— Ну ты и скажешь! — воскликнула Джоук, засмеявшись и с трудом подавив в себе желание весело толкнуть Даса в бок. Удивительно, как она могла разговориться и вдруг стать самым обыкновенным подростком...читать далее


#3 «Estuans interius»
Alex Murray [до 28.06]

#4 «Tempus es iocundum»
[ЗАВЕРШЕН]
LC

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AG

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// RB

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AM

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GM

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
// RF

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
январь-март 2017.

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » on the run


on the run

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

3 Doors Down — On The Run
https://i.imgur.com/UFgu04r.png
on the run
Thea Todd & Florence Legrand
28 сентября 2016 года, лес Генриетты
Тиа и Флоранс познакомились в цветочном магазине, где вместе работают. Но Флоранс слишком поглощена собственными мыслями и едва ли является хорошей собеседницей... Но стоит им столкнуться в лесу, и ситуация меняется.

+1

2

Флоранс чувствует себя потерянной и одинокой; она пытается не думать об этом, и всё же отчаянно скучает по Марселю. Хотя вряд ли перестала винить его... В чём? Да во всём, хотя, наверное, вполне закономерно, когда спустя какое-то время после свадьбы супруги понимают, что всё далеко не так просто, как они предполагали поначалу. И всё же Легран перегнул палку. Всё же Легран напугал жену настолько сильно, что она сбежала и теперь оглядывается при каждом шорохе. Так быть не должно — что-то в своей жизни она сделала не так... Вышла замуж, наверное, не за того, за кого следовало бы. Но что поделать, сердцу ведь, как говорится, не прикажешь, хотя в последнее время она искренне старается именно так и сделать — приказать, а оно, непослушное, отказывается следовать её настояниям. Ничего, это лишь поначалу так... Да, определённо. Фло не уставала себя в этом убеждать, хотя уже не знала, где просто надежда, а где вполне неплохие шансы на свободное от обязательств существование. Хотя технически она всё ещё жена Марселя, а все мысли о разводе Флоранс усердно изгоняла из светловолосой головы. Очень логично, ну конечно, а деваться ведь некуда. Ну и ладно.

Прогулки по лесу всегда ей помогают, находится Флосси в волчьем обличье или же в человеческом. Первое — необходимость, второе же — привычная реальность. После побега француженка замкнулась в себе и не может переступить через барьер, который помог бы ей начать налаживать контакты с другими людьми. Тогда ей не будет одиноко — блондинка всё понимает, но... Всё равно не может переступить через себя, но с такими темпами кроме брата у неё никого не останется. Об этом подумать можно потом.

В лесу, ближе к ночи, она обращается. Кости словно ломаются, изгибаются под неестественным углом, и из горла вырывается тихий стон. Состояние привычное, но всё же немного дискомфортное, зато когда волчица становится на землю всеми четырьмя лапами, всё её естество наполняет восторг. Она тут же пускается наперегонки с луной, старается догнать её, ухватить за серебристый бок. Ей нравится это ощущение, нравится с самого первого обращения, и ради подобных чувств можно вытерпеть немного неприятных моментов. Это не так страшно, как невозможность выпустить своё настоящее я на свободу. Флоранс по-белому завидует обычным людям — они ищут другие способы для того, чтобы, скажем, выпустить пар, но при этом не чувствуют себя ущемлёнными. Для гримма же невозможность (или нежелание) превращаться в животное чревата весьма неприятными последствиями.

Лапы мягко касаются земли, делая это практически бесшумно. Флоранс наслаждается и не собирается останавливаться, хотя уже успела почувствовать, что находится здесь не одна. Не то, чтобы волчицу это слишком сильно беспокоило — она просто старается оказаться как можно дальше от ещё одного гримма (острый нюх выхватывает лисий запах). Она совершенно неконфликтна, но если придётся... И она бежит, бежит, бежит — как можно дальше и быстрее, теряя осторожность. Вот последнее как раз очень даже зря... Настолько зря, что в какой-то момент слышит громкий щелчок, и переднюю левую лапу пронзает острая боль. Волчица взвизгивает и падает, перекатившись через голову. Невольно дёргает лапу на себя, но зубцы капкана, в который она угодила, лишь сильнее впиваются в мех, а после и кожу — всё вокруг стремительно пропитывается кровью. Это настолько больно, что даже сердце, кажется, замирает. Вот это, называется, решила прогуляться...

+1

3

[indent] «Нет-нет-нет-нет-нет! Стой!»
[indent] Лиса, преследующая волка – это, наверное, довольно странное зрелище. Но что еще остается, если этот ненормальный рванул прямо в сторону «охотничьих угодий» старого Брауна?
[indent] Обычно Ти Джей нет особого дела до гриммов-волков. Нет, ей, на самом деле, до всех есть дело в той или иной степени, но волки, как правило, неплохо заботятся о себе сами. Стайная жизнь и все такое… у лис такого нет, и это, наверное, не так уж плохо – лично ее удручает уже сама мысль о том, что придется ходить по струнке у какого-нибудь альфы.
[indent] Впрочем, сейчас это совершенно неважно.
[indent] Лисьи глаза выхватывают из вечернего сумрака мелькающие меж ветвей покрытые серебрящейся шерстью бока. Не самый крупный волк, что ей доводилось видеть. Она все еще бежит следом, но уже даже не понимает, зачем вообще его преследует и что будет делать, если догонит – поговорить, будучи в звериных обличиях, они не смогут, и у нее не получится просто сказать «эй, не беги туда, там…»

[indent] «КЛАЦ».

[indent] Металлический лязг схлопнувшейся ловушки, за которым последовал глухой звук падения грузного волчьего тела и шорох потревоженного валежника, всполошил парочку ночных птиц; но лисице сейчас не до них. Она и не заметила, как они подошли слишком близко – теперь нужно быть осторожной и самой не попасться вслед за этим несчастным.
[indent] В такие минуты радуешься, что ты не совсем уж неразумный зверь.
[indent] Лисица сходит на человечью тропу, но даже там она ступает предельно осторожно, все время принюхиваясь и оглядываясь, чтобы вовремя заметить в пожухлой осенней траве опасный металлический блеск. В этой части леса гриммы – редкие гости, старый Браун их не жалует и надежно обезопасил свою территорию.
[indent] Она замечает волка чуть поодаль от тропинки – кажется, ему защемило переднюю лапу. Лисица осторожно, не торопясь, подкрадывается близко и замирает, разглядывая капкан.
[indent] «Я ни за что не вскрою это зубами. Ты что, издеваешься?»
[indent] Она неуклюже царапает лапой металлическую «челюсть», но заранее знает, что это бессмысленно. В человеческом обличии она, возможно, справится с этой западней, но в своей лисьей шкуре – точно нет. Конечно, последнее, что ей хотелось бы – превращаться сейчас обратно в человека, оставшись без одежды посреди леса наедине с незнакомым гриммом. Но, с другой стороны, что еще остается? Не бросать же беднягу здесь. Пока она успеет добраться до своей одежды, он может попасться кому-то на глаза.
[indent] Или она. Это вполне может оказаться и волчица. Лиса осторожно принюхивается к лежащему на земле гримму, надеясь, что тот не начнет кусаться от боли и ярости – и неожиданно ощущает запах, который кажется ей смутно знакомым.
[indent] «Ой… Я тебя что, знаю?»
[indent] Что ж, похоже, у нее нет выбора.
[indent] Но если бы лиса могла, она бы вздохнула.

[indent] В человеческом обличии она уже может себе это позволить, но вместо вздоха у нее вырывается только короткое «бррр», когда вечерний воздух начинает холодить обнаженную кожу. Ладно. Быстро разобраться с этим капканом и перекинуться обратно в теплую шубу.
[indent] – Не дергайся.
[indent] «Надеюсь, ты хотя бы действительно девочка. Еще не хватало, чтобы всякие мужики тут на меня голую пялились».
[indent] Ти Джей разглядывает капкан – к счастью, это современное устройство, оснащенное механизмом, позволяющим легко растянуть зубья – в человеческом облике это действие не требует от нее огромных усилий. Створки расщелкиваются, и Ти Джей торопливо откладывает опасную штуковину в сторону. Металл ловушки неприятно холодит пальцы – но ей уже и так достаточно холодно, так что это кажется лишь каплей в море.
[indent] – Ты, конечно, извини, но за это я б потребовала с тебя как минимум кофе при случае, – бормочет она, обнимая себя то ли от холода, то ли чтобы скрыть наготу. – Холодно, вообще-то.

+1

4

Так, наверное, глупо — отправляться на прогулку, не разузнав о местности. Но у Флоранс много забот; Флоранс всё ещё не знает, что делать с мужем и вообще куда катится её жизнь. Флоранс просто запуталась, поэтому и не может думать о том, о чём следует. Теперь за это приходится расплачиваться, и это, говоря по правде, чертовски больно. Перед глазами словно оказывается пелена дыхание становится прерывистым, и волчица слышит слабые повизгивания, которые сама и издаёт. Чует уже, что находится здесь совсем не одна, но боль ослепляет, и вместо ярости накатывает усталость, отчасти и от всего, что происходит сейчас в жизни. Какая же она глупая, чёрт возьми. Почему ей надо было побежать сюда? Почему надо было попасть в эту воистину идиотскую ситуацию? Волчица мелко дрожала и поскуливает от боли и страха. Она замечает лису, которая обнюхивает капкан, и едва заметно дёргается, но сама не понимает, зачем. Вряд ли Фло помогут. Или же..?

От ран таких не умирают — если, конечно, вовремя вытянуть лапу из железных, острых и крепких зубов. Их так просто не сломаешь, не разомкнёшь эти челюсти, и на смену боли и обиде приходит злость. Волчица дёргается, извивается, пытаясь освободиться, но ей становится лишь больнее. Осознав, насколько глупо её поведение, Легран затихает, желая убаюкать свою больную лапу, которая кровоточит и кровоточки, а зубцы лишь крепче впиваются в плоть.

Следующее, что она видит (а, точнее, кто) — обнажённая молодая женщина. Поначалу Фло плохо соображает, что к чему, потом приходит понимание: гримм. Такой же, как она — только лиса, которая всё время находилась неподалёку. Ещё через несколько минут приходит узнавание, и дело не только в запахе, но и в сложившейся картинке: Тиа Тодд, с которой они вместе работают — ну, конечно же, в человечьем облике. Вот так неожиданность, честное слово... Услышав уверенное «не дёргайся», Флосси и вовсе замирает, надеясь, что всё закончится как можно скорее. И вот Тиа ловко размыкает железные челюсти, давая волчице свободу. Та тут же одёргивает лапу, снова жалобно поскуливает и, хочет того или же не слишком, но всё же превращается. Прижимает к обнажённой груди раненную руку — к счастью, правую. Забавно, что Марсель — тоже левша, и этот факт как-то не к месту всплывает в её голове. А ведь Флоранс до сих пор носит шоколад в сумочке, как будто есть, кого им угощать. Марс ведь сладкоежка, а привычка — очень сильная штука, знаете-ли.

— Одного кофе недостаточно, — многозначительно изрекает она, силясь улыбнуться, но получается криво. Как-то они с Тиа не слишком много общались ранее, хоть и работают вместе — вот ведь ирония. Нет, Фло ничего не имеет против коллеги, просто... Просто так получилось и, возможно, виной тому по большей части она сама, — Потому что я и правда твоя должница, спасибо. — тихо шипит, поднимаясь на ноги и отводя взгляд — они, конечно, обе представительницы слабого пола, но всё равно чувствуют некоторое смущение. Флоранс не уверена, что сможет обратиться сегодня снова; в руке неприятно пульсирует боль, кровь всё ещё капает на землю, на босые ноги, и всё тело покрывается гусиной кожей — действительно, холодно. — Честное слово, не знаю, как тебя отблагода... Ауч! — Фло всё ещё чувствует себя так, словно рука находится в капкане. От запаха крови её сейчас едва ли не воротит, и женщина делает глубокий вдох.

— Ты же замёрзнешь, Тиа! Думаю, дальше я сама справлюсь... — да, это будет нелегко, но снова становиться проблемой для лисы, которая, вообще-то, просто мимо пробегала, совершенно не хочется. Ещё одна кривая улыбка, и Легран делает несколько шагов по направлению к тропе. В ноги стразу впиваются острые веточки и камни — всё то, чего в лесу в изобилии. — Мне совесть не позволит дать тебе замёрзнуть. — а о своём удивлении она сможет рассказать потом, когда они обе окажутся в тепле и уюте. Собственно, и выразить свою искреннюю благодарность тоже не помешает, так-то.

+1

5

[indent] – Флоранс?..
[indent] Ну… да. Запах ведь показался ей знакомым. Могла бы и догадаться, что неспроста. На самом деле, он едва уловим для человеческого обоняния, но Тиа всегда отличалась высокой чувствительностью к запахам – правда, она не уверена, норма ли это для всех лис, для всех гриммов вообще или же ее личная индивидуальная особенность.
[indent] Ти Джей поднимается на ноги, пытаясь прогнать удивление, которое столь сильно, что она на какое-то мгновение забывает о собственном смущении. Генриетта, конечно, маленький город, но совпадение все равно довольно странное – подумать только, встретить в лесу коллегу, да еще и в таких своеобразных обстоятельствах. Лишь теперь Ти Джей вспоминает, что они обе еще и без одежды – когда холод снова дает о себе знать неприятным покалыванием кожи. В голове почему-то мелькает странная мысль о том, что суеверные люди напрасно считают, что ведьмы проводят свои обряды, танцуя нагишом на лесных полянах; на самом деле, если вы встретили в лесу танцующую голую девушку – она, вероятно, пытающийся согреться гримм.
[indent] – Что, будешь в благодарность работать за меня всю неделю? – шутливо спрашивает Ти Джей. Затем осекается, на мгновение задумавшись о том, что Флоранс, наверное, непросто будет работать с раненой рукой, но быстро осознает, что девушка перед ней – тоже гримм, а значит, ее проблемы с раной не продлятся слишком долго. Выглядит эта рана, правда, неприятно, но серебром, вроде бы, эти капканы пока никто не покрывает.
[indent] На самом деле Ти Джей не очень уверена, как именно ей лучше подступиться к Флоранс: до сих пор та не отличалась особой общительностью. Разговаривали они мало даже с учетом того, что работает новенькая недолго; возможно, ей не хочется никакого общения даже сейчас, в такой непростой ситуации. С другой стороны, Ти Джей тоже не может просто взять и бросить ее в лесу; кажется, Легран тут пока не слишком хорошо ориентируется, а теперь еще и, возможно, не сможет какое-то время вновь обернуться волчицей…
[indent] – Вот что: давай потом разберемся с благодарностями и твоей совестью, – говорит Ти Джей. – Тут лучше не оставаться, – она машет рукой дальше по тропе, где, как ей известно, могут попасться еще капканы, – Но не очень далеко есть хижина, правда, ей много кто пользуется, но может нам повезет и там никого не будет, – а если кто-то и окажется, то им придется потесниться. – Подождешь там и согреешься, пока я сбегаю за твоей одеждой, как тебе мысль?
[indent] Она задумчиво оглядывает Флоранс. Та чуть выше самой Ти Джей, а значит, особых шансов, что лиса, пусть даже это и немаленький по сравнению с обычной лесной лисицей гримм, может оказать ей какую-то помощь в передвижении по лесу, нет. Что ж…
[indent] – Я бы предложила тебя подвезти, но я не слишком крупная, боюсь, не удержу. Но если вдруг что-то пойдет не так, дай знать: что-нибудь придумаем.
[indent] Не дожидаясь ответа, Ти Джей превращается снова, не озаботившись тем, чтобы куда-то отойти – в конце концов, ничего нового для Флоранс, наверное, в этом зрелище нет; вряд ли процесс превращения в лису сильно отличается от того, что происходит в такие моменты с волками.
[indent] Снова встав на четыре лапы – наконец-то теплая шкура! – Тиа подбегает к Флоранс, готовая указывать ей путь. Жаль, что собственным теплом с ней не поделишься, остается только надеяться, что они доберутся до места быстро.

+1

6

Генриетта принесёт ей ещё много неожиданностей, о которых Фло пока не подозревает, хотя начинает догадываться, что всё далеко не так просто, как она бы хотела, переезжая сюда. Это не такой простой, спокойный город, как она изначально думала, и с этим, похоже, пора смириться.

Флоранс сутулится, бережно прижимая к себе раненную руку и чувствуя, как пульсирует в ней боль. Это ничего, это пройдёт — нужно только немного времени для регенерации, которая, к счастью, вполне неплохо справляется со своей задачей на гриммах. Заживает, как на собаке — оценили иронию сего выражения? От ветра Легран ёжится, он неприятно холодит кожу, но вряд ли она сейчас готова обратиться вновь, учитывая ранение. На двоих дойдёт, на четырёх... Далеко не факт. Ещё ей неловко — перед Тиа и за то, что она так неловко попала в капкан. Нужно быть осторожнее, Фло даже сказать не может, чем думала. Несмотря на цвет волос, глупой она никогда не была, но что-то сегодня пошло не так. Ах, да: что-то в принципе в её жизни пошло не так. Например, всё и сразу, но об этом лучше потом подумать.

— Не вопрос, — светловолосая даже не задумывается, отвечая на вопрос, заданный шутливым тоном. Работать в цветочном магазине ей действительно нравится, а в благодарность она вполне может согласиться на подобное. Фло вдруг думает, что, наверное, стоит быть внимательнее и дружелюбнее к людям (и гриммам, как оказалось), которые её окружают. Не то, чтобы француженка плохо относилась непосредственно к коллеге или не любила людей, нет. Просто у неё такой период в жизни, когда замыкаешься в себе слишком сильно, и уже не можешь ничего с этим поделать. С такими темпами можно растерять всех, кто находится рядом. Определённо, стоит пересмотреть свои взгляды, пока ещё не слишком поздно, — Но кофе это не отменяет. — шутить проще, так можно отвлечься от всего, что происходит вокруг, и в первую очередь — от своей глупости, которая непростительна для той, что носит шкуру волка время от времени. Однажды никого не окажется рядом, и её придётся либо лапу себе откусить (фу, мерзость какая), либо погибнуть. Стоит ли говорить, что ни один из вариантов ей вообще не нравится? Ладно, об этом и вовсе не стоит сейчас, не время да не место. Флоранс снова ёжится и кусает нижнюю губу, чтобы не поморщиться от боли.

— Мне бы не хотелось беспокоить тебя ещё сильнее, но, похоже, выбор у меня невелик, — Фло мрачно, виновато улыбается и кивает светловолосой головой, соглашаясь с предложенным планом. — Нет-нет, подвозить меня не надо, я дойду. Добегу — к счастью, обе ноги у меня целы. — она несколько раз опять кивает, то ли для себя, то ли для Тиа. Наверное, и то, и другое одновременно.

Превращение Тодд совсем её не смущает, Флоранс ведь сама такая же. Она просто следует за лисой, стараясь идти как можно скорее, а после и вовсе пускается лёгкой трусцой. Потрясающее они, наверное, составляют собой зрелище: чуть впереди бежит лиса, а за неё — обнажённая светловолосая девушка. Кто увидел бы — подумал, что чертовщина какая происходит, но, к счастью, их, насколько Легран может судить, всё же никто не видит. Вскоре они и правда добираются до хижины; последняя выглядит даже вполне уютно, как кажется Фло. Наверное, потому что она устала, замёрзла и ей больно. Дверь, к счастью, открыта, и там хотя бы не дует. Так и недолго застудить всё, что застудить в принципе можно, после такой-то прогулки. Девушку немного трясёт (о причинах даже спрашивать не стоит), но, в целом, она храбрится и старается не поддаваться болезненной панике. Руку прижимает к себе ещё плотнее. Флоранс рассказывает гримму, где оставила одежду, и чувствует себя при этом жутко виноватой. Ещё бы: ещё таких проблем Тодд не хватало, спасибо ей за то, что не бросила. Действительно, нужно будет её отблагодарить. Потому что, вполне вероятно, коллега сегодня спасла Флоранс жизнь.

+1

7

[indent] Всю дорогу до хижины Ти Джей не может избавиться от ощущения, что ей совестно. Совестно потому, что Флоранс приходится идти следом за ней пешком, да еще и на двух ногах – хотя последнего она уж точно никак не в состоянии исправить. Время от времени привычно ускоряясь, лисица вынуждена то и дело напоминать себе, что надо бы сбавить ход, потому что люди не бегают с такой скоростью; кроме этого, она постоянно оглядывается, чтобы убедиться, что девушка позади не отстает, не споткнулась где-нибудь о корень или не поранила, не дай бог, еще и ногу об какую-нибудь торчащую ветку.
[indent] Наконец, они добираются. Оказавшись внутри, лисица тут же стягивает с какого-то старого комода пыльноватое и вытертое, но на вид еще вполне способное кого-нибудь согреть одеяло и сбрасывает его на пол рядом с Флоранс. К сожалению, лисьи зубы и лапы не слишком приспособлены для того, чтобы передавать объемные предметы прямо в руки, поэтому ей остается только надеяться, что Флоранс правильно истолкует этот странный жест – а еще на то, что одеяла хватит на какое-то время, чтобы девушка могла согреться, пока Ти Джей бегает за одеждой для нее и себя.
[indent] Последнее, возможно, затянется надолго.
[indent] Внимательно выслушав Флоранс – только бы ничего теперь не забыть – лисица покидает хижину. К сожалению, вместо того, чтобы идти искать одежду коллеги, ей придется сначала сбегать за своей – после чего превратиться обратно в человека. Ти Джей совсем не уверена, что сможет беспрепятственно дотащить до хижины и свои, и принадлежащие Флоранс вещи в зубах: не хватало еще их обслюнявить или, чего доброго, порвать – не говоря уже о том, что можно что-то выронить по дороге, да и жевать чужие джинсы в принципе сомнительного рода удовольствие.
[indent] Вот только в человеческом обличии она перемещается по лесу гораздо медленнее. И совсем не знает, сколько Флоранс в итоге ее прождет.

[indent] – Как рука? – спрашивает Ти Джей с порога, когда, наконец, возвращается с ворохом одежды в руках. Хочется верить, что она отсутствовала не слишком долго, но ей прекрасно известно, как могут растягиваться минуты, когда чего-то ждешь. – Прости, что так долго моталась, – она сгружает одежду Флоранс ей на колени и отходит было в сторону, чтобы коллега могла спокойно одеться, но затем кое о чем вспоминает и, нащупав в заднем кармане джинсов пачку влажных салфеток, протягивает ее девушке – та наверняка запачкала ноги, пока они сюда добирались, и вряд ли у нее было, чем их протереть. – Пришлось сбросить шкуру. На двух ногах не так удобно, как на четырех, хотя я и быстро бегаю.
[indent] Чтобы не беспокоить Флоранс, пока та одевается, Ти Джей отходит к окну. Впрочем, она и без этого помнит, что на улице, откуда она только что вернулась, уже достаточно темно, а в лесу, где нет привычного городского освещения, мгла кажется и вовсе непроглядной. Хорошо, что хижина уже не слишком далеко от города – чуть поодаль, вниз по склону, сквозь деревья мелькают огоньки фонарей Генриетты. Часов, к сожалению, у Ти при себе нет, как нет и мобильника – такие вещи неудобно брать на ночные звериные прогулки; внутреннее чутье, впрочем, подсказывает, что сейчас что-то около одиннадцати вечера. Интересно, далеко ли Флоранс отсюда живет?
[indent] – Так ты что же… одна по лесу бегаешь? – спрашивает Ти Джей, чтобы как-то разбавить повисшую тишину. На самом деле ей интересно, почему Флоранс не проводит время со своей стаей, ведь разве не так живут волки? А еще почему-то никто не предупредил ее, в какие места в этом лесу бегать не стоит, и это тоже кажется странным – но вместе это слишком много вопросов сразу, а Ти Джей не уверена, что и на первый-то получит ответ.
[indent] Флоранс, в конечном итоге, никогда не казалась ей разговорчивой.

+1

8

Ей ли жаловаться, право слово. Флоранс и не жалуется, мысленно лишь сетует на то, что ей следовало быть осторожнее. Вообще много есть этих «следовало бы», и корни их уходят в прошлое, далёкое или не слишком, но Фло пока что не хочется углубляться. Рана на руке неприятно саднит, огнём обжигает, и гримм тяжело дышит, но она, конечно же, будет ждать. Ждать, ругать себя за неосмотрительность и искренне сочувствовать Тиа, которой приходится спасать шальную светловолосую голову, жертвуя при этом своим временем и даже личным пространством. Да уж, им явно будет, о чём вспомнить в будущем. Выбраться бы только отсюда... Француженка кивает, показывая, что поняла и что благодарна, а после накидывает на плечи одеяло и кутается в него, прижимая колени к груди и обхватывая их руками с концами одеяла в них. Становится теплее, но она несколько раз чихает — здесь, мягко говоря, не стерильная чистота, но и так сойдёт. Пока что.

Время тянется непозволительно долго, а у Легран нет часов, чтобы отмерять минуты. Поэтому она считает удары собственного сердца, таким образом ещё и отвлекаясь от неприятной боли (рану нужно обработать, дабы не получить в своё распоряжение заражение крови), правда, быстро сбивается и опять начинает с самого начала. Это так смешно и нелепо, так, чёрт возьми, глупо. Жила бы себе да горя не знала — у супруга под крылышком, да не хотела надевать ошейник. А ведь Марсель пытался её к этому принудить, или же она ошибается? Впрочем, сейчас это не имеет ровно никакого значения.

Кажется, Фло успела даже задремать, ведь из забытья её вытянул голос Тиа. Блондинка встрепенулась, смотря на Тодд широко распахнутыми глазами.

— Терпимо, — уголок губ дёргается в едва заметной улыбке. Ей не хочется ныть и жаловаться, хотя на самом деле девушке, конечно же, больно, но не настолько, чтобы кричать об этом целому миру. Ну или хотя бы этому лесу, — Жить, надеюсь, буду, да и регенерация... Сама понимаешь... — поводит плечом. Берёт одежду, которую ей принесли, сбрасывает с плеч одеяло и встаёт, чтобы одеться. Про себя отмечает, что гримм отвернулась, дабы не смущать горе-волчицу, и благодарна ей за это. Хотя не только за это, в общем-то. Флоранс есть, за что говорить Тиа «спасибо», да не один раз, а куда больше. — Пожалуйста, не извиняйся — у тебя из-за меня столько хлопот, а ты ещё и просишь прощения за то, что тебя долго не было. — она снова чувствует укол вины и, одевшись (это было немного затруднительно из-за раненной руки, но француженка справилась), оборачивается ко своей спасительнице.

Фло сама не знает, почему была не слишком разговорчивой и приветливой. Она ведь любит новые знакомства, любит общение, но в жизни настала такая полоса, когда хочется забиться в свой кокон и даже носа оттуда не показывать. И уж ответа на свой вопрос она совершенно точно заслуживает, хотя это и вынуждает Флоранс немного смутиться.

—Я... Хм... Я пока к ним не привыкла, — осторожно произносит Легран, оправляя рукав лёгкого свитера на раненной руке — так, чтобы ткань соприкасалась с кожей лишь минимально, — Вряд ли ты удивишься, если я скажу, что предпочитаю одиночество. Слушай... Ты не обижайся на мою... Не знаю, нелюдимость? Я понимаю, что с того момента, как я начала работать в цветочном магазине, мы и десятком слов не перебросились. Просто... У меня нелёгкий период в жизни, и я иногда забываю, что есть и другой мир вокруг. — Тиа не просила её оправдываться, но блондинка и сама чувствует острую необходимость попросить прощения, — Вот поэтому я и бегаю по лесу одна, хотя в Генриетте живёт мой брат.

Пожалуй, теперь они могут выдвигаться в путь. Флоранс очень хочется оказаться на своей съёмной квартире, обработать рану и... Пожалуй, крепко уснуть.

— Я очень тебе благодарна за спасение и помощь. Спасибо, Тиа. — правда, им ещё предстоит путь домой, и они успеют поговорить. Флоранс решает, что будет приветливее, потому что вдруг остро ощущает симпатию к этой лисице. Никто не обязывал её помогать, и всё же она на это решилась, не бросила раненную в беде, а это многого стоит. — Пойдём? Кстати, как далеко от города мы всё же оказались? — потому что сама она совершенно потеряла счёт как времени, так и пространства. Но, благо, они действительно выдвигаются — да по ночному лесу. И если вдруг Тиа будет удобнее передвигаться в облике зверя — Фло готова следовать за ней и даже устроить доставку одежды.Вторая-то рука у неё свободна.

+1


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » on the run


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC