— Ну ты и скажешь! — воскликнула Джоук, засмеявшись и с трудом подавив в себе желание весело толкнуть Даса в бок. Удивительно, как она могла разговориться и вдруг стать самым обыкновенным подростком...читать далее


#3 «Estuans interius»
Alex Murray [до 28.06]

#4 «Tempus es iocundum»
[ЗАВЕРШЕН]
LC

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AG

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// RB

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AM

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GM

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
// RF

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
январь-март 2017.

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » Fixation or psychosis?


Fixation or psychosis?

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Panic! At The Disco: Far Too Young To Die
https://i.imgur.com/XIrCKEH.gif https://i.imgur.com/XumWnld.png
https://i.imgur.com/PXjpo9n.png https://i.imgur.com/Yqrb94j.gif
Fixation or psychosis?
Holly Wolf & Lou Rusk
≈начало октября '16, Сан-Франциско, США.
Глава, в которой миссис Миа Уоллес сбегает от мистера Марселласа Уоллеса
к молодому и бесперспективному цыгану.

+3

2

Джулиус — непревзойдённый дипломат; по крайней мере, ему так кажется. У него есть роскошный кабинет с рабочим столом из красного дерева (домработница полирует поверхность дважды в день специальными средствами — после того как, подозревает Холли, протирает столешницу собой), какие-то дипломы в рамочках, призванные указывать на его профессионализм (с каких это пор дипломы выдают за выбитые зубы?) и, разумеется, Кожаное Кресло Большого Босса (Холли пробирает на нервный смешок; в любой другой день она бы от души похохотала над убранством кабинета Джулса).
Джулиус внимательно смотрит на супругу снизу вверх; Холли кажется, что наоборот. Во время пристального осмотра, она неуютно ёжится, бегает взглядом по ворсистому ковру из шерсти какого-то там снежного человека и безостановочно одёргивает подол платья. Молчаливый осмотр ещё хуже ожидаемого разноса — так она не может наорать на него, не прослыв при этом законченной истеричкой; Джулс, конечно, привык, но сейчас не время и не место, чего доброго, одарит её золотым билетом на приём к психиатру и мягкими апартаментами сливочного цвета. Тщательно выверенный недовольный вздох заставляет Холли вздрогнуть. Титаническим усилием воли она поднимает взгляд на мужа, пытаясь спрятаться за наращенными ресницами.
— Такого не должно больше повториться.
Холли мелко кивает, глядя не на Джулса, а на остро заточенную саблю, показательно висящую на стене за его спиной.
— Видишь ли, — мистер Вулф позволяет себе тонкую улыбку, прекрасно понимая, какой эффект оказывает коллекционное, но вполне рабочее холодное оружие, — В следующий раз я буду менее... сговорчивым.
Холли мелко кивает, теребя пальцами загубленное платье; подол медленно рвётся, оставляя за собой след из неряшливой бахромы.

— Уебёт, — коротко переводит Нат, уводя Холли под ручку подышать свежим воздухом, — Уж я-то знаю.
На улице Холли начинает бить крупная дрожь; Натаниэль делает выводы и, посадив её на скамеечку перед домом, убегает за лекарством, хотя с последнего приёма прошло всего ничего.

— Уебёт, — констатирует Нат, вернувшись к скамеечке с лекарством; из Холли там только неровный обрывок платья. Это было джулсово любимое.
Или всё же то, золотистое?

Стук в дверь Холли сопровождает тихим
— Лу.
Затем громче,
— Лу!
Громкость нарастает синхронно с паникой; Холли растягивает гласные в жутком подобии воя и колотит по двери изо всех сил, пытаясь то ли выломать пару досок, то ли сбить костяшки в фарш. Получается скорее второе, чем первое;
— ЛУ-У-У-У-У!!!!!!!!!!
Её натурально трясёт, когда Лу, наконец-то, находит в себе силы открыть дверь; вместо деревяшки кулак Холли попадает по его ключице и ей, откровенно говоря, было бы жаль взвывшего от боли Лу, если бы он открыл ей раньше.
Хотя только этот вскрик и помог его идентифицировать; Холли обхватывает ладонями кожаную маску, ранее именуемую лицом, вызывая очередную порцию БОЛЬНО ЖЕ, ТЫ НОРМАЛЬНАЯ? и радостно сообщает, глядя в то ли заплывшие, то ли запавшие глаза.
— Я вернулась.

Дрожь отпускает, стоит переступить порог номера Лу.
Аллилуйя.

Отредактировано Holly Wolf (2018-05-27 11:35:39)

+3

3

Если подумать, Холли мало чем отличается от его однодневных увлечений. Яркая, обернутая в блестящую упаковку эффектного платья, легко идущая на контакт (под контактом ожидаемо подразумевается торопливый секс в уборной местного клуба). Лу, стягивая кружевное белье вниз по обнаженным девичьим бедрам, даже не знает ее имени.
Если подумать, во время пробного периода (так он определяет сутки с момента каждого нового знакомства) — это избыточная информация. А он, как правило, никогда не заходит дальше триала.
Если подумать, в случае с Холли проверенная опытным путем схема почему-то перестает функционировать.

Лу встречается с ней полторы недели, маркируя сбой в программе как unexpected behavior. А затем баг запросто устраняется с легкой руки Джулиуса (на деле — крайне тяжелой его шкафообразного сотрудника).
Пропущенного через мясорубку Лу по просьбе Холли (он сквозь гулкий звук отдающего в голову пульса различает отчаянные мольбы) милосердно высаживают (вываливают) у круглосуточной больницы. Страховка покрывает стоимость хирургической игры в мозаику (приходится прибегнуть к остеосинтезу, чтобы зафиксировать переломанные ребра). Но не распространяется на анальгетики (прописанным обезболивающим Лу классически предпочитает старую-добрую индику). Спустя несколько дней его отправляют на амбулаторное лечение; голос Табиты из телефонной трубки, деформируемый помехами, сквозит откровенным сомнением, когда Лу утверждает, что у него все отлично.
Во "все отлично", в принципе, Луис начинает верить сам, когда его лицо перестает приобретать стопроцентное сходство со свежим тартаром.
Но надежда на спокойную реабилитацию разбивается в пух и прах, стоит ему все-таки открыть дверь номера.
Холли — взъерошенная, со сбитым лоском с безукоризненного выверенного образа — явно унаследовала садистские наклонности от дражайшего супруга. Лу успевает несколько раз взвыть от боли, возмутиться ее категорической бесчувственностью и затащить дрожащую то от от страха, то ли от холода (короткое платье и тонкая кожаная куртка вряд ли предназначены для пеших прогулок по осеннему Сан-Франциско) внутрь.
Оранжевый свет заходящего солнца подкрашивает и без того безобразные обои персикового оттенка. Лу с полминуты наблюдает за тем, как она зябко ежится, переминаясь с ноги на ногу. Крупные мерцающие пайетки, местами осыпавшиеся вдоль подола платья, отбрасывают зеркальные блики. По правде сказать, растрепанная Холли нравится ему гораздо больше девицы с безупречным макияжем и идеальной укладкой. Так она выглядит, будто только что цеплялась за обивку на заднем сиденье такси и закусывала губы, пытаясь сдержать стон. Лу сводит брови у переносицы: мысль о том, что Холли поимели (методом дедукции можно предположить — поиметь ее ввиду сложившихся обстоятельств, кроме собственного мужа, никто иной не мог), вызывает необоснованную ревность. Ключевой момент — в необоснованности. Тяжелый вздох отзывается спазмом в груди.
— Располагайся, — горлышко бутылки старины Джека тихонько стучит о стеклянный бокал. Лу вкладывает его в руки Холли, осторожно присевшей на краешке измятой постели. Она смотрит поверх каким-то расфокусированным взглядом. Подавив импульсивное желание прикоснуться к ней, Лу одним глотком допивает свой виски. Разместившись у прикроватной тумбочки, он концентрирует внимание на подготовке очередной порции успокоительного. Методично наполняет гриндер, перемалывает, в пропорции один к одному перемешивает с табаком. Процесс знаком до автоматизма и имеет медитационный эффект.
— Мне слабо верится, что Джулс решил тебя выгнать, — скручивая джоинт, фыркает Лу.
Холли нервно облизывает губы, отбивая неровную дробь наманикюренными ногтями по ободку бокала.
— Пришла меня проведать? — Луис подвигается ближе и, чуть развеселившись, слегка щелкает ее по носу.
Сколько ему остается жить после визита вежливости миссис Вулф, можно лишь догадываться. Есть резон начать обратный отсчет.

+2

4

Обои Джулс не признаёт, как он сам утверждает, из принципа; неудобно, не всегда красиво, к тому же эти стыки... Всё это он сообщает партнёрам по бизнесу между делом, непринуждённо меняя темы прежде, чем перейти к насущному; в мягких диванах утопают все, кроме Холли, которая, как и полагается породистой выхоленной болонке, сидит на колене хозяина. Простите, мужа.
— Кровь плохо отмывается, — Натаниэль разрушает весь тщательно наводимый лоск одной фразой, — А переклеивать — лишняя головная боль.
Хотя, стоит отметить, ради этих обоев исключение бы сделал даже Джулс; Холли передёргивает при одном взгляде на внутреннее убранство — явный признак того, что Джулиусу оно придётся по вкусу, то есть, по отсутствию оного.
К тому же, жуткий персиковый цвет совершенно не сочетается с палитрой синяков и кровоподтёков Лу. Да и с Лу в принципе.
Это хуже всего.

Разглядывать Лу глазами совсем неинтересно; недовольная Холли подключает пальцы, играя на его лице как на музыкальном инструменте. Если прислушаться, можно разобрать мотив простенькой народной песенки, даже если учесть, что музыкальный инструмент (то есть, Лу) попадает в ноты один раз из пяти. Цветовой диапазон отвращает и завораживает одновременно. Холли не сразу понимает, то делает человеку больно, а если и так, то что с того?
Джулс сделал человеку куда больнее.
— Он пообещал, — по-детски морщась от щелчка, Холли разговаривает с Джеком вместо Лу; ему объяснять, что она здесь делает, почему-то полегче, — Ну, знаешь, — остатком предложения она благополучно давится и не находит ничего лучше, кроме как сделать "пиф-паф" сложенным из пальцев пистолетом прямо в лоб Лу, на котором красуется плохо заживающая царапина, — Мне нужно было убедиться.
Проведать больного — святое дело, только вот вряд ли Джулс поверит в эту сказочку.
Холли сама в неё не верит, но лучше уж так, чем называть какие-то конкретные причины.

Свою порцию виски Холли лихо опрокидывает  в себя залпом; думать о настолько серьёзных вещах, как ближайшее будущее, совершенно не хочется. Ясно, что её уже ищут. Ясно, что после такого её посадят под домашний арест навсегда. Ясно, что Лу не жилец: последнее заставляет повторить трюк со скоростным выпиванием, но уже из горла.
— Я так устала, — Холли утыкается лбом в плечо Лу снова и снова, пока опытным путём не находит наименее больное место. В потайном кармашке куртки есть zip-lock с заветным порошком, а у Лу наверняка найдётся что-нибудь поинтереснее, но сейчас лучший выход — напиться. Джек обладает магическим свойством решать все проблемы Холли наиболее быстрым и простым способом: на проблемы становится плевать. Жаль, эффект временный.
— Так долго шла, — скинув туфли (правая почти сбивает тусклую лампу на прикроватном столике), Холли забирается на кровать с ногами и, не обращая внимания на протесты, обнимает Лу как любимого плюшевого мишку в человеческий рост и буднично добавляет:
— Он тебя найдёт.

+2

5

Медсестра, бережно обрабатывающая аккуратно заштопанную бровь, которую рассекли талантливые сотрудники Джулса, глядит на Лу с нескрываемой жалостью. В свою очередь Лу (даже качественно отделанный до переломанных ребер) отмечает, что девица вполне себе хорошенькая. И ее сочувствие — крайне удобный инструмент манипуляции. Проще говоря, очередная легкая возможность затащить ее в постель. Разумеется, если бы Лу был в состоянии.
Завести более близкие отношения с медсестрой во время пребывания в больнице у него не получается. Однако по возвращению в мотель Лу обнаруживает у себя в кармане клочок формуляра для выписывания рецептов, где каллиграфическим почерком выведен телефонный номер и лаконичное "Джо". У скромницы Джо со смазливым личиком и минимумом макияжа наверняка в гардеробе исключительно строгие юбки ниже колена, дома — идеальная чистота и пахнет домашним обедом, в дипломе о высшем образовании — лучшие отметки. И никакого мужа, готового без разбору подстрелить каждого мужчину, приблизившегося к ней на расстояние чуть меньше метра.
Пока Холли прикидывается ласковой кошкой и перебирает пальцами по карте гематом под его футболкой, Лу меланхолично думает о том, что выбирает совершенно не тех женщин. И что стоило бы позвонить Джо. Но вот проблема — бумажка с номером была благополучно использована в качестве фильтра для последнего джоинта.
— Потрясающая новость, — бормочет он и, щелкая зажигалкой, сосредоточенно избавляется от излишков папиросной бумаги.
Холли — капризная девочка, привыкшая получать все по первому требованию (вариативно — по второму, если запрос слишком велик). И этот факт Джулса, очевидно, нисколько не напрягает. Вполне возможно, даже развлекает в какой-то степени. Правда, до поры, пока в сферу интересов его благоверной не попадает Лу. Оно и понятно: какой адекватный мужчина будет спокойно наблюдать за тем, как его законная супруга самозабвенно подстилается под едва знакомого встречного.
Ему требуется немало сил (как физических, так и моральных), чтобы отцепить от себя Холли. Поднимаясь, Лу щурится от лучей закатного солнца, прореженных полосками жалюзи. От духоты в номере аромат парфюма Холли раскрывается еще сильнее. Лу открывает окно на проветривание и глубоко затягивается, надолго задерживая дым в легких.
— Хочешь дождаться его здесь, чтобы посмотреть, как он своими руками вышибет мне мозги? — Лу хмыкает, забирая у Холли початую бутылку в обмен на джоинт.
Табита, всякий раз со скепсисом наблюдая, как Лу отходит от очередного мордобоя, говорит, что однажды он откинется из-за своего безобразно безответственного подхода к выбору однодневных подружек с приданным в виде агрессивного бойфренда/жениха/мужа/etc. Лу не воспринимает ее слова всерьез. Однако теперь, в контексте неутешительной перспективы, слишком явно представляет, как Ти будет ворчать (мол, она же говорила) и качать головой над его трупом.
Лу делает еще пару глотков и отставляет Джека на пол, прежде чем примоститься на край прикроватной тумбы напротив Холли.
— Я уезжаю в Мексику, — наконец произносит он. — Если, конечно, твой любящий супруг не пришьет меня до этого.
В теории — ему надо выставить девчонку за дверь и велеть больше никогда не появляться на пороге.
На практике Лу находит миллион сомнительных предлогов, чтобы этого не делать.
В конце концов, неужели он может спокойно отправить ее куда подальше, даже не притронувшись к ней в последний раз?

+1


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » Fixation or psychosis?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC