- Стой, - говорит она через несколько секунд, привставая со стула и поворачиваясь всем телом туда, где стоял Харви. Лицо ее, обычно расслабленное и почти лишенное всякого выражения, приобретает неожиданную остроту...читать далее
В этот город идёт много дорог, но никто вам не скажет, что приехал сюда просто из любопытства. Здесь зло ходит за руку с добром. Это не простой городок в Канаде. Это Генриетта, и она вас не отпустит просто так.
LC

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AG

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// RB

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AM

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GM

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
// RF

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
апрель-июль 2017.

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » Witches brew


Witches brew

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

♪ Omnia - Witches Brew
http://s9.uploads.ru/t/I7gY9.jpg
Witches brew
Иона Грейсон и Фергюс Кроуфорд
02.02.2017, Жилой многоквартирный дом в нескольких кварталах от центра города, Генриетта, Британская Колумбия, Канада.
В наши дни соседи далеко не всегда знают друг друга в лицо или по именам. Но знакомство с соседом может оказаться весьма полезным - и странным, особенно, если сосед тоже колдун.

Отредактировано Fergus Crowford (2018-05-16 02:47:35)

+1

2

Она что-то говорит, продолжает сыпать обвинениями, приводит какие-то доводы и копается в компьютере, и Иона снова не понимает, в какой момент он сказал неверное слово, которое сорвало чеку в гранате выдержки, и умная сексуальная девушка превратилась в заклиненную претензиями недалекую барышню.
- И ты считаешь нормальным везти Маргарет домой, в то время как я сижу на работе голодная?
- Она честно сказала, что ее машина в автосервисе, а ей срочно нужно забрать детей из садика.
- Но ты мог позвонить мне и спросить, как у меня дела? Иона, мы же встречаемся. Все так делают. Ты мой парень, я твоя девушка. Но ты думаешь о ней больше, чем обо мне!
Иона сбрасывает простынь, садится и поджимает губы. Одна его часть хочет виновато потупиться, пробормотать что-то вроде "прости, исправлюсь, поедем купим тебе новое платье", другая бьет себя ладонью в лоб и нецензурно бранится. Грейсон одновременно понимает и не понимает логику Анники, но ему совершенно непонятно, где и когда здравый смысл свернул не туда и превратился в кособокое проявление ревности и обиды.
- Анника, - он делает последнюю попытку воззвать к разуму, - она сказала ртом, что ей нужно.
- И ты без раздумий согласился!
"Господи, только бы стены были чуть потолще картона. Стыдобища", думает Грейсон, чувствуя, как собственная выдержка дает трещину. Ему нравится Анника Морс, нравится ее смех, нравится, как она накручивает на палец прядку волос, когда задумывается, нравится, как она напевает в душе песни Адама Левина, нравится, с какой готовностью и чувственностью ее тело отзывается на ласки, но бог свидетель, Иона не ожидал, что за имиджем уверенной в себе особы скрывается ранимая девочка, жаждущая признания и внимания к себе.
Озабоченный этой мыслью, Грейсон заглядывает под кровать в поисках трусов, находит их за тумбочкой и натягивает на себя. Он очень хочет кофе и покурить, но Анника не догадалась сварить кофе, хотя знает, что Иона не пьет чай. Черт возьми, девочка, это комбо, думает Иона.
- Что ты молчишь? Я права, да? ну конечно, я права. Думаешь, я не знаю, что ты в больнице со всеми романы крутишь?
Иона роняет сахар, чертыхаясь, вытирает пол, бросает кубики в мусорное ведро и ищет банку молотого кофе.
- Черт меня дернул согласиться встречаться с тобой, ты не одной юбки не пропускаешь.
Иона сыплет кофе мимо турки, тихо матерится под нос, бросает ложку в раковину, снимает турку с огня и глубоко вдыхает. Сжимает кулаки, закрывает глаза и про себя считает до пяти.
Их отношениям нет еще и месяца, но Анника думает, что может просто вот так взять и влезть под кожу понравившемуся ей чуваку? Прописаться и менять его как ей вздумается?
Нет, считай дальше. Это твой выбор. Шесть, семь, восемь...
- Где ее телефон? Я этой паскуде сейчас всё выскажу, своего мужика не удержала, теперь за чужих хватается..
Выбор. Всегда есть выбор. Бен говорил мне, что свобода выбора это свобода выбирать, что нравится. А это мне совсем не по нраву.
- Я что, телепат, по-твоему? - Иона появляется в комнате бледный от гнева, но тон голоса не повышает, хотя тараторит быстрее, чем обычно, - Я целитель, я лечу людей, а не в головы им заглядываю. Если ты чего-то хочешь, говоришь ртом, и не только самой себе, - он выхватывает из рук девушки телефон, швыряет ей блузку и указывает на дверь, - собирайся и проваливай. Я люблю трахаться с тобой, но я не соглашался обслуживать твои комплексы. не надевал тебе кольца на палец. Не клялся в верности. Я не твоя собственность. И я не потерплю таких слов в свой адрес или в адрес моих коллег.
- Мудак! - Анника натягивает блузку и юбку, собирает в хвост волосы и ищет сумочку. Она кричит, и судя по всему обида захватила всё ее существо, - Вот и трахайся с ней, можешь прямо сейчас ей позвонить, сволочь!
Она вылетает из квартиры, и, пока сбегает по лестнице, разражается слезами. Иона осматривается в поисках забытых вещей, хватает лифон, висящий на спинке стула у окна, поднимает ставни и швыряет лифон ей вслед.
- Убирайся, и никогда мне больше не звони, поняла? Имя мое забудь и дорогу сюда!
Он замечает, что на него с любопытством косится поднимающийся по ступенькам молодой человек, и закрывает окно. Натягивает штаны и футболку, судорожно роется в карманах в поисках сигарет, вздыхает, потом сует в карман бумажник и ключи от машины, одевается и устремляется из квартиры. Сейчас бы крепко выпить и отвлечься, думать о скандале невыносимо досадно.
"Черт возьми", думает Иона, "ведь есть же адекватные женщины, почему я выбрал Аннику?"
На лестничной площадке он сталкивается с тем самым молодым человеком, который с любопытствующим взглядом скрылся в подъезде.
- Простите, - говорит ему Грейсон, - такое.. редко случается. У вас случаем не найдется сигарет? Я свои в машине оставил, а курить хочется - сил нет.

+1

3

День выдался пакостный. Фергюс топал домой, опустив плечи, и думал только о том, что вот сейчас окажется в своей комнате, закроет дверь - и даже, может быть, подопрет ее стулом, - и будет молчать аж до завтрашнего утра. Бывают такие дни, когда все идет не то чтобы наперекосяк, но и не так, как хотелось бы.
Началось все с того, что с самого утра Ферг столкнулся возле ванной с Волибиром. Тот, будто нарочно, продефилировал в одних джинсах и нырнул за темную дверь, обогнав Кроуфорда на два шага. И чего его подняло в такую рань?
Фергюс едва не опоздал из-за него на работу, и некоторое время ворчал про себя, потому что Максвелл, которому не надо было никуда торопиться с утра, вполне мог бы и поспать подольше. Чтобы не ломиться в душ наперегонки. Впрочем, сердитый Ферг был не совсем справедлив: как выяснилось, его квартирант соблюдал режим, не шлялся по полночи неизвестно где, ничем не грохотал, возвращаясь домой, и утром вставал всегда в одно и то же время.
В библиотеке тоже было напряженно. Фергюс давно привык, что тихое просторное помещение с высокими потолками и старой лепниной посещает не слишком много народу. Во времена смартфонов с выходом в интернет, когда практически любая информация  стала доступной - только вытащи мобильник из кармана, - в старую городскую библиотеку приходило не слишком много народу. Молодому магу нравилась его работа, нравилось и то, что иногда удавалось выкроить свободное время и почитать что-нибудь для собственного удовольствия. Не в этот день, правда. Миссис Форн, главный библиотекарь и непосредственный начальник Фергюса, затеяла сверку каталогов, и ее подопечный здорово наглотался пыли в архиве, расчихался и в процессе едва не въехал носом в книжный стеллаж. Работа была скучной и монотонной, времени на чтение для души не было совершенно, а после обеда еще, как назло, один за одним пошли посетители. В результате, Кроуфорд, весь день таскавший книжки, чувствовал себя изрядно вымотанным.
Домой не хотелось. Дома был Максвелл, существование на одной территории с которым значительно усложнилось за последние две недели. Но и деваться было некуда: у Фергюса было очень мало друзей, да и отношения с ними сложились не те, при которых можно запросто завалиться на порог без предупреждения. Самое главное, заваливаться и не хотелось. Фергюса передергивало при одной мысли, что его начнут расспрашивать о чем-то, придется отвечать на вопросы, рассказывать про своего квартиранта. Бродить по улицам города тоже не было ни малейшего желания. Февраль в Генриетте выдался  холодным, северный ветер норовил забраться под куртку, погладить ледяными пальцами по шее, бросить россыпь мурашек вдоль позвоночника. Не самая приятная погода для прогулок. К тому же, он понимал, что вернуться домой рано или поздно придется - не ночевать же на улице, да и бегать от проблем парень не привык. А Максвелл, точнее, то, что случилось у них две недели назад, стало для него проблемой. Хуже всего было то, что он так и не смог решить толком, что со всем этим делать. Ну не выгонять же квартиранта из дому только из-за того, что поддался соблазну и едва не переспал с ним. И шарахаться до бесконечности тоже не вариант. Самый простой вариант - все же довести начатое до конца, - не приходил Фергу в голову в силу обострившихся комплексов и собственных тараканов в голове.
Кроуфорд плелся домой, глядя себе под ноги, слушая, как поскрипывает снег под подошвами теплых ботинок, и размышляя о том, как теперь распутывать этот клубок, в который превратилась его жизнь. Ну да, вытащил себя из болота. Доволен? Вот то-то же.
Из безрадостных мыслей его вырвал звук хлопнувшей двери подъезда. Парень поднял голову и едва успел шарахнуться от девицы, едва не бегом выскочившей на улицу. Толком разглядеть лица не успел, но, вроде, она рыдала. Ну да, точно, - всхлип был достаточно громким, чтобы он услышал. Девушка притормозила на секунду, поскользнувшись на снегу, и Фергюс, склонный жалеть все обиженное и несчастное, будь то бездомная собака или плачушая женщина, уже открыл было рот, чтобы предложить помощь. Но в этот момент мимо него пролетела какая-то тряпка и шлепнулась на землю. Явно откуда-то сверху. Фергюс поднял голову, с интересом разглядывая окна родного дома.
- Убирайся, и никогда мне больше не звони, поняла? Имя мое забудь и дорогу сюда!
- Мудак, - срываясь на визг и тут же закашлявшись, высказалась позади него девушка. - Мудила криворукий, блядун недоделанный!
Тут же застучали каблучки, и Кроуфорд понял, что вмешиваться в этой ситуации будет себе дороже. К тому же, он потерял слишком много времени, пытаясь утолить свое любопытство и высмотреть, из какого окна вылетел прощальный подарочек.
"Семейные разборки, ну надо же", - подумал он.
Ферг все же обернулся, уже взявшись за ручку двери. Тряпка, так и оставшаяся лежать на снегу, оказалась бюстгальтером. Заходя в подъезд, он ухмылялся. Весело же кому-то живется.
Консьержка, суровая миссис Перкинс, поздоровалась с ним. Они перебросились парой фраз, женщина поинтересовалась здоровьем матушки Кроуфорда и просила передавать ей при случае привет. Фергюс, вежливо ответил и спросил про семью самой миссис Перкинс. Он знал эту женщину еще с тех пор, как был совсем мальчишкой, и до сих пор относился к ней с уважением и некоторой робостью, как в детстве. Судя по всему, консъержка не была в курсе того, что произошло на улице, иначе бы долго жаловалась Фергу на современную молодежь, выносящую сор из избы, а затем попыталась прочитать лекцию об уважении к соседям и обязательно напомнила, что он хороший мальчик, которого мама воспитала правильно.
Распрощавшись с консъержкой, парень направился к лестнице. Он и сам не знал, что заставило его проигнорировать лифт и пошлепать пешком. Наверное, он все еще пытался оттянуть момент возвращения домой и встречу с соседом.

Со светловолосым парнем они столкнулись на лестничной площадке. Фергюс вежливо кивнул, и только когда незнакомец заговорил, сообразил, что именно это лицо видел в окне, из которого, судя по всему, и вылетел тот несчастный лифчик.
- Ничего страшного, - улыбнулся Ферг. - Это было... ярко. Ваша меткость вызывает уважение.
Что и говорить, если бы девица не сделала очередной шаг, бюстгалтер шмякнулся бы ей прямо на голову.
Парень похлопал себя по карманам, отыскивая сигареты и зажигалку. Курил он редко, и почти никогда - на улице в такой холод, но зачем-то все равно таскал с собой пачку.
- Вот, - сказал он, протягивая найденное. - Не возражаете, если я составлю вам компанию?
Повинуясь внезапному порыву, тоже вытащил сигарету и, прикурив, пристроился полубоком на подоконнике. Жильцы некоторых этажей устроили у себя настоящие курилки: поставили пепельницы, кое-где даже можно было увидеть аккуратные стульчики, чтобы вредить собственному здоровью с комфортом.
- Я Фергюс, - представился зачем-то Кроуфорд. И добавил с улыбкой, - Окно - отличный способ избавиться от лишних вещей в доме.

+1

4

Иона  бы рассмеялся и обязательно что-нибудь пошутил, если бы в голове не билось желание крушить. Оно было настолько сильным, что чесались костяшки пальцев, но рядом незнакомый человек, который совершенно не обязан смотреть на то, как Грейсон теряет самообладание. Поэтому Иона мысленно считает до десяти и делает несколько глубоких вдохов. Скулы печет красным румянцем гнева, отчего его улыбка напоминает оскал хищника.
- Спасибо, - он берет предложенную пачку, вынимает сигарету, закуривает и облокачивается спиной на стену. Некоторое время смотрит в окно, потом переводит взгляд на незнакомца и задумчиво рассматривает его. В парне нет дерзкой красоты, от которой шумит в голове, подгибаются колени и в брюках становится слишком тесно и жарко, но его привлекательность спокойна и уютна. Вероятно, он один из тех мужчин, у которых девушки обязательно съедят кусок пиццы и попросят куртку погреться, после секса обязательно натянут его футболку и босые пойдут курить на балкон или заваривать чай на двоих, и обязательно позовут смотреть "Друзей", чтобы обсудить Росса и Рейчел и поржать над Джоуи. Иона чуть опустил веки, воображение уже вовсю рисовало рядом с соседом симпатичную девчонку с собранными в узел на затылке длинными волосами, в хлопковом платье цвета темный беж с вышивкой на воротнике, в модных ботинках и куртке-косоворотке, с какой-нибудь сумкой из серии "представляешь, урвала в винтажном магазине за копейки!". Фергюс. Имя тоже такое... винтажное.
- Иона, - Грейсон представляется в ответ, протягивает ладонь и жмет чужую руку, потом затягивается, выпускает в воздух плотный клуб дыма и пожимает плечами, - если бы оно было побольше, она вылетела бы из квартиры на метле или в ступе. Нет, вы не подумайте, она классная. Просто....
Он замолкает снова, запнувшись о новую волну мыслей и негодования, потом поджимает губы и вдруг выдает:
- Она классная, но она ревнует к каждому столбу. Знаете, это как в дурацких реалити-шоу по ящику, ты выходишь с работы, а тебе уже звонят и спрашивают "милый, ты где, ты с кем, ты когда приедешь и что это за Меган опять звонит тебе на городской?". Она присваивает себе твое право решать, с кем и как общаться, что думать, она знает содержание всех твоих смс и список контактов наизусть, а если ты ставишь пароль, ты обязательно начинаешь что-то скрывать, - Иона трет висок, разводит руками, - женщины все какие-то странные, они ходят в спортзал, красиво одеваются, каблучки, помада, брэндовый парфюм, и этот их взгляд, знаете.. Женщина так смотрит на тебя, манит глазами, разговаривает с тобой без слов, и ты забываешь про всё, и помнишь только, что ее губы обещают тебе чертовски сладкое удовольствие. А через неделю бах, и пока ее щетка прописывается на полочке в твоей ванной, новая подруга уже мысленно прописывается в твоем паспорте. В чем подвох, почему они такие... все такие?
Выговорившись, Грейсон затягивается снова, потом устало закрывает глаза и проводит ладонью по лицу. Молчит какое-то время, разглядывает чужие ботинки, улыбается.
- Фергюс, простите, что я так на вас всё вывалил, просто... Сложно с девчонками. Иногда мне кажется, я в них ничего, совершенно ничего не понимаю. У вас наверняка не так, вы такой.. уютный, спокойный. Вашей девчонке наверняка комфортно. Кстати, надеюсь, я не сильно вас тревожу? - Иона кивает на приоткрытую дверь пролетом выше, - у меня бывает шумно.. иногда. Соседи не приходят, но мне кажется, сегодня начнется паломничество с просьбой решать семейные проблемы шепотом.
На слове "шепотом" ему становится смешно, и он смеется, а отсмеявшись, вздыхает.
- Черт, она думает, что если ты колдун, то ты силой мысли сваришь кофе и прочитаешь ее желания, заглянув в ее прелестную голову. Это знаете, такой флер загадочной и непонятной силы, вжух и можно загадать что угодно, как джинну из волшебной лампы. "Ооо, это так сексуально" сперва и "милый, ты же знаешь, о чем я думаю" потом. Мммм, если я вас утомил, не стесняйтесь, говорите, - Грейсон безжалостно уничтожает окурок в изготовленной из жестяной банки пепельнице, и с легкой грустью в голосе прибавляет, - иногда чтобы вызвонить друзей и просто поболтать с ними за банкой пива, нужно хорошо подгадать время, а самая жизнь, к сожалению, случается тогда, когда они все заняты другими людьми. Я вам благодарен за то, что составили компанию, поделились куревом. Если вдруг вам понадобится врач, приходите.

Отредактировано Jonah Grayson (2018-05-24 21:45:17)

+1

5

Некоторое время они курят молча. Фергюс не часто балуется сигаретами, поэтому чуть прикрывает глаза от удовольствия. Ему нравится ощущать, как чуть теплый дым липнет к гортани, как оседает на языке вкус табака. Сигареты у него легкие, но, кажется, случайного собеседника это вполне устраивает.
Фергюс поглядывает на него, пока тот смотрит в окно, но отводит глаза, когда он поворачивается - невежливо так пялиться. Интересный. Модель или актер, может быть? Ферг в юности часто пытался представить по внешности, чем занимается тот или иной человек - и, разумеется, никогда не угадывал. Вот и сейчас он предположил про себя, что красивый парень, живущий в том же доме, может быть какой-то медийной личностью. Уж больно правильные черты лица, как будто с обложки сошел. И почему он его раньше не видел?
Делая очередную затяжку и снова глядя на Иону, Фергюс думает, что теперь и не знает практически никого из соседей. Не то, что в детстве, когда здоровался по имени с каждым жильцом дома, и мама с отцом останавливались перебросится хотя бы парой фраз со случайно встреченным соседом, и могли рассказать, кто есть кто. Младший же Кроуфорд помнит только тех, кто постарше. Кто-то переехал, кто-то снимал жилье, кто-то жил теперь здесь постоянно. Вот этот Иона, например - откуда он? Сын кого-то из старых жильцов или квартирант, поселившийся совсем недавно?
Имя такое интересное. Библейское, кажется.
Рукопожатие у соседа по дому крепкое и энергичное, и Фергу почему-то тут же кажется, что парень и в жизни такой - готов носиться, когда все остальные уже с ног валятся, и заражать окружающих своей неуемной энергией.
А еще он думает, очень хорошо, что миссис Перкинс не поднимается наверх, проверять порядок в курилках между этажами и бдить соседей. Страшно представить, что бы она сказала, узнай, что Кроуфорд курит. Она даже его отцу не стеснялась пенять, а тот каждый раз стоически сносил строгую заботу о своем здоровье. Впрочем, отец не часто показывался возле дома с сигаретой - предпочитал закуривать, садясь в машину. А мама так и вовсе курила исключительно дома, возле кухонного окна, глядя на город и стряхивая пепел в тяжелую каменную пепельницу.

Иона все-таки срывается. Ну, если это можно так назвать. Он не стучится головой в стену или в высокое, от пола до потолка окно, не разбивает костяшки о стекло и не пинает плинтуса. Его просто прорывает словами.
Фергюс видит, что парню хреново - об этом говорит и гневный румянец на щеках, и желваки на скулах, и сжатые в кулаки пальцы. Да и кому было бы хорошо после скандала, грянувшего на весь дом?
Ферг вообще плохо себе представляет, как конфликт может оставить после себя положительные эмоции.
Он слушает и то и дело кивает, потому что действительно представляет что это - когда тонешь в чужом взгляде, и коленки становятся ватными, а мысли утекают тяжестью в низ живота, и чего стоит держать лицо в такие моменты. Вся разница в том, что Ферг видит, - точнее, пытается не видеть, - огонь не в женских глазах.
По крайней мере, последнее время.
Нет, у него были девушки, аж целых две за почти тридцать лет жизни, с которыми дело таки дошло до постели. Но ни одна из них не была столь ревнивой - и, надо признать, столь горячей.
И все же он умеет слушать - и, как ни странно, понимать. И сопереживать. Потому и кивает сейчас, просто принимая эту "исповедь" незнакомого парня, которому надо выговориться.
Эффект попутчика. Тот момент, когда эмоции переполняют и их необходимо выплеснуть, и почему-то оказывается, что совершенно постороннему человеку сделать это гораздо проще, чем кому-то близкому, кто начнет задавать неудобные вопросы или лезть с советами.

- Женщины, - понимающе кивнул Кроуфорд на последний вопрос Ионы, хотя ответа не требовалось. - Пойди пойми, что творится в их головах.
Он мог бы, наверное, сказать, что все дело в биологии, что женщины, которые, как ни крути, все же остаются самками, равно как и мужчины - самцами, а потому ищут того, с кем потенциальное потомство будет самым крепким и здоровым, и стараются удержать такого самца возле себя любыми средствами. Все же налет цивилизованности, если вдуматься, крайне тонок, и заложенное природой частенько норовит прорваться, наплевав на нормы этики или какую-то там логику.
Какая тогда химия и какая, к чертям, биология толкали его, Фергюса, к его квартиранту? Какие инстинкты?
Он едва заметно сморщил нос, выдыхая сигаретный дым, и отбросил мысли о своих собственных заморочках.
Естественно, ничего из этого озвучивать Кроуфорд не стал. Какое дело до биологии обиженному и рассерженному человеку?
- Ну что вы, - улыбнулся он. - Как можно понять девчонку, если она может обидеться только потому, что ей приснилось, будто ты ей изменил? И не докажешь ведь, что и в мыслях не было.
На предположение Ионы он хмыкнул, разом повеселев.
- О, это вы мне здорово польстили. Но у меня нет девушки.
И тут же добавил:
- Нет-нет, ни в малейшей степени. Тут, конечно, хорошая слышимость, но не настолько. Разве что вы мебелью в стены кидали.
Фергюс рассмеялся вместе с Ионой, представив себе, как в его квартире летают диваны, шкафы и кресла.
Колдун? Получается, парень-то... коллега по цеху? По крайней мере, его слова насчет волшебного кофе и чтения мыслей звучали практически признанием в наличии колдовского дара. Ферг заинтересованно глянул на собеседника.
- С джиннами только мороки больше: то лампу им потри, то еще что-нибудь... - Фергюс фыркнул, когда до него дошло, как пошло прозвучало окончание фразы. - Хотя, с другой стороны, можно ж и не рассказывать, что ты колдун. Наверное.
Последнее слово прозвучало с явным сомнением. Сложно скрывать от близкого человека, чем ты занимаешься. Ну, если ты не маньяк и не режешь невинных обывателей под покровом ночи. Да и Кроуфорд откровенно сомневался, что стоит вообще поддерживать отношения с тем, кому ты не можешь доверять.

Иона, кажется, собирался прощаться. Окурки украсили пепельницу смятыми столбиками, сосед поблагодарил за курево, а Фергюс вдруг понял, что не хочет заканчивать этот странный разговор. Да и собеседнику, может быть, хотелось еще выговориться.
- Вы врач? - спросил Кроуфорд. - Это здорово,  уж точно лучше чтения женских мыслей.
Не модель и не актер. Опять не угадал. Зато они оказались почти-коллегами еще и в этом. Почти - потому что себя врачом Фергюс не считал, несмотря на целительский талант.
Забавно. Они случайно столкнулись на лестнице, совершенно этого не ожидая, а вот теперь оказывается, что у них есть кое-что общее.
- По банке пива не всегда получается, - добавил он. И вдруг неожиданно предложил:
- Если нет возможности с друзьями, то, может, не откажетесь уговорить по баночке с соседом?
И несколько смущенно улыбнулся, не зная, как отреагирует Иона на его порыв.

+1

6

Конечно же, он всё это знает. Сама жизнь женщины кажется ему неким ритуалом, необъяснимым действом, которым наполнен каждый ее вдох. Каждый выдох. Желать женщину означает для него заведомое поражение в понимании правил всех этих ритуалов и священнодействий - с момента, когда он встречает своим взглядом ее взгляд, стартует увлекательная игра, в которой оценивается каждый шаг, слово и действие. Иногда даже отсутствие какого-либо действия и слова ведет к проигрышу. Иона не хочет быть экзаменуемым, и он выбирает отношения с мужчинами. С ними проще.
На реплики нового знакомого о женщинах Грейсон практически не отвечает и смотрит как-то отвлеченно, почти не вдумываясь в смысл. Он не хочет продолжать думать о ситуации, которую как грязное пятно очень хочется смыть с себя и стереть из памяти, вырезать из жизни, будто ее никогда не было и на душе нет неприятного осадка после ссоры. Потому идея выпить пива с соседом кажется ему спасительным планом бегства от неприятных мыслей, и Иона улыбается предложению Фергюса так, будто знаком с ним сто лет и дружит примерно столько же.
- С удовольствием, - и кивает в подтверждение вопроса о профессии, - Хирург и доморощенный целитель. Работаю в городской больнице. Ммм, про колдуна узнать нетрудно, в документах же есть строчка. Надеюсь, вас это не пугает. Моя магия весьма безобидна и помогает людям. Слушайте, - он подается к Фергюсу ближе и всматривается в его лицо, разглядывает разноцветные глаза и присвистывает про себя, - Никогда не видел людей с глазами разного цвета. Не сочтите за бестактность, но это офигеть как красиво.
Новый знакомый теперь всецело владеет его вниманием. Иона не стесняясь рассматривает его и чувствует, как один за другим в голове рождаются вопросы. Кто он? Чем он занимается? Без девушки? Занят ли? Тоже колдун? Вот было бы занимательно, если да. Что практикует? Что изучает? Как серьезно?
И он уже почти готов начать сыпать вопросами вслух.
- Вы живете на этом же этаже? - Грейсон бегло смотрит в окно, пытаясь припомнить, бросал ли он чем-нибудь тяжелым в стену. Считались ли стаканы или чашки тяжелыми предметами, которые могли бы побеспокоить жильцов? - Фергюс, а вы чем занимаетесь?
Когда выясняется, что придется подняться на несколько этажей выше, Иона забирает из квартиры сотовый и запирает дверь на замок. Поднимается за Фергюсом, в лифте рассказывает анекдот, в его квартире с интересом осматривается и понимает, что вопрос, один ли Фергюс, отпадает. В коридоре слишком много верхней одежды и обуви для одного человека. Что же, простая дружба Ионе тоже согреет душу.
Если, конечно, второй обитатель квартиры не просто друг или родственник.
- Ничего себе вид, - на кухне Грейсон выглядывает в окно и пару минут рассматривает засыпаемый снегом город, потом ежится и думает о том, что его идея отправиться за сигаретами в одной футболке была бы по меньшей мере глупостью, и как здорово, что этот план не осуществился, - Слушайте, а может закажем пиццу? Нет, нет, не возражайте. Я звоню. Вы какую любите, с мясом или вегетарианскую?
После того, как оператор службы доставки принимает заказ, Иона устраивается на стуле и с интересом рассматривает различные травы, связками развешанные по кухне. Тянет носом легкий травяной запах, снова смотрит на Фергюса.
- Так вы травник?

+1

7

- А вы всегда сходу показываете своим девушкам докуметы? - со смешливой заинтересованностью уточнил Фергюс, когда Иона заговорил про отметку принадлежности.
Он моментально представил себе серьезного до невозможности парня, который при первом официальном знакомстве докладывает девушке: "Здраствуйте, я Иона, группа крови такая-то, предпочитаю кино-вино-и домино, колдун, не опасен" - и протягивает удостоверение личности. Картинка получилась презабавная, Ферг не удержался, фыркнул, скрывая смех.
- Какая предусмотрительная откровенность, - сказал он с улыбкой, - Сразу предупреждать. А то вдруг испугается.
Когда Иона подался вперед, всматриваясь в его лицо, Фергюс едва сдержал порыв отодвинуться. Не то чтобы ему было неприятно, он просто не привык, чтобы его разглядывали. Это... смущало.
Он моргнул, потом еще раз, отвел глаза, снова посмотрел на собеседника. Еще никто никогда не интересовался цветом его глаз настолько открыто - и беззлобно. И уж тем более, не делал комплиментов по этому поводу.
- Спасибо, - неловко ответил Ферг, чувствуя, как предательский румянец смущения заставляет щеки гореть.
Еще в школе он натерпелся издевок, хоть от того же Волибира и его приятелей. Самым, пожалуй, безобидным из того, что Кроуфорд помнил, были вопросы в духе "Эй, пацан, ты у какого мертвеца стащил свои зенки? А чего, одинаковых не нашел?"
Он долгое время переживал, что ему так не повезло родиться с разноцветными глазами, привык ходить, опустив голову, даже линзы цветные носил, едва уговорив мать. Дети жестоки сами по себе, и Фергюсу с младших классов приходилось терпеть насмешки, тыканье пальцами и дурацкие вопросы. В подростковом возрасте добавился Максвелл, который не упускал случая поддеть его, и цвет глаз для него был будто красная тряпка для быка - излюбленной темой вместе с обидными шуточками про заучку.
Цвет глаз Ферга был достаточно ярким, чтобы разница бросалась в глаза, и незнакомые люди, впервые глядя ему в лицо, всегда спотыкались на этом. Теперь, правда, большинство тактично помалкивало, выдавая любопытство разве что взглядами. Иона был первым за очень долгое время, кто не постеснялся что-то сказать. И Фергюс вдруг понял, что такой интерес, не враждебный, не направленный словно на инвалида или что-то малоприятное, а дружелюбный, ему понравился.
Он улыбнулся собеседнику, взглянув прямо ему в лицо, и добавил:
- Нечасто такое можно услышать.

Уже подходя к лифту, он вдруг подумал о том, что одет его новый знакомый совсем не для похода за сигаретами. Даже к машине. Чтобы добраться от дверей подъезда до парковки ему пришлось бы обойти дом, а погода стояла ну совсем неподходящая для прогулок в футболке. Или, может, парень ждал, что его девушка вернется? После выброшенного в окно лифчика? Или ему было так хреново, что просто в голову не пришло надеть куртку?
Спрашивать, разумеется, Фергюс не стал. Иона, кажется, слегка приободрился, выплеснув избыток эмоций на случайного собеседника, и возвращать его к невеселой теме Кроуфорд не собирался.
- Я работаю в городской библиотеке. Но вообще, мы с вами, выходит, коллеги. В какой-то степени. Я тоже... целитель. Практикую, правда, не часто в последнее время.
Слишком долгое время. Про то, что учился на врача и перестал практиковать исцеляющую магию после того случая в больнице, Фергюс говорить не стал. Возвращаться даже мыслями к той истории не хотелось.

Доставая банки с пивом из холодильника и ловко разливая пенный напиток по высоким стаканам, Фергюс подумал, что это странно. Забавное совпадение: если бы он не решил пройтись пешком аж до девятого этажа, проверяя самого себя на выносливость и оттягивая возвращение домой, а Иона - не рванул в одной майке черт знает куда, они бы не встретились на лестнице. Каков был шанс, что так случится? И все же это произошло, и теперь Кроуфорд, замкнутый, не слишком разговорчивый с чужими Кроуфорд пригласил к себе домой едва знакомого человека. Вот как бывает...
Максвелла дома не было, Фергюс ощутил это, едва подойдя к входной двери. Каким образом - он и сам не смог бы объяснить. Не по запаху, конечно же, и не на слух, он же не был гриммом. Просто знал, что в квартире никого нет. И в глубине души Ферг испытал чувство, похожее на облегчение.
Впрочем, легкое напряжение отпустило его только на кухне, когда он занялся пивом и немудрящей закусью. На столе появилась большая миска, в которую он высыпал пакет чипсов, и тарелка с соленым сыром, и плошки с орехами и сухариками. Стаканы моментально запотели, соблазнительно заблестев конденсатом на боках.
- Ага, вид приятный. С такой высоты не видно, что там внизу, и город кажется... другим. А уж если снег, как сейчас, так и вовсе почти сказка с открытки. - он усмехнулся, подумав, что прозвучало это как-то... странно, наверное. Ну кто, в самом деле, сейчас просто смотрит из окон, любуясь видами? Тем более, что его дом находился не в историческим центре, и никаких достопримечательностей или шикарных видов из окна не открывалось. Просто дома, занесенные снегом, фонари на улице, машины, люди и серое, тяжелое небо. Но Фергу нравилось. И в минуты раздумий он частенько застывал, глядя в мир за стеклом.
Он попытался, конечно, остановить Иону, загоревшегося идеей с пиццей, ему стало неловко и неудобно, но сосед не дал ему даже возможности договорить.
- С мясом, - ответил он, когда Иона уже набирал номер.

К тому времени, как заказанную пиццу привезли, они уже успели выпить по стакану за "все зло от баб" и за то, чтобы на жизненном пути почаще попадались адекватные люди, в которых не пришлось бы кидаться лифчиками. Иона рассказал пару забавных историй из своей врачебной практики, Фергюс поделился веселостями, которые разбавляли его библиотечные будни, и рассказал, что он, да, травник, иногда подрабатывает изготовлением декоктов и зелий от похмелья, да и лечит не только наложением рук.
- А ты? Как ты лечишь? И в больнице тоже магию используешь?
- О, кстати! О прикладной магии в быту. - поделился Ферг неожиданной идеей, разливая в стаканы по второй банке пива. - А хочешь... хотите? Хочешь? Короче, у меня тут кое-что есть, что здорово меняет вкус пива в лучшую сторону.
И добавил, увидев с каким выражением лица на него смотрит Иона:
- Не-не, трава, да не та. - он рассмеялся. - Правда, есть растительность, которая делает его гораздо вкуснее. Хочешь попробовать? Не знаю, почему это не используют сразу в производстве...

+1

8

Иона слушает Фергюса, удивляется и радуется тому, что нашел в новом знакомом еще и коллегу по цеху, смеется над смешными историями из его практики, и чувствует себя в общении с Кроуфордом легко и свободно, будто сто лет с ним дружит. Он пока не знает, как относиться к новой дружбе, боится спугнуть ее слишком восторженным отношением, но когда Фергюс отворачивается, Грейсон смотрит на него с затаенной во взгляде благодарностью и думает "если бы ты знал, как давно мне ни с кем не было так легко".
Он уже почти любит своего нового друга. Про себя с легкостью называет Фергюса другом, хоть и знаком с ним чуть меньше часа.
- Мммм нет, в больнице магию почти не использую. Лечу как обычные хирурги, с помощью знаний и скальпеля. На то, чтобы залечить серьезные травмы, нужно много времени и энергии, а ни того, ни другого в рабочую смену у меня не бывает в достаточном количестве. Так что приходится как обычные люди. Нет, я бы конечно хотел совершать чудеса, как в Библии написано - Иисус налагал на страждущих руки, и они мгновенно исцелялись. Но до такого уровня владения магией мне далеко. И учителей особо нет, чтобы советы мне в этом давать, - Грейсон улыбнулся, допил пиво и слизнул пенку с верхней губы. Пожал плечами, - иногда я конечно помогаю пациентам, в основном когда нет операций. Но после этого всегда очень есть хочется. Когда людям больно, они слабы и медленно восстанавливаются. Особенно, старики и одинокие, или несчастные. Много спят и мало разговаривают, и редко замечают, что им помогаешь не только профессиональным умением или таблетками какими.
Он вздыхает, умолкает и качает головой в подтверждение своих слов. Конечно, его уже мало что трогает, Иона видел достаточно, чтобы выработался профессиональный иммунитет к чужой боли и страданию, но он не слеп и глух, чтобы не замечать, когда людям наряду с оперативным вмешательством требуется помощь психолога или просто человека, который бы выслушал или просто был рядом хотя бы немного. О таких историях Грейсон говорить не готов, и он радуется тому, что Фергюс меняет тему разговора.
- Эм, ты предлагаешь мне травку? - голова сразу принимается соображать, какая такая трава способна изменить пиво в еще лучшую сторону. Однако, процесс производства пива Ионе совершенно незнаком, поэтому после минутного взгляда "собака-подозревака" Грейсон сдается и кивает, - давай! Хочу.
Вряд ли Кроуфорд настолько коварен, чтобы подсадить соседа на наркотики, которые тут же вызовут привыкание и заставят наивного простачка заложить Фергу квартиру и машину в обмен на новую дозу. Если пиво принесет новое удовольствие, то почему бы нет? В своем убегании от утренней конфликтной ситуации Иона готов даже на спонтанный секс, что говорить о новых впечатлениях от алкоголя и растений.
"В лечебных целях, всё это используется в лечебных целях" напоминает он себе.
- Послушай, мммм.... Ты же не варишь эм.. Я смотрел один сериал, там учитель химии от безнадеги стал варить метамфетамин. Ну, он узнал, что неизлечимо болен, и что врачи дают ему еще год жизни, а семье надо оставить что-то на жизнь. И пустился во все тяжкие, - Иона договаривает, умолкает, чешет затылок и розовеет от осознания того, что он спрашивает лишенную оснований чушь. "Боже, кажется в меня сейчас бросят тапок. И будут правы!" - Ох, прости. Ерунду сморозил. Наливай.

Пиво действительно вкусное. Очень вкусное. Кажется, Иона успевает спросить, что за травки добавляет в напиток Ферг, но спустя несколько минут после пары глотков эта информация прекращает иметь всякое значение. Наверняка, Грейсон вспомнит ее когда-нибудь позже, много-много позже, но сейчас он влюбленно смотрит на стакан, потом на Кроуфорда, прижимается спиной к стене и протягивает "как же это божественно".
Ему кажется, что пиво, которое он пьет - самый прекрасный напиток на свете. А Фергюс посланник богов, даритель божественной амброзии смиренным смертным.
- Не сочти за эм.. дерзость, но я тебя люблю, - Иона глядит на соседа так, будто перед ним лучший человек на свете. Ему хорошо, он подозревает, что в этом виновата трава, и подозревает, что именно это за трава, но отметает это подозрение. И пьет еще. - Нет, правда. Ты классный. И глаза у тебя.. колдовские.

+2


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » Witches brew


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC