Опомнившись и осознав, что ее слегка растерянная пауза затягивается, Элайза мягко пожимает протянутую руку парня. Ей очень хотелось бы сказать что-то в ответ, хотя бы назвать свое имя, но она, как это с ней...читать далее
# 2«The dark omens» - Primrose Morrigan [до 14.12]
#3 «The whisperer in darkness» - Auri Davenport [до 06.12]
#5 «Mountains of madness» - Rick Miller [до 07.12]
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
апрель-июль 2017.

LUKE |

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
AGATHA |

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
REINA |

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
AMARIS |

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
GABE |

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
RAVON

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » it's the most wonderful time of the year;


it's the most wonderful time of the year;

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Naughty Boy — No One's Here to Sleep
https://i.imgur.com/bjBI12d.png
it's the most wonderful time of the year;
Gabriel & Amaris Malfrey
24-25 декабря, дом Мэлфреев в Генриетте;
Всё начинается замечательно: рождественский ужин, ёлка, счастливый Баббл в
забавном зелёном колпачке... Но знали ли Мэлфреи, какие подарки ждут
их в ночь на Рождество? Даже предположить не могли. Но этот праздник, определённо,
надолго им запомнится.

+3

2

Как послезавтра?! Черт, я бы хотел управиться с этим до праздников!

Моя речь была более чем эмоциональная, и повод тому, вполне себе, был серьезен и не смахивал на мою очередную истерику, как любила называть это Амарис. Сидя внутри своего черного форда, припаркованного на обочине, я, всеми правдами и неправдами, пытался помешать перекупщику сдвинуть сделку на послезавтра, ибо владеть этой темной вещичкой, что была предметом сбыта, еще пару суток мне не хотелось от слова совсем.

Зеркало. Для людей несведущих в магии, на первый взгляд, это было всего лишь зеркало, в раме из темного дерева, с вырезанными на ней рельефами растений и каких-то мистических существ. Но так было только на первый взгляд, потому что зеркало это было проклятым и попортило кровь всем своим бывшим владельцам. Артефакт, лежащий сейчас позади меня в багажнике, завернутый в грубую серую ткань, с нанесенными на ней защитными символами, излучал настолько сильное магическое поле, что мне казалось, будто до моей спины, время от времени, дотрагивалось что-то крайне неприятное. По моему мнению, эту штуковину нужно было уничтожить, чтобы оно больше не приносило проблем, но, как оказалось, ей заинтересовался один человек, скупавший темные артефакты и перепродающий их разного рода коллекционерам. Денег этот человек не жалел, вот и за зеркало предложил кругленькую сумму. А за то, чтобы нянчиться с вещицей еще денек он обещал прибавить еще сотню другую. Увидев количество нулей, я сдался и решил перешагнуть через свое мнение, все же деньги мне, в последнее время, не помешали бы. Да и кому они когда-нибудь мешали? Глубоко вздохнув, я, чуть ли не через сцепленные зубы, согласился на сдвиг сделки и, оглянувшись на всякий случай через плечо, когда магическая аура опять коснулась моего затылка, завел машину и двинулся в сторону своего дома. Сегодня был канун Рождества, а я чертовски опаздывал на ужин в кругу семьи.

Хотя мы и не были христианами, по одной известной причине, дух Рождества все же присутствовал в нашей жизни, в виде традиции наряжать ёлку, или дарить подарки, или поедать жаренную индейку под вечер. Дома на праздники всегда было уютнее, чем обычно. Отец, вечно пропадающий за стенами своего кабинета, который совмещал в себе и библиотеку, покидал насиженное кресло у окна и появлялся на кухне, где ему составляла компанию сияющая Ами. Вдвоем они трудились над блюдами, приготовление которых требовало обязательного следования рецептам, передававшиеся в роду Мэлфреев, наверное, годов с двадцатых предыдущего столетия. Нэйт, перешагнув через свои амбиции самостоятельности, тоже делал честь нашему дому своим появлением, закрыв оружейную лавку почти на все каникулы. Брата, в такие праздничные дни, как этот, всегда можно было найти в гостиной, где он либо пристальным взглядом рассматривал семейные фотографии, развешенные то тут, то там на стенах комнаты, либо мучил телевизор, стараясь найти что-то более-менее приторное среди всех этих праздничных телепередач.

Появившись в холле нашего дома, я, смахнув с волос несколько снежинок, что успели покрыть мои черные пряди, пока я добирался от машины до крыльца, незаметно пробрался к двери, ведущей в подвал, и, стараясь особо не шуметь, исчез на ней. Оказавшись в темноте, свободной рукой, я стал нащупывать выключатель, а второй покрепче сжал зеркало, дабы случайно его не выронить. Из-за двери до меня доносились разные звуки, по характеру своему более походящие на кухонные — значит, сестра с отцом все еще возятся на кухне. Наконец щелкнув выключателем, тем самым осветив лестницу, ведущую вниз, я, стараясь особо не скрипеть деревянными ступенями, покрытыми толстым слоем темного лака, спустился в сам подвал и огляделся в поисках места поукромнее.

Зеркалу было не место в доме — это я знал абсолютно точно, но и оставлять его в лавке я не собирался, ибо вещь была странная, а за такими нужно было присматривать. Этот риск вполне оправдывали средства, которые я мог за него получить, а перед отцом или Ами я уж как-нибудь да объяснился бы, найди они эту штуку в подвале. Пристроив сверток в одном из углов пыльного помещения — между старыми рамами для картин и какими-то картонными коробками, я придирчиво осмотрел свой импровизированный схрон. Как меня уверяли, символы, что были черной краской, нанесены на ткань, что скрывала под собой зеркало, сдерживали его опасные свойства, половина из которых мне была неизвестна. Но, тряпица, пусть и зачарованная, мне не казалась особо надежной, поэтому я взял огарок темно-красной свечки, который валялся на одном из пыльных столиков, и начертил вокруг этой проклятой вещицы один из видов защитных кругов, что были известны мне. Закончив, я бросил свечку на то место, где ее взял и, отряхнув руки, поспешил подняться наверх.

Когда я закрыл дверь в подвал, то не мог видеть того, как одна из рам для картин упала на зеркало. Вещь не разбилась, но выпала из защитного круга, а зачарованная ткань, что сдерживала проклятие, немного собралась, открыв миру абсолютно черное стекло в старой деревянной оправе.

Привет, — чуть улыбаясь, произнес я, когда вошел в кухню. Как и предполагалось, Ами и отец были там и возились с огромной индейкой, подготавливая ее к завтрашнему запеканию. — Как у вас дела? Нэйт так и не пришел, вы ему звонили?

+1

3

[indent] — It's the most wonderful time of the year // with the kids jingle belling // and everyone telling you be of good cheer // it's the most wonderful time of the year... — Амарис мурлыкала в такт приятному голосу Энди Уильямса целое утро. Отец уже смеялся и говорил, что эта композиция набила ему оскомину, но девушка не унималась: только смеялась, обнимала родителя и говорила,что ему нужно немного потерпеть. На сугубо рождественский репертуар его беззлобное ворчание особо не повлияло, но, смилостивившись, она решила больше не ставить одну и ту же композицию на повтор, а вместо этого включила весёлый атмосферный сборник.
[indent] Ей ведь и правда всегда нравилось это время года, а больше самого Рождества, пожалуй, подготовка к оному. Говард, не желая, чтобы дети, которые растут без матери, чувствовали себя в чём-либо обделёнными, и поэтому делал всё, дабы праздник был настоящим и запоминающимся. Правда, в какой-то момент Ами поняла, что роль Санта-Клауса, которого она с таким нетерпением ждала каждый год, исполнял сам отец или кто-то из братьев. Как они выбирали, кто будет играть эту почётную роль — неизвестно, она никогда не спрашивала, даже после того, как поймала отца на горячем. В смысле — за тем, как он раскладывал подарки под мерцающей ёлкой и набивал сладостями развешанные на своего рода гирлянде рождественские носки. Мир больше не стал для неё прежним, но Мэлфрей ни о чём не жалела. До сих пор со смехом вспоминала выражение лица Говарда в тот момент, когда она ухватилась за подбитый белым мехом красный рукав. Сложно сравнить это чувство с каким-либо ещё.
[indent] Сейчас она даже могла сказать, что счастлива. Фэйра знала, что праздники пройдут, и вернётся та боль, которую девушка старалась тщательно скрыть от близких — чтобы они не волновались. А ещё чтобы не утверждали, словно не удивлены — ведьма же знала, что её отношения с Адрианом никому из них не нравились. Даже Нэйтан, являясь другом Абернати, несколько сомневался в том, сможет ли Эд сделать Ами счастливой. И, судя по всему, оказался прав. С Гейбом она эту тему и вовсе старалась не обсуждать, хотя брат держался, как только мог, и не отпускал поучительных комментариев. Хотя имел на это право.
[indent] Но Рождество... Рождество всегда было чем-то неприкосновенным и святым для девушки, и его не могли испортить никакие Адрианы или ещё кто-то. Амарис хотелось украшать дом, готовить лакомства, слушать атмосферную музыку и дарить своим близким улыбки. В Рождество хотелось верить, что чудеса бывают, что всё будет хорошо и уже утром жизнь наладится. Можно будет слепить из неё то, что хочется, независимо от обстоятельств, и эта вера помогала двигаться дальше, в будущее, не думая о прошлом. Ну, ладно, думая, но не так усердно, как можно было бы.
[indent] — ...я понятия не имею, кто такой Джейми Оливер, поэтому не могу доверить ему такое важное дело, как соус для индейки! — утверждал Говард, указывая в сторону дочери щипцами для салата. Будто пытался уличить её в чём-то зазорном. Смех Фэйры — серебристый, звонкий и мелодичный — кажется, проникал в каждый уголок приготовившегося к празднику дома.
[indent] — Папочка, это — всемирно известный повар, и он... — но глава семейства решил, что никаким там Оливерам не место на семейной кухне и даже не дождался окончания речи Ами:
[indent] — Я его знать не знаю, и точка. — вот так. Ну и что ты будешь делать? Амарис, впрочем, не обиделась и не рассердилась, зная, что всё равно сделает по своему, выдаст рецепт соуса за собственный, и Говард решит, что нет ничего прекраснее этого соуса с розмарином. Ну и ладно, если ему так спокойнее, хотя иногда ведьма недоумевала, почему отец упирается в, казалось бы, самых бытовых мелочах. Какая вот разница, кто придумал рецепт — известный повар или ещё кто-то? Но главное, чтобы отец был доволен, поэтому Фэйра прекращает спор, зато продолжает заниматься готовкой.
[indent] Когда на кухне показался Габриэль, Ами вскинула голову и приподняла большими и указательными пальцами обеих рук ножки несчастной индейки. Подвигала ими так, как будто индейка танцевала, и сверкнула улыбкой — своей, конечно же.
[indent] — Папа категорически отказывается от соуса по рецепту Джейми Оливера. Ну хоть ты скажи, что это не просто какой-то парень из телевизора! — Ами едва сдерживала смех, косясь в сторону отца. Оставив индейку в покое (то есть — поставив в духовку), ведьма вымыла руки и нацепила на голову брата точно такой же красный колпак, какой был и на ней. Полюбовалась, отойдя на шаг, а после рассмеялась под довольное хмыканье Говарда. Действительно, прекрасный праздник, очень вдохновляющий и радостный. Праздник, во время которого вся семья собирается вместе. — Нэйт вернётся через час или два, у него какие-то там дела. Кстати, мы тебя ждали ещё час назад... Всё нормально? — Ами спрашивала, не отвлекаясь от кухонных хлопот, но время от времени бросала на Габриэля вопросительные взгляды. О, нет, она ни в чём его не подозревала, просто беспокоилась, всё ли у него в порядке. — Имбирные пряники почти готовы! Гейб, поможешь с глазурью? — оставалось всего несколько часов до начала ужина. Хоть бы Нэйтан успел, она ведь так хотела, чтобы в сборе была вся семья. Этот вечер сулит им много интересного.

https://i.imgur.com/bK7hPhl.png

+1

4

Ага, — подойдя к столу я оперся руками о край столешницы, сплошь заставленную всяческими продуктами, банками и кухонными принадлежностями — это не просто парень из телевизора. Это повар из телевизора, а это, папа, значит, что его соус не такая уж и дрянь, как ты мог подумать…
В телевизоре много чего показывают, — произнес отец, слишком усердно жестикулируя щипцами в воздухе, — но на нашей кухне не будет никаких телевизионных соусов, только проверенный бабушкин рецепт.
Ты еще скажи, что она это в завещании указала, — между делом я успеваю подцепить кончиками пальцев пару долек мандарина, которые одним мигом пропадают внутри моего рта.
Ничего не знаю, но бабушкиному соусу быть — произнес отец и, многозначительно посмотрев на меня поверх очков-половинок, убрал мандарины подальше от меня и моих цепких рук.
Нэйт вернётся через час или два, у него какие-то там дела. — Ами умудрялась говорить и одновременно фаршировать индейку пряным сливочным маслом, запах которого вызывал у меня обильное слюноотделение. Как, впрочем, и у нашего пса, который все это время сидел подле стола и не сводил своих глазок-бусинок с того, что на нем сейчас происходило.
Ни разу не удивлен.
Кстати, мы тебя ждали ещё час назад... Всё нормально? Имбирные пряники почти готовы! Гейб, поможешь с глазурью?
Ох, знаешь, — произнес я, слегка замявшись и почесав затылок, — сегодня все, словно с цепи сорвались. Перед самым закрытием в лавку набилось столько народу и все с важной миссией: найти подарок в самую последнюю минуту. Еле отделался.… —Врать близким я чертовски не любил, и практиковал это дело только в крайних случаях. От лжи, слетевшей с языка, стало неприятно горько. —А с пряниками да, давай, помогу! От возможности нализаться айсинга и втихушку пожевать горячих пряных имбирных человечков и оленей я отказаться никак не мог.
Выручку убрал в сейф? А лавку закрыл? — Говард не мог не вставить свои пять копеек, — а то я тебя знаю Гейб, и все еще помню позапрошлое Рождество, когда нас только магические охранные нити и спасли.
Все закрыл, все проверил. Дважды. — Мой взгляд блуждал где-то около противня с пряниками, который Амарис только что достала из духового шкафа.
Нужно было трижды. — Он явно в шутку надо мной издевался. Одного охранного заклинания уже хватало, чтобы защитить наше семейное дело от недобрых рук.
Пап, у тебя сейчас соус убежит, — свернув тему, я сосредоточился на том, чтобы аккуратно разрисовать все еще горячего имбирного человечка, но в итоге вышло не особо красиво. Человечек будто молча просил убить его, что я и намеревался сделать, но тут сестра хлопнула меня по руке.
Скажи еще, что мне терпеть до конца ужина? Я бы разделил его с Бабблом. Смотри, как пёсель жалобно смотрит. Вы его кормили вообще?

+1

5

[indent] — Но, папа, а как же идти в ногу со временем и всё такое? Между прочим, Гейб прав, и это — прекрасный пов... Я поняла, бабушкин рецепт, — Амарис, которая готова была толкнуть прекрасную, но совершенно непродуманную речь, наткнулась на крайне выразительный взгляд отца и решила, что дальнейшее препирательство не имеет ни малейшего смысла. Дождавшись, пока Говард отвлечётся, девушка обернулась к брату: — Я всё равно приготовлю этот соус, и папочка будет просить добавки. Как пить дать. — лукаво подмигнув брату, девушка скорчила невинную мордашку, перехватив вопросительный взгляд отца. Фэйра заподозрила, что он всё прекрасно слышал, но никаких комментариев по этому поводу не дал, что уже могло считаться хорошим знаком.
[indent] Слушая миролюбивую перепалку Мэлфреев старшего и почти младшего, Ами усмехалась, при этом не прекращая работы над кулинарными изысками, да ещё и умудряясь пританцовывать в такт мелодии, которая так и лилась из динамиков. Вся эта предпраздничная суета позволяла расслабиться и думать только о предстоящем торжестве. Для Амарис же не было ничего милее Рождества — даже собственный День Рождения она любила не так сильно. Краем уха она уловила ответ на собственный вопрос:
[indent] — ...сегодня все, словно с цепи сорвались... — Мэлфрей понимающе кивнула, потому что знала, как бывает перед праздниками, когда люди вдруг неожиданно вспоминают, что вовсе к нему не готовы. Её, честно говоря, это всегда удивляло: Рождество ведь не какой-нибудь природный катаклизм, который невозможно спрогнозировать. Каждый год оно случается в одно и то же время, почему бы не подготовиться заранее? С другой стороны, именно в дни перед праздников дела в лавке шли прекрасно, а выручка достигала невиданных высот. Им ли жаловаться с таким раскладом? Но, как теперь заподозрила ведьма, может, брату как раз помощь была больше нужна, чем отцу: в конце-то концов, еду они могут и заказать. Хотя всегда старались максимально избегать этого, ведь может быть лучше домашних имбирных пряников, например? Про индейку она и вовсе даже не заикалась: слишком серьёзное дело, знаете-ли.
[indent] — Ммм... — невнятно промычала Амарис, и на несколько мгновений отвлеклась от своего занятия: — Почему ты не позвонил? Я бы нашла время и пришла к тебе на помощь, раз было так много людей. Ну что ты как неродной, Гейб. — пожурив старшего, она качнула головой. Зато отец времени зря не терял: похоже, не прости этим двоим коалиции между собой. Противостояние соусов: бабушкин рецепт против рецепта Джейми Оливера, кто победит? На чьей стороне окажется правда? Это могло бы стать неплохим остросюжетным фильмом... Ами сдавленно прыснула и тут же отвернулась — как бы отец о чём-то не том не подумал, но одна мысль о подобном казалась невероятно смешной.
[indent] — Папуля, мальчику уже стукнуло тридцать. Я, конечно, до конца не уверена, но что-то мне подсказывает, что к этому возрасту Габриэль научился запирать лавку. Ну а позапрошлое Рождество... В каждом правиле бывают исключения!
[indent] Пока канадка защищала старшего брата перед отцом, сам Гейб вознамерился прикончить одного из человечков, которые всё ещё находились на противне. Заметив краем глаза постороннюю активность, Ами резко повернула голову и хлопнула брата по руке. Выразительно заломила брови, один кулачок уперев в бок, дескать, что тут за революция, бунт с откусыванием голов? Вот что за беспредел? Глаз да глаз нужен... Не будет такого на этой кухне, не будет!
[indent] — Этот пёсель отрастил себе бока на нашем «вы его вообще кормили» и, между прочим, тесто ему не слишком полено. Так что пряник один на двоих, а потом ждать до конца ужина. Пользуйся моей добротой, пока я не передумала. — она уж проследит, чтобы они оба не съёли больше, чем полагается. Пускай дождутся ужина, и тогда уже можно будет разгуляться, а то испортят себе аппетит, и что будет тогда?
[indent] Спустя несколько часов всё действительно было готово. Ёлка украшена, стол накрыт, даже Нейт соизволил явиться, чем немало порадовал настроенную на торжество Амарис. Сама девушка радостно носилась между кухней и гостиной, где они поставили стол, а за ней хвостиком бегал Баббл. Что и говорить, такие вечера выдавались у них нечасто, и девушка тихо молилась, чтобы никто и ничто не испортило праздника. Всё действительно прошло прекрасно: самый старший из братьев сыпал шутками, отец благодушно посмеивался, Амарис хохотала — заливисто и весело, Гейб рассказывал интересные истории. Ей не хватало подобного времяпрепровождения, о чём Мэлфрей решила заявить Габриэлю, когда Нейт и Говард отправились по своим комнатам, а младшие остались — пить горячий шоколад с маршмеллоу и смотреть очередную часть Гарри Поттера.
[indent] — Так здорово, что мы собрались все вместе... Мне ужасно понравилось, это так славно. Давно я не получала такого удовольствия, и... Ой... Тихо! — она резко выпрямилась и нажала на кнопку на пульте, прислушивалась к каким-то неведомым звукам, — Ты слышишь?

+1


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » it's the most wonderful time of the year;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC