Геллхорн внимательно слушает его, когда он начинает свой рассказ, ловя каждое слово, сопоставляя с тем, что уже знала и так из тех кратких видений, которые ей удалось урвать, при их первой встрече...читать далее


#3 «Estuans interius»
Sydney Hayle [до 24.05]

#4 «Tempus es iocundum»
Fabia Amati [до 18.05]
LC

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AG

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// RB

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AM

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GM

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
// RF

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
январь-март 2017.

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » город засыпает...


город засыпает...

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Психоделика - Тили тили бом
http://s7.uploads.ru/QJfyY.gif http://sh.uploads.ru/vG4Kc.gif
● ● ● ● ● ● ●
вроде бы все... но где-то на тонкой грани между немым и гласным, меж сном и тенью
кто-то стоит, стоит в темноте и манит, и под ногой крошатся и лгут ступени.
звон пустоты предвечен и мельхиоров. бархатен бас набата последней стражи.
вот он застыл на фоне дверного створа. и подождать, похоже, не против даже...

● ● ● ● ● ● ●
http://s9.uploads.ru/GwAT9.gif http://sg.uploads.ru/QYzrU.gif
город засыпает...
Yves Fabre, Edwin Cohen, Ravon Fate
Генриетта, 2-3 марта 2017 года
Страшные времена наступили в Генриетте - заснувший в собственной постели может не проснуться, а ночные кошмары меркнут по сравнению с обезумевшей реальностью.
И, кажется, есть только один верный способ остановить череду бедствий, но для этого двум старым врагам придется вновь объединиться, а человеку - рискнуть собственной жизнью.

Отредактировано Ravon Fate (2018-02-20 13:32:30)

+2

2

Впервые Ив встревожился на этот счет еще в середине февраля. Вернулся старый его клиент, который уже полтора года как был здоров полностью и не требовал даже наблюдения. Вернулся и сказал, что его преследуют. Поговорив с ним полчаса за кружкой чая Ив понял, что к нему возвращается прежняя мания, в легкой пока форме, однако чтобы избавиться от нее необходимо выяснить и устранить причину. Рассказ был прост: после успешной реабилитации клиент, несмотря на переваливший за тридцать возраст, поступил в университет, а когда проходил практику - жил в общежитии. В этом самом общежитии ночью пропал человек. Не его друг, просто знакомый, но пропал однозначно - клиент Ива помнил, как он ложился спать, ночью никто не просыпался, а утром его уже не было. Только смятое одеяло и почти исчезнувшая вмятина на подушке.
С этим делом работала полиция, но результатов пока не было: слишком мало прошло времени.
Ив тогда воспринял новость несколько скептично. Люди пропадают, люди убегают. Мало ли, в каких делах был замешан этот пропавший. Он мог спокойно ночью встать и выйти покурить на улицу, откуда уже не вернулся, раз уж все его вещи остались на своих местах. Общежитие - дело такое. С наркотиками там связан каждый второй, а исчезновение людей: дело если не регулярное, то как минимум нередкое.
Начав работать с клиентом заново, Ив вскоре добился улучшений, и теперь виделся с ним раз в две недели, больше для профилактики, чем по настоящей необходимости.
Во второй раз об этом Ив услышал уже от Софии. Только слухи: в школе была девочка, чья сестра исчезла во время тихого часа в детском саду. Как говорили - прямо из постели; по крайней мере, никто из взрослых не видел, как она выходила, да и посторонних тоже не было. Громкий шум не подняли потому, что семья была в Генриетте новой, почти ни с кем не знакомой, и полиция вела расследование, но общественность пока не резонировала: случилось это всего дней пять назад. В воскресных новостях наверняка будет сюжет об этом, но пока что все молчали.
Два эти случая Ив не связал воедино, пока София не подтолкнула его к мысли.
- В школе говорят, что это демоны, - сказала она с притворным безразличием, по которому Фабре понял, что она не на шутку взволнована.
Успокоить ее получилось довольно быстро: Ив позвонил при ней на специальную линию, где попросил соединить с Кенси, потому что только ее готов был всегда слушать, и та рассказала Софии, что демоны такого не делают, да и вообще в таком маленьком городке, как Генриетта, их нет.
- Представь, если бы ты была демоном - разве ты не отправилась бы куда-нибудь в Ванкувер? - спрашивала Кенси, пока Ив напрягал слух, чтобы не упустить ни единого слова.
- Я бы лучше поселилась в Риме, - призналась София и отдала трубку Иву. Это ее успокоила, так что она отправилась к себе в комнату, а Фабре уже собирался попрощаться с Кенси, когда она вдруг неожиданно остановила его:
- Но это может быть кое-что другое. Не думаю, конечно: мы связываемся иногда с Орденом, о бесах там давно ничего не слышали. Должно быть, это просто обычное бытовое преступление. Такое часто бывает.
Часто или нет, а на памяти Ива Фабре ничего подобного не было. Он поблагодарил Кенси и тоже ушел к себе, но вовсе не в таком беззаботном настроении, как София.

А в начале марта неожиданно позвонил Эдвин, и тогда Ив понял, что проблема куда шире и серьезнее, чем жители Генриетты могли предполагать. Эд сказал, что полиция знает еще несколько случаев, произошедших совсем недавно, и уже работает над этим. Главная версия - это дело рук (лап?) бесов, каким-то образом вырвавшихся на свободу. Орден уже подключен и действует, но результата пока нет.
Ив все это понимал, тоже волновался, но ему не совсем было ясно, зачем Эд звонит и сообщает об этом, но Коэн не стал слишком долго тянуть:
- Кое-кто предложил ловить этого беса, так сказать, на живца. Только в полиции и Ордене сказали, что так не работают. Вот и будут тянуть до последнего, пока общество не взбунтуется.
- И кем же был этот "кое-кто"? - догадываясь об ответе, спросил Фабре.
- Ну, это ведь не так и важно. Главное, что идея хорошая, но ее сознательно отвергают. А делать что-то надо.
- Надо, - Ив не мог не согласиться, и постепенно уже начинал понимать, куда это все ведет.
- А ты говорил, у тебя приятель детектив...
- Что? - Ив сразу вскинулся. - Я говорил? Приятель?! Да ты шутишь, наверное! Я его терпеть не могу, боже, да лучше бы я никогда с ним не встречался в этой жизни, мать твою, а ты говоришь - приятель! Хуятель! Попадается мне постоянно, видеть его не могу уже, передай ему, пусть катится на хуй!
В сердцах Ив бросил трубку, и, все еще кипя от злости, которая одолевала его всякий раз, стоило только кому-то заговорить о Рэйвоне, развернулся. Позади стояла София, с непередаваемым любопытством на него глядя.
- Ты ничего не слышала, - предупредил Ив. - Немедленно все забудь.

Вечером следующего дня Ив, уже извинившись перед Эдом и кое-как объяснив ему свою вспышку, держал в руках телефон и все никак не мог по нему позвонить. Стоило представить, что вот-вот услышит хорошо знакомый голос Фэйта - так сразу становилось не по себе. Как бы снова трубку не бросить...
- Я придумал, давай-ка лучше я напишу ему сообщения. Мы иногда общаемся сообщениями, знаешь, когда надо что-то сообщить. Однажды он, правда, позвонил, но там тоже было дело серьезное, да и он, как всегда, поиздеваться надо мной хотел. Все, решено, это будет сообщение!
Печатать текст было куда приятнее, так что Ив скоро успокоился и отправил Рэйвону невнятное "Приезжай, касается бесов". Не приедет - туда ему и дорога. Приедет - говорить будет Эдвин. Удобно со всех сторон.

+2

3

Исчезновения, к сожалению, дело нередкое. С этим настолько часто обращаются в полицию, что на всех обычно рук не хватает. Даже в Генриетте, где причиной подобного могло послужить нечто сверхъестественное, трудно было за всеми уследить. Правила однозначно указывали на то, что должно пройти трое суток с того момента, как пропал человек, прежде чем обратиться в органы правопорядка, но люди шли намного раньше: взволнованные, расстроенные, обеспокоенные и совершенно выбитые из колеи. Одни пускались в рыдания и причитания, мольбы и просьбы, другие - доходили до грубостей и угроз, пытаясь силой обратить на себя внимание, но дело в том, что многие пропавшие уходили не без причин, и большинство таких дел не имело криминальной подоплеки. Однако случалось и по-другому.
Эд старался морально отрешиться от происходящего порой в участке, он просто выполнял свою работу, снабжал детективов необходимой информацией, стараясь обезличивать дела и жертв, как это делают врачи по отношению к пациентам, иначе есть риск выгореть эмоционально за первые же месяцы работы. Поэтому все эти заявления о пропаже, которые частенько попадали ему на стол для оформления статистики, он пропускал мимо себя, не думая, что за каждым из них целая история, скорее всего, очень трагичная, и что каждое такое заявление - это потеря: глубокая, болезненная и невосполнимая. Эд полностью погружался в цифры, стараясь не представлять, какие мысли и чувства одолевают людей в подобных ситуациях. Это была всего лишь его работа, все посчитать и обеспечить остальных данными. Впервые аналитик в полной мере почувствовал, какого таким людям, когда одна из его коллег просто не вышла на работу. Ее звали Эмилия, единственная девушка, которая обратила на него внимание, помогала поначалу в работе и в дальнейшем они стали хорошими друзьями, большего Эду по непонятным причинам и не хотелось, а вот как к другу, с которым можно обсудить все, он привязался к ней сильно. Они много общались, шутили, сбрасывая общее напряжение от работы, а затем она просто исчезла. Аналитик знал, что ему бы Эмилия точно написала, если бы заболела или что-то еще случилось. Начальство тоже забеспокоилось, когда она и на второй день не объявилась, отправило группу криминалистов к ней в квартиру, чтобы выволочь на работу или узнать, где она скрывается.
Они ничего подозрительного не нашли, как и Эд, который был там накануне, посчитали, что девица просто уехала. Но аналитика не покидало скверное предчувствие. Он обзвонил всех ее знакомых, родных и близких, которых сумел найти, но никто ничего не знал. А затем начал вчитываться в последние заявления о пропаже, обратился к детективу, который вел эти дела, и узнал неутешительную правду.
Когда он пришел домой, его колотило так, что он не сразу смог попасть в замочную скважину, дверь поддалась только с третьей попытки. Эд не спал всю ночь, мучительно осознавая, что подругу, возможно, уже потерял, и от ощущения собственного бессилия выть хотелось. Ее глаза, улыбка, каждое движение - стояли перед глазами, болезненно отзываясь в груди. Не защитил, не обращал внимания, не смог спасти. Идиот, беспомощный и глупый мальчишка.
На следующий день с твердой уверенностью в своих действиях Эд обратился к главному детективу по этому делу с предложением побыть приманкой для беса. Идея была настолько безумной, что ее сразу отвергли, а аналитика, перед этим проведя с ним разъяснительную и успокаивающую беседу, отправили работать.
Ты не виноват.
Никто не мог предположить, что она станет жертвой.
Не лезь в это, парень. Целее будешь. Пусть теперь Орден занимается этим делом.
Но Эд не мог оставаться в стороне, теперь боясь за каждого из своих знакомых. А что если следующим станет кто-то из его родителей, а если Ив? Еще одной такой потери он точно не переживет. Только не Ив.
Поэтому твердая решимость аналитика не покинула, вспоминая, что Фабре однажды говорил о приятеле детективе, Эд решил рискнуть, позвонить и попросить помощи, ожидая, что и психотерапевт настучит ему по голове за самоубийственные идеи. Но выбора не было - аналитик сильно переживал за своих близких и за Ива в первую очередь, и не мог сидеть и ждать, когда кто-то из них исчезнет так же, как Эмилия. Он достаточно бездействовал, чтобы теперь не предпринять хоть что-то.
Однако реакция Фабре оказалась совершенно непредсказуемой. Порой казалось, что ничего не сможет вывести его из себя, он принимает все и готов поговорить о чем угодно, он расслаблен и спокоен, будто давно уже познал дзен и ничто его из этого равновесия вывести не сможет. А оказалось, что есть триггер, причем настолько мощный, что Эд еще с минуту сидел с округлившимися глазами и смотрел на свой телефон, после того, как их разговор закончился. Ему никогда не приходилось слышать ни одного ругательства от Ива, проскальзывало, конечно, но ничего из ряда вон, все как у всех. А сейчас его речь была настолько цветистой, что у аналитика уши вспыхнули жаром. Эмоции чувствовались даже на расстоянии, Эд даже не предполагал, что Ив способен на такую ярость и гнев. Наверное тот детектив ему чем-то очень сильно насолил, раз только упоминание сумело вывести из себя совершенно спокойного человека. Как только шок от мощной эмоциональной вспышки прошел, Эду стало немного обидно, в целом, он же ни в чем не был виноват. Аналитик только тяжело выдохнул, не зная, что теперь делать и к кому обратиться, и начал прорабатывать другой план, намереваясь связаться с кем-нибудь из Ордена.
Но долго мучиться ему не пришлось, Ив видимо отошел, пригласил к себе и извинился. Стало легче. Хотелось с ним поговорить и более детально выяснить, в чем конкретно дело? А еще хотелось его обнять и успокоить.
-  Это ты меня прости. Я не знал, что у вас далеко не приятельские отношения. Но ты мне ничего не рассказывал, поэтому…, - Эд виновато выдохнул и положил ладонь на плечо Ива, чуть сжав пальцы. - Прости. Мы можем не обращаться к нему, если не хочешь.
Но аналитик был подавлен исчезновением подруги, всей этой ситуацией с Фабре, а еще жутко переживал за него, боялся потерять, поэтому надеялся, что долго придумывать новый план действий им не придется. И не пришлось, друг согласился связаться со своим заклятым другом, по всей видимости. Эд не стал спрашивать - уверен ли Ив в своем решении? Думал, что тот в любой момент может передумать. Внутри творилось невообразимое. С одной стороны хотелось оградить Фабре от неприятной встречи, а с другой аналитик понимал, что только с помощью.этого детектива можно его защитить, да и остальных тоже.
"Потерпи немного, прошу".
Сообщение было отправлено, оставалось только ждать - появится ли этот таинственный "приятель".
Звонок в дверь раздался неожиданно, заполнив каждую комнату. Эд быстро взглянул на Ива и решительно произнес:
-  Я открою.

+2

4

"Приезжай, касается бесов"
Рэйвон пару секунд вчитывается в сообщение, затем криво усмехается и поднимает  взгляд на Присциллу,  сосредоточенно раскладывающую перед ним ворох бумаг из папки полицейского отчета.
- Вот скажи мне пожалуйста, как у некоторых людей получается быть в каждой бочке затычкой? - риторически вопросил он, но Ховард,  сощурившись,  иронично посмотрела на него.
- Прежде, чем я отвечу, уточни пожалуйста, - у тебя внезапно все же прорезалась здоровая самокритика, или ты опять о своем ненаглядном?
- О ком? - с изумлением уставился на нее детектив, и ведьма одарила его одной из своих очаровательных беспечных улыбок.
- Милый мой, с тех пор, как вы с Орианой встречаетесь, остался лишь один человек, от любой смски которого ты становишься похожим на дракона перед извержением пламени.
- Какая наблюдательность, - ядовито отозвался Рэйв, вскакивая из-за стола и добираясь до висевшего на вешалке пальто. Попутно он продолжил: - Просто этот Фабре, он везде, он уже лезет в каждое расследование, как будто ему тут медом намазано, знаешь, что он мне сейчас написал?! Он в курсе про бесов! Как тебе это нравится?
- Рэйвон, радость моя, - почти пропела Сци, распрямляясь и одаряя его едва ли не ликующим взглядом. Ей однозначно доставляло удовольствие наблюдать за полувзбешенным детективом, и она даже не пыталась это скрыть. - Надеюсь, мне не нужно напоминать тебе, насколько несовершенна система  защиты информации у нашей доблестной полиции? Когда мы там вытащили первые упоминания бесов из их базы? Месяц назад?
- Мы-то понятно, - раздраженно отозвался колдун, уже застегивая пуговицы.  - Но Фабре же не...
- ... не торчит тут, шныряя по агентству, как охотничий пес? Не имеет опыта детективной работы? Не... похож  на тебя  в своем стремлении докопаться до правды? Что из этого ты хотел сказать, мой дорогой?
- Сцилла,  - в голосе Фэйта прорезались опасные нотки, но колдунья лишь улыбнулась и,  махнув рукой, грациозно проследовала мимо него к выходу.
- Удачного свидания, мальчик мой. На твоем месте, я бы задумалась, - учитывая, что точно так же тебя некогда выводила из себя малютка Ори, у вас с Фабре очень перспективное..
- СЦИЛЛА! - уже не сдерживаясь, заорал колдун на все агентство, и Ховард поспешно ретировалась, не забывая,  впрочем, ловить восхищенное "пять" от сотрудников "Черного Леса", попавшихся на ее пути о приемной.
Фэйт раздраженно фыркнул и, едва не раскалывая экран телефона на каждом движении пальцев, настрочил ответную смс:
"Если ты уже во что-то влез - на сей раз я просто подожду развязки".
Самое досадное, что они оба знали, что это неправда.

Донесения о разгуле бесов прилетали в "Черный Лес" тревожными ласточками уже где-то с середины зимы, но сначала не имели за собой стоящих подтверждений, а потом оставались столь обрывочными и запутанными, что строить на этих огрызках информации какое-либо расследование казалось нелепым. Саймон велел им всем (в особенности Рэйвону) подождать  и не лезть в пекло,  не имея даже малейшего представления, с чем они имеют дело.  Саймон сказал им всем (и трижды повторил Рэйвону), что эта вакханалия, скорее всего, изначально попадет в ведомство Ордена, и им незачем в этом копаться. Саймон неустанно напоминал им всем (но смотрел при этом только на Рэйвона), что они все равно не могут помочь всем и вся, и есть смысл заниматься делами, которые хотя бы что-то из себя представляют, а не слухами и домыслами, построенными на старых страшилках.
А потом Арчи принес им копию отчета, где черным по белому было выведено заключение.
И, разумеется, значилась жирная пометка "передано в вышестоящие структуры", что расшифровывалось,  отбрасывая лишнюю демагогию, очень просто.
Теперь этим занимается Орден. Все остальные могут спокойно отойти в сторону и не мешать.
Но, разумеется, Фэйт не был бы собой, если бы сразу после просмотра отчета не ворвался в кабинет Блэквуда, минуя вскинувшую  к нему руку Присциллу.
- Теперь ты видишь?!
- Ты постригся? Тебе не идет, - рассеянно отозвался шеф, даже не поднимая на него взгляд от ноутбука. Молодой колдун грохнул кулаками по столу, заставляя все подскочить, а фотографию жены Саймона шмякнуться на пол с жалобным треском.
- Саймон, это уже не обрывочные донесения, с которыми мы хрен что можем сделать, - хотя мы брались и за такие,  если ты забыл. Теперь это...
- дело охотников, - коротко отрезал боевой маг, наклоняясь, чтобы поднять рамку и проверяя стекло.  - Ну вот, опять менять...
- Ты собираешься просто так сидеть,  ожидая, пока чертов Орден разгребет все дерьмо? Серьезно?
- Рэйвон, - шеф, наконец, поднял на него  взгляд и посмотрел прямо в глаза. - У нас нет полномочий для официального открытия этого дела.
Замечательно! Значит, ты предлагаешь мне... - взорвался было детектив, но тут, уловив что-то,  замер и переспросил:  - Погоди...что ты сказал?
- Я сказал, - очень медленно и очень четко произнес Блэквуд. - Что у нас нет. Полномочий. Для официального. Открытия этого дела.
На некоторое время в кабинете повисла абсолютная, немыслимая тишина. а затем на лице Фэйта появилась слабая упоенная улыбка.
- О...спасибо. Я тебя понял, - заверил он начальника и, круто развернувшись, вышел из кабинета, негромко бросив Присцилле: - Все материалы, связанные с бесами, отныне ко мне на стол. Особенно те, что передаются выше.
- Сначала только закажу новую рамку для Саймона,  - невозмутимо отозвалась колдунья, которая, как обычно, знала о происходящем больше всех.

Действовать "неофициально" оказалось  сложновато - в том плане, что он не мог себе  позволить привлекать к этому делу других. А союзники ему однозначно требовались, - хотя бы для того, чтобы приманить беса. У Рэйвона уже был какой-никакой план, но вот тех, кто мог бы помочь с его исполнением, не наблюдалось, поэтому сообщение Фабре, помимо извечного раздражения, вызвало в нем еще и слабую надежду.
В конце концов, им не привыкать работать вместе, несмотря на постоянное соперничество.
И каким бы психованным не был этот гребаный психоаналитик, - он точно пойдет до конца.
Нетерпеливо вдавливая кнопку звонка на пороге дома медиума,  Фэйт был никак не готов,  что увидит за дверью кого-то,  кроме самого Фабре и, вероятно, малышки Софии,  с которой уже успел подружиться.
- Добрый день, - слегка растерянно поприветствовал молодого мужчину он. - Надеюсь...вы не бес, иначе у меня очень устаревшая информация.

Отредактировано Ravon Fate (2018-03-06 17:03:06)

+3

5

Пока они ждали реакции Фэйта, Ив грустил и прокрастинировал, а еще ходил по комнате и старался не злиться. Он хорошо понимал две вещи: во-первых, Рэйвон никуда из Генриетты не денется, ему тут было как медом намазано. Во-вторых, никакой возможности просто взять и не пересекаться с ним у Ива не существует. Единственным выходом было бы уехать отсюда подальше, может, в Мексику, или даже в Европу, чтоб Рэйвон там не достал, но такого Ив не сделает. Потому что это на грани фантастики, а еще потому, что переезжать ради Рэйвона Фэйта он явно не будет. Ха, не дождется! Ив куда крепче, чем кажется, и то, что желание вмазать как следует в морду Рэйвону все еще оставалось нереализованным, это как нельзя лучше подтверждает.
- Ясное дело, я тебе не рассказывал, - перед Эдвином было немного стыдно. В его глазах Ив все еще оставался взрослым и рассудительным человеком: наверное, только до недавнего времени, потому что после спонтанной вспышки гнева взрослым и рассудительным его назвал бы разве что идиот. - Повода как-то не было, а лишний раз просто так про него говорить...
Он пожал плечами. Вспоминал о Рэйвоне Ив чуть ли не каждый день, оно само как-то выходило, и образ детектива уже стал чем-то вроде мысленного ругательства: как некоторые говорят "черт побери" или фразочку покрепче, так Ив обращался к настырному образу, потому что подлецу все было к лицу. Любая дрянная ситуация. Но вслух говорить - это же совсем другое дело. Это все равно что честь ему оказывать. Только раз, кажется, при Эде Ив обмолвился об этом знакомстве, и то довольно нейтрально, именно потому Коэн и подумал, будто они "приятели".
- Ну, мы с ним периодически, кхм, общаемся, - для самого Ива отношения с Рэйвоном были предельно ясны, но как только он попытался объяснить что-нибудь Эду, как все моментально смешалось, и подобрать правильные слова Ив не смог. То ли это было настолько личным, то ли настолько дурацким, но надежды на то, что Эдвин сумеет все понять правильно, так, как оно есть, не было никакой. - И друг друга не слишком любим. На то целая куча причин. Он, может, хороший специалист и все такое, но к тому же колдун. Никогда не знаешь, залез он тебе в голову или нет. Или, может, как-то по-другому заколдовал. А я этого не могу терпеть.
Кто знает, если бы Рэйвон не был колдуном, как бы оно было? Вот Эд - нормальный, не пытается ничего такого сделать, хорошо себя ведет, потому они и дружат. И это Ива порядком успокаивало: порой складывалось такое ощущение, словно с Рэйвоном дружат все подряд, да и располагать к себе людей он умел, и Фабре на этой почве просто готов был рвать и метать. На этот раз все должно быть по-другому, с точностью до наоборот, но это только в случае, если Фэйт заинтересуется сообщением.

Раздавшемуся дверному звонку Ив почти не удивился. Это, конечно, могла быть София, или кто-то из соседей, или клиенты, но скорее всего это пришел Рэйвон, а потому на предложение Эда Ив отозвался скупым кивком. Надо было брать себя в руки: Фэйт только обрадуется, если увидит, что его присутствие выводит Ива из равновесия, а лишний раз радовать его не входило в планы Фабре. Поэтому он не остался в гостиной, а, чуть погодя, пошел следом за Коэном - нельзя предоставить им знакомиться самостоятельно, потому что Рэйвон, это как пить дать, тут же околдует Эда и все, поминай как звали. Тоже станут друзьями: придется, наверное, убить Рэйвона, чтоб волшебство перестало действовать.
- Входи, Фэйт, - недружелюбно позвал Ив. - Это Эдвин Коэн, он работает в полиции и кое-что мне рассказал насчет бесов и тех дел, которые завели в последнее время. Его подруга оказалась в числе похищенных, но копы не торопятся что-либо делать, ссылаясь на Орден, а у Эда как раз отличный план пропадает.
План был отличным только на словах, в кавычках, и Ив сам хорошо понимал это. Опасный, непредсказуемый, почти как в тот раз, когда Фабре решил пойти в дом колдуна в одиночестве, заручившись поддержкой одного только пистолета. Что ж, теперь их трое, если только Фэйту все понравится - а ему должно было понравиться, он любит всякие безумные вещи, где придется использовать свои чертовы способности. А тут уж точно придется, куда без этого.
- София сегодня ночует у подруги, - сообщил Ив, намекая, что спонтанной дружеской поддержки Рэйвон в этом доме сегодня не отыщет. - Так что мы тут предоставлены сами себе. Эд, расскажи ему, что за план.
Мысль о том, чтобы делегировать Эдвину все общение с Фэйтом полностью, казалась Иву привлекательной все больше и больше, но не участвовать он тоже не мог. У них с Рэйвоном было нечто вроде противостояния, соперничества, и если одни просто сойдет с поля и перестанет в это играть, то второй априори победит. Разве можно отдать победу в руки Фэйта? Да никогда! Кроме того, дело впрямь было важным, люди пропадали -и кто знает, найдутся ли они еще живыми. В этом Ив серьезно сомневался, но пока нигде не было трупов, надежда на лучшее не умирала.
- В твоем агентстве, кстати, другие люди существуют? - невнимательно поинтересовался Ив, напоминая и себе и остальным, что Рэйвон пришел сюда не просто так, а в качестве детектива. - А то ты все время один. Только раз других видел, когда туда заглядывал... - это был как раз тот случай, когда Фабре умыкнул блокнот с пригодившимся ему позже адресом: так себе воспоминание. Людей в "Черном лесу" было достаточно, но вот то, как кто-то из них кроме Фэйта выходил на улицу, Ив видел только один раз: о том вечере воспоминания вообще были смазанными и нечеткими, так что, может быть, это даже не детективы были, а обычные копы. И все агентство - чисто плод воображения. Или иллюзия. С колдунами никогда не знаешь наверняка.

+2

6

Эдвин не был эмпатом в том смысле, в каком обычно описывают какую-нибудь сверхспособность, когда чувства другого ощущается настолько ярко, что заполняют собой разум и определяются безошибочно. Но с самого детства он невольно реагировал на проявление эмоций отца, стараясь не попасть под горячую руку или холодный, полный презрения взгляд. Аналитик всегда очень ощутимо реагировал на любую перемену настроения окружающих, болезненно воспринимая любое негативное напряжение, будто сам был виноват в том, что у кого-то плохое настроение или кто-то поругался при нем. Над головой будто сразу же сгущались тучи – состояние, которое Эд просто не мог выносить. Ему хотелось, чтобы атмосфера вокруг него была если уж не дружелюбной, то хотя бы не напряженной, иначе он тут же чувствовал себя не в своей тарелке. Понимал, что сделать ничего не может, но если все радовались – и ему было хорошо, а если наоборот – ругались и в драку лезли, хотелось тоже сорваться и присоединиться. Все это было как-то наивно и по-детски, но Эд ничего не мог с собой поделать, считал себя ответственных за всех вокруг, а уж за их душевное состояние тем более, поэтому, наверное, и впутывался постоянно в различные неприятности исключительно из благородных побуждений.
Вот и сейчас обстановка с приездом неизвестного явно накалиться. Напряжение, исходящее от Ива можно было почувствовать физически. Эд очень хотел помочь, как-то поддержать, но как это сделать, не впуская гостя и не обращаясь к нему за помощью и при этом решить дело, – понятия не имел. Поэтому ему оставалось только взять себя в руки и сосредоточиться на предстоящем разговоре. В конце концов, все это он делает и ради самого Фабре. Никто не знает, кто окажется следующим в списке жертв. Это может быть и сам Эд, но об этом он старался не думать. К собственной жизни он относился проще, а вот что касается близких – тут аналитик был готов пойти на все, чтобы защитить в меру своих сил и возможностей. Потому что остаться одному, потерять тех, кем дорожишь – это самое страшное, что может случиться, по крайней мере, так думал Эд, поэтому ему и не сиделось на месте, когда кто-то из родных мог оказаться под ударом. Никто и никогда не спасает мир, только для того, чтобы защитить абстрактных людей, даже если только об этом и говорят, на самом деле все только для того, чтобы близкие и дорогие продолжали жить, ну и чтобы мир не разрушился, потому что и самому место необходимо.
Эд прекрасно понимал, что все тут собравшиеся взрослые люди и уж как-нибудь точно разберутся в ситуации, но если что-то пойдет не так – он, как лицо нейтральное, возьмет все в свои руки, постарается погасить напряжение быстро и безболезненно. На самом деле, аналитик даже не предполагал, что его ждет.
Ив попытался ввести его в курс дела, хотя видно было – слова ему даются с трудом, и он с большой радостью оказался бы подальше от того, кто сюда направляется. Из его рассказа постепенно становилась понятна причина неприязни. Они никогда открыто не говорили на эту тему, но трудно было не заметить, как Фабре относится к сверхестественному. Сам же Эд, выросший в Генриетте и видевший, как страдает отец от своих способностей, тоже не очень-то жаловал «всю эту чертовщину». Лишь после понял, что как и у обычных людей тут все зависит от конкретного человека. И среди колдунов, ведьм, грейворенов попадаются вполне нормальные люди, не стоит всех мерить по одному и поддаваться страхам, личной ненависти и прочему. Он был уверен, что у Ива есть еще причины недолюбливать этого детектива, иначе подобное отношение было довольно странным и на обычно рассудительного психотерапевта совершенно не похожим.
Эд слушал внимательно и все запоминал, давая себе слово, при случае расспросить обо всем подробнее и предполагал, что при совместной работе все же выяснится, кто же такой этот таинственный неприятель Фабре.
Подходя к двери, аналитик мысленно уже представлял себе могущественного и не самого приятного колдуна – что-то вроде Пожирателя Смерти из одного знаменитого произведения. В общем, внутренне он был готов ко всему, хотя прекрасно осознавал, что не сможет противостоять ни одному даже самого простому заклинанию, только если успеет вырубить гостя. Однако с чем-то тяжелым перед дверью не покажешься, могут возникнуть неправильные ассоциации. Эд мотнул головой, прогоняя непрошенные мысли, которые уж точно были не к лицу серьезному человеку. В конце концов, что с ним может случиться, пока рядом Ив?
Аналитик вздохнул и открыл дверь, с удивлением обнаруживая на пороге на вид совершенно обычного человека и к тому же очень живого и энергичного, судя по манере общения.
-  Нет, - Эд едва сдержал улыбку, вовремя спохватился и дал себе слово внимательно следить за гостем. – Я не бес, - он отошел с пути, открывая дверь шире, впуская детектива.
За спиной раздался голос Ива, надо же, аналитик думал, что тот дождется их в гостиной, но так было даже лучше. От его присутствия становилось спокойнее, хотя в словах сквозила плохо скрываемая неприязнь. Аналитик еще ни разу не слышал, чтобы психотерапевт с кем-то так разговаривал. Когда Фабре назвал его имя, Эд протянул руку для приветствия. Слова «приятно познакомиться» едва не вырвались по привычке, это была, конечно, дань вежливости, но Эд не знал, как на это отреагирует Ив, поэтому просто кивнул.
Рэйвон Фейт. Ну что же, будем знакомы.
Когда все снова оказались в гостиной, аналитик занял свое любимое место, с интересом наблюдая за гостем, и лишь краем уха отметил заявление Фабре об отсутствии Софии, подумав, что он говорит это для обозначения серьезности ситуации и для того, что все они могут свободно обсуждать любые вопросы.
-  План, действительно, неплох, - он кивнул, чувствуя, как начинает нервничать. Эд прекрасно знал, как со стороны звучит его задумка. В полицейском участке ему уже отлично все обрисовали, а еще посоветовали обратиться к психиатру. В каком-то смысле, аналитик так и поступил. Сейчас же он боялся, что Фейт тоже покрутит пальцем у виска и пошлет его подальше. Однако отступать уже было поздно. Не для того, он всю эту кашу заварил, да еще снова друга втянул, чтобы так просто сдаться. – Как сказал Ив, я потерял подругу и не намерен ждать, пока жертвой станет кто-то еще из близких мне людей. Я не знаю, что именно привлекает бесов, возможно, все дело в материях, моему пониманию недоступных, но я предлагаю поймать их на живца. И готов сам стать наживкой. Одному мне это не под силу, по понятным причинам, но я доверяю Иву и, похоже, мне придется довериться вам. Иного выхода из этой ситуации я не вижу. Нам нужно остановить бесов и я могу в этом помочь – сыграть роль жертвы.
Эд глубоко выдохнул и нахмурился, когда услышал едкий комментарий от Фабре, не в свою сторону, конечно, в сторону Фейта. Между этими двумя так искрило, что желание скорее убежать и найти огнетушитель обосновалось практически на подсознательном уровне. Похоже, ему придется одергивать их каждый раз, когда они задумают начать ссориться, но пока аналитик пропустил все мимо ушей, делая вид, что ничего не слышал.
-  Так что скажете, Рэйвон? Поможете нам?

+2

7

Как и всегда при встречах с нетерпимым медиумом, Фэйт лучезарно улыбается, весь источая чарующую беспечность, и всем своим видом показывая,  насколько ему плевать на мнение психоаналитика о собственной персоне, - помимо того, что это весьма удачная тактика сама по себе, он точно знает, насколько это бесит Фабре, и посмеивается про себя всякий раз,  когда  ловит на себе его раздраженный взгляд.
Стоило признать - доводить до белого каления человека, которому по призванию положено быть образом спокойствия и самоконтроля,  - на редкость приятно, и Рэйвон по обыкновению пользуется этой своей уникальной способностью на полную катушку, не оставляя их взаимного противостояния даже в моменты, когда им волей-неволей приходится объединять усилия во имя общего дела, что, к слову, происходит уже настолько регулярно, что впору задуматься. Вероятно, как здравомыслящим и взрослым людям им давно стоило бы поговорить по душам, уладить конфликт и прийти к соглашению, но вот беда - Ив вряд ли способен вынести хотя бы пять минут разговора с ним без того,  чтоб не взорваться, а сам колдун находит слишком в  этом слишком большое удовольствие, чтобы так просто от него отказываться.
Наверное, для стороннего наблюдателя они выглядят настоящими неврастениками - или в действительности серьезными врагами, и остается только предполагать, что за кошка пробежала между ними - не увел ли случаем Фэйт невесту у медиума, или не прикончил ли тот ненароком родителей  детектива, для подобной неприязни банальной логикой предусмотрены очень веские причины, и вряд ли хоть кто-то сможет поверить, что между ними двумя все одновременно и намного сложнее, и намного проще. 
Поэтому, несмотря на очевидные "трудности в общении", всегда немного неловко, когда в их взаимодействие вмешиваются другие действующие лица, - с той же Мишель пришлось приложить усилия, чтобы не казаться  уж слишком ненормальными, и хотя Рэйвон скорее удавиться,  чем признает, что ему куда комфортнее работать с одним Фабре, присутствие третьего создает определенные трудности.
Хотя бы потому, что колдун знать не знает, что уже успел наговорить ему Ив - а с того станется выдумать просто гору белиберды, приписать ему все смертные грехи или ни с того ни с сего наградить ворохом перьев на голове. Прецеденты уже,  как говорится, были.
- Здорово, Фабре, - в тон медиуму отзывается детектив и бегло оглядывает ставшую уже  знакомой комнату. - А где малышка?
С тех пор, как в жизни их обоих появилась София, все усложнилось еще больше. С одной стороны, им удавалось на удивление неплохо играть роли "лучших друзей" всякий раз, когда Фэйт навещал свою  маленькую подопечную в доме психотерапевта, с другой - от невозможности немедленного выхода их раздраженность друг другом только накапливалась и потом выплескивалась с удвоенной силой. И все же, как ни крути,  девочка умудрилась невольно сблизить их, несмотря на все противоречия, и Рэйвон даже  иногда грешным делом подумывал, что,  возможно, при прочих равных Ива можно было бы считать неплохим человеком,  - по счастью  эта мысль  задыхалась  уже в зародыше, стоило медиуму открыть рот или кинуть на него очередной предупреждающий взгляд.
Узнав, что софии действительно нет дома, колдун спокойно кивает и чуть улыбается -  это  значительно облегчает его задачу. Эдвин хоть и смотрит на них со стороны, но никак не похож на невинную  маленькую  девочку, которая должна верить в лучшее и не знать, насколько на самом деле запутанными могут быть отношения у взрослых.
- А, полиция, - замечает Рэйв таким тоном, словно выпускник Гарварда, услышавший про выпуск спецколледжа, а потом бросает на Фабре ехидный  взгляд. - Уверен, что он не на поводке у Ордена, а то большая часть копов по совместительству розенкрейцеры? - тема этой секретной организации поднималась между ними уже столько раз, что уже напрочь потеряла статус таинственности, и Фэйт пожалуй даже слишком хорошо  знал, насколько ненавистны все охотники медиуму, - еще чуть-чуть, и он всерьез стал бы ревновать, ведь статус вселенского зла был ему дорог хотя бы как память.
На его лице проскальзывает легкая гримаса и, чуть поморщившись, он поясняет уже нормальным тоном:
- Официально  бесами занимается Орден, поэтому у нас просто нет полномочий для разработки этих дел. Так что ими занимаюсь только я, - хмыкнув, он повернулся к Коэну и окинул его взглядом, полным легкого интереса.  - Итак, что за план?
Изложенная задумка действительно кажется довольно простой и эффективной, - на откровенном предложении Эдвина использовать его как наживку Рэйв слегка вскидывает бровь и бросает вопросительный взгляд на Ива, но тот тоже выглядит абсолютно серьезным. дослушав до конца, колдун молчит пару секунд, обдумывая, а после кивает, пожимая плечами:
- Звучит весьма недурно. И ваша самоотверженность очень кстати. Надеюсь, вы оба понимаете, что моя помощь в данном вопросе предполагает использование магии? - вопрос адресован в основном к Фабре, но смотрит детектив на Коэна, точно проверяя его решимость. - Из того, что нам удалось выяснить, похоже, что этот бес привлекается страхом, так что простого сладкого сна младенца тут будет недостаточно. Вам должен сниться кошмар, причем,  довольно жуткий. Я могу это устроить, но для этого мне придется проникнуть в вашу голову, чтобы провести внушение, - он, наконец, переводит взгляд на Ива, глядя ему прямо в глаза. - Иначе ничего не выйдет.

Отредактировано Ravon Fate (2018-03-31 18:54:18)

+2

8

- Ага, уверен, - отозвался Ив, морщась из-за того, что Рэйвон, похоже, изрядно сомневался в его умственных способностях. Чтоб он по доброй воле с Орденом и его охотниками связался?.. Впрочем, он же связывается по той самой доброй воле с самим Рэйвоном, а значит, ожидать можно вообще чего угодно.
Пока Эд обрисовывал план, который Ив уже слышал и даже одобрял, он отстукивал пальцами замысловатый ритм по колену. На самом деле это могло быть опаснее, чем они тут предполагали. Ив не особенно много знал о бесах, но будь они безопасными, так и люди бы не пропадали, и никто вообще на их счет бы не беспокоился. А так они несут существенную угрозу, и, в отличие от тех же мертвецов, которых Фабре порой тут и там видел, могли не только напугать внезапным появлением, но и голову откусить по самые ноги. Все задуманное в перспективе могло обернуться плохо рассчитанным экспериментом, и где-то в глубине души Ив даже надеялся немного на то, что Рэйвон заклеймит идею дебильным бредом и откажется в этом участвовать. Фабре, конечно, хотелось помочь всем пропавшим, да и чтобы Эд не волновался тоже хотелось, но, может быть, в некоторых делах и правда лучше уступить право действовать Ордену. У них, хотя бы, есть понятие о том, с чем они сталкиваются.
Официально занимается Орден, но ты все равно полез, - подумал Фабре, глядя Рэйвону в глаза так, будто мог телепатически передать ему свою мысль. - Кто у нас тут в каждой бочке затычка?
То, что в данный момент затычка нужна именно в бочке, где сидели Ив и Эд, он решил не обозначать даже мысленно.
Ответ колдуна не заставил себя долго ждать и, конечно, он Иву не понравилось. Ну а на что он еще рассчитывал? Что Фэйт придет и самим своим присутствием решит любой вопрос? Это тоже можно было бы назвать магией, если бы личность Фэйта так работала. Но увы - магия будет, и Ив порадовался, что это не он будет на месте Эдвина. Коэна тоже жалко, но сам Ив нипочем не согласился бы, чтобы кто-то полез ему в голову, да еще и для того, чтобы привлечь ночные кошмары.
Представив это, Ив болезненно поморщился. Что, если кошмары потом насовсем останутся, или если Рэйвон заденет в голове что-то другое? Это все-таки мозг человека, а не автомобильный мотор, там все посложнее устроено.
Вслух всего этого Ив не говорил только потому, что соглашаться или нет - было исключительно делом Эдвина. Фабре мог давать советы, но уже то, что он связался с Рэйвоном, сигнализировало о том, что полномочия по принятию решения он делегировал. Сейчас выступать в роли мамочки, которая трясется над сыном-Эдвином, он не собирался, пусть Коэн и был его младше на целых семь лет.
Поймав взгляд Рэйвона, Фабре на миг задумался. Язвить или ругаться сейчас ему совсем не хотелось, к тому же, сам Фэйт стал серьезным и к привычному выяснению отношений сейчас не располагал. У него было не отнять того, что когда доходило до дела - Рэйвон превращался в профессионала. Должно быть, только поэтому Ив еще ему доверял, да и вообще считал за человека. Так уж сложилось, что внутри Рэйвона был идеальный баланс между серьезностью и умением взбесить одним словом.
- Что ты смотришь? Сам прекрасно знаешь, как я к этому отношусь. Но Эд согласен, - он перевел взгляд на Коэна, который торопливо закивал в подтверждение этих слов, - а это его решение, не мое, - он еще раз посмотрел на Эда, а потом неожиданно снова обратился к Фэйту: - Минутку нам дай.
Сделав Эду знак рукой, Ив вышел через кухню и стеклянную дверь на задний двор, чтобы Фэйт их не слышал. Конечно, Фабре не собирался к чему бы то ни было подговаривать Эдвина, но в присутствии колдуна ему было неуютно, и хотя Ив понимал, что читать его мысли Рэйвон бы просто так не стал - а навязчивая мысль оставалась. Еще немного в том же темпе, и ему пора будет к самому себе на прием записываться. Но еще не сейчас.
Стоило Эдвину тоже выйти и прикрыть за собой дверь, Ив прямо спросил у него:
- Ты точно уверен? Вероятно, Рэйвон не сделает в твоей голове ничего плохого, хотя сто процентов я бы на это не давал, но если беса мы все-таки привлечем… Это может плохо для тебя кончиться. Еще раз подумай, Эд, у тебя все-таки есть семья, друзья, и всем им не хотелось бы тебя потерять, ладно? Рэйвон, наверное, хороший маг, но вряд ли он может давать какие-то гарантии, когда дело касается бесов.
Однако Эд сам считал, что подумал более, чем хорошо. Ив несколько лишних секунд сверлил его взглядом, но тот оставался непреклонным, потому наконец Фабре кивнул и пошел обратно в гостиную, все еще не веря, что не только согласен на такую авантюру, но еще и сам пригласил в дом главного ее организатора.
- Когда Эд уснет, и у него начнутся эти кошмары, что будем делать мы? Бес - это… Оно вообще материальное? Мы сможем увидеть, как нечто, допустим, влазит в окно и куда-то его забирает? Оно быстрое, мы успеем за ним? - у Ива была целая сотня вопросов, и когда он осознал это, то даже слегка позавидовал Эдвину. Ему-то по сути и делать ничего не нужно, только улечься в кровать и ждать. Правда, его судьба была самой сомнительной, так что приступ зависти у Ива быстро прошел. - И как беса убивают? Может, дать Эду пистолет на всякий случай? Или он может в себя случайно выстрелить? Или в нас?

+2

9

Эдвин хоть и дал себе слово не вникать в перепалку и смысл язвительных замечаний, которыми перебрасывались Ив и Рэйвон, но фразу о своей возможной принадлежности к Ордену, да еще в такой нелицеприятной форме пропустить мимо ушей попросту не смог. Возможно, часть офицеров их департамента действительно была «на поводке», как выразился колдун, все же по понятным причинам они часто взаимодействовали друг с другом, но вряд ли у многих из них были с Орденом хорошие отношения. Все это напоминало скорее обычную межведомственную вражду, когда из-под носа уводят хорошее дело, а ты остаешься ни с чем. Такое Эд тоже видел и не раз за пока еще короткое время своей службы в полиции. Однако то, что некоторые из детективов являлись информаторами Ордена, исключать не стоило. Но уж сам аналитик точно был не из таких.
-  Вообще-то, «он» здесь и прекрасно вас слышит, - Эд выдохнул и покачал головой. – Не стоит волноваться, если бы я был связан с Орденом, то вряд ли пришлось бы прибегать к помощи частного лица. А так, мы все здесь и пытаемся сделать хоть что-то, пока все тот же Орден медлит или чего-то выжидает, - «очередной жертвы, по-видимому».
В тот момент, пока аналитик выкладывал свой самоубийственный план, он чувствовал, что хоть и поступает опрометчиво - снова, - но в то же время другого выхода у него попросту нет. Только так Эд может помочь своим близким, возможно, вернуть свою подругу, хотя шансы уже стремятся к нулю, но даже если она уже…мертва (до сих пор не хотелось этого признавать, Эд не мог смириться), то, хотя бы он сам и его семья останутся в живых. И с каждым словом аналитик обретал уверенность в своих убеждениях и правильности действий, понимая, что если Рэйвон откажется – Эдвин все сделает, чтобы найти другой путь и другого человека, но реализует то, что задумал. Однако альтернативных решений искать не пришлось, в который раз его на первый взгляд безумная идея встречала одобрение. Он едва заметно выдохнул с облегчением, когда услышал ответ Рэйвона. Все же приятно, когда оказываешься среди тех, кто не осуждает, не советует прогуляться до ближайшей психушки или не отправляет в отпуск без содержания, чтобы мозги прочистились. Может, они тут все, конечно, сумасшедший и им давно пора лечиться, но раз уж Ив и даже Рэйвон ничего против не сказали, то стоит попробовать привести план в исполнение. Эд прекрасно понимал, какой опасности себя подвергает, но юношеский максимализм, который в нем еще оставался, сглаживал его поступок и в собственных глазах возводил до героя.
К тому же ему очень нравилось, что Ив, даже услышав, что придется применять магию, хоть и явно был таким положением вещей недоволен, но и слова против не сказал, отдавая решение в руки самого Эдвина. Такой подход подкупал, аналитик мог чувствовать себя спокойно, понимая, что в этот момент ситуация полностью в его руках, и если ничего не получится, винить придется только себя, а может уже некого будет винить. В любом случае, такая свобода ему сильно импонировала, особенно после довольно авторитарного воспитания в семье, когда родители контролировали каждый его шаг, и приходилось по десять раз убеждать в собственной правоте. А к концу такого спора Эд обычно совсем терялся и уже не был так уверен в том, что минуту назад рьяно отстаивал. Терпеть не мог это состояние, поэтому сейчас, когда с ним никто и не думал спорить, может, немного критиковать, но не более того, он, наконец, позволил себе слегка расслабиться.
Упоминание о том, что ему предстоит пережить кошмар, все же вызывало определенные опасения, но если уж полез в это дело, то надо идти до конца. В который раз он себе это повторял? И чего ждать дальше? Насколько опасным все может стать и насколько Эд действительно готов к этому?
Аналитик все же кивнул, никто не говорил, что им тут предстоит увеселительная прогулка, так что – кошмар так кошмар, будто они его по пустякам не одолевали. Сейчас, по крайней мере, это будет для пользы дела, так что можно пережить очередное блуждание по потаенным уголкам своего подсознания. Эдвин выдохнул и встал вслед за Фабре. Тот продолжал нервничать, но теперь, скорее, не только из-за присутствия своего неприятеля в доме.
-  А какой у нас выбор? – аналитик пожал плечами. – Я примерно представляю себе силу колдуна, и, вероятно, Рэйвон сможет сделать нечто такое, что затем вызовет жуткие побочные эффекты. Но в этом случае стоит рискнуть. К тому же, ты и сам видишь, что ему не терпится поймать этих бесов, а значит, действовать он будет аккуратно, профессионально и результативно. Я признаю, что, возможно, поступаю как самый настоящий лемминг: сам иду на заклание, - но сейчас мы можем сделать только это, - Ив говорил о семье и друзьях довольно абстрактно, и Эд боялся допустить мысль о том, что он и себя относит в эту категорию. Однако впереди его ждала полная неизвестность, поэтому аналитик отбросил и стеснение, и страхи быть непонятым, подошел вплотную и крепко обнял друга. – Послушай, - он тихо говорил ему на ухо, - я знаю, что ты не дашь меня в обиду. Что бы ни произошло, пока я сплю, я доверяю тебе, как себе. И если тебе что-то не понравится, ты можешь остановить этого колдуна в любой момент. Ты самый близкий мой друг, Ив, и если мы будем действовать сообща, у нас все получится.
Эдвин отстранился, чувствуя, как от неожиданного порыва начинает краснеть, поэтому лишь бросил еще один взгляд на Фабре и снова вошел в дом, первым оказавшись в гостиной.
-  Я готов, - он кивнул и сел на диван. – Думаю, погрузить в сон меня можно и здесь. Чего мне ждать, Рэйвон? Я могу просто спать или мне придется защищаться? И как защищаться? С бесами мне еще встречаться не приходилось, поэтому хотелось бы услышать подробнее о том, как остаться в живых и не уснуть тут навечно. И еще: какого рода будет кошмар? Или это уже останется на воле моего подсознания?

+2

10

Внезапно острая реакция Эдвина немного насмешила Рэйва, - в отличие от Фабре, который уже был привычен к извечно язвительной манере колдуна изъясняться, бросаясь колкими шпильками, этот аналитик в общении с ним был, так сказать, новичком и еще не успел разжиться хоть каким-либо иммунитетом. Да и наверняка медиум успел расписать его во всей "красе", так что Коэн мог быть изначально готов обороняться, представляя его этаким вселенским злом во плоти, - впрочем, в данной ситуации Фэйт был злом знакомым и даже в какой-то степени близким, - уж явно  ближе и понятнее, чем Орден и их сверхсекретные заморочки.
- Спокойно, парень, я пошутил, - с легкой улыбкой успокоил он вскинувшегося Эдвина. - Фабре, конечно, с головой не всегда в ладах, но даже он не может быть настолько двинутым, чтобы связаться с кем-то из розенкрейцеров. Это комплимент, психоаналитик, можешь не бычиться так, - добавил он уже елейным голосом,  усмехнувшись Иву, который явно был не в восторге от сложившейся ситуации в целом и необходимости обращения к Рэйвону в частности. Но, как говорится, ничего не попишешь, цель оправдывает средства, а,  значит, им всем придется немного потерпеть.
Сказать по правде, Фэйт был даже рад их внезапному тандему. Необходимость разрабатывать все имеющиеся дела по бесам неофициально, не впутывая коллег, изрядно изводила его терпение,  и возможность разделить с кем-то азарт расследования хоть немного, но согревала душу. Пусть даже это снова оказался его так называемый заклятый враг и его нервный приятель, - все лучше подпольных игр в одиночку и осторожных маневров с охотниками. Он прекрасно видел, как задумчиво суживаются глаза Марселин при взгляде на него,  - между ними все еще действовал негласный договор о неразглашении: Фэйт молчал о ее принадлежности к розенкрейцерам, Дюваль закрывала глаза на некоторые явные вольности агентства. Сейчас на кону стоял весьма серьезный вопрос, и, скорее всего, она отдавала себе отчет, что от бесов он просто так не отцепиться, он же,  в свою  очередь, подозревал, что она не выдает ему возможного оружия против них, - в конечном итоге, они упускали реальную возможность разобраться с этим мелким демоническим отребьем раз и навсегда, но,  увы, пока что это взаимное молчание было единственным способом сохранить и без того шаткий мир между Орденом и "Черным лесом". Рэйвон  же и вовсе числился "на особом счету" со своими вызывающими манерами, привычкой влезать во все и вся, - а после апрельского инцидента с темной магией за ним наблюдали особенно пристально, подмечая каждую  возможную ошибку.
Вероятно, сейчас он рисковал ничуть не меньше Эдвина,  столь отчаянно возложившего на алтарь справедливости собственную  жизнь. Попавшись на непослушании второй раз,  он уже вряд ли так легко избежит суда и, скорее всего, даже казни, - но когда он задумывался об этом, то лишь еще сильнее хотел добиться своего, как обычно, подменяя закономерный страх оголтелым азартом.
Будь что будет - главное, чтобы это в итоге не задело агентство и брата. С первым, вроде как, все более-менее складывалось - он ведь влезал в это один и неофициально, со вторым... что  ж, один Фэйт вовсе не обязан отвечать  за проступки другого.
Ожидая, пока Ив и Эдвин переговорят наедине, - он демонстративно закатывает глаза, заслышав эту просьбу, - Рэйвон лениво разваливается на диване, покачивая ногой и от скуки заставляя пару книг с журнального столика подняться в воздух и крутануться вокруг своей оси. Опустить их обратно до возвращения медиума он, естественно,  не успевает и встречает их обоих чем-то средним между вызывающей ухмылкой и невинной улыбкой.
По счастью, у них совершенно нет времени для этих детских игр, и колдун мгновенно становится серьезным,  когда Коэн усаживается рядом с крайней степенью  решительности на лице.
- Во-первых,  - не гони лошадей, ночи нам все равно стоит дождаться, - бросив взгляд на часы, сообщает он.  - Во-вторых, - я все же не мясник и перерывать твое сознание просто так не собираюсь. Предлагаю по возможности максимально обойтись без "хирургических" вмешательств, - думаю, так всем будет спокойнее,  - он бросает быстрый, красноречивый взгляд  на Фабре и вновь возвращает свое внимание аналитику. - Поэтому я прошу тебя самого рассказать мне сейчас о своих страхах.  Чего ты боишься? Что обычно видишь в кошмарах? Что может  заставить тебя испытать ужас? - словно предупреждая возможные вопросы, он тут же добавляет: - Обещаю, после окончания операцию я затру все следы своего воздействия. Так что подумай как следует и расскажи как можно подробнее... Так, теперь вопросы. Эдвин,  от тебя требуется только спать и бояться, - остальное уже наша забота. Мы  дождемся,  когда он  заявиться и проследим, куда потащит свою  новую  жертву, только так мы сможем обнаружить его логово. На месте я  занимаюсь бесом, а ты, Фабре вытаскиваешь Эдвина и всех,  кого еще можно спасти. Все ясно? - он обвел  взглядом их небольшой боевой отряд и невольно хмыкнул, понимая, насколько высоко они на самом деле замахнулись.
Но, видимо, ничего не поделаешь.

+2

11

Разговаривая с Эдом наедине Ив хорошо как никогда понимал, что все эти бесы - в общем-то не их дело. Они с Коэном просто не предназначены для того, чтобы с ними разбираться, у обоих другая специализация. Как же так вышло, что они сюда сунулись? Эдвин со своим по-юношески острым восприятием любых проблем, особо когда они касаются дорогих для него людей. Сам Ив, в силу профессии желающий помочь, и еще больше - когда его об этом просят. Как бы ни неприятно было признавать это, но Рэйвон оставался единственным, кто собирался делать то, что он и должен делать.
- Угу, - Ив звучал не так уж уверенно, а то, как Эдвин обнимал его, только добавляло сомнений - Коэн доверял ему, а в данном случае Фабре не мог сказать наверняка, что этого доверия заслуживает. - Только, боюсь, главная опасность все-таки не в Рэйвоне. Сам понимаешь.
В любом случае, поздно было сдавать назад. Будь Ив более благоразумным, он бы так и сделал. И если бы вместо Рэйвона там сидел кто-то другой - тоже. Но Рэйвон тут же ухватится за отступление Ива как за собственную победу, и тогда будет звать его трусом, а уж кому-кому, а Фэйту такого позволять Фабре вообще не собирался.
Когда Рэйвон начал объяснять им подробности, Ив старался не выдавать своего волнения, разве что изредка начинал постукивать ногой по ножке стула или пальцами по подлокотнику. В ответ на коротенькую ремарку, которая касалась его лично, он только кивнул - его все устраивало. С бесом он и правда не сможет тягаться, а вытащить людей… Ну, это уже ему по плечу, особенно если там будут живые.
В данный момент, впрочем, Фабре думал лишь о том, чтоб живым был хотя бы Эдвин, а остальные - это уже второстепенно. Для них и так почти никакой надежды нет, и беса убивать они собрались скорее ради того, чтобы не последовало новых жертв, а не чтоб спасти прежних.
Но Эдвину об этом лучше было не знать.
В рассказ о его страхах Ив вслушивался лишь поверхностно, а думал больше о том, что наверное не смог бы поменяться с ним роль. В кошмарах Ива все время фигурировали мертвые люди: трупы, которые ему доводилось видеть, призрачные образы, особенно в открытом море, и, конечно, Морис, его брат. Он много времени и сил потратил на то, чтоб рассудок стал спокойнее и не демонстрировал кошмары каждый раз, когда Ив недостаточно уставал или о чем-то волновался, и потому на месте Эда он вряд ли бы согласился на такие эксперименты.
До ночи было не так уж долго ждать, но Иву казалось, что время тянется устрашающе медленно: не то чтобы ему было слишком уютно в обществе Рэйвона, но все-таки подраться н удалось - на кону стояло серьезное дело и никто из них не хотел им рисковать. А Ив еще и не хотел бить никому морду при Эде: тот, должно быть, считал его вполне уравновешенным и нормальным человеком, а Фабре и так вспылил, когда Эд упомянул Рэйвона в телефонном разговоре.
Вместо того, чтобы думать о Рэйвоне все те нехорошие вещи, что шли на ум, как только он раскрывал рот, Ив мысленно перечислил собственные возможности. То, что он может сделать: например, взять с собой пистолет на случай, если придется стрелять в беса. Фэйт толком не объяснил, чем они убиваются, но если даже не пулями, а с пистолетом Фабре все равно будет на порядок увереннее себя чувствовать. Уверенность и смелость ему определенно пригодится.
Потом, когда уровень темноты за окном уже начал быть похожим на ночь, Ив не выдержал и отправил Эда наверх. Тот когда-то жил в этом доме, а потом хорошо знал, куда ему идти и где устроиться, а Ив загорелся желанием перекинуться парой слов еще и с Рэйвоном, пусть делом это было не самым приятным.
- Слушай, я знаю, как ты любишь, когда все происходит по-твоему, но если потом окажется, что ты не предупредил меня о чем-то важном, я тебе зубы выбью, - доверительно пообещал Ив. - Можешь поверить мне, что если бы не Эд, я бы всем этим и не подумал заниматься.
Потом они поднялись наверх, Ив показал Рэйвону дверь той спальни, где был сейчас Эд, а сам отлучился за пистолетом. Он прикинул, что бы еще могло ему понадобиться, но ничего полезного на ум так и не пришло, потому пистолетом и ограничился.
В спальню он входить не торопился, остановился у двери, прислонившись к косяку. Ему казалось, что сон человека - это вообще интимный процесс, вмешиваться в который так, как собирался вмешаться Фэйт - не слишком культурно. Но тут необходимость обязывала, однако обязывала она одного только колдуна, а Ив… Ну, он хотел проследить за этим, просто чтоб не волноваться лишний раз, но смущать Эда своим присутствием ему не хотелось.
Потянувшись к выключателю, он погасил свет, так что комната освещалась только через раскрытую в коридор дверь - и тень Ива падала прямиком на ноги лежащего на кровати Эда.
- Мы будто подростки, которые собираются попробовать какой-то ритуал в летнем лагере, - пробормотал он, потирая подбородок. - Фэйт я слежу за тобой, не забудь. Бес в окно полезет или как? Мне, может, туда подойти?
Парадная дверь была заперта на ключ, окна в принципе то же - разве что некоторые стояли на проветривании. Ив понятия не имел, может ли бес как-то просочиться сквозь подходящую только для кота щель, да и то, может ли он вытащить через эту щель человека - тоже вопрос, но ни на что нельзя полагаться, когда дело касается магии.

+2


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » город засыпает...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC