажды похвалила Ирвина за то, как хорошо он катался на велосипеде.

Сейчас же, в свои двадцать лет, мир казался совсем иным. И не уходя далеко в философию, Ирвин знал, что уже ничего не будет как прежде. Но и без этого было хорошо вернуться в этот город, оставив тесный и шумный Ванкувер позади. Оставив позади, возможно, и своё глупое увлечение духами, благодаря которому Ирвин едва не поплатился всем. Однако он только так думал. Перестать видеть их совсем он не мог, даже закрывая глаза в такие моменты, даже говоря себе, что ему мерещится. Так это не работало, это не галлюцинация. Ирвин вновь открывал глаза, и дух никуда не исчезал. От него всё ещё веяло холодом, и он почти касался самого Прайса, хотя и не мог этого сделать.

В Генриетте Ирвину было сложнее избегать проявления собственных способностей, как бы он ни старался скрыться в магазинах, маленьких лавках. Его любовь к поздним прогулкам только усугубляла ситуацию. Убегать было бесполезно. Именно тогда Ирвин решил попробовать себя и свои силы снова.

— И как бы темён не был путь вперёд, я знаю, буду не одна. Светит с неба нам чудесный лунный свет, — читал Ирвин слова  какого-то заклинания. Он отнюдь не был колдуном, но тот настойчивый торговец за углом одной из узеньких улочек Генриетты под самым покровом ночи утверждал, что это поможет Прайсу. Поможет поговорить с духами, которых так рвался увидеть Ирвин, что заплатил немалую сумму за странные предложения, нацарапанные на обрывке бумаги. Смешно было признавать после стольких контактов с мертвецами, что Ирвин когда-либо будет чувствовать себя так не комфортно. Но так и было.

Ночь. Кладбище. Тишина. Мутноватый лунный свет, падавший на землю. Неспешные шаги самого Ирвина, который под стать собственным вкусам и согласно обряду облачился в чёрную одежду. Нервно почесав бровь, он шёл дальше, прокладывая себе путь меж заросших могил, зная, что он должен пройти как минимум три таких круга, чтобы вызвать духа. На удивление ни одного «желающего» пока рядом не оказывалось, даже несмотря на само место проведения ритуала. Может, что-то в собственных способностях Ирвина сегодня «барахлило», но, как он ни пытался разглядеть в ночи хоть одну фигуру, ничего не получалось. Только сова успела ухнуть где-то на дереве и зашелестеть листвой, взлетая. Ирвин непроизвольно сделал шаг назад, пока не понял, что же на самом деле произошло.

— Чёртова птица, — выдохнул он, к счастью, не успев схватиться за сердце или сделать что-то в подобном роде. Пусть даже никто, кроме тех, кто был под землёй, не услышал бы его. Прайс продолжал свой путь, стараясь читать текст и одновременно глядеть под ноги, чтобы не запнуться о корягу или запутаться в листьях.

— Ну так что же мы… девчоночки? — на этих словах Ирвин нахмурился и непонимающе приблизил к себе жалкий кусок бумаги, стараясь понять, насколько же упало его зрение за этот вечер. — Зубки, может, с вами мы покажем... Что за…? — Ирвин замедлил шаг, постепенно приходя к выводу, что его, кажется, обвели вокруг пальца. Мозг, воспалённый от давящей и уже давно не такой привычной атмосферы кладбища, отказывался что-либо понимать. Оставалось только вглядываться в загадочный текст, вместе с тем ощущая, как тишина только нарастала в минуты молчания его самого. Теперь и луна зашла за облака, усложнив прочтение заклинания совсем.

+2

3

С этим точно нужно что-то делать.
Уилфорду это кажется очевидным, и он искренне не понимает, почему никто до сих пор не озаботился  этой проблемой. Вилли не раз пытался поговорить о многих  злободневных вопросах со смотрителем кладбища, но тот уже после первых пяти раз начал куда-то стремительно исчезать, стоило медиуму только замаячить на горизонте, - наверняка у него были несомненно важные и ответственные дела, требующие внимания, - его профессия требовала многих стараний, - и за последние полгода Дэвенпорту так и не удалось перекинуться с ним хотя бы словечком.
Это доставляло определенные неудобства - но в конечном итоге он, как мог, пытался разрешить все волнующие его проблемы сам.

Миссис Уорншоу при жизни совершенно не выносила солнце - тонкая чувствительная кожа вынуждала ее постоянно держаться в тени, и потому после завершения всех земных дел она была крайне недовольна тем фактом, что ее могила расположена на южной стороне склона, моментально попадая  под обстрел лучей могучего светила, а надгробный камень нагревался так, что на нем можно было яичницу жарить.
Уилфорд посадил у места ее захоронения большой раскидистый куст боярышника, прикрывавшего своими ветвями посмертное обиталище дамы, и та, наконец, успокоилась и отошла уже окончательно - с миром.
Ему пришлось напомнить детям мистера Ротфилда, что у того была аллергия на лилии, а скорбящей возлюбленной Честера Одвера, - что если уж он терпеть не мог ее громкоголосую мелкую собачонку, будучи в добром здравии, то тем более не стоит притаскивать ее с собой на кладбище,  нарушая покой местных обитателей.
Не всегда  подобные вмешательства проходили гладко, но в целом он был доволен своей посильной помощью почившим Генриетты и искренне полагал  это своим долгом, обязательным к выполнению.

На сей раз ему представилась возможность разобраться с вопросом, который уже давно его волновал, неизменно маяча где-то на глубине сознания и вынуждая время от времени прохаживаться по кладбищу вдоль и поперек, пытаясь найти его решение.
Видны ли звезды из могилы?
По расхожему мнению, со дна глубокого колодца звезды можно увидеть даже днем и куда ярче,  чем непосредственно с поверхности земли. С другой стороны - Харви как-то показал ему очерки Александра Гумбольдта, во время своих путешествий спускавшегося в глубокое ущелье и не разглядевшего оттуда никаких светил, и после в интернете он нашел записи о любительском исследовании какого-то американца*, высматривающего звезды через печную трубу подвала планетария, - он вообще пришел  к выводу,  что единственная звезда, которую можно увидеть в хорошую погоду  днем - это Солнце.
Как бы там ни было, могила - далеко не колодец, а тот,  кому довелось в ней оказаться, - не путешественник и не  экспериментатор.
Тут нужно знать наверняка.

В этот вечер ему несказанно повезло - проходясь ритуальным дозором через кладбище, Вилли заприметил свежевырытую могилу, очевидно, подготовленную для скорых похорон. Недолго думая, он запрыгнул в нее и вытянулся по струнке, устремив взор в ночное небо, орошенное мерцающей россыпью. Ракурс обзора был несколько ограничен, но в целом будущему обитателю  этого места, очевидно, не придется испытывать особых неудобств.
Для чистоты эксперимента он еще немного полежал так, глядя вверх, когда чье-то неожиданное вмешательство не прервало его, без сомнения, важный опыт.

Сперва он подумал, что кто-то просто напевает, идя мимо, но вскоре стало очевидным, что провозглашающий явно на что-то надеется, выпуская на волю столь нелепые слова. Заинтересованный, Вилли сел, опираясь руками о земляные бортики и, оглядевшись, увидел озадаченно всматривающегося в бумажку молодого человека, от которого, судя по всему, и исходил этот странный текст.

- Ты что, призраков вызываешь? - догадался Дэвенпорт и, радостно улыбнувшись, подтянулся на руках, бодро вылезая из могилы. - Ну это же не так делается, дай покажу!
Судя по лицу обернувшегося юноши, "показать" у него действительно получилось.

* Ричард Сандерсон, США, 1992 г[icon]http://sg.uploads.ru/pR05H.png[/icon][sign]http://sg.uploads.ru/CGL2k.gif
We're heading for Venus and still we stand tall
'Cause maybe they've seen us and welcome us all

[/sign]

Отредактировано Wilford Davenport (2018-06-19 19:51:00)

+2

4

Пора было уже пожалеть, что Ирвин в сущую тьму сунулся на кладбище с этим сумасшедшим заклинанием. Никаких призраков не намечалось, будто все вдруг решили уснуть, хотя Ирвин не углублялся в изучении собственных способностей настолько, чтобы знать возможность подобного. Ему было достаточно мысли, что, вот, сейчас он пришёл в самый подходящий час в самое подходящее место для того, чтобы вновь вспомнить каково это — быть медиумом. Случайные встречи с умершими не считались — Ирвин должен был целенаправленно идти к ним.

Но когда ни одна мёртвая душа не появилась от заклинания, когда только птицы нарушали тишину и делать было совершенно нечего, Прайс уже хотел поворачивать обратно. Надеялся, что хотя бы по пути сказанные им слова начнут работать, хотя… их нелепость уже говорила о том, что пытаться было бесполезно. Забавно было вспоминать, сколько именно наивный Ирвин потратил на «волшебные» слова. Чистой воды развод, которого Прайс успешно избегал в обычное время, так просто настиг его, когда ему неожиданно захотелось поверить в правдивость слов того мужчины. Может, в Генриетте каждый второй — колдун или просто знающий человек, но пора было расстаться с иллюзиями по поводу городка и осознать, что и тут не обходилось без шарлатанов.

Надо было идти обратно, к тому же луна действительно не светила так же ярко, как до этого, и читать стало проблематично. Тишина угнетала. Ещё миг или два, чтобы рассмотреть хоть что-то в темноте идеальным человеческим зрением — пусто. Безмолвие. Ночь. Только мышь или ещё какой зверёк копошился в траве.

Чтобы не уходить с кладбища конкретным неудачником, Ирвин всё же попытался прочесть одну строчку, лишь одну, чтобы понять наверняка, что его обвели вокруг пальца. И как же вовремя он решил это сделать…

В момент, когда Ирвин только-только замолк, из свежевырытой могилы, находившейся совсем рядом, что-то выскочило. Лёгкое замешательство, высчитываемое долями секунды, чтобы максимально округлить глаза, и… Прайс пронзительно вскрикнул, инстинктивно отшатнулся, выронив из рук клочок бумаги.

— Б…

Чуть не бросил острое слово.

В момент, когда это произошло, перед глазами у Ирвина вдруг всё поплыло, и он только и смог, что открыть рот и часто задышать от испуга. Когда это состояние прошло, он тут же задумался о том, как же быстро по маленькому городу могут пролетать слухи, если что.

— Что?! Вы… тут…? — он пытался совладать с голосом. В какой-то момент даже неприятно скрипнул, но моментально вернул себе прежний тон, хотя до конца не понимал, как расценивать ситуацию. Для придания себе уверенного вида и в попытках быстренько замять неловкость даже отряхнул невидимые пылинки с одежды. Натянул на лицо улыбку.

Нет. Губы дрогнули — так это не работает.

Ладно, надо было идти другим путём. Перед глазами был всего лишь светловолосый мужчина, пусть даже одно только нахождение его на кладбище в поздний час ставило всю ситуацию под вопрос. Ещё и эта улыбка. А в дополнение — он выскочил из могилы.

Весело генриеттовцы проводят свободное от работы время, однако же.

— Что вы, — кем бы вы ни были, — здесь делаете? С ума сошли? Вы хотите помочь мне вызвать призрака? — и тут Ирвин недоверчиво повёл бровью.

«Серьёзно?»

+1

5

Откровенно говоря, радостно выскакивая из могилы на негласный зов другого медиума, Вилли как-то начисто упустил из виду, что вообще-то нормальные люди могут неслабо испугаться, если к ним внезапно выпрыгнуть, когда они думают, что одни,  - особенно, если это происходит в местах вроде кладбища, которые почему-то изначально пользуются какой-то мрачной славой,  хотя сам Дэвенпорт мог бы поручиться, что спокойнее уголка не найти во всей Генриетте. Разве что только морг, ставший его негласным царством на Земле,  но его люди обычно и вовсе обходят стороной.
Деловито отряхнувшись от земли и пыли, налипшей на брюки, Уилфорд распрямился и, буквально лучась доброжелательностью,  двинулся к дернувшемуся было от него парню, ступая под рассеянный свет фонаря, скупо рассеивающего давящую тьму меж надгробий. В этом тусклом луче его и без того не самый ординарный вид казался еще более неземным, со всклоченными белоснежными волосами, голубыми глазами и темной подводкой вокруг них, с помощью которой он защищал зеркала своей души от слишком пытливых взглядов.
На вопросы Вилли привык отвечать обстоятельно и подробно, - так его приучили еще в детстве разномастные психиатры, пытавшиеся дознаться, что с ним в конечном итоге «не так», поэтому любопытство незнакомца готов был удовлетворить в полной мере.
- Я здесь работаю, - весело ответил он, окидывая легким жестом ладони гряду могил вокруг. – Это вроде как дополнительная ставка. Мертвым нужна помощь. И покой, - добавил он серьезно, ненадолго задумавшись. – Я слежу, чтобы у них все было хорошо. Вот, например, звезды, - он кивнул на раскинувшееся над ними небо, пестревшее мерцающими точками. – Они светят всем, и будет очень несправедливо, если вдруг ты не сможешь их видеть только потому, что умер. Ведь какое-то время душе еще нужно для прощания с бренью, - Вилли был не совсем уверен, есть ли вообще подобное слово от «бренный», но надеялся, что незнакомый медиум его поймет. – Согласитесь, будет ужасно обидно, если вдруг из могил звезды не видны. Но все в порядке! – с неподдельной радостью заверил юношу он. – Я только что проверил – видно! С ума я не сошел, у меня справка есть, - по его мнению, это должно было звучать успокаивающе, - ведь выдают же ему зачем-то каждый год эту справку после неизменной проверки, наверняка для того, чтобы при случае он мог заверить окружающих, что с ним действительно все в порядке. Хотя Харви говорил, кажется, что при посторонних лучше вообще не упоминать про эти проверки, но ведь этот паренек - медиум, а значит, они делают одно дело, и следовательно, его нельзя считать совсем посторонним. – Если вы хотите вызвать призрака, я с радостью вам помогу! Это совсем не сложно, стоит только правильно позвать. Если вы в первый раз, то вам стоит начать непосредственно на лей-линии, чтобы они могли вас узнать и запомнить. Это как будто войти в систему, - Вилли объясняет все очень охотно и емко, искренне радуясь, что в Генриетте будет, кажется, на одного медиума больше.
Вы хотите вызвать какого-то конкретного призрака? – деловито уточняет он, ловко огибая памятник и оказываясь совсем рядом с новым знакомым. То есть нет, погодите, они ведь еще даже не представились! Какая оплошность, нельзя забывать об  элементарных правилах вежливости, даже если ты сталкиваешься с кем-то на кладбище. Особенно, если ты сталкиваешься с кем-то на кладбище!
- Простите, я не представился – Уилфорд Дэвенпорт! – жизнерадостно провозглашает он, широким жестом протягивая распахнутую ладонь. – Но лучше зовите меня просто Вилли. Все зовут меня просто Вилли. Кроме совсем чужих и проверок из министерства. Вы ведь не из министерства?

+2


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » парень с нашего кладбища


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC