- Стой, - говорит она через несколько секунд, привставая со стула и поворачиваясь всем телом туда, где стоял Харви. Лицо ее, обычно расслабленное и почти лишенное всякого выражения, приобретает неожиданную остроту...читать далее
В этот город идёт много дорог, но никто вам не скажет, что приехал сюда просто из любопытства. Здесь зло ходит за руку с добром. Это не простой городок в Канаде. Это Генриетта, и она вас не отпустит просто так.
LC

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AG

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// RB

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AM

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GM

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
// RF

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
апрель-июль 2017.

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » I'm coming to hold you now


I'm coming to hold you now

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Nine Lashes - Break The World // Muse - Follow Me
I need you here and now take the pain I hold
It's crying out to be the end of me but I can't hear the sound

http://sh.uploads.ru/incMw.gif
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
давай, соври, что ты камень, сталь, что ты не сломлен, не слаб сейчас.
и что не липнет к тебе печаль, как к материнской груди дитя.
за ворот свитера льёт вода, стекает прямо на теплый бок,
а в пальцах, что холоднее льда, трясётся спичечный коробок.
и где-то там, в глубине зрачков, где волны плещутся о гранит,
сигналом бедствия, громким SOS, твой внутривенный огонь горит

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
http://sh.uploads.ru/THlUV.gif http://sg.uploads.ru/jTwSc.gif
I'm coming to hold you now
Matthæus Sørensen & Jerric Jensen
январь-февраль 2017 года, Генриетта
Тебе лучше не приближаться ко мне сейчас.
Почему ты здесь?
Почему ты здесь снова?

[icon]http://s9.uploads.ru/nfoy1.png[/icon][sign]tonight I'm so alone, this sorrow takes a hold
http://sg.uploads.ru/TsLxe.gif http://s3.uploads.ru/3WUNX.gif http://s7.uploads.ru/4rb5l.gif
don't leave me here so cold // never want to be so cold
[/sign]

Отредактировано Jerric Jensen (2018-05-15 00:51:54)

+4

2

Маттеус снимает сигнализацию, открывая багажник и устало садясь на закиданное какими-то тряпками дно, притягивая к себе аптечку. Обычно в автомобилях это обязательный, но не используемый элемент, за сроками годности лекарств и вовсе никто не следит.
В силу специфики работы к аптечке Сёренсен обращался очень часто, и она была куда более полной, чем необходимый по страховке минимум.
Достав все необходимое для перевязки грейворен привычными уже движениями развязал экстренную меру в виде собственной рубашки, снимая штаны и смывая кровь водой из бутылки. Эдвин, кажется, увидя нанесенную им рану боялся даже дышать, что было бы лучшей стратегией для спасения от мерзкого характера Сёренсена, если бы сейчас на собственное ранение ему не было плевать. У него был повод переживать куда серьезнее: в телефоне, прижатом плечом к уху, снова были лишь равнодушные длинные гудки.

Зашивать вроде не нужно и это очень обнадеживает: Маттеус не хочет терять время. Благодарно кивнув вооружившему бутылкой Иву Сёренсен смысл с рук кровь, отдавая ему ключи.
- Поведи пока ты.
Путь до Генриетты он проводит в полудреме, возвращаясь в реальность только чтобы в который раз нажать на кнопку вызова. Маттеус резко просыпается, чувствуя, что машина остановилась - они добрались до дома Фабре. После короткого сна ожидаемо стало только хуже, и на вопрос Ива “доберешся сам?” он только махнул рукой, садясь за руль, на миг скривившись от боли, педаль сцепления в ближайшие дни Матс будет ненавидеть.

До снимаемого Джерри дома десять минут езды, и Маттеус не решается заезжать к себе, это крюк и увеличит время вдвое и он не уверен, что хватит сил столько терпеть боль, нажимая на педаль.
Едва Сёренсен выходит из автомобиля на голову ему падает комок черных перьев и грейворен подхватывает Вальравна на руки. Тот, почуяв кровь начинает недовольно отчитывать хозяина, скрывая за каркающей бравадой беспокойство.
- Царапина, Валли, забей. Как он? - Грёза неопределенно каркает, что в ее лексиконе давно значится как “средней паршивости”. - Спасибо что присмотрел, - Маттеус нежно взъерошил перья, отпуская ворона. Звонок с просьбой помочь застал Сёренсена неожиданно, и он очень не хотел оставлять Джеррика одного.
Сперва Вальравн наотрез отказывался оставаться приглядывать за человеком: своим священным долгом он считал прикрывать хозяина на задании, мысль о том, что он будет сидеть на ветке и тупо пялиться в окно, пока Матс рискует, возмущала его. Пришлось провести длительную беседу, ведь Маттеусу действительно было спокойней зная, что Валли всегда может вмешаться.
Сглотнув ком, Сёренсен замер у двери, выдыхая.
Намного дольше он сомневался, придя сюда впервые.

Орден очень сильно заинтересовался информацией, которую им рассказал Йенсен.
Маттеус злился, наматывал круги, пока Джеррика выспрашивали подробности про Орхуский ковена, кажется вовсе забыв, что сюда они, вообще-то, пришли с несколько иной проблемой. Протокол допроса (бюрократы хреновы) был отправлен в центральный штаб, которому предстояло разобраться в этом деле - черная магия это вопрос серьезный.
Поднявшийся было охотник упал обратно на свой стул, когда Маттеус резко рыкнул, подаваясь вперед, сжимая плечо сидящего перед ним на стуле и опустошенно поникшего Джеррика.
- Нам, блять, что делать?

Как-то с этого момента появилось это “мы”.
Сперва все было очень просто - Сёренсен принял решение помочь, значит поможет. Добился сканирования, после которого колдун, помогающий Ордену лишь развел руками - сильнейшее заклятие внушения, и к сожалению он не специалист в данной области. Цель заклятия понятна - убить Маттеуса, поэтому он может лишь посоветовать им не встречаться, чтобы не провоцировать магию.
Риттер покивал, оформляя это в запрет - Орден очень не любил лишних проблем.

Пару дней Сёренсен действительно его придерживался, большей частью потому что не хотел причинять Йенсену страданий от заклятия, помня, как того ломало.
Но он постоянно встречал его. Да, Генриетта небольшой городок, но учитывая, что грейворен старался на улице появляться только по делам - встречи в магазине, на заправках, натыкаться друг на друга просто свернув за угол отдавали явной закономерностью.
Он видел его, и видел, что ему хуже.

Решение проблемы было в стиле Маттеуса - он взял бутылку и просто пришел к Йенсену. Стоя на пороге дома он чувствовал себя дебилом полнейшим, но когда Джеррик открыл еще до того, как он успел постучать понял, что все не так просто.
В первый вечер они разговаривали мало, по большей части просто пили. Это было странно, но пока Маттеус был рядом Йенсен будто немного расслабился - его цель найдена, но в то же время стало хуже, по крепко сжижавшимся на стакане пальцам грейворен видел, какого труда ему стоит сдерживаться.

В тот вечер он напал снова, схватив штопор, но весь вечер ожидавший этого Сёренсен был готов, хватая руку и развеивая заклинание, захлестнувшее Йенсена.
Попрощались неловко. Джеррика все еще трясло и он все отводил взгляд, стыдясь содеянного. Маттеус не знал, что сказать, как объяснить,что он ни в чем не виноват.
Он зарекся приходить, но уже через день нарушил свое обещание.
Оставить Йенсена одного в незнакомом городе бороться с этим всем было бы блядством, и Сёренсен решил, что уж лучше будет отбивать тяжелые предметы в голову, как меньшее из зол.
Между попытками не нападать и выжить они понемногу узнавали друг друга, по капле выдавая истории своих жизней, порой удивленно смотря друг на друга но молча о том, насколько они во многом похожи.

- Ты действительно не знаешь меня? - Кажется, Джеррик правда удивлен.
- В смысле? - Маттеус озадаченно приподнимает бровь, делая глоток джина.
- Я, вообще-то, очень популярный актер театра. Мировая знаменитость.
- Эм… Да я в театре ни разу в жизни не был, - наверно это кажется звезде очень забавным, встретить того, кто не слышал о нем ни разу, не фанатеет и не смотрит с обожанием, а просто сидит рядом и запивает джином очередной косяк.
Наверно это и правда очень забавно, потому что Джеррик впервые улыбается. Не кривит горько губы в усмешке, а улыбается словно всем лицом, уголки губ взлетают вверх, а глаза будто вспыхивают яркими огнями, делая его еще моложе.
И красивее.

Тогда Маттеус понял, что ему пиздец.
Он хотел бы видеть эту улыбку всегда, и все можно было бы списать на мимолетное влечение, если бы к тому моменту он уже не узнал Джеррика, как личность.
Он хотел узнавать его дальше.
Хотел услышать все его истории.
Хотел.

Маттеус стучит в дверь, испепеляя ее хмурым взглядом. Если Джеррик не откроет сейчас он просто выбьет ее к чертям.
Его попытки не впутывать в это все Маттеуса бесили грейворена, потому что он уже влип.
Куда сильнее, чем Джерри мог бы себе представить.

[sign]

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/05/574930daf41b399e19cb5f1af959d1a0.gif

ты - всё, что есть у меня
только г о р и, не дай мне свернуть!
потому, что твой свет - это мой путь
если ты есть, значит есть я

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/05/d2cd4de209e4b65b0bf7b15116c299d6.gif

[/sign][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/05/2e65b33a7dd94635e3094782fc520388.png[/icon][status]Fights and battles have begun[/status]

Отредактировано Matthæus Sørensen (2018-05-16 13:44:32)

+2

3

- Хотела  бы я выколоть тебе глаз, но никак не могу решить, какой - голубой или зеленый, - Этайн с раздражением запахивает полы халата,  уже через минуту занявшись своими аккуратными ногтями, оставляя его в некоторой прострации.
- Что?
- Ненавижу твои глаза, - она презрительно морщит губы, отчего ее лицо на какое-то безумное мгновение абсолютно перестает казаться ему красивым. - Почему они разные? Это раздражает,  чтоб ты знал.
- Но я ничего не могу с этим сделать, я таким родился... - Джеррик неуверенно улыбается,  все еще теша себя надеждой, что его молодая жена просто так шутит, - неудачно, но совершенно беззлобно. - Ну, я бы, наверное, мог носить линзы, если ты...
- К черту! - она стремительно выходит из спальни, громыхнув дверью, и он чувствует странную растерянность, дрожащую слабым огоньком свечи в тумане, с каждой секундой становясь все ощутимее, пока не...
- Джерри, - Гудрун с мягкой улыбкой возникает на пороге, легкая и неотвратимая, как тень. Теща приближается к нему, протягивая руку и запуская ее в его густые волосы. - Не обращай внимания, дорогой. Она просто в дурном настроении. Но она очень тебя любит...

Истошный крик застывает в горле, так и не вырываясь наружу. Простыни противно липнут к телу от холодного пота и, медленно сползая с кровати, он сминает их, сгребая в ворох и относит в ванную, с омерзением швыряя в корзину для белья. Включает душ - обжигающе-холодный - и становится под колотящиеся струи, тяжело оперевшись ладонью о кафельную стену.
Вдох.
Еще.
Еще раз.
Его собственная память вскрыта, как болезненный нарыв и вот уже вместе с гноем всех внушаемых ему иллюзий и подтертых воспоминаний начинает сочится настоящая, неподдельная кровь. То, что было на самом деле.  То, что эти две безумные стервы сделали с его жизнью и его душой. То, во что они его превратили.
Йенсен горько усмехается, поднимая голову и позволяя ледяным струям катиться по его лицу. Боль и ярость ощущаются застарелыми и отдаленными, словно даже сейчас он не имеет права на истинные эмоции.
Мастерски отделанная марионетка, кукла, набитая золотой соломой. Заводная игрушка, запускаемая легким поворотом ключа.
Щелк раз - я люблю тебя, Джеррик.
Щелк два - поцелуй меня и забудь, как тебе страшно.
Щелк три - убей Маттеуса Сёренсена.

- Нет! - он срывается резко, едва не поскальзываясь, отшатывается от незримых соглядатаев, врезаясь спиной в закрытую створку душевой кабины. Тяжело дышит, оглядываясь, как затравленный дикий зверь, а потом вдруг начинает биться, не осознавая, что можно просто открыть дверцы, ощущая себя запертым в клетке и колотясь в замкнутом пространстве как пойманный в банку мотылек. - Нет, нет, нет!
Дверь ванной распахивается, створки резко раздвигаются, чьи-то крепкие руки силой вытаскивают его из-под все еще шквалящих струй, закрывая кран и укутывая большим полотенцем.
- Джеррик! Джеррик, успокойся! Приди в себя, твою мать! - хлесткая оплеуха, наконец, возвращает его в сознание, и,  жадно хватая губами воздух, он вскидывает взгляд на своего спасителя и тут же делает отчаянную попытку вырваться из его стальной хватки.
- Нет! Нет, уйди, тебе нельзя здесь быть! Я же тебя убью!
Маттеус Сёренсен слабо усмехается, протягивая руку и убирая мокрую прядь волос, упавшую ему на лоб:
- Правда? Ну, попробуй.
Еще спустя мгновение Йенсен внезапно осознает тот факт, что стоит перед своей несостоявшейся жертвой абсолютно обнаженным, и смущение, наконец, побеждает приступ паники. Грейворен мягко поддерживает его за плечи, провожая в спальню и тактично пялится в стену, пока актер натягивает брюки, невольно покраснев и бормоча неуклюжие извинения.
Впрочем, уже через полчаса ему приходится извиняться за куда более существенный инцидент.

Он умоляет его не приходить, держаться подальше, забыть нахрен его имя, которого,  как оказалось, даже не слышал никогда, даром, что оно мелькало на каждом углу. Он шепчет, кричит, просит, требует, - но раз за разом Сёренсен продолжает возникать на пороге его дома, то с бутылкой спиртного, то с пакетиком травки, то - неожиданно - с записью оперной музыки в руках ("мне сказали, что это лучшая подборка"), которую сам же не выдерживает уже спустя пять минут.
Спустя же десять минут он уже с абсолютно непроницаемым лицом выкручивает Джеррику руку, заставляя выпустить нож, а еще спустя три они снова чокаются с дурными, безумными улыбками законченных психопатов.

- Это не может так продолжаться, - Йенсен с грохотом опускает пустой стакан на стол, опираясь локтями и запуская пальцы в волосы, с силой оттягивая их назад. Маттеус спокойно отпивает из своего, глядя на него с каким-то несокрушимым упрямством во взоре.
- Конечно, нет. Тебе становится все хуже - это хорошо.
Актер изумленно вскидывает брови, и грейворен морщится, понимая, что опять странно выразился.
- Я к тому, что это значит, что эта сука уже близко. Здесь ее встретят, и все будет кончено. Ты будешь свободен.
- С каждым днем мне все меньше в это верится...
- И каждый день ты все еще ее побеждаешь.
- Я? - он смеется с горькой иронией, но Сёренсен остается серьезным.
- Конечно, ты. Кто же еще?
- Маттеус... - он хочет сказать ему, - кто, - но в следующий миг его лицо вновь перекашивается. Сновидец с тем же ледяным спокойствием перехватывает его рывок, сгребая в охапку и прижимая к своей груди, пока накат не утихает, оставляя Джеррика трястись мелкой дрожью в сильных руках своего незваного ангела.
- Я так больше не могу... - едва слышно шепчет он, бессильно утыкаясь лбом в чужое плечо, и грубоватые пальцы, помедлив, осторожно поглаживают его по волосам.
- Поэтому ты и не один.

Темный угол темного дома - больше бежать некуда. Джеррик сжимается в комок, свернувшись на полу и закрывая руками уши, но неумолимый голос Гудрун звучит в его голове, и от него никуда не скрыться.
Что же ты делаешь,  Джеррик? Ведь она так любила тебя...любила тебя...любила...
Откуда-то издалека раздается стук, но грохот слов ведьмы, пленившей его душу, заглушает его, не позволяя вырваться.
Моя Этайн, моя  дорогая Этайн, она так любила тебя... Почему же ты не хочешь платить за эту любовь?![icon]http://s9.uploads.ru/nfoy1.png[/icon][sign]tonight I'm so alone, this sorrow takes a hold
http://sg.uploads.ru/TsLxe.gif http://s3.uploads.ru/3WUNX.gif http://s7.uploads.ru/4rb5l.gif
don't leave me here so cold // never want to be so cold
[/sign]

Отредактировано Jerric Jensen (2018-05-16 17:53:41)

+2

4

Маттеус дико устал - но не от нападений Джеррика, как тому вечно кажется, а от попыток объяснить ему, что он все равно не сможет причинить даже малейшего вреда. Даже не смотря на то, что Йенсен в отличной форме, это не дает даже призрачного шанса с грейвореном, привыкшим всю жизнь ждать удара отовсюду. интересно, актер вообще осознает, насколько профессиональная машина для убийства находится радом с ним?

- Джеррик, - Маттеус перехватывает занесенную с шилом руку (пробивали на мокром дырки), стальной хваткой сжимая вторую, пропуская через них обоих поток силы лей-линий. Заклятие набирает силу по мере приближения старой суки, и теперь непосредственный контакт при рассеивании становится уже необходимостью, а Джеррик приходит в себя все дольше.
Рукав рубашки задирается, и грейворен с ужасом смотрит на отливающие фиолетовым синяки на запястьях - в моменты нападения не до расчета силы, а хватка у грейворена действительно сильная. Он не может оторвать взгляда он отметин и почему-то ему кажется, что это самое страшное - причинять Йенсену боль, от осознания этого желудок пронзает кинжалами боли, он не заслуживает такого… придурка рядом с собой, ведь можно же помочь как-то иначе, а не тупой силой.

- Прости, - Маттеус виновато отводит взгляд, уже ставшим привычным до автоматизма движением притягивая актера к себе. Грейворен уговаривает себя, что это только чтобы окончательно вытравить из него ошметки заклинания, очистить силой лей линий, даже если этого хватит на пять минут.
Врет себе, что это чтобы поддержать своего незадачливого убийцу, ведь у него больше никого нет в этом городе, может и во всем мире, несмотря на его популярность, раз он варится в этом дерьме сам.
При этом уговаривает ладони стоять на месте - несколько раз Сёренсен срывался и чертовы руки скользили по спине вниз, неспешно лаская поясницу. Слава Богу Йенсен ничего не понял тогда - еще и взялся говорить спасибо, пиздец, он серьезно был благодарен за то, что Матс каждый день приходил и держал его.
Таким огромным мудаком Сёренсен давно себя не ощущал. Если бы Джерри только знал, что отнюдь не бескорыстно грейворен приходит к нему, если бы только догадывался, какие мысли посещают в моменты, когда он держит его в объятиях…

Ему бы стоило бояться отнюдь не Гудрун, а темных демонов своего спасителя.
Хотя какой блять из него спаситель. Все чаще Маттеус ловит себя на ужасной мысли: ему нравилось положение дел, и это ужасно. Он разрывается каждый день между желанием спасти Йенсена, прекратить его страдания и абсолютным, чистейшим эгоистичным страхом лишиться возможности быть с ним рядом.
Грейворен старался не думать о будущем - но мысли разрешения не спрашивали, врывались в голову, настойчиво нашептывая очевидный сценарий развития событий: как только Орден устранит Гудрун и Джеррик будет свободен он вернется к своей привычной жизни, ведь что звезде мирового масштаба делать в этом мелком городишке? Его здесь ничего не держит, и ты не удержишь, Маттеус, даже признайся ты в своих чувствах - да он скорее сбежит в ужасе, нахер ты нужен кому.

Грейворен обрывает чертов голос в голове. Да, он все это знает, заткнись сейчас.
Выныривая из дебрей самокопания Маттеус неожиданно осознает, что Джерри сидит на его коленях, спрятавшись лицом куда-то в плечо, скрывая последствия очередного приступа, а чертова предательская ладонь зарылась в светлые волосы, с непозволительной нежностью перебирая их.
Грейворен клянет себя последними словами, постепенно возвращая руку на лопатку - если резко остановиться акцент будет еще заметней, а так есть надежда что актер еще в шоке и не заметит... всего.

Это все его блядская привычка общаться через прикосновения. Объясняться словами Сёренсен таки не научился, мог только послать, живописно расписав куда и в каких позах, а вот выразить собственные чувства казалось непосильной задачей, столько лет сдерживая их.
Обнимать Джерри кажется естественным, жизненно необходимым, логичным продолжением его чувств, и только через прикосновения он сможет наконец найти им название. Маттеус очень хочет коснутся губами взлохмоченных волос, но ему кажется, что если он сделает это, поток чувств пробьет их насквозь и Джер сразу поймет все в тот же миг, а этого нельзя допустить.
Он должен держаться.
Опыт подсказывает, что нихера у него не получится.

Сёренсен, не особо ожидая результата, стучит еще раз. Он уже практически готов выбивать дверь - но замечает распахнутое окно (Джеррику часто становится душно, будто что-то душит его) и не задумываясь запрыгивает внутрь. Хоть Вальравн и сказал, что все нормально, но сердце Маттеуса все равно не на месте, ему чудится образ Гудрун в углах, ее жестокий смех, окровавленный нож и припечатывающее могильной плитою “ты опоздал, грейворен!”
В темном углу движется тень, и он сразу опознает в ней Йенсена - он знает уже каждое его движение, он будто чувствует его неведомой связью и всю жизнь чувствовал, сейчас лишь просто узнавая заново.
Волна облегчения на миг заполняет душу, вытесняя волнение, и Маттеус бросается к нему, на ходу потянувшись к лей-линиям, падая на колени и обнимая за плечи - собою и проходящей насквозь магией.
Незаметно Джерри оказывается у него на коленях, Матс прижимает дрожащего убийцу к себе, прикрывая на миг глаза, пока тот дезориентирован позволяя себе хоть на миг прижать чуть сильнее допустимого для обычной поддержки, мимолетом вдыхая его запах.
Он ненавидит себя сейчас так же сильно, как и любит его.

[sign]

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/05/574930daf41b399e19cb5f1af959d1a0.gif

ты - всё, что есть у меня
только г о р и, не дай мне свернуть!
потому, что твой свет - это мой путь
если ты есть, значит есть я

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/05/d2cd4de209e4b65b0bf7b15116c299d6.gif

[/sign][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/05/2e65b33a7dd94635e3094782fc520388.png[/icon][status]Fights and battles have begun[/status]

+1

5

Джеррик подносит сигарету к губам дрожащими пальцами и затягивается - глубоко,  до инстинктивного хрипа в легких, пытаясь судорожным кашлем выбить из себя остатки темной магии, раз за разом ломающие его как деревянную марионетку. Похуй уже на волевое решение бросить курить пару месяцев назад, - какая уже, к чертям, разница, насколько  здоровый образ  жизни он влачит, когда вся его жизнь - сплошная ложь от начала и до конца, дерьмовый доморощенный театр, повинующийся воле старой чокнутой ведьмы, разыгравшей всю эту гребаную драму во имя своей любимой доченьки, которая была воистину "яблочком от яблоньки" - ровно такой же сукой, как и она сама.

Он ненавидит их обеих: Гудрун - яростно и непримиримо, Этайн - отчаянными, гневными вспышками, с которыми он вырывает из своего сердца безоговорочную любовь к ней. Лежа в темноте беззаветно длинными бессонными ночами - ему страшно закрывать глаза и позволять себе забываться: не ровен час, и они достанут его там, и тогда ему уже никогда не вырваться, - тупо глядя в потолок, он порой спрашивает себя,  было ли хоть что-то настоящее во всей этой истории. Он пытается вспомнить, отыскать среди тысячи затерты кадров, как впервые увидел Этайн - красивую, ослепительную - он ведь мог, и правда мог в самом деле влюбиться в нее тогда, совершенно обычной, юношеской искрой страсти, - но когда, как, это золотистое семечко проросло в терновый куст, оплетший его душу темной паутиной, когда его воля потухла, как задутая ветром свеча, когда все, что было в нем, затерялось, повинуясь воле двух поехавших ведьм?

Может быть, он и не любил ее никогда. Почему-то эта мысль кажется ему особенно страшной, - это значит, что проклятой магии даже не обязательно иметь хоть какое-то подспорье, и любой человек может переломиться по щелчку пальцев.
Это значит, они могут делать вообще все, что захотят. И большой вопрос, сумеет ли кто-нибудь их остановить.

- Джеррик, нам нужна вся информация о Ковене в Орхусе,  вы же понимаете? Вы должны вспомнить все, что знаете,  - специалист по магическим воздействиям в Ордене, кажется, в душе не ебет, о чем просит его. Память Йенсена - взрытое минами поле, перепаханное по сотне раз, он не уверен уже даже в том,  что знает о самом себе, не то что о датских колдунах. Они не понимают - эти безликие серые пиджаки и галстуки в тон - что перед ними сидит уже не свидетель, а пустая высосанная досуха кукла со сломанным ко всем херам механизмам, который уже, возможно, никто не сможет завести вновь.
- Я... - он открывает рот, чтобы сказать, что ему очень  жаль, но он ничем не может помочь. В его голову уже пытались залезть местные умельцы, но из-за  длительности внушения его сознание напоминает старую игру "сапер", и одно неверное движение грозит в лучшем случае потерей рассудка. Охотники качают головами и единодушно отказываются от подобных методов, - ради его же безопасности, но именно в эти моменты Джеррик ощущает себя особенно бесполезным.
- Я не... - он хочет сказать, что не уверен ни в чем, и ему очень стыдно, но даже думать об  этом для него непосильная задача - мысли разбегаются, как вспугнутая отара овец в разные стороны и гоняясь за одной, он упускает все остальные, а после не знает,  что делать с попавшейся в руки.
- Мы все, блять, поняли. Вспомнит что-то - позвоним, - Маттеус решительно вмешивается в этот подвешенный диалог, заставляя его вздрогнуть и вспомнить о том, что грейворен все это время сидел рядом.
Он вообще слишком часто оказывается рядом.

- Пожалуйста, уходи, - его руки выкручены назад, и он только-только перестал биться как припадочный в отчаянной попытке вырваться и добраться до горла Сёренсена. На смену яростному оголтелому порыву приходит бессилие, и актер едва не оседает мешком на пол, но сильные руки сновидца, перехватывающие уже его плечи, не дают ему упасть и мягко подталкивают к дивану.
- Пожалуйста... уходи, - он просит об этом всегда, едва обретает способность говорить и осознает, что чуть только что не случилось - в очередной раз. Иногда эти лихорадочные мольбы оборачиваются жаркими требованиями, и тогда он с силой толкает Маттеуса в грудь, отпихивая от себя.
- Пошел к черту, я сказал! Что смотришь?! Вали нахрен! Что ты тут забыл?! Нравится каждый раз ловить меня у своего гребаного горла?! Ты че,  блять, адреналинщик?! Уебывай отсюда! Ну!
Злостные выкрики имеют еще меньший эффект, чем просьбы, - в конечном итоге Сёренсен просто молча протягивает ему полный очередного жгучего пойла стакан или раскуренный косяк, и Джеру ничего не остается, кроме как вцепиться в очередную грошовую панацею и снова - в который раз - позволить этому хренову камикадзе остаться.
Без него бы он давно уже коньки отбросил -  это как пить дать, только что за блятская ирония - почему его все время вытаскивает тот, чьей кровью он должен был оплатить поганое проклятие Гудрун?

"Прости",  - говорит Маттеус неловко и хрипло, и Йенсен разражается смехом - наждачным и спертым, трижды помноженным на горечь и приправленным отчаянием. На его запястьях остаются буровато-синие следы, и он цепляется за них всякий раз,  когда из темноты надвигается голос старой ведьмы, обводит дрожащими кончиками пальцев отпечатки Сёренсена, рассматривает узоры его стальной хватки.
Грейворен не знает, что это всегда оттягивает падение на несколько драгоценных минут.
Несколько жалких, нелепых, отчаянных минут, когда он еще может бороться.

- М-М-Мэтс... - воздуха в легких не хватает на полное имя, голос сбивается уже на начале, и так появляется это странное сокращение. Йенсена трясет, ладони инстинктивно вцепляются в плечи сновидца, и в судорожной, болезненной жажде тепла и опоры он неосознанно прижимается к нему, едва соображая, что происходит.
Несколько глубоких вздохов в чужое плечо - досчитать до десяти и вернуться.
Раз-два-три - его зовут Джеррик Йенсен, и он единственный хозяин своего сознания и тела.
Четыре-пять-шесть - с чужой волей можно и нужно бороться.
Семь-восемь-девять - то, что сейчас вокруг - реально.
- Мэтс, - повторяет он хрипло,  но уже не запинаясь, поднимает голову и, все еще пытаясь выровнять  дыхание, смотрит в тревожные, внимательные глаза грейворена.
Десять - что я делаю у тебя на коленях?
- О... - говорит он, опуская взгляд и тут же хмурится, не успев озвучить первоначальный вопрос. - Это повязка? Ты... - в ту же секунду его наполняет невольный ужас,  - о господи, это же не я...?![icon]http://s9.uploads.ru/nfoy1.png[/icon][sign]tonight I'm so alone, this sorrow takes a hold
http://sg.uploads.ru/TsLxe.gif http://s3.uploads.ru/3WUNX.gif http://s7.uploads.ru/4rb5l.gif
don't leave me here so cold // never want to be so cold
[/sign]

Отредактировано Jerric Jensen (2018-06-13 01:31:16)

+1


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » I'm coming to hold you now


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC