- Стой, - говорит она через несколько секунд, привставая со стула и поворачиваясь всем телом туда, где стоял Харви. Лицо ее, обычно расслабленное и почти лишенное всякого выражения, приобретает неожиданную остроту...читать далее
В этот город идёт много дорог, но никто вам не скажет, что приехал сюда просто из любопытства. Здесь зло ходит за руку с добром. Это не простой городок в Канаде. Это Генриетта, и она вас не отпустит просто так.
LC

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AG

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// RB

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AM

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GM

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
// RF

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
апрель-июль 2017.

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » more than a sound


more than a sound

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Thousand Foot Krutch - Forward motion
whether this world would come, around, and work itself out
but it's more than a sound, if it moves everyone around,
are you ready now?

http://sa.uploads.ru/2B7Dt.gif
все превращается в музыку - вместе с ней можно пройти и прочувствовать все, что хочешь.
это защита среди беспокойных дней и колыбельная близким бессонной ночью
если вначале выходит все через раз, даже не сходится - десять раз, девяносто,
вспомни, как не получалось еще вчера, то, что сегодня выходит легко и просто

http://sa.uploads.ru/eFEqA.gif  http://sd.uploads.ru/sk1QT.gif
more than a sound
Jocasta Doherty & Christian Burke
17 января 2017 года, школа Генриетты
- Вы ведь придете на мое выступление?
- Делать мне больше нечего.
Поэтому я сейчас здесь.
[не бойся]

+2

2

[sign]https://i2.wp.com/78.media.tumblr.com/2c69a52f5389e21c3b0655ea81aeb1f3/tumblr_p16i2h7owN1rrddc3o4_250.gif?w=605&ssl=1[/sign]
Прошло уже достаточно времени с того самого момента, как Кристиан Бёрк пригласил её к себе на урок, как говорил, что не берёт учеников, но в итоге, продолжал проводить уроки. Джоук поначалу не понимала, как стоило относиться к подобному, но со временем оставила подобные мысли в прошлом, всего лишь смирившись с фактом, который в любом случае шёл ей на пользу.

Странно и незнакомо было приходить к мистеру Малврику всё реже и реже. Теперь эти встречи больше походили на визит какой-то очень давней ученицы к любимому преподавателю. Учитель музыки всё ещё помогал Джоук, наставлял её на верный путь, но непосредственного участия в её обучении практически, если не совсем, не принимал. Он только следил за тем, как она трудилась, как воодушевлялась и как опускала руки, но потом вновь возвращалась к делу. За такими попытками Джоук сама перестала замечать то, как менялась она в музыке, как клавиши не казались ей тем страшным и опасным чудищем, как год или полтора назад. А даже если речь и шла об осени, то и тут нельзя было говорить, что всё осталось прежним.

Конечно же, Джоук двигалась вперёд. Уроки, ноты, уроки, нескончаемые уроки. Они приносили ей столько же удовольствия, сколько и боли в пальцах, руках. Однако цель ещё была далеко. И вот настал один важный день, который смог бы приблизить девочку не на шаг, а на два.

— Вы же придёте на концерт, мистер Бёрк? Вам точно выделят место в первом ряду, — весело сказала Джоук, когда рассказала преподавателю о том, что будет выступать на школьном концерте. Наверняка мистер Малврик уже всё рассказал композитору и даже узнал, придёт он или нет, но девочке хотелось услышать всё от него самого.

И конечно, ответ был «нет». За столько месяцев стоило бы привыкнуть к подобной реакции, но в тот момент Джоук всё-таки позволила себе отвести взгляд и промолчать. Хорошо, что она всё-таки догадалась подавить в себе эту обиду или, по крайней мере, замаскировать её, потому и сказала потом что-то такое непримечательное, что не вызвало бы никаких сомнений.

Оставалось теперь только мириться с этим фактом и ждать концерта. Непосредственно перед тем, как пойти в школу в знаменательный день, Джоук не могла найти себе места. Вместо привычного велосипеда или автобуса она отправилась в школу пешком за несколько часов до начала мероприятия. Не найдя в себе сил и достаточно нервов, чтобы поесть дома, девочка захватила с собой немного денег, чтобы перекусить по дороге. Уже совсем скоро на одной из улиц ей попался ларёк с незнакомым ей блюдом. Точнее, название на вывеске было как-то на слуху, ведь в школе мальчик рассказывал о своих впечатлениях по поводу этой еды. Целую неделю после этого его, правда, никто не видел... но вроде бы он тогда всего лишь уехал отдыхать к своим родственникам.

Тесто, мясо, зелень — всё это выглядело очень аппетитно, и Джоук не смогла сдержать собственное любопытство и голод. Протянув тучному продавцу деньги, она получила взамен нечто, похожее на тако. Аромат был замечательный. Передав ей так называемую шаурму, мужчина добавил:

— И не помеха, что ты родилась в другой стране, ведь ты смогла преодолеть этот языковой барьер. Шаурма! — воскликнул он. Кажется, очень любил то блюдо, которое готовил, что был всегда готов петь ему песни.

Джоук неторопливо покивала головой, поблагодарила мужчину ещё раз и решила идти дальше. Ела она прямо на ходу, понимая, что всё-таки не ошиблась с покупкой. Тёплая, нежная шаурма так и таяла во рту. Но всё-таки стоило поторапливаться.

Джоук достаточно быстро прошла остаток пути и, зайдя в школу, сразу направилась в концертный зал. Мистер Малврик пообещал предоставить ей возможность порепетировать вместе с остальными, и потому девочке не хотелось терять ни минуты. Ближайший час также пролетел для неё незаметно. Стало подступать волнение.

Сцена была готова, приходили зрители. У Джоук начинала идти кругом голова. Она не понимала, как так быстро сменялись номера, как так громко можно было аплодировать. Джо сумела опомниться лишь тогда, когда сама неуверенными шагами стала идти по направлению к инструменту. Она успела бросить взгляд в зал, и он показался ей ещё больше прежнего. Ни одного знакомого лица, все — чьи-то родители, но чьи же? Мистер Малврик стоял за сценой и перед выступление Джоук с кем-то очень бодро разговаривал, едва не позабыв о самой Доэрти.

Она была совсем одна. Кое-как ей удалось устроиться перед инструментом. Кое-как вновь взглянуть на гостей, которые, наверное, не могли дождаться начала номера или его конца. Кое-как найти одного человека, который бросил в самый неподходящий момент. И всё-таки решил протянуть руку помощи.

«Мистер Бёрк, я не подведу» — успела подумать Джоук, встретившись с ним взглядом. А все негативные эмоции неожиданно потеряли свою силу.

Отредактировано Jocasta Doherty (2018-04-29 00:19:01)

+1

3

Кристиан Бёрк никогда и ни при каких условиях не изменял одному из основных своих правил: не брать учеников. Не то чтобы ему в самом деле было нечем поделиться с молодым поколением, или он начисто лишен был педагогических способностей, - он просто избегал лишних личностных контактов в принципе, а уж молодежь казалась ему и вовсе запредельно далекой, и он был уверен, что они в принципе не способны понять друг друга, не то что достичь каких-то успехов в обучении.
Несмотря на это, подопечные у него все же находились с завидной регулярностью, хотя он и упрямо продолжал находить этому самые баснословные объяснения, начиная от названого родства с Беа и заканчивая участием в воспитании Натаниэля, - в конечном итоге, он называл их как угодно, только не учениками. Близкое окружение Кристиана уже давно смирилось с этой его причудой и даже уже не пыталось спорить, - Агнесса понимающе улыбалась, Малврик кивал и исподтишка подсовывал ему новых птенцов,  зная, что в конце концов все будет решать Музыка, а против нее даже упрямства Бёрка не хватит.

Музыка решила все и на этот раз – вот уже несколько месяцев к ряду, как Джоук Доэрти регулярно появляется на пороге его дома, уверенным шагом проходит к фортепиано и сама наливает себе чай, прихватывая из вазочки рассыпчатое печенье,  - выяснив, какое нравится ей больше всего, Эгги принялась закупаться ее излюбленными лакомствами, - как и ожидалось,  с его супругой девочка сдружилась с первого же дня знакомства,  заставляя Криса лишний раз закатывать глаза и бурчать, что они вообще-то тут по делу собрались, а не для праздной трескотни.

Шло время, и Джокаста уже делала вполне определенные успехи, что, разумеется, не могло пройти даром. Когда Малврик своим фирменным преувеличенно-радостным тоном сообщил ему, что Джоук рекомендована для выступления на ежегодном творческом вечере средней школы, Бёрк даже не удивился.  Для музыканта его уровня школьная самодеятельность объективно виделась детским лепетом, и он использовал эту видимость сполна, - однако же, он прекрасно понимал,  что для самой малышки Доэрти это будет первое серьезное выступление на публике, и от него действительно очень многое зависит. Когда-то ему и самому довелось пройти через это, - и он отлично помнил,  сколь важна реакция первого настоящего зрителя, - и также  он предельно ясно понимал, что с его придирчивостью и требовательностью просто не сможет быть мягким и восторженным даже в этот день, поэтому, вероятно, ему вовсе не следует приходить.
Для Джокасты же его небрежный отказ выглядел ровно так, как он и планировал,  - впечатлением, что у него есть куда  более интересные дела, чем глупый школьный концерт, и уже успевший сложиться у нее в голове образ наставника прекрасно соответствовал этому снисхождению.

Он планировал выдерживать свою отстраненность и дальше, но за полчаса до начала мероприятия все же не сдержался и позвонил Джеймсу, стараясь выдерживать абсолютно незаинтересованный тон и словно бы между делом поинтересовавшись, как дела у Доэрти.
- Она готова, ты и сам прекрасно знаешь,  -  жизнерадостно сообщил в ответ Малврик, а после, чуть приглушив голос, добавил: -  Но она очень волнуется, Кристиан, это ведь ее первый выход.  Было бы здорово, если бы ты все же пришел ее поддержать.
- Глупости, это же не вручение «Грэмми», - с досадой поморщился вампир. – Она отлично подготовлена, мы тысячу раз отрепетировали этот номер и…
- Все так, Крис, - спокойно перебил его Джеймс, иногда проявлявший незаурядную  крепость характера, которую от человека с его мягкой манерой общения трудно было ожидать. – Вот только ей всего 14,  это ее первое выступление, и она, черт побери, хочет тебя видеть, - выдав это, учитель отключился, оставив Бёрка в странной смеси крайнего раздражения и неожиданного смущения.
Нет, ну скажите, пожалуйста, какие нежности! Он ведь совершенно не нанимался в няньки, и уж точно в его обязанности не входит бросать все свои дела и мчаться сломя голову на дурацкий школьный вечер только потому, что эта девчонка, видите ли, волнуется!
Нет же?

Проклиная все на свете, он взбегает по ступеням, быстрым шагом проходит по коридору и распахивает дверь актового зала ровно в тот момент, когда Джоук появляется на сцене под хлипкий град  вежливых аплодисментов.
Кристиан замирает на месте,  не проходя дальше, и лишь неотрывно смотрит на маленькую фигурку на сцене, в какой-то момент ловит ее взгляд, полный сомнений, и, помедлив, едва уловимо кивает:
«Ты знаешь, что делать».

+1

4

Это был самый неподходящий момент для того, чтобы клавиши вдруг начали расплываться перед глазами. Джоук не была настолько слабой, чтобы нечаянно заплакать, признав поражение, вскочить и убежать куда-то за кулисы, с трудом разбирая путь.

Да, это был её первый выход на сцену. До боли напряжённый, такой, что вот-вот сведёт челюсть. Страшно представить, что могут ощущать те люди, что видят всех этих зрителей ежедневно. То, как они неотрывно следят за каждым шагом, вслушиваются в каждую ноту. Промахнись ты, и вот уже нет у тебя ни уважения с их стороны, ни даже простой человеческой благодарности за приятный вечер. Как нет и самого приятного вечера. Он рассыпался в прах. Море репетиций кануло в лету.

Но сейчас всего этого ещё не произошло. Всё могло быть, а могло и не быть впереди. Существовал лишь инструмент. Существовала лишь Джоук, которая пыталась унять эту неприятную дрожь в пальцах. Нужно было вздохнуть глубоко и чуть улыбнуться — всего лишь на миг. Джо хотелось бы представить, что она не первый раз стоит на сцене, что не в первый раз пол чуть поскрипывает под её неуверенными и неловкими шагами.
Вся семья, к сожалению, не смогла поддержать Джо в этот день. Кто-то был на работе, у кого-то были более серьёзные дела. Конечно, девочка понимала их без лишних слов, ведь ни один из них не обязан был отменять все свои планы из-за какого-то школьного концерта. Правда?

Нет.

Признаваясь искренне, Джоук ощущала себя брошенной всем миром. Привычная её возрасту способность преувеличивать всё до уровня Вселенной, готовой разорваться, играла не последнюю роль. Джоук этого не знала, а может, и предполагала, но зато знала точно — брата и двух сестёр, которые устроились на последних рядах и что-то там вроде бы даже обсуждали, было недостаточно. Когда выступление кончится, они в любом случае скажут, что всё было прекрасно. даже если Джоук подбежит к ним и выпалит, что это был самый ужасный день в её жизни.

Так, хватит.

Человека, который вёл её к этому, который поначалу был глубоко непонятен Джоук, здесь отсутствовал. Стоило признать: его присутствия как раз и не хватало этим вечером. Обида была подавлена, улыбка была состроена в момент отказа, и всё шло своим чередом. Джо абсолютно точно смирилась с этим.

Ещё одна неправда.

Когда мистер Бёрк оказался в поле её зрения, когда кивнул, мир пугал уже чуть меньше.

Инструмент. Джоук. Музыка. Вспомни все уроки. Вспомни.

Так всегда делали в фильмах: если герою плохо и он в опасности, он начинает повторять себе какие-то слова, внушает, что он совсем не стоит рядом с ущельем даже тогда, когда земля разверзается прямо под его ногами. Он в силах изменить это. Решимость и храбрость меняют ситуацию коренным образом.

Чёрно-белые клавиши, ноты перед глазами. Джоук села за фортепиано, приготовилась, и в ту же самую секунду в зале точно потемнело. Осталась только гостиная у Бёрков, тот ароматный чай, к которому какой-либо поэт успешно применил бы неплохую метафору, а ещё то самое печенье, от которого Джо была в восторге. Кто-то из семьb Доэрти даже пошутил, что на занятия девочка ходила только ради сладостей. И как раз в этой ситуации самая младшая Доэрти могла бы очень просто отразить эти слова со всей серьёзностью, быть может, даже не совсем присущей её возрасту.

Дело, конечно же, не в печенье. Дело в ней самой и музыке. Пальцы её в первый раз коснулись клавиш — так же осторожно, как и на самом первом занятии с мистером Бёрком, от которого у Джо до сих пор были смешанные чувства. Начало очень редко удавалось Джоук. Даже сейчас. Тогда, когда не один урок был позади.

Но ей сейчас не пристало бояться. Зал ждал, семья ждала. Ждал учитель, так рьяно отрицавший сей факт. Джоук сейчас бы даже подавила смешок, если бы не вся серьёзность ситуации. Произведение было не из простых, и девочка вкладывала в него всё, что у неё было. Музыка лилась в зал — это совсем не то, когда играешь в комнате. Здесь музыка не просто появлялась, заполняя квадратные метры, а проникала в несколько сердец одновременно, отражалась от массивных стен.

Джоук не следила за временем, которое тоже проходило незаметно. Она только знала все те листы, что располагались перед её взглядом, и клавиши. Ей не хотелось думать о чём-то ещё. Она сама бы точно не узнала себя со стороны. Можно поклясться, что до этого Джо вряд ли когда-либо так сильно погружалась в музыку, что создавала она в конкретный момент. Часто ей не удавалось сконцентрироваться, пальцы путались, как и, возможно, сейчас. Она не могла себя оценить максимально объективно, но она снова уплывала в мир мелодии, прощаясь с реальным миром. Плавно и аккуратно, но уже более ловко.

Ханна перед глазами улыбалась. Сентиментальность, правда? Прошлое не вернуть, а произведение не в миноре, так почему же опять её образ так прочно застыл перед глазами?

Думай о занятиях с мистером Бёрком.

Мелодия кончилась. Зал молчал. Молчала Джоук. Застыли её пальцы, и она сама позволила себе даже на едва уловимое мгновение прикрыть глаза. Тишина. Вот так правильно. Это было взято у учителя. Один из самых ответственных моментов, которого стоило ждать.

Чуть подрагивая в руках, Джоук даже не верила, что произведение было позади. Даже не могла представить, что ещё немного, и зал мог разразиться аплодисментами или так и молчать дальше.

Но перед тем, как попрощаться со зрителем, Джо посмотрела в ту самую сторону. Почему же людям не дана возможность читать мысли?

«Мистер Бёрк, я справилась?»
[sign]https://i2.wp.com/78.media.tumblr.com/2c69a52f5389e21c3b0655ea81aeb1f3/tumblr_p16i2h7owN1rrddc3o4_250.gif?w=605&ssl=1[/sign]

+1

5

Сам Кристиан почти никогда всерьез не задумывался о том, насколько важна роль учителя при постижении Музыки, - он вспоминал первого своего наставника, Бенджамина Льюиса, с большой теплотой, но под его руководством он смог высечь лишь начальные ноты, - и дальше уже его курировал Энтони с его бравой гвардией знакомых учителей, которые изначально были нацелены не столько научить его выражать через создаваемые мелодии внутренний мир. сколько вылепить из него нового Моцарта, - гения, в котором нуждался их догорающий век, "золотого мальчика", о котором грезил искушенный и пресытившийся уже всеми диковинками мира Лондон.
На смену эйфории и очарованности высшим светом пришла неожиданная ярость, - и именно она, в конечном итоге, стала его главным учителем,  - он играл так, чтоб не попадать в заданные ноты, но создавать свои, разрушать прилизанные каноны и строить собственные храмы, он играл наперекор и наперерез всему, что видел, - и его первая настоящая Музыка выросла не из восхищения красотой мира, а из застревающего в горле крика.
Выпустите меня отсюда!

Сейчас, оглядываясь назад, он может с чистым сердцем поблагодарить Брукса - и за его доброту, которая при всем прочем была неоспорима,  и за слепоту, из-за которой он так и не увидел, что истинный дар его воспитанника вовсе не в умении слышать и извлекать чистые звуки, а в желании поделиться собственными - со всем миром.
Это все не могло открыться ему тогда, но по прошествии лет, он оказался невольно предубежденным против всякого наставничества в музыке, - и потому не желал связываться с этим сам, и вместе с тем настороженно относился к восторженным разглагольствованиям Малврика, который, без сомнения, был не в пример лучше всех воспитателей молодого Бёрка и действительно горел своим делом, - но признать это оказывалось для Кристиана чересчур непосильной задачей.

Он не хотел быть здесь, не считал нужным, если быть точным, - какая-то его часть рвалась посмотреть на плоды их совместных трудов с Джокастой и лицезреть его триумф, но то, что уже годами составляло основу личности Кристиана Бёрка считало это смешным и нелепым: он не был ее учителем, он лишь показал ей путь, и дальше - пусть уже выгребает сама, подобно тому, как радикально иногда детей учат плавать.
Если потонет - тем хуже для нее, сама виновата.

Стоя у самой двери зрительного зала школы, он старается не задаваться вопросом, какого черта он в конечном итоге все равно оказался здесь, - во всем, конечно же, виноват проклятый Малврик с его завываниями, - и в какой-то момент это действительно отходит на второй план: он перехватывает неуверенный взгляд девочки, и в ту же секунду во всем огромном помещении, забитом до отказа, словно не остается никого, кроме них двоих.
Троих, - если быть точным: она, он - и рояль, ожидающий, когда ее руки заставят его зазвучать.
Тот самый рояль, что неизменно красовался в гостиной вампира, и на крышку которого Крис небрежно облокачивался, слушая упражнения  Джоук с привычным ему небрежно-утомленным видом, и Музыка, летящая от стен и заполняющая всю комнату, существующая между ними, вовне их, превыше них, - существующая иногда даже вопреки им.

В этот самый момент он неожиданно предельно ясно понимает, что не хочет, чтобы она кричала. Не хочет, чтобы использовала Музыку как инструмент противодействия всему вокруг, включая его самого, не хочет, чтобы она высекала ее наперекор ему.
Джокаста не в пример светлее и чище, чем он в свое время, и ей доступно больше свободы, - никто не рядит ее в прописные истины,  обязывающие проходить нотный стан от "до" до "до" и возвращаться назад тем же путем.
Джоук - не он, Генриетта - не Лондон, никто уже не держит таланты в ежовых рукавицах, придавая им нужную огранку.
Все изменилось.

Если бы он был сейчас рядом с девочкой или мог бы каким-либо образом передать ей свои мысли, он сказал бы ей только одно: "Отпусти себя". Забудь про незримый свист плети, которым я награждал каждую твою ошибку, забудь, что я признаю только идеальное исполнение, забудь, что клавиши черно-белые, как будто не существует других цветов.
Ошибайся. Спотыкайся. Сбивайся с ритма. Дай Музыке научить тебя самой.
Играй, Джоук.

В оглушительной, будто обрушившейся откуда-то сверху гулкой тишине его короткие, отрывистые аплодисменты звучат как пушечный выстрел. Спустя мгновение зал приходит в себя, осознавая, что мелодия действительно окончена, и шквал привычных хлопков оглашает пространство, чествуя исполнительницу. Крис еще секунду смотрит на ее маленькую растерянную фигурку на сцене, а после неслышно выскальзывает в коридор, предоставляя школьному вечеру талантов завершиться так, как должно.

+1

6

Поскорее, ещё скорее — прочь со сцены. Со стороны Джоук всего лишь сдержанно поклонилась, так же несмело улыбнулась, будто с ровным сердечным ритмом сделала это всё, но нет же — на деле дрожала, руки чуть заметно тряслись, коленки дрожали, а дыхание перехватывало. Люди перед глазами расплывались, членов семьи Доэрти Джо и вовсе потеряла из виду, а после забыла об их присутствии. Зал разразился привычными аплодисментами, и их звук показался чужим после мгновений тишины, но зато это означало одно — Джоук могла идти. Она успела заметить, как пропал из зала мистер Бёрк, и только потом вспомнила, что это он первый зааплодировал, показывая остальным слушателям, что мелодия была окончена.

«Он ведь не мог прийти, но пришёл».

Когда присутствие Джоук на сцене должно было смениться присутствием другого ученика, девочка позволила себе устало выдохнуть. Она не таскала камни, не толкала грузовики, а всего лишь сыграла, но как же многого это, оказывается, для неё стоило. Воздух будто стал тяжелее, но в момент, когда произведение осталось в том большом зале, всё стало вмиг проще.

Она сделала это. И теперь её целью было найти Учителя.

Джоук в этот вечер больше не требовалось выходить на сцену, и потому мистер Малврик, бывший за кулисами, предложил ей пойти домой. Девочке было приятно, что он оценил её старания, но в то же время хотелось покинуть стены концертного зала прежде, чем Кристиан Бёрк успел бы выйти из школы.

— Спасибо большое, мистер Малврик, — вежливо сказала Джоук, и то была правда. Несмотря на то, что она уже давным-давно училась играть у другого музыканта, её благодарность прежнему учителю всё так же была сильна. Спустя пару фраз мистера Малврика Джоук могла с чистой совестью попрощаться и, накинув на себя куртку, схватив шапку, выбежать через другой вход в коридор.

Было достаточно поздно, и в школе осталось не так много людей, но слова «мистер Бёрк», которые выкрикнула Джоук на достаточно большой громкости, привлекли внимание пары учеников, шедшей по коридору. Но они в любом случае не могли ей помочь. И даже брат с сёстрами, которые остались в зале и продолжали слушать чужие выступления.

— Мистер Бёрк! — победно воскликнула Джоук, заворачивая за угол и улавливая очертания знакомой фигуры. — Стойте! — по дороге она столкнулась с младшеклассником, но, к счастью, не ушибла. — Извини, — она помогла ему отряхнуться и виновато улыбнулась. Тот выглядел не очень счастливым, но хотя бы здоровым.

Джоук могла представить заголовки школьной газеты следующей недели «Доэрти устроила марафон и решила снести учеников, попадавшихся ей на пути, как кегли».

Да ну это всё.

— Мистер Бёрк, постойте, — она добежала до учителя и убрала упавшие на лоб пряди волос. — Вы говорили, что не придёте, но пришли, — она добродушно рассмеялась и притворилась, будто была к этому готова (естественно, нет). Нельзя было описать точно, насколько была Джоук рада появлению мистера Бёрка на концерте, но в одно мгновение её охватило сразу столько эмоций, что сказать это одновременно и хотелось и не хотелось. Джо могла лишь смотреть на учителю снизу-вверх, улыбаться и ждать его слов.

— Что вы думаете? — она уже была достаточно открытой для того, чтобы задавать учителю такие вопросы. Первый урок она могла сомневаться, подолгу думать, подбирать слова, а вот сейчас становилось проще, ведь с каждым разом Джоук всё больше привыкала к музыканту. В его обществе было вполне комфортно, а уж дома вместе с ним и миссис Бёрк и вовсе. Печенье, чай, музыка — что может быть лучше?

— Вы торопитесь, мистер Бёрк?
[sign]https://i2.wp.com/78.media.tumblr.com/2c69a52f5389e21c3b0655ea81aeb1f3/tumblr_p16i2h7owN1rrddc3o4_250.gif?w=605&ssl=1[/sign]

0

7

Покидая зал, Кристиан со свойственной ему раздражительностью, мысленно корил себя за то, что нарушил собственные принципы «стороннего наблюдателя» и вообще пришел на концерт, - одна победная улыбка Малврика уже подтверждала это, вызывая в нем всплеск досады: ну на тебе, поглядите-ка, неужто с возрастом он становится настолько мягкотелым, что покупается на все эти сентиментальные глупости?
Джокаста Доэрти никогда не была и не будет его ученицей,  - что бы там не говорил Джеймс и не думала она сама, - и вся роль Бёрка в ее музыкальном становлении должна была ограничиваться лишь хлесткими взмахами критического кнута, - на пряники пусть тратятся другие, из нее вообще не выйдет приличного музыканта, если она будет ожидать лишь похвалы и признания, но, может быть, что-то да получится, если он продолжит напоминать ей, что совершенство – это процесс, а не результат, и к нему надо постоянно стремиться, не останавливаясь на достигнутом даже для того, чтобы перевести дух.
Истинная мелодия высекается из тишины лишь на излете дыхания, со спертым горлом и ноющими онемевшими пальцами, все остальное – лишь попытка обмануть себя, выдавая набор нот за симфонию. 
Это всегда было и всегда будет так, - и  Джоук должна была это понять, чтобы  двигаться дальше, так почему же, черт побери, он сам в итоге оберегает ее, делая поблажки и позволяя тешить себя блажью, что музыка может даваться легко, как порыв ветра в распахнутые окна, что ей можно просто расслабиться и парить над миром, пока мелодия прошивает ее насквозь, как свет?
Он однозначно стареет, если стал позволять юным искателям звука подобные вольности.
И, как показывала практика, он еще и не мог так просто от них скрыться.
Голос Джокасты звонким эхом разносится по школьному коридору, вынуждая его прибавить шаг, но попадающиеся навстречу ученики лишают его возможности перейти на действительно существенную скорость.
Джоук нагоняет его, как юркий солнечный зайчик, и Кристиан едва уловимо морщится, бросая на нее мрачный взгляд, который она будто не замечает, переполненная возбуждением и радостью.
- Давно не был на школьных концертах, - сухо отрезает он, придерживая для девочки дверь: уже очевидно, что она не отцепиться так просто. – Стало любопытно, что популярно в детской самодеятельности сейчас.
Эта отмазка шита белыми нитками, - ведь он вошел на начале ее выступления и покинул зал в его конце, и вампир поджимает губы, словно заранее пресекая любые попытки развивать эту тему. Благо, Доэрти хватает смекалки (или такта) перевести разговор на сам номер, оставляя за кадром его появление.
- Ты могла бы сделать финальную партию сильнее и глубже, если бы правильно вытянула переход, - критично замечает он, но, помолчав с минуту, добавляет с неохотой: - Но общее исполнение весьма недурно.
Они притормаживают на крыльце, и бёрку даже становится немного неловко от преданного, сияющего взгляда ее огромных глаз.
- Почему ты не осталась там? – уклончиво спрашивает он. – Наверняка тебя должны наградить. Честолюбие – часть любого таланта.

0


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » more than a sound


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC