Опомнившись и осознав, что ее слегка растерянная пауза затягивается, Элайза мягко пожимает протянутую руку парня. Ей очень хотелось бы сказать что-то в ответ, хотя бы назвать свое имя, но она, как это с ней...читать далее
# 2«The dark omens» - Wesley Fletcher [до 18.12]
#3 «The whisperer in darkness» - Auri Davenport [до 06.12]
#5 «Mountains of madness» - Rick Miller [до 07.12]
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
апрель-июль 2017.

LUKE |

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
AGATHA |

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
REINA |

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
AMARIS |

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
GABE |

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
RAVON

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » the hunter becomes the hunted. *


the hunter becomes the hunted. *

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Snow Ghosts - The Hunted
http://funkyimg.com/i/2CAjL.png
the hunter becomes the hunted. *
Evan Malory, Joseph Blake, Odalys Ingram
6 февраля, лес, окрестности Генриетты.
Им дали задание: прочесать лес и обнаружить причину, по которой
в окрестностях Генриетты пропало трое человек.
Предполагалось, что это кто-то из гриммов решил устроить себе серию кровожадных пикников,
но правда оказалась страшнее, чем оборотень, охочий до человечины.
В лесу поселилось зло от которого не так просто избавиться.
Охотники сами могут стать добычей.


* - сюжетное задание

Отредактировано Joseph Blake (2018-03-14 16:44:09)

+4

2

Когда новости, пестрящие красной бегущей строкой с крупными белыми буквами, показали сюжет о троих пропавших без вести жителях города, местные служители Ордена уже знали детали произошедшего. Информацию они фильтровали, решая, в каком виде правильнее преподнести весть, чтобы в городе не началась бесполезная и даже вредная для дела паника. Тел нет, следовательно имеется шанс найти заблудившихся в целости и невредимости. Эван поправлял галстук, глядя пристально на собственное отражение в зеркале. В глазах уверенность и здравая расчетливость. "Нет". Он был готов поспорить, что живых не осталось. Если гриммы решили позволить себе такую роскошь как охота в свое удовольствие, вряд ли они удовлетворятся запугиванием и прочим мелким вредительством. Теория о том, что трое пошли по грибы, ягоды или шишки и заблудились так же выглядит довольно наивной. Кто-то потерял страх, в наглую орудуя под носом у людей Ордена и это пора пресекать. Стоит дать слабину, твари почувствуют еще большую жажду убийств, им захочется набрать обороты. Малые жертвы рождают большую алчность, следует дать достойный отпор и по возможности не пострадать самим.

Завершив обряд по пополнению и проверке экипировки, Мэлори накинул на плечи куртку, взял с журнального столика ключи от джипа и направился к двери, где в нетерпении перетаптывался товарищ по Ордену, рыжий парень с дрэдами до плеч.
- Клинок не забудь, - захлопывая дверь покрепче, Эван спустился по ступенькам, ведущим от здания штаба во двор, - в лесу может быть опасно, мы не знаем, какая сволочь там притаилась. Лучше лишний раз поберечься.
- Слыш, чувак, да ты меня типа раздражаешь своим педантизмом. Ну что я, совсем дурачок. Оливер Грин не так прост, зверью его не раскусить.
Указав по-рэперски оттопыренными пальцами на собственную физиономию парень изобразил танцевальные движения под музыку играющую у него в мозгу. Мэлори сдержанно улыбнулся, сел в машину и, дождавшись, пока рисующийся Оливер погрузит свою тщедушную тушку на одно из сидений, включил зажигание. Двигатель отозвался глухим гулом, расчищенная дорога позволила ехать как по маслу. Навигатор показал точное расстояние до места встречи, отображая местоположение автомобиля мигающей красной точкой. Минут через сорок к ним подтянется еще пара товарищей, в лесу лучше держаться группами, даже волки знают это простое правило. Одиночка не жилец, при первой же опасности тебя загонят, окружат и сожрут.
Радио тихо бренчало веселые мелодии, на белом справа и слева от дороги вырисовывались высокие темно-бурые стволы елей с ветками, клонящимися к земле от тяжести навалившего за ночь снега. Водительское зеркало отражало довольное лицо напарника, для него это было не первым заданием, однако, слишком легкомысленное отношение к происходящему Эвана несколько напрягло. А, с другой стороны, может так и надо, взбодриться, настроить себя на воинственный лад. В конце-концов, молодость и энтузиазм всегда ходят бок о бок. Мэлори уже и забыл то время, когда и сам был таким же, приходил в восторг от всего нового, по-своему выделывался перед старшаками, пытаясь завоевать авторитет и перетянуть на себя всеобщее внимание.
Дорога становилась уже, а рельеф местности сложнее для прохождения. Встряска, еще одна, спутник вставил комментарий о мастерстве вождения, после чего оставалось лишь пересесть на его место и дать возможность порулить самому, однако, на мелкие ссоры времени не было. Хмурясь своим мыслям, Эван смотрел на слепящую дорогу, не было сейчас ничего важнее сосредоточенности. Обстановка сложная, стемнеет нескоро, но где гарантии, что твари не рискнут действовать днем. В кармане приятным грузом таится пистолет, заряженный серебром, в нагрудном кармане волчий аконит, в сапоге клинок, выполненный так же как и пули из серебра. По просьбе Мэлори напарник прихватил кинжал из двимерита, на случай, если под руку попадется что-то менее ожидаемое, чем гриммы. Больше оружия - больше шансов выжить в экстренной ситуации.
Остановив свой белый джип у охотничьего домика, Эван оставил ладони покоиться на гладкой поверхности руля и решил немного подождать, посмотреть, приехали ли остальные члены ордена. Несмотря на настойчивые предложения напарника зайти вглубь помещения, Мэлори не двигался, молчал и лишь продолжал высматривать, изучая пространство вокруг деревянного строения, вглядываясь глубину леса и смакуя собственные ощущения.

+2

3

Ставлю десять баксов на то, что у нас появился уж больно дикий гримм, - произнес я, сидя за рулем своего серебристого доджа, по пути к месту, в котором мы обусловились встретиться со второй частью нашего небольшого отряда, если четверых человек можно было так назвать. В, условно, первой части был я сам и моя напарница из «Цербера», носившая красивое и редкое имя – Одалис, но я звал ее просто – Одди, за что получал многообещающий косой взгляд в свою сторону от самой Ингрэм. – а раз тела не были найдены, то он либо очень голодный, либо тот еще юморист и любит поиграть с едой. Отвлекшись на то, чтобы аккуратно объехать глубокие рытвины на лесной дороге, наконец, выправив руль, я мельком взглянул на свою напарницу. Эта девушка, при всей своей внешней хрупкости, на деле таковой не была и своими решительными и точными действиями в схватках с нечистью с легкостью развеивала все мифы о блондинках.
Слушая Одди и направляя машину по дороге, ведущей к охотничьему домику, я взглянул на пальцы своей левой руки, обхватившие руль. Еще не совсем привыкнув носить обручальное кольцо, я то и дело дотрагивался до него пальцами правой или долго сверлил глазами, изучая такой незатейливый кусочек металла. Две недели назад мы с Бейкер пережили самый счастливый, если вычеркнуть заявившегося на церемонию Белиала, день в нашей теперешней жизни. И кольцо было тому прямым напоминанием и доказательством того, что Рейна теперь всецело моя женщина, жена, мать нашего будущего ребенка. Это новое чувство, бремя ответственности за семью, легло на мои плечи, подобно теплому одеялу, которое, при всех своих прелестях, требовало от меня рациональных решений на работе, временами являющейся весьма опасной. Теперь, когда я был мужем Рейны, то был обязан возвращаться домой целым и невредимым, даже после таких вот вылазок в лес, где могло случиться всякое. Но имея рядом с собой таких людей, как Ингрэм, или того же Мэллори, мне не приходило в голову тревожится о том, что никто не сможет прикрыть меня, если потребуется.
Наконец подъехав к месту нашего «сбора», я припарковал свою машину рядом с белым джипом, который принадлежал Меллори, и, заглушив мотор, покинул салон, оказавшись на свежем лесном воздухе. Не считая звуков возни, которую создавала Одди, проверяя готовность своего оружия, вокруг нас стояла тишина. Мертвая тишина. Не было ни звуков птиц, ни шелеста ветра в хвое деревьев, будто мы попали в наглухо запечатанное помещение со стеклянными стенами, сквозь которые был виден окружающий нас лес, машины и, кажущийся заброшенным, охотничий домик. Кроме белого джипа Меллори, более следов его присутствия, а так же его напарника, не было. Подойдя к чужой машине, я заглянул внутрь через стекло, и,  обнаружив только пустые сидения и ничего больше, озадаченно хмыкнул.
Странно, – я обернулся, обращаясь к Одалис, – они должны были дождаться нас тут. Отсутствие Меллори и Грина мгновенно заставило меня напрячься. Это не было хорошим знаком, так как выходило за рамки договоренного. Если эти двое решили, не дождавшись нас, начать поиски пропавших, то, клянусь, им достанется от начальства. Выслушав предположение Одди о том, что возможно, они все-таки предпочли никого не ждать, я, нахмурившись, снял с пояса рацию и, поднеся ее ближе к губам, нажав на кнопку, произнес:
Гидра, это Цербер. Мы на месте. Вы где? Прием. – Ответа не последовало, поэтому, тревожно взглянув на Ингрэм, я решил связаться еще раз, уже чуть повысив голос. – Гидра, это Цербер. Как слышите? Прием. – Молчание на частоте. – Либо они решили, что мы им не особо нужны, либо их кто-то схватил за задницы. В любом случае, придурки они редкостные.
Вернув рацию на пояс, я, достал из багажника свою винтовку, запасной магазин с серебряными патронами, который сложил в небольшой рюкзак, и, проверив на месте ли мой серебряный кинжал, с нанесенными противодемоническими рунами, и пистолет, пули, в магазине которого тоже были серебряными, поставил свой додж на сигнализацию. Да, возможно моя амуниция была несколько внушительна, как для поисков пропавших в лесу, но если мы и правда имеем дело с гриммом-людоедом, лучше было перестраховаться, чем нет.
Одалис, – обратился я к девушке, надевая рюкзак и вешая винтовку на правое плечо, – ты готова? Нам теперь не троих, а пятерых искать придется...
Тут я осекся на полуслове, потому что Одди нашла следы Эвана и Оливера, ведущие прочь от охотничьего домика. И вели они, как в сказке – в самую чащу леса.

Отредактировано Joseph Blake (2018-03-14 16:47:57)

+1

4

— Ставлю ещё десять на то, что он даже не один, а несколько, — подхватила блондинка, усмехнувшись и откидываясь на спинку пассажирского сидения, раз уж сегодня за водителя был Блейк. Не то, чтобы она слишком усердно сопротивлялась, даже наоборот — у Одалис была возможность немного расслабиться и настроиться на нужный лад, — Честно говоря, ни один из этих вариантов мне не нравится, но, так или иначе, мы выясним, что это за тварь тут хозяйничает, словно у себя дома. — Ингрэм нравилось работать с Джозефом — они довольно неплохо друг друга понимали, порой даже хватало одних взглядов и, пожалуй, как раз этого человека девушка могла бы назвать своим другом. Другом, за которого она была невероятно рада — их отношения с Рейной вышли на новый уровень, благодаря чему мужчина то и дело увлекался на то, чтобы снова взглянуть на обручальное кольцо. Оди это ничуть не раздражало, скорее умиляло, и долгое время она даже молчала, никак не комментируя эти выразительные, задумчивые взгляды. Потом всё же не выдержала: — Ты загадываешь желание, потирая кольцо? — встретив недоумевающий взгляд охотника, рассмеялась, — Ну, знаешь, существуют всякие там поверья, что, потирая какую-то важную вещь и загадывая желание, ты подаёшь сигнал Вселенной... Не смотри на меня так, я нормальная! На самом деле я просто очень за тебя рада.

И это вполне себе правда. Правда, теперь на его плечи легло гораздо больше ответственности, потому что Джо отвечает не только за себя, но и за свою семью, которая пока ещё маленькая, но разве это что-то меняет?

— Рейна мне голову открутит, если с тобой что-то случится, так что будь добр — веди себя осторожно и прилично. — задорно подмигнув напарнику, который как раз парковал автомобиль и косился в сторону Одалис недобрым, как ей показалось, взглядом. Кто же любит нравоучения? Хотя Ингрэм говорила скорее в шутку, которая, впрочем, не лишена доли истины. Как и всегда бывает в подобных ситуациях. Девушка выбралась из автомобиля и слегка нахмурила брови: Меллори и правда обещал дождаться их здесь, и, по-хорошему, ему стоило так и сделать. Самостоятельность самостоятельностью, но, работая в команде, они имеют гораздо больше возможностей остаться в живых в случае чрезвычайной ситуации. Иначе к чему бы их разбивали на отряды? Вздохнув, блондинка проверила свою амуницию, которую составляла парочка пистолетов, несколько запасных магазинов с, естественно, серебряными пулями, засапожные кинжалы, которые было очень удобно доставать при необходимости. Джозеф подготовился основательнее, и она с удовлетворением кивнула, заметив винтовку.

— Должны были дождаться здесь и не предупредили о том, что уходят, прекрасно. — разумеется, она не была довольна таким подходом к делу, но что есть, то есть, придётся работать с этим. Девушка осторожно подошла ближе к белому джипу, осматривая землю около него. Виднелись чёткие следы около одной и второй дверцы... Осмотрев цепочку, она поняла, куда они ведут. Девушка не слышала, что в это время говорил Блейк, потому что была сосредоточена, и теперь невольно его перебила: — Смотри! Следы ведут вон туда... — посмотрев на мужчину и поняв, что он услышал её посыл, Одалис снова кивнула и медленно, всё ещё присматриваясь к оставленным следам, направилась по этой цепочке, — Когда найдём — сообщим, что некрасиво так поступать... — пробормотала она, осторожно отводя ветки какого-то кустарника и следя, чтобы они не ударили идущего следом напарника. Она злилась на этих двоих, которые могли сообщить, если вдруг что-то обнаружили — тогда Оди и Джо хотя бы знали, где их искать. И какого чёрта вообще происходит.

— Не нравится мне всё это... — протянула светловолосая, когда следы, наконец, совсем затерялись, и теперь охотники не знали, в какую именно сторону идти. Земля успела промёрзнуть, особенно здесь, в лесной чаще, куда едва-едва добирались солнечные лучи. В любой другой ситуации она предложила бы разделиться, но сейчас делать этого не собиралась. — А, вон! — тщательный осмотр местности принёс свои плоды, и девушка нашла ещё несколько следов — теперь они хотя бы могли двигаться в нужном направлении. Одалис была напряжена и готова в любой момент отразить атаку при необходимости — или атаковать самой. Надо думать, Джо чувствовал примерно то же самое.

+1

5

Лес всегда был на стороне чудовищ. Кустарники, высокая трава и стволы деревьев служили свою безмолвную мессу, обеспечивая монстров надежным убежищем, за которым можно было спрятаться, сохранив свою шкуру от смертельного серебра охотников, или набросится, когда истребители нечисти на секунду отвлеклись или замешкались. В любую секунду могло произойти все что угодно, начиная от внезапного появления зайца из ближайших кустов, заканчивая встречи с одичавшим гриммом, которая, скорее всего, закончится плачевно.

Пробираясь вслед за Одалис, что шла по следам двух розенкрейцеров, я не отпускал из головы мысль о том, что сейчас все вокруг играет не в нашу пользу. Холод винтовки, которую я сжимал в своих ладонях, конечно, давал мне некое ощущение безопасности, но если оружие не могло меня подвести, то мои руки – легко. Моя уверенность в фатальности человеческого фактора частенько выводила меня из того состояния, что требуется, когда розенкрейцер выходит на охоту. Если проще, то я боялся. Дело в том, что проклятье, висевшее над нашими с Рейной душами, в любой момент могло прибрать меня к рукам Смерти, потому что я уже и так пережил свой роковой возраст на целых пять лет. Это осознание жило со мной постоянно, будто отпечатавшись на коре головного мозга, награждая меня бессонницей, от которой спасали лишь таблетки, к которым я уже привык настолько, что не представлял ни одного отхода ко сну без этих стимуляторов.

О своей смерти я думал и сейчас, сверля взглядом, светлую голову Ингрэм, продолжающую идти по следу, словно опытная ищейка, преследующая ускользнувшую дичь. Мои навыки следопыта не были настолько отточены, по сравнению с Оди, поэтому я доверял ей и тому, куда она направлялась, следуя знакам, оставленным Меллори и Грином. Я следовал за ней, временами пригибая голову, чтобы не получить по лицу одной из многочисленных голых веток кустарников, что встречались нам по пути. Ступая ботинками по затвердевшему снегу, временами ломая наст, я вскоре понял, что не слышу ничего больше, кроме тех звуков, что создавали мы с Ингрэм, пробираясь сквозь заросли. Лес, который должен был быть полным различных звуков, все так же сохранял молчание, как и во время нашего приезда сюда. Из-за этого природа и казалась мне особенно враждебной словно замершей в предчувствии чего-то страшного. Словно перед бурей.

— Мне тоже, — поддержав охотницу в краткой оценке всей ситуации, я покрепче прижал к себе винтовку, держа указательный палец правой руки на спусковом крючке, — еще и тишина эта .. гробовая, хоть бы птица какая-нибудь крикнула. Что ты увидела?

Как оказалось, Оди обнаружила еще несколько следов, которые продолжали вести нас дальше в лес. Не было ни мест возможного привала или борьбы — только череда отметин от чьих-то ног на снегу.
Интересно, а это чьи? – спросил я, указывая левой рукой на отпечатки каких-то лап. Признаться честно, я не особо различал следы животных, и вряд ли бы смог сейчас сказать, кому принадлежат именно эти отметины. Единственное, что я мог сказать о них, это размер. В диаметре они были около пяти дюймов – достаточно большие, а очертания когтей – дюйма два. Насколько мне было известно, гриммы-волки, в волчьем обличии, ходили с втянутыми когтями, а этот зверь был готов в любую секунду похвастаться своим маникюром. — Может быть это какой-нибудь урсу тут наследил Если это и правда был гримм-медведь, то задание наше в разы усложнялось. Урсу были куда крупнее волков и куда свирепее.

Отредактировано Joseph Blake (2018-07-10 23:46:34)

+1

6

То, что они попали в неприятную ситуацию, Одалис уже поняла. Вопрос был лишь в том, каковы масштабы действия, но пока не найдут Мэлори и его напарника — не смогут её оценить. Вот это и было самым гадким. Оди двигалась на несколько шагов впереди, тщательно рассматривая следы и стараясь ступать максимально осторожно. Прислушивалась к окружающей их природе, которая, казалось бы, замерла в ожидании... Чего-то. Или кого-то? Ингрэм невольно поёжилась и проверила, на месте ли оружие. Она прекрасно знала, что оно на месте, но этот привычный жест словно бы придавал уверенности — в собственных силах и в том, что они смогут удержать ситуацию под контролем. Всё же двое взрослых людей, опытные охотники — они должны справиться. Правда, тонкий голосок где-то в её голове твердил, что Эван Мэлори тоже не вчера родился, но почему-то исчез, не сообщив своим компаньоном, куда направился. Ситуация, однако.

— У меня чувство, что природа нас предостерегает, но мы с тобой слишком невнимательные, чтобы понять — от чего или от кого. — по-хорошему, им следовало бы вызвать подкрепление, но как объяснишь, зачем? Дескать, предчувствия у нас нехорошие? Да засмеют, честное слово, поэтому подобное предложение не было озвучено ни Одалис, ни Джозефом — оба понимали, насколько это нелепо. Придётся справляться своими силами, благо, хотя бы оружия у них хватало.

— Смотри, здесь очень много следов, — она указала Джо на грязь под их ногами. К отпечаткам двух пар ног присоединились и другие следы, людям явно не принадлежавшие. — И они такие большие... Вот, вот и вот, — указательным пальцем она обвела отметины и бросила короткий, хмурый взгляд на напарника. — Следы очень похожи на медвежьи — волчьи гораздо меньше. Так что либо мы имеем дело с урсу — при этом довольно крупным представителем этого рода — либо... Я даже не знаю. — но, раз уж из двух зол стоит выбирать меньшее, то она бы предпочла всё же урсу. С ним они хотя бы знают, как справиться, а неизвестность всегда пугает. В данном случае не так пугает, как создаёт гнетущую атмосферу неопределённости, когда не знаешь, за какое оружие хвататься и что вообще делать. Ладно, похоже, контроль они всё же начали терять, но сдаваться никто не собирался. Ингрэм тихо выругалась, мысленно проклиная Мэлори — ну какой дьявол дёрнул его отправиться в лес, не дожидаясь их? Она, конечно, знала, что Эван не особо дружелюбен и не питает к Оди и Джо особой симпатии, но это уже перешло всякие границы. Девушка вдруг почувствовала, ка её охватила невероятная злость, даже нет, не так — гнев. Блондинка достала мобильный и набрала номер Эвана Мэлори, но услышала в ответ лишь «абонент находится вне зоны действия сети», ну замечательно же.

— Да, думаю, что ты прав, — мысли мужчины отзеркаливали её собственные, поэтому светловолосая медленно кивнула, покусывая нижнюю губу, — Ненавижу подобную безответственность. Но, похоже, нам стоит продолжать поиски и быть осторожными. То, что тут гуляет, явно нашло свою жертву, и хорошо, если Эвану и его напарнику удалось отделаться малой кровью. Кстати, крови я как раз не вижу... — позади, в кустах, хрустнула ветка. Оба розенкрейцера резко обернулись, сжимая оружие — Джо винтовку, Оди — за пистолет с серебряными пулями. Держа его на вытянутых руках, девушка медленно, осторожно направилась к источнику шума. Который, правда, больше не повторялся. Ложная тревога? Может быть, но стоило проверить. Что-то мелькнуло справа, потом слева — Одалис обернулась, но не успела уловить это движение. Сердце колотилось, словно сумасшедшее. — Джо, ты видел? — тщательно контролируя голос, спросила охотница. Они были тут не одни, да вот Одалис теперь не была так уверена, что это они ищут и наблюдают. Может, роли сменились. — За нами следят, я чувствую. Тут кто-то притаился... — и теперь им стоит быть в разы осторожнее, чтобы не попасть в ловушку. Светловолосая медленно придвигалась к кустам, но там никого не оказалось — только ещё один отпечаток лап. С губ сорвался тихий вздох.

— Знаешь, Блейк... Появились у меня подозрения, что это не урсу.

0

7

Мы обернулись почти что синхронно, когда до нашего с Одди слуха донесся звук хрустнувшей ветки. Направив стволы оружия в сторону, откуда донесся хруст, я и Ингрэм какое-то время еще приглядывались, сквозь ветви деревьев, в поисках источника шума, но так ничего и не увидели. Меня такой расклад, похожий на охоту за привидениями, совершенно не устраивал и конкретно нервировал, что для розенкрейцера на задании было последним делом.

Одалис первой двинулась в сторону, откуда до нас донесся подозрительный звук. Я, сжимая в руках винтовку, последовал за ней, будучи готовым, прикрывать сзади, если потребуется.
Знаешь, Блейк... Появились у меня подозрения, что это не урсу.
—  Медведи не бывают настолько тихими? И — я прервался, чтобы вновь оглянулся вокруг, а затем добавил, более утвердительным тоном, нежели вопросительным — не заметными… Такое чувство, что с нами играют и мне это совсем не нравится.

Продолжая протискиваться между кустами и деревьями, голые ветви которых утыкались нам в лица, порой очень болезненно, мы с Ингрэм, вспахивая своими ногами слежавшийся за зиму снег, вышли на небольшую поляну, окруженную высокими елями, через густую хвою которых с трудом пробивался дневной свет. Идя по оставленным кем-то следам, казалось, мы забрели в самую чащу леса, какой ее рисуют в детских сказках – мрачную, непролазную и тихую. К западу от нас, в нескольких метрах, если верить навигатору в моем телефоне, протекал ручей, спускающийся с горы Керри. Сейчас он был скован льдом и не выдавал себя звонким журчанием, но его небольшое русло все же было видно, даже за белоснежными сугробами. Перестав пялиться на экран смартфона, я положил его в карман куртки и подошел к Одди, которая опять что-то обнаружила. Только оказавшись рядом с ней, мне удалось понять, что так заинтересовало охотницу. В снегу, подле ее ног, было явно что-то закопано. Точнее кто-то закопан. Присмотревшись, я увидел, что над трупом уже успели «поработать» животные, так как его лицо и конечности покрывали следы мелких зубов и когтей. Не таких крупных, какие бывают у гриммов.

Возможно, это кто-то из тех троих пропавших, — присев на корточки, я продолжил осматривать тело, — точно не Меллори и его напарник. Смотри, он весь сплошная ледышка… А это что? Всю грудь покойника покрывали следы от огромных челюстей. Каких-то частей грудной клетки явно не хватало. Это уже совсем не было похоже на мелких зверьков, которые просто полакомились падалью.

Как думаешь, все-таки это дело рук кого-то из гриммов? — спросил я у Одалис, поднявшись с колен и перехватив винтовку покрепче. Пока Ингрэм отвечала, краем уха я услышал что-то очень странное. Со стороны ручья до меня будто доносилась еле слышная мелодия. Похожая на колыбельную. Тихие, шелестящие звуки словно успокаивали, унося прочь тревогу, которая царила во мне с самого приезда в лес.

Одди, ты слышишь?
Но Одалис не ответила, потому что, прицелившись, выстрелила в кого-то, кто был за моей спиной.

Отредактировано Joseph Blake (2018-10-03 19:35:56)

+1

8

Медведи не бывают настолько тихими — конечно, это прекрасный, здравый и обоснованный логикой аргумент, но в данном случае Одалис полагалась вовсе не на факты, а на собственную интуицию. Говорят, её невозможно «натренировать», но девушка была склонна не согласиться с этим мнением: за годы оперативной работы в качестве охотника она научилась доверять совокупности своих чувств — всех пяти, и в придачу получила, грубо говоря, шестое. Ингрэм понятия не имела, обладала ли бы она этой хвалёной интуицией, выбери для себя любую другую профессию. Но пока факт оставался фактом: блондинка привыкла себе доверять, потому что ощущения редко её подводили. И наверняка не подведут сейчас.

— Медведей я бы, конечно, не стала недооценивать, но... Тут что-то не так. Может, это и глупо прозвучит, но уж как есть — я не могу объяснить как-то иначе. — и если интуиция буквально кричит об этом, то всё же лучше к ней прислушаться. И, да, ей тоже не нравилось чувство, словно они двое — марионетки в чьих-то умелых руках... А ведь должно быть наоборот.

Погода к прогулкам не располагала, а работа не располагала к нытью. Надо — делай, и неважно, как капли, осыпающиеся с деревьев, попадают за шиворот и холодят кожу; неважно, что под тяжёлыми ботинками на тракторной подошве гадко чавкает грязь; неважно, что чувство самосохранения требует, дабы они бежали отсюда, бежали без оглядки. С другой стороны, они сами выбрали ремесло охотников (хотя в случае с блондинкой это несколько спорное утверждение), и теперь должны были защищать людей от того, от чего сами они себя защитить не смогут. И пускай Ингрэм обижалась на отца за отсутствие выбора, пожалуй, своё призвание в том, что делает, она всё же чувствовала. Это вдохновляло, будоражило кровь; вот и сейчас она чувствовала невероятный выброс адреналина и хотела, чтобы зло, затаившееся где-то среди деревьев, поскорее показало им своё лицо. Ничто так не радует, как хорошая заварушка — и ничто так не пугает одновременно. Они вышли на небольшую поляну, и вот тут началось самое интересное: мёртвое тело. В том, что человек давно испустил дух, сомнений не возникало — зрелище им предстало, честно говоря, отвратительное. Оди на мгновение отвернулась, сделав несколько глубоких вдохов — она многое видела, но всё равно подобное всегда вызывало неоднозначную реакцию.

— Какой-то огромный зверь постарался, — борясь с отвращением, она всё же присела на корточки, осматривая тело, — Гадость какая. Бедняга явно умирал в агонии... Жаль, снега намело — так могли бы осмотреться и обнаружить кровь. — а, соответственно, в какую сторону двинулась тварь, расправившись с жертвой. — Честно говоря, не знаю, способны ли гриммы на такое. Но кто знает — возможно, так и есть... Я бы не стала отказываться от какого-либо из вариантов, пока мы ничего не знаем наверняка. — бросив последний взгляд на мертвеца, она медленно поднялась и отряхнула тёмные джинсы от прилипшей к коленям грязи — чёртова погода.

Джозеф задал вопрос, и она, прислушиваясь, обернулась, но ответить так и не успела: резко вскинула ружьё и выстрелила, но, к сожалению, промахнулась. Маленький человечек невысокого роста, явно недокормленный (сплошные кожа да кости) скрылся в кустах прежде, чем пуля рассекла воздух. Одалис, больше ни слова не говоря, рванула следом за нежданным гостем. Она почему-то не сомневалась, что он либо имеет непосредственное отношение к происходящему, либо решил поживиться, услышав голоса. Или учуяв запах. Вот ведь тварь! Охотник мчалась сквозь кусты, слыша только своё дыхание и поспешные шаги Джозефа за спиной. Впереди маячила маленькая фигурка, и девушка подумала, что стоит быть осторожной. Вдруг этот негодник ведёт их в своё логово, к остальным, устраивая ловушку? Воздух разрезал лёгкие, но Одалис не останавливалась. Они должны найти беглеца, чего бы ни стоило... Но в какой-то момент она потеряла его из виду. Девушка остановилась, упираясь ладонями в колени и стараясь отдышаться — гонка давала о себе знать. Бег с препятствиями, чтоб его.

— Знаешь,Джо... — выдохнула она, — Думаю, у нас проблемы. — тем временем они снова услышали шепот-песню, и теперь могли медленно продвигаться на звук, держа наготове оружие. Вряд ли это гримм, явно не вампир, что тогда? Бес? Бес. Действительно, это было достаточно здравой мыслью, и блондинка бросила короткий взгляд на Блейка: — Как думаешь, это могут быть бесы? — хотя что-то подсказывало, что да.

0


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » the hunter becomes the hunted. *


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC