Геллхорн внимательно слушает его, когда он начинает свой рассказ, ловя каждое слово, сопоставляя с тем, что уже знала и так из тех кратких видений, которые ей удалось урвать, при их первой встрече...читать далее


#3 «Estuans interius»
Sydney Hayle [до 24.05]

#4 «Tempus es iocundum»
Fabia Amati [до 18.05]
LC

ЛЮК КЛИРУОТЕР
предложения по дополнению матчасти и квестам; вопросы по ордену и гриммам; организационные вопросы и конкурсы;
// AG

АГАТА ГЕЛЛХОРН
графическое наполнение форума, коды; вопросы по медиумам и демонам; партнёрство и реклама; вопросы по квестам;
// RB

РЕЙНА БЛЕЙК
заполнение списков; конкурсы; выдача наград и подарков; вопросы по вампирам и грейворенам;
// AM

АМАРИС МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; добавление блоков в вакансии; графика, коды; вопросы по ведьмам и банши;
// GM

ГАБРИЭЛЬ МЭЛФРЕЙ
общие вопросы по расам; реклама; заполнение списков; проверка анкет; графическое оформление;
// RF

РЭЙВОН ФЭЙТ
общие вопросы по расам; массовик-затейник; заполнение списков; выдача наград и подарков;
Генриетта, Британская Колумбия, Канада
январь-март 2017.

Henrietta: altera pars

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » Bed romance


Bed romance

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

музыкальное сопровождение
http://s8.uploads.ru/t/bk41m.gif http://sg.uploads.ru/t/amvOS.gif
Bed romance
Fergus Crowford & Max Volibear
4 февраля, квартира Фергюса.
Колдовская практика такая опасная и грязная штука.

+2

2

Жить с Максом под одной крышей стало в разы тяжелее. В пять раз. Нет, в десять. Нет, в сто или даже в стопиццоттыщ раз тяжелее. Потому что Макс остался собой. И Фергюс тоже.
Как он и ожидал, Волибир ни разу не показал своей заинтересованности. Как и боялся - собственные желания так никуда и не делись.
Никаких двусмысленных взглядов, никаких случайных прикосновений, которые можно было бы расценить, как намек, ни, тем более, чего-то более откровенного. Макс его не хотел. С каждым днем Фергюс, все больше отгораживавшийся от своего соседа, убеждался в этом все больше и больше. Его мучал стыд. Жгучий, унизительный стыд за то, что позволил себе хоть на секунду поверить. За то, что не сдержал порыва, поддался эмоциям, наплевав на логику. За то, что позволил Максу увидеть себя таким. За то, что так и не перестал его хотеть.
Нет, Фергюс не испытывал к Волибиру ненависти и не винил его в том, что произошло. Все-таки он был достаточно умен, чтобы понимать причины. Странно было бы ждать, что такой, как Макс, захочет такого, как он, Фергюс. И вот за момент слабости, когда он почти поверил, Кроуфорд на себя злился.

Не общаться не получалось. Было бы совсем странно, если бы Ферг начал шарахаться от соседа и начисто его игнорировать. Он честно признавался себе, что не хотел этого. Все-таки, при всем своеобразии характера, при всей своей замкнутости и стеснительности, Кроуфорд не был истеричной девочкой, готовой закатывать скандалы кавалеру за недостаток внимания. Да и кавалером его Макс не был аж ни разу. Ну случилось. Ну не срослось. Что ж теперь. Так бывает.
Вот только сны Фергу теперь снились почти каждую ночь. Он даже начал бояться засыпать, опасаясь, что начнет говорить во сне, или застонет слишком громко, или, спаси все боги разом, еще как-то привлечет ненужное внимание соседа.
В первые дни Кроуфорд избегал Макса. Просто не мог смотреть на него - и не вспоминать жаркие поцелуи. Он старательно делал вид, что его вечная занятость естественна: уходил на работу рано, приходил поздно, в свободное время забирался с книгой в кровать, чтобы занять свои мысли, или с головой уходил в какие-то рассчеты, схемы и диаграммы. Такой деловой - куда деваться просто. Потом, конечно, стало полегче. И то только после того, как Ферг надавал себе мысленных оплеух. Ну уж так спалиться было бы совсем глупо. Как бы он ни называл Макса в порыве злости, кем-кем, а уж дураком тот точно не был. И вполне мог догадаться, что дергается его арендодатель не просто так. А это Фергюсу нужно было меньше всего. Не хватало еще идиотских неловких ситуаций, расспросов или злых, ядовитых подколов, к которым у Волибира был явный талант.
Они здоровались по утрам, если сталкивались на кухне или в коридоре, вежливо желали друг другу доброй ночи, даже иногда беседовали о чем-то незначительном. Ну прямо настоящие добрые соседи. Которые ни разу в жизни не лапали друг друга за задницы...

Суббота выдалась солнечной и тихой. Ночью выпал снег, и теперь ровное белое покрывало блестело на ярком свету. На деревьях, кустах, припаркованных машинах и тротуарах лежали пушистые белоснежные шапки, и улицы здорово смахивали на глянцевые рождественские открытки. Фергюсу нравились такие дни: не надо было никуда бежать, не нужно месить ногами снег, который только из окон казался таким нетронуто-чистым. Можно было хорошенько выспаться, поваляться в кровати, а потом неспешно вылезти из-под теплого одеяла, потянуться всласть и пойти сделать себе горячего вкусного чаю или сварить какао.
В эту субботу Фергюс планировал опробовать новый рецепт, над которым ломал мозги уже который день кряду. Он проснулся довольно поздно, немного почитал, набросал в блокноте, лежавшем на тумбочке возле кровати, несколько вариантов рецепта зелья, при которых тот или иной ингредиент отдавал максимум своих свойств, и, наконец, решил, что пора и делом заняться.
С этим порывом он обломался прямо сходу. Комната, отведенная под колдовскую мастерскую, и которую они делили с Максом, была занята.
Надо признать, Волибир пользовался этим помещением не слишком часто. Ферг даже считал, что непростительно редко для мага, обладающего отличным потенциалом. И все же указывать не пытался. Хватило. Они пару раз уже ругались из-за этого, и Фергюсу, в общем-то, человеку неконфликтному, совершенно не хотелось начинать все заново.
Из-за закрытой двери доносились какие-то неразборчивые звуки, но Кроуфорд, как ни прислушивался, не мог понять, чем же именно занят Макс.
Магическая защита, когда-то навешенная на стены еще Аделиной, была достаточно надежной, чтобы удержать даже всплеск стихийной магии. Ферг периодически обновлял амулеты, являвшиеся ее источниками, а когда к нему переехал Макс, повесил еще несколько своих заклинаний. Просто на всякий случай.

Мешаться Фергюс не собирался. Что бы там ни делал Волибир, это было его право. В конце-концов, Ферг еще в самом начале сам предложил ему использовать мастерскую. Поучать, наставлять и помогать - тем более. Макс ведь не просил о помощи.
И хотя Ферг справедливо полагал, что в каких-то сторонах магической науки соображает побольше квартиранта, задирать нос он и не думал. Макс был хорош в чем-то одном, он - в другом. Справится. Если Фергюс вдруг понадобится - его позовут. Наверное. Может быть. Хотя он практически не сомневался, что помощь Максу не пригодится.
Вместо того, чтоб без дела шляться по дому, Фергюс решил заняться чем-нибудь полезным. Он перестирал свое барахло, прибрался на столе и в двух кухонных ящиках, разобрал и привел в порядок локальный хаос в своих записях, и даже прошелся по магазинам, когда выяснилось, что запасы еды подходят к концу.
День пролетел незаметно, и когда Кроуфорд возвращался домой после "прогулки", уже темнело.
А дома его ждало нечто загадочное.

Первым, что почувствовал Фергюс, войдя в квартиру, была дрожь защитной магии. Барьеры пульсировали, будто от переизбытка энергии, и от этого кожу мага будто покалывало статическим электричеством.
- Да что ж ты там делаешь?! - спросил он в пространство, прекрасно зная, что Макс не услышит.

+1

3

- Fflach trydan! – на пальцах вспыхнула беловатая молния, прыгнула мгновением позже на ладонь, чтобы с оглушительным треском врезаться в цель на стене, любезно оставленную как раз для таких случаев. Посыпались искры, пол слегка вздрогнул, но все осталось целым. Кажется, вмонтированные в стены амулеты для защиты были вполне себе работоспособны. Этого как раз хватало Максвеллу, особенно учитывая его состояние. Впрочем, именно с этого состояния все и началось.

Точнее, все начал Фергюс – убежал пару недель назад из кровати, и даже не стал разговаривать. Лишь молча задрал нос и стал везде ходить гусыней, да так, что Волибиру хотелось стукнуться лбом об стену. Не то, чтобы Ферг был птицей высокого полета, просто Максвелл не отходил от намеченного. Правда, конкретно сейчас ему пришлось сделать один шаг назад, чтобы упрямая крепость по имени Фергюс Кроуфорд таки сдал свои блокпосты. И чтобы парень успокоился, мужчина принял решение зеркалить все действия мага, который стал по утрам и вечерам избегать общества своего соседа и вообще вести себя странно. Это немного раздражало. Однако нисколько не умаляло желания Максвелла. Фергюс даже не подозревал, что уже начал играть по правилам игры, которую затеял Волибир. Конечно, совсем грубым или агрессивным быть мужчина не собирался, но все же решил, что по прошествии двух недель можно уже начать более решительные действия, потому что тактика зеркального поведения не дала нужного результата – Кроуфорд только еще больше замыкался.

- Saethau dewin! – вновь между ладоней заискрилась магическая энергия, приобретающая более четкие очертания, чтобы затем принять форму энергетической стрелы, которая следом разделилась на несколько стрел поменьше. Усилием воли Максвелл удерживал их в ладони, ощущая, как магия начинает обжигать мозолистые руки. А затем выпустил ярость магии на цель. Шквал колдовских стрел понесся к мишени, оставляя в ней серьезные дыры. Странный, щелкающий звук услаждал слух мужчины, пока десяток стрел, выпущенный на свободу, порвал манекен в клочья, чтобы через пару мгновений скрепляющая его магия вновь собрала по запчастям.

К сожалению, у всего случившегося была и обратная сторона. Несмотря на свое желание затащить заучку в постель, Максвелл не мог не подумать о возможных последствиях. И их, как минимум, было аж целых две штуки. Первая – и самая, пожалуй, важная – это вопрос с чувствами. Фергюс явно был романтичным парнем, у которого если и были отношения, то раза два в жизни. И естественно, секс наверняка может вызвать нечто вроде эмоциональной привязки. Конечно, Кроуфорд был милым парнем, и той детской злости к нему Волибир больше не испытывал, однако это не означало, что мужчина был готов связывать себя отношениями. Для него это было вообще темой довольно болезненной, потому что воспоминания о собственном дурном папаше, который ради высоких чувств бросил всю семью, еще звучали отдаленным эхом в голове. Макс не готов был бросаться в пучину взаимоотношений ради каких-то призрачных привязанностей. Отсюда же росли ноги второй проблемы – если Фергюс поймет Максвелла как-то не так, и решит, что их секс это нечто большее, то не полетит ли после Волибир с этого места? Конечно, найти квартиру будет той еще морокой, да и отношения с семьей никак не желали налаживаться, так что Волибир был в какой-то манере благодарен своему опьянению, что устерегло его от роковой ошибки. Лучше пусть Фергюс считает, что Максвелл просто вежливый сосед, который слегка перепил. А вот сам канадец просто оценит обстановку и на трезвую голову примет более взвешенное решение. Хотя врать самому себе такое грязное дело – по утрам ловить сонного Фергюса в одних тонких пижамных штанах было тем еще удовольствием. Особенно смотреть, как алеют щеки библиотекаря, когда Макс оказывается в зоне доступа.

- Edrych ddisglair, - прежде чем это заклятье сорвалось с губ колдуна, он прикрыл глаза, ощущая, как на груди начинает нагреваться жетон. Старенький артефакт еще работал, позволяя своему владельцу творить волшебство без особого напряжения. Под веками стало страшно щекотно, и Волибир еще пару мгновений смаковал это необычное ощущение, чтобы через мгновение распахнуть налитые алым огнем очи, из которых в мишень тут же полилось ало-золотистой пламя. Руки Волибира сжались в кулаки, чтобы помочь телу совладать с опасной энергией, и спустя три секунды действие заклятья завершилось. Волибир тотчас закрыл глаза, ощущая, как те начинают страшно чесаться. Это было очень мощное заклинание, которое действовало безотказно, уничтожая почти все на своем пути, незащищенное барьерами и защитным заклятьями. Вот и сейчас – манекен вновь развалился на клочки, и магия с трудом возвращала его в привычное состояние.

Макс стоял с закрытыми глазами, потому что знал, что после него зрение на какое-то время очень сильно ухудшается. И позволил себе вновь нырнуть в воспоминания о Фергюсе. Макс решил, что можно уже начинать более серьезные поползновения, потому оказался в гостиной, где внимательно читающий свои книжечки, сидел парень, без верха. На деле как бы все было довольно чинно – Волибир тренировался. Бил грушу, которую установил в комнате. Полтора часа и весь влажный от пота, стянувший с себя футболку, мужчина проследовал на кухню, чтобы выпить воды. И хоть Фергс даже не поднял голову от своего чтива, Волибир был готов поклясться, что глазами библиотекарь его сожрал. Из всего того, что помнил о той ночи мужчина, он точно уяснил одно – несмотря на всю свою показную асексуальность, Кроуфорд вполне был горячим и жадным до ласк парнем. Потому оставалось только добиться своего и взять сочный приз прямо с ветки.

- Ffyniant asidig! – новое заклинание сорвалось с губ, чтобы с треском и грохотом защитных амулетов обратилось во что-то иное. Вместо привычной ядовито-зеленой линии из рук Максвелла выпрыгнуло что-то зеленое, но скользкое и явно живое. Выпучив глаза, Волибир уставился на свое творение, которое подергивалось и колыхалось. Жетон на груди едва не обжег кожу, и мужчина быстро осознал, что потерял свою концентрацию. Все Фергюс и мысли о нем. А затем, спустя пару секунд, когда амулеты стали едва ли не скрежетать от напора чар, зеленое создание, раздувшись, лопнуло и обдало канадца волной зеленой и мерзкой слизи.

Еще с секунду Макс просто стоял, с головы до ног облепленный какой-то дрянью, очень похожей на то, что называют эктоплазмой, а затем отплевался от всего, что набилось в рот, протер глаза, чтобы оценить масштабы ущерба. Но с мастерской, которую ему любезно предложили использовать под свои нужды, ничего не произошло. Зато повсюду были гадко-зеленые, скользкие куски и разводы слизи. Сморщив нос, Волибир отряхнул голову, разбрызгивая повсюду зеленые капли и принял простое решение – сходить в душ. Но едва он вышел из помещения, как столкнулся нос к носу со своим соседом, что с самым удивленным видом встретил его.
- Я там немного нагваздал. Сейчас помоюсь и уберу, - после этой фразы, обойдя Фергса, Волибир двинулся к ванной, на ходу капая на пол зеленой слизью.

+1

4

- Это ты чего такое там призвал? - оторопело спросил Фергюс, разглядывая Максвелла.
Выглядел тот, конечно, просто феерически: весь в зеленой слизи, на лице полупрозрачные разводы, майка уляпанная и на пол капает, как будто он побывал в болоте. Кроуфор с некоторой опаской заглянул в мастерскую, ожидая увидеть все, что угодно. И хмыкнул, когда убедился в том, что его опасения не напрасны. Да, недаром магические барьеры так пульсировали. Макс, видимо, переборщил с мощностью своих заклинаний, не то забыв о том, что они все-таки живут в квартире, и вокруг полно соседей, не то слегка не справившись со своими собственными силами.
Ошметки зеленой слизи выглядели мерзко, а пахли еще хуже. Фергюс подобрался к окнам, пару раз поскользнувшись и едва не растянувшись на остатках Максова колдовства, и распахнул их настежь. Плотные шторы надежно защищали мастерскую от случайных взглядов, не давая никому увидеть искры или еще какие-нибудь спецэффекты, но в то же время здорово мешали проветриванию.
В комнату сразу потянуло свежим морозным воздухом, и Фергюс вздохнул полной грудью. Ему нравился запах зимы.

Артефакты, поглощающие магию и защищающие дом, все еще пульсировали от переизбытка энергии, и это ощущение неприятно отдавалось в затылке, заставляло волоски на загривке встать дыбом. Потраченной Волибиром силы с избытком хватало на подзарядку самих заклинаний, и еще оставалось. Энергия, как известно, никуда не девается. Собранная и использованная, она не исчезает сама по себе - ее нужно освободить, позволить вернуться к породившей ее изначально лей-линии, раствориться в мире. В противном случае перегруженные артефакты грозили взорваться, как бывает с трансформаторами, на которые подали слишком большое напряжение. Меньше всего молодому магу хотелось, чтобы у него в доме жахнуло по полной программе, повредив жилье и травмировав соседей. Да и привлекать внимание вездесущего Ордена, который мог заинтересоваться всплесками магии в обычном многоквартирнике, не стоило.
Задернув шторы, Кроуфорд вышел на середину комнаты, расставил в стороны руки и закрыл глаза. Конечно, со временем напряжение спадет само по себе, и магическая энергия рассосется в пространстве. Но это случится не скоро, и будет только мешать, напоминая магу о себе головными болями и прочими малоприятными ощущениями.
Тихий речитатив заклинания полился с губ, чуть щекоча их, и Фергюс почувствовал, как медленно утекает из артефактов излишек магии, растворяясь во вселенной. Эта процедура требовала контроля и внимания, и Фергюс полностью сосредоточился на том, что делал. Он медленно поворачивался вокруг своей оси, раскинув руки ладонями вверх, и чувствовал, как тепло рождается в кончиках пальцев. Чуть заметного свечения вокруг них он не видел, но знал, что оно есть. Воздух дрожал над руками будто марево над разогретым асфальтом в жаркий летний день.
Мысли, правда, то и дело норовили уплыть, с концентрацией были явные проблемы, и колдуну приходилось прилагать усилия, чтобы не думать о том, что еще несколько минут назад в этой комнате царил Макс. Не гадать, как он выглядел, творя свою магию, не представлять, как сила волшебства подчинялась его крепким красивым рукам...
Вот об этом думать точно не стоило. Руки Волибира, чьи прикосновения Кроуфорд так хорошо помнил и на которые старался не пялиться слишком часто, очень и очень отвлекали. Фергюс вдруг ощутил, как распадается сплетенное заклинание. Это было так, словно вместо того, чтобы пустить воду тонкой струйкой, кран открыли сразу на всю катушку. Он не удержал поток энергии, и высвободившейся отдачей его самого толкнуло в грудь. Фергюс пошатнулся и распахнул глаза, чтобы увидеть, как в один момент ошметки слизи обретают жизнь, начинают дергаться и переливаться самыми мерзкими оттенками зеленого. Снова потянуло резким химическим запахом, а за зелеными пятнами на полу теперь оставались темные следы, как будто на светлую поверхность пролили что-то едкое.
- Максвелл! - рявкнул Ферг, - Это что за кислотный монстр тут был?!
Дальнейшее произошло почти мгновенно. Остатки заклинания Волибира поднялись в воздух, зависнув уродливой пародией на рождественскую гирлянду. Кажется, в полупрозрачной зеленой субстанции проглядывалось даже что-то, похожее на темные прожилки, напоминающие нездоровые темные вены. Фергюс отступил, поскользнулся на скользком разводе и со всего размаху хлопнулся на задницу.
- Igitur incendemus ista furia, - скороговоркой выпалил он, вытягивая вперед руку. Волна жара прошлась по комнате, испепелив зеленую гадость, пульсировавшую в воздухе, высушив следы слизи на полу и стенах, и заодно испортив несколько листов бумаги, исписанных рецептами и ингредиентами, которые валялись на столе.
Максвелл, едва успевший смыть с себя слизь и влетевший в комнату в одном полотенце на бедрах, увидел только Ферга, сидящего на полу в футболке, заляпанной зеленым, и растирающего по щеке полосу сажи. Запахи химии и чего-то горелого медленно вытягивало в окна.

+1

5

Первым делом скинув с себя футболку, что пропиталась насквозь противной зеленой жижей, Макс забросил ее в стирку, в специально отведенную для его одежды корзину. Брезгливый Фергюс в первую неделю заявил, что стирать каждый будет сам за себя. Максвелл не спорил – он просто молча подчинился чужим правилам, потому что выбирать тогда ему не приходилось. Следом за футболкой в корзину полетели джинсы, скорее всего, безнадежно испорченные, а за ними и носки. Оставшись в одном белье, Волибир замер, прислушиваясь к звукам квартиры. Он слышал ворчание Фергюса, и был готов поклясться, что тот просто в шоке от того, что устроил в его мастерской сосед.

Собственно, это тоже было довольно забавной вещью. Макс почти никогда не терял концентрации. Хотя жетон, заговоренный бабкой, тоже очень помогал. Однако все таки проблем со срывом или не дай духи искажением заклятья никогда не возникало. В уме возникло сразу около пяти теорий о том, что только что случилось, но по сути, все сводилось к одному – Фергюс и его маленькая упругая задница. С каждым днем молчать и не реагировать становилось все труднее, и в итоге все это вылилось… в это. Пригладив волосы, на которых все еще висела слизь, Волибир с отвращением снял зеленые куски и забросил их в раковину, чтобы смыть потоком воды. Затем, повернувшись, снял с себя белье, и метким броском забросил в назначенную суровым соседом корзину.

Канадец любил горячий душ, а по возможности, вообще предпочитал полежать в ванной. Несмотря на то, что в армии с этим была та еще напряженка, здесь у него было время на праздное ничегонеделание. Хотя, конечно же, это надоело спустя неделю. Но как назло, в полиции никто не требовался, как и в других государственных структурах. Максвелл просто не знал, куда податься, потому иногда приезжал к своей бабуле, которой помогал в ее лавке. Правда, он знал, что Диана совсем не рада такой помощи, предпочитая, чтобы внук работал нормально, а не как шестнадцатилетний подросток. Горячие струи душа мигом привели мысли мужчины в нужное русло, и он начал вновь свою активную мыслительную деятельность.

Итак, что он имеет на сегодняшний день? Неудовлетворенного заучку-соседа, который на самом деле хочет Волибира с такой силой, что сам ее боится. Отсутствие работы, которая никак не спешила находиться, куда бы канадец не совал свой прилично длинный нос. Скандал в семье, с которой он, собственно, и приехал мириться в эту чертову Генриетту. Полный набор неудачника по жизни. Это было бы даже смешно, если бы не оказалось таким грустным.

- Отлично, Максвелл, - пробормотал мужчина, смывая с волос шампунь, который белесыми разводами тек по мускулистому телу бывшего военного. Разумеется, никто ему ничего не преподнесет на блюдечке, но как-то бороться не выходило – куда не подступишься, везде его встречала либо холодная ненависть, либо яростное отрицание, либо просто безразличие. Вот даже тот же Фергюс – что же такого сделал Волибир, что тот стал его избегать? Ну да, уснул, бывает. Все таки столько пить вообще нельзя. Неужели парень не понимает, в каком дерьме оказался Максвелл, раз ведет себя как настырная оскорбленная школьница? С другой стороны, чем дольше Кроуфорд сопротивлялся, тем сильнее его хотел канадец. Все довольно просто, как ни глянь.

Неожиданно странное ощущение в кончиках пальцев заставило Макса оторваться от созерцания самого себя в зеркале ванной. Он только что вышел из душа и наскоро вытерся, обернув полотенцем бедра. Ощущения стали куда сильнее, заставив мужчину заворочать головой в поисках источника. Ясный путь до той самой мастерской выложился в голове Волибира, и засверкало ярко-алыми вспышками «ОПАСНО!». Будто легионер, что рвется в бой по зову горна, бывший капитан рванул в комнату, которую он покинул буквально десять минут назад. Громкая вспышка окрасила коридор через дверь в оранжево-жёлтые оттенки, а звук громкого хлопка заставил Макса рвануть еще быстрее к заветной цели. И кто бы мог представить, что узреет колдун всего-навсего Фергюса, сидевшего на полу, по уши заляпанного той самой жижей.

- Какого черта, Фергс? – первое, что спросил Макс, медленно подходя к магу, который откровенно пялился на грудь мужчины. Да, Волибир знал, какое производит впечатление, но черт! Пару раз щелкнув пальцами перед лицом парня, бывший военный понял, что у того ступор. Краткий осмотр дал некоторое заключение – Ферг решил избавиться от переизбытка энергии и, скорее всего, исказил свое заклинание. Кажется, он тоже вдохнул жизнь в ту же самую зеленую дрянь, которую случайно призвал Волибир. Но ответить Кроуфорд ничего не мог – его будто парализовало. Хмыкнув, Максвелл, не долго думая, подхватил парня на руки, совсем не обращая внимания на то, что тот весь заляпан слизью и понес его в гостиную. Но Кроуфорд только тихо промычал что-то насчет ванной. Покачав утвердительно головой, Волибир послушно понес парня в душ, на ходу едва не потеряв свое полотенце. Но когда оказался со своей ношей в ванной комнате, то понял, что чистых полотенец просто не осталось, кроме одного единственного, висевшего на специальном крюке. А он, естественно, вновь испачкался в той премерзкой слизи. Какая удача, однако.

- Я же говорил, чтобы ты не лез, - проворчал Волибир, стаскивая с ошалевшего парня его махровый свитер, который тот, кажется, носил не снимая. Затем, дав тому возможность опереться на свои плечи, начал стаскивать с того штаны, но тут же получил затрещину и тихое шипение – кажется, к парню вернулась способность соображать. На что Волибир распрямился, прямо посмотрев на своего соседа и сказал:
- Полотенце одно. И мыться потому нам придется вместе. Усек?

+1

6

Макс влетел в комнату босой и в одном полотенце. Да что же это такое, боги и духи! Фергюс завис окончательно, увидев Волибира почти раздетым, взлохмаченным, с каплями воды, стекающими с волос на шею и плечи.
Потеря концентрации, случившаяся с ним впервые с детских лет, так же, как и магическая отдача, шокировала его. Да еще и задницу отшиб, падая. А теперь вот это.
Кроуфорд так долго избегал Макса, так старательно заставлял себя не пялиться на него, так отводил глаза и избегал пересекаться с ним, чтобы не застать случайно выходящим из ванной... А теперь он вот - стоит прямо перед ним, расставив длинные ноги, смотрит сверху вниз, и прозрачные капли поблескивают в темных волосах на груди. Почти как тогда, две недели назад. Фергюс сглотнул. Не смотреть было выше его сил.
В состоянии полной прострации он отметил, с какой легкостью Волибир поднял его на руки. Как табуретку или мешок с тряпьём. Вякнул только что-то о том, что в таком виде лучше все-таки в ванную, чтобы не возить грязь по всей квартире. Макс послушно донес его до места и даже поставил на ноги. К этому моменту Фергюс был напряжен, как перетянутая струна: тронь - и жалобно зазвенит, лопаясь. Он почему-то предполагал, что сосед максимум протянет руку, помогая встать. И совершенно не ожидал, что его куда-то потащут и начнут раздевать. Но он уже понял, что Макса совершенно невозможно предсказать. Как только Кроуфорд начинал привыкать и, вроде бы, понимать мотивацию поступков соседа, как тот снова выкидывал что-то неожиданное, выходящее за рамки. В любом другом случае Ферг, предпочитавший стабильность и понятность, раздражался бы. Но Волибир вместо отторжения почему-то вызывал любопытство. Желание понять. Непростая, противоречивая натура и язвительный характер пробуждали у Ферга вовсе не академический интерес. И это тоже смущало.

Это было невозможно, неправильно и очень, очень стыдно. Фергюс, всегда гордившийся самоконтролем и умением отрешиться от всего внешнего, впервые в жизни не смог совладать с собой. Слишком часто Волибир являлся ему в жарких снах, слишком много Ферг думал о нем. Слишком много Макса было в него жизни, несмотря на то, что Фергюс пропадал на работе едва ли не круглые сутки, а когда был дома - норовил закрыться в своей комнате, как хомяк в норе.
Он не привык врать себе, и честно признавал, что физическое влечение к соседу только усиливается, вместо того, чтобы исчезнуть. Видимо, методы для того, чтобы преодолеть эти странные желания, были выбраны в корне неверные.
Фергюс понимал, что лучшим способом избавиться от навязчивых мыслей и снов был самый простой - переспать с Максом. Но у него не было никаких гарантий, что после этого станет легче. И что жизнь под одной крышей не усложнится до невозможного. А еще он был твердо уверен, что малейшее поползновение с его стороны будет встречено насмешкой и отказом. И поэтому молчал.
Молчал, избегая лишний раз заговорить с Волибиром, давился собственными желаниями и фантазиями, которые то и дело подбрасывал ему неспокойный разум, и отводил глаза, стараясь не вспоминать мозолистую ладонь на собственном животе.
И вот теперь все пошло прахом.
Потому что полуголый Макс, не думая, подхватил его на руки и поволок в ванную. Ошалевший от таких раскладов Ферг очухался только когда с него содрали свитер и чужие руки дернули застежку джинсов.
Шлепок по затылку получился рефлекторным. Ферг дернулся, выворачиваясь из рук, отступил на шаг и пошатнулся, едва не запутавшись в собственных ногах.
- Не трожь, опять измажешься, - зашипел он.
Но было уже, разумеется, поздно. На белоснежном полотенце расползались бледно-зеленые разводы, так же, как и на загорелой коже предплечий Макса.
А дальше Ферг, засмотревшийся на Волибира, снова оказавшегося так близко, вообще потерял нить рассуждений. Мыться вместе? Э-это зачем это? Э-это как?
Кажется, он начал заикаться даже в мыслях.
- Зачем в`есте? - спросил он, от волнения снова начав проглатывать звуки. - Есть полотенца. По`жди минуточку. По`жди.
И не двинулся с места.
Максвелл, стоявший так близко, умудрялся что-то делать с Фергюсом, даже не прикасаясь к нему. Или, может быть, тщательно спрятанное внутри желание, свившееся, как пружина, и ставшее критическим напряжением за эту пару недель, готово было вот-вот распрямиться, являя себя во всей красе. Фергюс вскинул голову, прямо и строго посмотрел в лицо Максу и добавил, кладя ладонь на узел его полотенца, которым оно было скреплено, чтоб не падало:
- Но ты это снимай. Вд`уг оно ядовитое. - и тут же пояснил на всякий случай, фыркнув, - Не полотенце. Зеленка эта.
Да, это был дурацкий повод. Самый дурацкий из всех возможных. Потому что оба они, перемазавшись в зеленом желе, уже на собственных шкурах ощутили, что мгновенного и сильнодействующего яда в сотворенной Максом образине не было.
Это решение пришло неожиданно. Фергюс внезапно разозлился на себя, на Волибира, на весь белый свет. Да что ж такое, в конце-концов! Он никогда не бегал от проблем, предпочитая решать их с помощью логики. Да, с Волибиром его логика не сработала. Стало только хуже. Значит, нужно менять тактику. Сделать что-то по-другому. Мучиться от нереализованных желаний всю оставшуюся жизнь Кроуфорд не собирался, прекрасно понимая, что в будущем это аукнется неприятыми вещами и ему, и его квартиранту. Так почему не попробовать иначе прямо сейчас? Тем более, Макс только что сам дал ему повод. И если сейчас окажется, что он имел в виду только то, что озвучил - вот тогда все станет ясно окончательно и бесповоротно.
Кроуфорд чуть приблизился, сокращая расстояние между ними, сжал пальцы на махровой ткани, задел костяшками живот Макса, все так же серьезно глядя ему в лицо.

Отредактировано Fergus Crowford (2018-02-25 07:39:17)

+2

7

- Полотенца нужны, чтобы вытираться. А идти за ними долго, - попытался было выкрутиться Максвелл, но Фергюс только сильнее потянул его за узел полотенца, явно соглашаясь на все, что сказал раньше бывший военный. Это был внезапный шаг со стороны Фергса. Настолько, что Макс на целых пару секунд потерял дар речи. Не потому, что этот шаг был ожидаемым, причем очень давно. Просто Волибир на секунду даже усомнился, что перед ним стоит настоящий Фергюс. Но нет – те же разноцветные глаза, что он помнил еще со школьной скамьи. Тот же курносый нос, слегка вздернутый вверх. То же сурово-сосредоточенное выражение на светлом, отягощенном интеллектом лице. Но что-то в его взгляде изменилось - буквально за те пару мгновений, что они стояли друг напротив друга. Пальца парня приятно согревали еще влажную от воды кожу канадца, отчего в голове поплыли мысли одна другой пошлее и краше. Кажется, его безупречный, ну почти, план сработал.

- Да, почти наверняка ядовитое, - тихо проговорил Макс, отмечая, как изменилось выражение лица Кроуфорда, стоило мужчине согласиться с его выводами. Приятно осознавать, что все старания по привлечению внимания оказались не напрасны. Потому что колдун любил победы. Победы трудные, непростые, и Фергюс Кроуфорд был тем самым ценным призом в этой борьбе. Конечно, знать о таком заучке не стоило, зато стоило бы подумать о том, чтобы морально, да и физически приготовиться.

Но они уже были в ванной комнате – идеальнее места для первого раза Максвелл бы не придумал. Тут можно и ополоснуться от слизи, о которой мужчина уже почти забыл. И можно еще много чего сделать. Фантазии, одна ярче другой, мигом впорхнули веселым хороводом в голову Макса, заставив его приподнять уголки губ в легкой полуулыбке. Он знал, он чувствовал, что напряжение между ними едва ли не заставляло Фергса бегать от него. Но будучи довольно искушенным в таких вещах, Волибир знал – бегать бесполезно. Лучше один раз попробовать, и потом забыть, если что-то не понравилось, чем жалеть, что упустил момент. Кажется, Фергс только что понял ту же самую истину.

- Ты хочешь снять с меня это полотенце? – голос Волибира слегка хрипел от прилива возбуждения, что уже горячей волной прокатилось по телу, тугой пружиной сходясь в паху, отчего ткань на бедрах ощутимо напряглась. Фергс уже видел его нагим, возможно даже трогал – все таки Максвелл помнил, что надевал резинку в ту злополучную ночь, а на утро ничего не обнаружил на себе. Зато нашел презерватив в ногах. Естественно, сложить два и два не стало чем-то трудным для мужчины. Вот и сейчас, смотря на то, как слегка потряхивает парня, пока его пальцы лежат на белой тряпке, испачканной зеленой слизью, Максвелл задумался, насколько все может быть подходящим.

Фергюс, сделав негромкий рваный выдох, потянул на себя узел полотенца, освобождая махровую ткань. Белое широкое полотно упало к ногам мужчин, освобождая естество Волибира, уже наливающееся возбуждением. Но Макс вновь замер, смотря во все глаза на парня, который буквально уставился на его член, словно только сейчас понимая, что узрел. Но время размышлений уже ушло, и потому шагнув к Фергсу, Максвелл подхватил его под бока, заставив упереться руками в раковину за собой, и с нарочитой неряшливостью мужчина потянул пряжку ремня, чтобы следом потянуть вниз и джинсы,  и сразу белье, под которым прятался член Ферги. Немудрено, что Кроуфорд хотел его – плоть его налилась угрожающей силой, и ярко-алая головка слегка дергалась от ощущения своего хозяина.

- Ферджи, - только и прошептал мужчина, поднимаясь вверх, чтобы оказаться между ног парня и зажать тому рот жадным поцелуем. Да, Максвелл специально вспомнил старое прозвище, которым наградил в школе парня, да вот только оно было только его. Потому что никто не имел права так называть Кроуфорда, ибо получал за это по почкам. Вот и сейчас, Волибиру было жизненно важно понять, что желание Фергса зиждется не на старой обиде, а на взрослых ощущениях. Ответ мужчина ощутил на своей груди – пальцы парня тотчас легли туда и зарылись в коротких черных волосках, очерчивая рисунок татуировки, постепенно поднимаясь на плечо, чтобы после перепрыгнуть на затылок. Фергс углубил поцелуй, и это стало триумфом для жадного до ощущений Макса. Он потерся почти вставшим членом о бедро парня, и тот замычал ему в губы, пока языки ласкали друг друга.

Затем, когда воздуха почти перестало хватать, колдун оторвался от своей добычи, и улыбнувшись осоловело, потащил библиотекаря в душ, заставив того немного замереть. Еще пара мгновений на регулировку воды и Максвелл, повернувшись к парню лицо, расставил широко ноги, показывая себя во всей красе и приглашая всем своим видом. Горячая вода тотчас начала смывать последние зеленые разводы в загорелой кожи, пока Фергюс с самым диким желанием облизывал Макса своими невозможными глазами.

- Иди ко мне, мой ботан, - бросил непринужденно мужчина, явно намекая, что это только начало, указывая на место подле себя. Теперь настал его черед веселиться.

Отредактировано Max Volibear (2018-02-25 14:21:33)

+2

8

Это все-таки случилось. Макс не оттолкнул его, не заржал, не ляпнул ничего издевательского, что могло бы убить на корню не только либидо Фергюса, но и всю его самооценку. Наоборот.
Потянув узел полотенца, высвобождая замотанный вокруг бедер край, Фергюс понял, что все это время был придурком. Полнейшим и несомненным придурком, которому и в голову не пришел самый простой и самый приятный вариант.
Макс его хотел. И очевидное свидетельство этого просто бросалось в глаза. Кроуфорд прикипел взглядом к обнаженному телу Волибира, с недоверчивым восхищением разглядывая открывшееся ему великолепие. Мышцы живота, линию бедер, темные завитки волос в паху, обрамлявшие наливающийся силой член... Руки сами собой потянулись дотронуться, погладить, ощутить под пальцами гладкую кожу. Насмотреться ему не дали.
Макс прижал его к раковине и принялся лихорадочно стаскивать джинсы, не давая больше ни единого шанса к отступлению. И Фергюс понял, что нахрен ему не нужны никакие шансы. Отступать он не собирался. Не теперь.
Что-то будто изменилось, когда их взгляды встретились. Огонь, горящий в глазах Фергюса нашел свое отражение в темных искрах, вспыхивающих во взгляде Волибира.
Поцелуй получился даже более жарким, чем в тот, первый раз. Кроуфорд, до которого, наконец, в полной мере дошло, перестал дергаться и подозревать очередной грядущий облом. Когда хотят подшутить - не целуют так жарко, не упираются стояком в бедро и не притискивают к себе, словно хотят  пересчитать все ребра. Фергюс, конечно, был не достаточно опытен, чтобы подвести под свою теорию хоть какую-то фактологическую базу, но сейчас он просто знал. Был абсолютно уверен, что они не выпустят друг друга из объятий, пока оба не получат то, чего хотят так сильно.

Первое соприкосновение тел и горячий шепот Макса прокатились по телу волной неконтролируемой дрожи. Фергюс без стеснения раздвинул губы Волибира языком, поймал его дыхание.
Макс пах просто одуряюще - чуточку гелем для душа, самую каплю какой-то химией, оставшейся после неведомого зеленого создания, которое они оживили дважды за один вечер, и чем-то, чему не было названия. Собой, решил Фергюс. Естественный запах Макса сводил с ума, и Фергу хотелось вдыхать его бесконечно.
Пальцы сами собой легли на грудь Волибира, коснулись линии татуировки, скользнули на плечо и затылок. Выпускать Макса из рук Кроуфорд не собирался. И гори весь остальной мир синим пламенем.
Встречное движение тел, почти синхронное, заставило его замычать в поцелуй.
Дорвался, - подумал Фергюс, когда они, с жадностью упиваясь поцелуем, столкнулись сначала носами, а потом зубами.

Вода, брызнувшая ему в лицо, слегка огорошила, но ни капельки не остудила. Макс настроил температуру и повернулся.
В ванной было слишком светло. Фергюс не любил, когда его разглядывают: стеснялся себя, потому что осознавал, что не отличается формами греческого или какого-нибудь еще божества, и уж тем более далеко ему было до атлетически сложенного Макса. Вот на него он мог смотреть, наверное, часами. И одна мысль о том, что теперь это можно делать, не таясь, приводила Фергюса в восторг. Но движение Волибира было настолько же непристойным, насколько и приглашающим. И сопротивляться этому обещанию не было ни возможности, ни желания. Фергюс даже забыл на какое-то время и о недостатке собственного опыта, и о своей внешности.
- Мой задира, - вернул он шпильку, с голодной улыбкой делая шаг вперед.
Слово "мой", сказанное Максом, заставило его вздрогнуть, от чего член качнулся, будто кивнул. Фергюс не мог себя видеть со стороны, и не подозревал, насколько голодным и жадным был его взгляд. О, он хотел облизать Макса не только глазами!
И шагая ближе, уничтожая и без того невеликое расстояние между ними, он протянул руки, обхватывая Макса за талию. Вода, льющаяся сверху, смешалась на их телах.
Трогать. Изучать. Узнавать на ощупь. Теперь все было можно, и Фергюс пользовался этим, оглаживая Макса по спине, по груди, водил пальцем по волоскам на груди, поглаживал живот и ягодицы, от чего собственное возбуждение только росло.
В какой-то момент он обхватил Волибира за шею одной рукой, заставляя нагнуться, и снова поцеловал. С жадностью, которой, кажется, не испытывал никогда раньше. Руки Макса, гулявшие по его спине, заставляли выгибаться, прижимаясь плотнее, так, чтобы всем телом ощутить прикосновение, и Фергюс тихо застонал, не в силах больше сдерживать эмоции, когда длинные пальцы коснулись его задницы.
- Максвелл, - выдохнул Кроуфорд, наконец оторвавшись от него. - Мы забыли. Слизь...
Остатки зеленой гадости давным-давно смыло водой, но Фергюс откровенно опасался, что возбуждение достигнет своего пика слишком рано. Вот это было бы совсем стыдно - кончить до того, как все толком началось. Долгое воздержание и вожделение, которое он испытывал к Волибиру, заставило Ферга чуть отступить, сдать назад. Нет, останавливаться он не собирался. Хотел растянуть удовольствие, в полной мере насладиться этим чувством, что сейчас заставляло сердце лихорадочно колотиться в груди.
Фергюс просунул руку под рукой Макса, дотянулся до полочки, на которой стояли всякие душевые причиндалы, для чего ему пришлось прижаться к Волибиру всем телом, и слегка подался назад, подцепив флакон с гелем для душа.

Пена под ладонями взбивалась легкая и густая. Фергюс вдохновенно намыливал своего любовника, лаская все, до чего мог дотянуться. Спину. Бока. Плечи и шею. Щетину на подбородке. Бедра.
Ладонь обхватила член Макса, легко сжала, и тот издал странный урчащий звук, толкаясь в руку. Ферг вскинул на него глаза, не скрывая желания, и провел сложенными в кольцо пальцами от головки до самого основания и обратно.
Макс, окончательно потерявший голову от желания, плавившийся под прикосновениями, не выдержал. Обхватил Ферга за плечи и развернул к себе спиной.
- Сейчас ты у меня додразнишься, заучка, - хрипло выдохнул он.
Фергюс почувствовал, как крепкие руки сжимают его ягодицы.
Это был не самый, наверное, удачный момент для таких признаний, но молчать он не мог. Надо было или раньше говорить, или молчать. Но что ж теперь поделать...
- Максвелл, - негромко позвал Ферг, оборачиваясь через плечо. И вместо того, чтобы отстраниться, качнул бедрами назад, подставляясь ласкающей ладони. - Максвелл, подожди. Я... Я должен сказать.
Дышать было тяжело, желание кружило голову, меньше всего Фергу хотелось останавливаться, но он все-таки договорил:
- У меня никогда не было секса с мужчиной. Никогда.
И замолчал, снова подаваясь ближе, касаясь лопатками груди Макса.

Отредактировано Fergus Crowford (2018-02-25 15:28:11)

+2

9

Макс торжествовал. Старое, почти десятилетней выдержки желание, наконец, обрело плоть и кровь, то и дело намекая, чем закончиться это приключение под душем. Невинным, разумеется, его бы никто не назвал бы, но кому какое дело, кто и что там думает. Волибир просто наслаждался Фергюсом, давая тому возможность коснуться его тела. Кажется, у парня явно было настолько сильное желание, что тот с трудом его давил в себе. Но время давить потайное в себе прошло, потому Макс с удовольствием позволил себе пройтись жесткими ладонями по ладному телу своего долгожданного любовника. Плечи – тонкие на фоне Максовых, они казались в свитере почти детскими и если честно, то и сейчас, обхваченные длинными, загорелыми пальцами мага, смотрелись также. Макс ничего не мог с собой поделать – Ферги был в его глазах все тем же мальчишкой, которого он когда-то страстно хотел зажать в душевой раздевалки после матча по хоккею.

Спина библиотекаря оказалась ладной, хоть и не настолько мощной, как можно было предположить. Вероятно, Фергюс мог закомплексовать из-за такой разницы в телосложении. Но Максвелл был до одури рад узреть его нагим. Красивый, аккуратный, никакой дисгармонии, по типу огромной грудной клетки или здоровенных ног. Почему-то она напомнил Максу того самого Давида – и от этой мысли стало как-то особо радостно. Хотя бы потому, что с хозяйством, которое упиралось в пах самого мужчины, у Кроуфорда было все в порядке. Собственно, и член Ферги, при беглом осмотре, оказался таким же, как и его хозяин – аккуратный, чуть изогнутый, с похожей на сливу головкой. Почем-то при этом рот Макса наполнился слюной, а в паху стало чрезвычайно тяжело.

Нельзя так запускать собственные желания.

- Что? Какая слизь? – Максвелл оторопело уставился на любовника, не понимая, о чем тот сейчас говорит. Горячая вода и ласковые ладони расслабили колдуна в высшей степени, потому понимание, о чем ему говорят, пришло не сразу. Но когда смысл сказанного таки добрался до мозга мужчины, он качнул головой, соглашаясь. Кажется, Ферги немного волновался. А быть может, хотел продлить удовольствие? Волибир понимал, насколько может быть привлекательным внешне для людей, учитывая, что только в полицейском участке он был признан самым красивым мужчиной по ходу нескольких шумных праздников, причем в голосовании принимали участие не только прекрасные леди. Мужчина понимал – и радовался, что хотя бы здесь он будет интересен Фергюсу, прекрасно меж тем осознавая, что только телом он и смог заманить в свою постель ботана. От этой мысли стало как-то чуточку горше, но его тут же отвлекли теплые ладошки, скользнувшие по груди, затем животу. Запах геля для душа мигом привел мужчину в чувство, но окончательно он пришел в себя лишь тогда, когда пальцы Фергса сжались вокруг его плоти, устремленной вверх в ожидании долгожданного. Прикусив нижнюю губу, мужчина толкнулся пару раз в ладонь, прикрыв глаза, вспоминая небольшую, но красивую руку Фергюса. Его кисть не была похожа на девичью или детскую, вовсе нет. Но даже она выглядела изящно на фоне лапищи Волибира.

И эти мысли, смешанные в один поток невиданным коктейлем, полностью отключили все сознательное в голове мужчины. Трахнуть так, чтобы не мог ходить. Натянуть по самые гланды. Заставить выгибаться и кричать от удовольствия. Больше никаких директив. Никаких запретов или глупых виляний. Сегодня и сейчас Макс Волибир исполнит свою школьную мечту, стоившую ему однажды поимкой за мастурбацией на фото сестрой. Сегодня и сейчас Максвелл займется сексом с Фергюсом Кроуфордом, заучкой, который так прочно засел в мозгах мужчины, что вряд ли и ломом можно было вырвать.

Развернув Ферга к себе спиной, Макс тут же принялся разминать ладные половинки, отмечая, насколько они теплые и мягкие. Кожа приятного, почти молочного оттенка, не знавшая солнца, так и просилась, чтобы ее шлепнули. И от этого становилось только еще жарче.
- Сейчас ты у меня додразнишься, заучка, - выдохнул Максвелл, ощущая, как подается парень ему навстречу, явно понимая, чем все сейчас закончится. Конечно, дотянуться бы до резинок, которые Волибир натыкал по всему дому, стратегически отметив, что их первый секс может случиться где угодно, но, черт побери… Один взгляд на открывавшуюся картинку выбивал все мысли из головы. Слегка розоватая, дырочка парня пульсировала мелко-мелко, вызывая у мужчины такую же конвульсивную дрожь. Захотелось тут же, почти с разбегу засадить Фергу по самые помидоры, и мелкий ботан, только раззадоривая, качнул бедрами, словно приглашая войти в себя.

Собственное имя Максвелл поначалу не услышал – шум в ушах не давал ему это сделать. Но после повторения он, наконец, услышал – Фергюс обращался к нему и теперь Волибир уставился на парня, что с самым невинным видом сообщил:
- У меня никогда не было секса с мужчиной. Никогда.
Челюсть мага немедленно упала бы на пол, будь она не закрепленной на голове. Что, простите? Как это никогда не было? А что же за поведение парня, знающего толк в мужских утехах? Эти и сотни других вопросов мигом ворвались в сознание мужчины, разгоняя пелену возбуждения, что сковала его разум. И Макс завис, хлопая глазами, постепенно осознавая все сказанное. И надо сказать, что своего занятия он не прекратил – пальцы все также разминали кожу ягодиц, только уже делали это как-то механически. Но вот мозг начал работать в совершенно иную сторону.

- Как это? То есть, совсем не было или только с мужчинами? – конечно, первый вариант был наиболее вероятен. Стеснительный парень вряд ли бы мог кутить напропалую с девочками, и уж тем более с парнями, которые любят оторв, а не тихих ботанов. Светлая макушка повернулась к нему и Макс встретился взглядом с Фергюсом и снова замер – его разноцветные глаза сейчас казались бездонными впадинами страха и отчаяния. Макса вело – но соображать он еще мог. Кажется, его реакция была не совсем верной, и Ферг сам отреагировал как-то излишне… эмоционально?

Он потемнел лицом, сглатывая, словно огромный ком едва не удушил его и Волибир поспешил улыбнуться, и притянуть к себе испугавшегося заучку. Бедняга, неужели и правда решил, что невинность оттолкнет от него Макса?
- Хей, а это же отлично, - шепнул на ухо парню мужчина, касаясь его макушки губами. Теплая вода мягко несла свои разводы по двум телам, замершим  под душем, пока ладонь Макса помчалась вниз, мягко касаясь промежности между ягодиц.

- Никогда не думал, что ты будешь девственником, - ха-ха, лжец, - Но знаешь, что это значит? Что тебя ждет охрененно долгая и приятная подготовка. У тебя же есть смазка? А даже если и нет – у меня есть, - с привычно деловым видом бросил Максвелл, прижимая к себе парня, лаская его сжавшийся явно от испуга анус. Ну что же – девственник. О таком призе Волибир и не мечтал. Нетронутый никем, Фергюс теперь стал едва ли не святыми мощами, на которые хотелось молиться.  Но для начала…

- Давай-ка я тебя хорошенко тоже намылю, - прошептал Макс парню, чуть отстраняясь от него, чтобы щедро налить себе в ладонь геля для душа и начать повторять точно тоже самое, что проделывал Фергс всего несколько минут назад. Сначала плечи, слегка размять, выгоняя прочь напряжение. Затем грудь, покрытую едва заметными светлыми волосками – мягкими и приятными на ощупь, не то, что наждачка, что росла на теле Волибира. Затем живот, от прикосновений к которому Фергс тихо посмеивался. Боится щекотки, значит. Следом ладони, взбивая душистую пену, перекочевали на бедра и аккуратно коснулись слегка опавшего члена. Кажется, вся ситуация не на шутку подпортила момент, но Макс, на самом деле, был благодарен Фергсу, что тот нашел в себе силы сказать о себе, чем избавил себя от вероятного травматизма – и морального и физического.

Невероятный этот Фергюс Кроуфорд, что и говорить.

Макс понял, что должен навязать свой ритм, чтобы жадный до ощущений парень не кончил раньше времени, и банально не порвал себя активными попытками оседлать своего соседа. Что же, такую трудную работу Волибир любил. Пальцами приподняв плоть Ферги, мужчина ощутил напряжение и слегка провел по коже, отмечая, как подается навстречу его движения парень. Вот так то лучше.
Кажется, труды колдуна окупились, потому что парень в конце концов выдохнул, и уперся в грудь Макса ладонью, словно ища поддержки. Это и было нужно Максвеллу. Второй ладонью он скользнул по спине парня, мягко оглаживая ее, спускаясь меж тем все ниже и ниже. Пальцы вновь коснулись ягодиц, сминая их жесткой хваткой. Фергюс что-то тихо сказал, но голос его звучал глухо, будто из-под подушки и, бросив на него взгляд, Макс отметил, насколько сейчас потрясающе выглядит Ферги. Алые щеки, прикрытые глаза, мокрые от горячей воды волосы – идеальная картинка.

- Посмотри на меня, - неожиданно потребовал Макс, нависая над парнем, смотря прямо в его глаза. Заучка подчинился, и его глаза прямо посмотрели в лицо мужчины. Первый палец, мягко погладив напряженное колечко мышц, скользнуло внутрь, растягивая неподатливые пока что стенки. И честно говоря, от такой реакции на собственные действия, что прошлась по лицу Ферга экстазной судорогой, стало тяжело дышать.
- Скажи мне, если будет больно, хорошо? – прошептал Макс, тем временем склонив голову, чтобы вновь поцеловать яркие, уже истерзанные предыдущими поцелуями губы. Палец меж тем скользнул глубже, и Ферг замычал, то ли будучи недовольным, то ли испытывая что-то приятное. Макс сделал движение фалангой, почти вынимая ее, чтобы следом погрузить на полную длину. Ферги застонал так громко, что оторвался от Макса, утыкаясь тому в плечо мокрым от пота и воды лбом.

- Тебе нравится, когда я так делаю, да? – мужчина с мягкой улыбкой сделал еще одно движение внутри парня, отчего тот снова тихо заохал и почти повис на руке своего любовника. Но Максвелл знал, что ванная не место для первого раза. Совсем не место. Потому, осторожно вытащив палец из тела Ферга, он звонко чмокнул того в лоб и смыл пену, оставшуюся и забытую в этом вихре ощущений.
- Ты же мне доверяешь? – вопрос, конечно, спорный, но Максвелл очень желал, чтобы его поняли верно – дело касается интимного вопроса, а не их сложных и запутанных отношений. Даже странно, что он смог сформулировать эту мысль, при том, что его собственный член налился кровью и почти болезненно отзывался на каждое движение своего хозяина. И получив добро от раскрасневшегося парня, Волибир выключил воду и выйдя из душа, не долго думая, вновь закинул к себе на плечо охнувшего парня, меж тем намереваясь закончить простые игры. Теперь все будет по-настоящему. Потому, не обращая внимания на возмущения Фергса, которые тот уже бурчал скорее по привычке, шлепая мокрыми босыми ногами, дотащил свою ценную ношу до собственной спальни, где тотчас сбросил мага на кровать, чтобы через мгновение нырнуть под кровать, выпятив зад кверху, вытащить сумку, и выудить из нее флакончик смазки. История почти двухнедельной давности почти повторилась, с одним изменением – Волибир был трезв, возбужден и знал, что он первый у Фергюса. От этого стало как-то одновременно не по себе, а с другой, рождало дикую уверенность в себе.

- Сейчас все будет, детка. – прошептал Макс, с чпокающим звуком открывая флакон и нависая над лежащим на спине парнем, - Твоя дырочка окажется хорошенько разработанной, и всем будет хорошо. Готов, хороший? – Фергюс, алый от смущения и возбуждения, только качнул головой и, черт побери весь этот сраный мир, если Волибир испортит себе этот момент. Пальцы мужчины, щедро смазанные, коснулись ануса Ферга, отдавая легкой прохладой. Сейчас все зависело именно от Макса и он не готов был упасть в грязь лицом.

Отредактировано Max Volibear (2018-03-04 22:06:08)

+2

10

Шепот Макса сводил с ума. Тихий голос, неожиданно, незнакомо нежный, звучал над ухом, перекрывая шум воды, падающей в ванну, и от него плавились кости и подкашивались ноги.
Фергюс испугался. На самом деле, совершенно серьезно испугался, что Макс сейчас оттолкнет его. Потому, что стыдно к  тридцати годам быть девственником, или потому, что неопытный в этом плане партнер совершенно ему неинтересен, или... Да мало ли причин может подкинуть разум, на мгновение затуманенный пеленой паники?
Но нет. Ничего из этого не случилось, и Макс только крепче прижал его к себе, улыбаясь совершенно невероятной улыбкой. Ферг и не думал, что он умеет ТАК улыбаться. От этой улыбки, предназначенной только ему, Кроуфорду, все внутри сладко сжалось, а от обещающего голоса и в самом деле слабели колени.
- С мужчинами никогда не было, - пояснил Ферг, смущенно улыбаясь. - А ты что, думал, я после школы ударился в блядство и эксперименты?
Предвкушение и облегчение, обрушившиеся на него и щедро замешанные на возбуждении, кружили голову. Ферг мог только цепляться за Волибира, теряясь в вихре ощущений. Он уже не знал, чего хочет больше - податься назад, подставляясь под ласкающие пальцы, скользящие там, где его до этого ни разу никто не касался, или прижаться к Максу всем телом, ощущая его тепло и слушая, как лихорадочно бьется сердце. Тело решило само - Ферг прогнулся, двинул задом, давая больший доступ ладони Волибира, и вздрогнул, когда тот начал мягко поглаживать его между ягодиц. И одновременно притянул его еще ближе, еще теснее, прижимая к себе.
Теплая вода стекала по их телам, а руки Кроуфорда жили своей жизнью: поглаживали, ласкали, трогали, изучали. Ему казалось, будто он кончиками пальцев чувствует узор татуировки на спине Макса, и дико хотелось снова и снова касаться ее, отследить все завитки. Губами Ферг осторожно коснулся той части рисунка, что спускалась на грудь, задел сосок, с восторгом отмечая, как вздрогнул его любовник. От этого в груди будто вспыхнул и взорвался огненный шар, заливая Фергюса волнами жара, прокатывавшимися по телу.

Макс все-таки отстранился. Совсем чуть-чуть, и вовсе не для того, чтобы оттолкнуть. Несколько секунд - и его уверенные, опытные руки снова заскользили по телу Ферга, взбивая мыльную пену и заставляя вздрагивать. Скованность и страх уходили, замещаясь желанием, как будто это руки Волибира стирали их, и Ферг потянулся навстречу Максу, всем телом подался вперед. Поднял голову, чтобы поцеловать - и снова, и еще раз, и еще. Они молчали, и их дыхание терялось в шуме воды, и им было просто хорошо друг с другом. Фергюс закрыл глаза, всем телом впитывая ощущения. Как же он хотел Макса! Ему казалось, что он целую вечность ждал этого момента - возможности прикасаться, обнимать, целовать и чувствовать на себе чужие руки.
Напряжение, вызванное страхом, ушло, забылось, полностью сменившись напряжением вожделения. Ферг едва не звенел от него. Руки скользнули с бедер Макса к его животу, огладили, спустились ниже. Кроуфорд, совершенно одуревший от ощущений, слабо контролировал, что именно делает, но совершенно не хотел отставать. Макс не должен остаться не обласканным и неудовлетворенным. Для Фергюса было просто жизненно необходимо доставить ему удовольствие, услышить, как тяжело и рвано дышит Волибир, ощутить, как реагирует на прикосновения. Он не думал об этом сознательно - не осталось в голове абсолютно никаких мыслей. Просто чувствовал. И полностью подчинялся этим чувствам, прикрыв глаза. Пальцы обхватили напряженный член Макса, чуть сжали, погладили головку. И ответное движение бедер привело Кроуфорда в восторг.
- Максвелл, - тихо и глухо позвал он. Не для того, чтобы тот ответил, а просто чтобы ощутить, как имя перекатывается по языку.

Короткий приказ Макса вызвал у Кроуфорда совершенно какую-то невероятную реакцию. Он и не думал, что может так возбудиться от трех коротких слов, не думал, что может завестись еще сильнее, потому что ну куда уже больше-то. И тем не менее, его снова окатило горячей волной от одного только голоса Волибира, от интонаций, с которыми он велел посмотреть на него. Ферга вело, перед глазами все плыло, и он совершенно не контролировал выражение своего лица. Видел бы себя со стороны - поразился бы тому, какое оно было дикое. Он вскинул глаза, ловя взгляд Макса - такой же безумный, как и его собственный, так же затуманенный желанием.
И когда палец Макса оказался внутри, он едва не закричал. Захлебнулся очередным вдохом, утонул во взгляде Макса, в грохоте собственной крови в ушах. Это было охренительно. И совсем не больно.
Он хотел ответить, хотел пообещать, что скажет, если что-то будет не так. Но слов не осталось, так же, как и связных мыслей, поэтому Фергюс просто кивнул. А потом Макс снова поцеловал его.
Ферг все-таки застонал, громко, протяжно, отрываясь от губ Макса и утыкаясь лбом ему в плечо. Это было слишком ярко и слишком остро - ощущать Волибира в себе, чувствовать движения его пальцев.
"Еще", беззвучно сказал Ферг, едва шевельнув губами. Черт побери, как же ему хотелось еще  - больше и глубже, и снова, и опять ощущать эту невероятную близость.
- Да. Да, очень, - застонал он, облизнув губы.
Как вообще может не нравиться, когда Макс творит такое своими волшебными, черт побери, руками? Кроуфорду хотелось просить. Еще, еще, пожалуйста, только не останавливайся... Он действительно готов был вслух умолять об этом, и если бы не перехваченное спазмом горло, именно это он бы и сделал. И плевать, смущаться и думать о том, что это стыдно, можно будет потом. Когда-нибудь. Пока что Фергюсу хотелось, чтобы это не заканчивалось никогда.
Но Макс все-таки остановился. Кроуфорд в очередной раз едва не подавился воздухом, одновременно ощутив разочарование, и жгучую надежду, и удивление, и острое, почти болезненное желание. Волибир вызывал в нем такую бурю эмоций, что парень не узнавал сам себя. Каждое прикосновение Макса, каждый его поцелуй творили с Фергом что-то невероятное. Это было незнакомо, ново и удивительно, и Фергюс не знал, как реагировать на такого себя. И вместо того, чтобы анализировать - просто отдавался чувствам, позволяя увлечь себя. Именно поэтому он застонал, когда Макс убрал руку, будто умирающий от жажды, у которого из-под носа убрали кувшин холодной свежей воды.
Фергюс понял, конечно, что имел в виду Макс, спрашивая про доверие. Кивнул, обхватывая его обеими руками за шею. Сейчас, в эти минуты он полностью доверял любовнику. И эта внезапная открытость тоже приводила его в восторг.

Ситуация двухнедельной давности повторилась почти в точности. С той только разницей, что сейчас Макс был трезв и они оба до одури хотели друг друга - сознательно, без влияния алкоголя. Теперь Ферг не сомневался в этом. Выражение лица Волибира, и все его действия, и реакции тела не оставляли сомнений, что он хочет Кроуфорда не меньше, чем тот его.
У Фергюса было целых полминуты, наверное, чтобы перевести дух, пока он лежал на Максовой кровати, а тот искал что-то под ней. Не получилось. Ошалевшему от желания  Кроуфорду никак не удавалось выровнять дыхание и унять бешеное сердцебиение. Такой Макс - ласково-заботливый, внимательный и чуткий, - был для него очередным сюрпризом. Открывшийся с этой, новой стороны, он вызывал у Ферга странную реакцию. К возбуждению и физическому влечению, к восхищению красотой Волибира добавилась щемящая какая-то нежность, которая Фергюса смутила. Такой Макс очень ему нравился. Красивый - задница вон какая, так и хочется провести по ней обеими руками, коснуться губами упругих аккуратных ягодиц. Сексуальный - Макс действительно был крайне привлекательным мужчиной. Умелый - да господи, Ферг, кажется, раза три чуть не кончил еще до того, как они добрались до постели. И - внимательный, заботливый, терпеливый. Сногсшибательное сочетание. Фергюс улыбался, чувствуя, как полыхают щеки. Невероятно. Удивительно. Смущающе, и так горячо, и так сладко.

Макс назвал его деткой. Кроуфорду и в голову не могло придти, что ему так понравится это обращение. Однако же вот, член дрогнул, словно призывая обратить на себя внимание, а внутри все снова сжалось.
- Иди ко мне, - прошептал Фергюс пересохшими губами, когда Макс забрался на кровать.
Он снова потянулся было к нему, чтобы коснуться пальцами напряженного члена, но тот не позволил. Мягко отведя руки Ферга, Волибир усмехнулся.
- Не торопись, - сказал он.
А потом его палец, щедро смазанный прохладным гелем, снова оказался внутри Ферга. Медленно. И гораздо глубже, чем пару минут назад.
Фергюс выгнулся, поднимая бедра, чтобы полнее ощутить это томительно-сладкое вторжение, впустить в себя, почувствовать, как собственная плоть поддается аккуратному напору.
- Ма-акс, - застонал он, впервые в жизни называя Волибира не полным именем. - Ма-акс...
На выдохе, растягивая имя, будто облизывая его, выдыхая стоном, в котором был и призыв, и обещание, и жадный голод.
Волибир на секунду зажмурился, будто это короткое слово, сказанное Фергом, оставило физический след на его коже. От выражения, проступившего на лице Макса, у Кроуфорда перехватило дыхание.
Ему так хотелось раскрыться, впустить в себя глубже, но из того положения, в котором он находился, сделать это было не слишком удобно.
- Макс, подожди.
Он поднялся на колени, когда Волибир убрал руку.
- Нет, не больно, - Ферг помотал головой, отвечая на вопрос, чтобы тут же обхватить любовника за плечи и снова поцеловать, прихватить зубами нижнюю губу.
И затем отпустить, разворачиваясь спиной.
Несколько секунд Фергюс стоял на коленях спиной к Максу, а затем медленно опустился вперед, опираясь на локти, расставив ноги и поднимая бедра.
- Так будет удобней, наверное?
И как же хорошо, что Макс, тащивший его на плече, не успел хлопнуть ладнью по выключателю, зажигая свет! Если бы у него была возможность хорошенько разглядеть Ферга, тот бы точно сгорел от смущения. Но в полумраке комнаты, освещенной только огнями улицы из окна и слабым светом из ванной, едва ложившимся на порог, невозможно было разглядеть детали.

+1

11

Как же жаль, что Макс так и не успел хлопнуть ладонью по выключателю, когда вместе со своим бесценным грузом оказался в комнате. Потому что тогда бы он смог полностью насладиться происходящим процессом, а не довольствоваться куцым светом фонаря за окном. Тогда бы он смог разглядеть шуструю руку Ферга, которая потянулась к его стоящему колом члену. В последнее мгновение Волибир перехватил цепкие пальцы своего любовника и отвел в сторону. Яйца горели, переполненные, и любое неосторожное касание могло спровоцировать немного ранний финиш. Максвелл хотел, чтобы первый раз Фергса был классным – во всех смыслах. Неизвестно, что будет завтра, и будут ли они вообще завтра. Но сейчас мужчина решил постараться.

- Не торопись, - прошептал Макс, поглаживая гладкую кожу ягодиц парня, удивляясь про себя, как некоторым удается выглядеть так по-юношески мило даже в двадцать девять лет. Щедро полив себе пальцы смазкой, маг осторожно провел пальцами между ягодиц, поглаживая их, но уже после душа Ферги оказался весьма расслабленным, потому стоило пальцам оказаться рядом с анусом, как указательный палец почти без сопротивления вошел внутрь, раздвигая теплые стенки. Ферг что-то промычал и подался бедрами вперед, словно стараясь насадиться на длинные фаланги Макса. Но Волибир был осторожен и неумолим.

Палец вновь оказался снаружи, затем вновь погрузился внутрь, пока Макс ловил слухом каждый вдох парня. Он слушал, стараясь понять, все ли делает верно. Конечно, у него были девственники и раньше – но так он ни с кем не нежничал. Почему-то именно с ботаником ему захотелось побыть галантным кавалером, который не только умело трахается, но при этом делает это аккуратно и с обоюдным удовольствием. Успокоив себя, что именно это и стало причиной такого поведения, Волибир начал потихоньку двигать пальцем внутри мага, ощущая кожей, как раскрывается податливое нутро Кроуфорда. Собственный член стоял так, что уже начал болеть. Хотелось сорваться, засадить сразу же на всю длину, но почему-то вспомнилось лицо Ферга в тот первый вечер, когда Макс только приехал к нему. Кошмар тогда исказил черты парня, и эта картинка намертво отпечаталась в голове мужчины. И видеть такое же выражение сейчас он не хотел никоим образом.

Собственное имя прозвучало настолько чуждо, что Волибир даже не сразу понял, что это сказал Ферг. На мгновение забеспокоившись, что причинил своими движениями боль, Макс тотчас начал искать блестящий в свете фонаря взгляд любовника, чтобы поймать лишь удовольствие. Коснувшись второй рукой члена парня, Макс сделал несколько движений вверх и вниз, продолжая двигать пальцем внутри тела колдуна, но того словно подорвало. Он вскинулся, задыхаясь, и Волибир действительно решил, что сделал тому больно.

- Я не… - но ответ парня его поразил. Фергюс просто потянулся за новым поцелуем, оставив легкий привкус слюны на губах, а затем повернувшись спиной, согнуться в коленях, выставив аппетитный зад прямо на и без того облизывающегося мужчину.
- Тебе больно? – все же решил уточнить маг, не совсем понимая причину такой смены, однако парень быстро все объяснил – так просто будет удобнее. Макс едва не загоготал – не потому что это было действительно удобнее. А потому что Ферг оставался собой даже в постели – лишь бы поумничать. Жадный ботан.

- Удобнее, ты прав, - хищно улыбаясь, ответил Волибир, вновь запуская ладонь на ягодицу, позволяя пальцам сжимать со всей силы светлую кожу. Пальцы мягко, почти нежно коснулись ануса, чтобы затем мужчина протолкнул внутрь Ферга уже два пальца. Кроуфорд охнул от неожиданности и едва не соскочил с пальцев. Однако Макс оказался предусмотрительнее – второй рукой он удержал за ягодицу своего любовника и притянул обратно. Теперь настало время для более активных ласк.

- Спокойно, Ферги, это будет больно, но тебе понравится, обещаю, - Макс едва разлепил пересохшие от возбуждения губы, и вновь мягко толкнул фаланги двух пальцев внутрь. Тепло и влага тотчас коснулись кожи, заставляя Макса сглотнуть – он сдержится и не трахнет нерастянутого парня. Да. Точно.

- Расслабься. Постарайся не напрягаться, иначе будет очень больно, - тихо посоветовал колдун, оставляя на ягодице парня легкий поцелуй, - хотя я знаю один способ тебя расслабить.
В следующую секунду в комнате раздался громкий всхлип и негромкий звук поцелуя. Губы Макса коснулись напряженной головки парня, оставляя на ней мягкое касание. Затем уже язык прошел по уздечке, а потом поднялся по всему стволу до самых яичек. Снова мягкий поцелуй чуть сморщенной кожи и поджатых яичек. Кажется, Фергюс был готов выплеснуться хоть сейчас. И тогда Волибиру стало интересно, сколько продержится еще хилый библиотекарь. Теперь его ласки стали жестче, даже грубее. Пальцы вошли на полную длину, потому что Ферги расслабился по полной и когда Максвелл обхватил губами головку, вбирая ее в свой рот, послышался очередной стон, а Волибир воспользовался моментом – вынув два пальца, он погрузил сразу три, которые однако, вошли с трудом, а тело парня слегка содрогнулось – то ли от легкой боли из-за пальцев в заднице, то ли от подступающего оргазма.

+1

12

Фергюс и не думал раньше, что секс может быть таким. Настолько ярким. Настолько острым. Его захлестывали ощущения, и если бы не руки Макса, надежно удерживавшие его на месте, он бы, наверное, заметался, полностью потерявшись в этом безумном круговороте. Но Волибир знал, что делает, и его аккуратные движения, кажется, секунда за секундой лишь увеличивали возбуждение.
Фергюсу остро хотелось всего и сразу - обнимать Макса руками и ногами, ловить его сбитое дыхание, цепляться за него, прикасаться, видеть и ощущать его всего, услышать, наконец, как он стонет. И почувствовать в себе. А еще - чтобы Макс не останавливался, черт возьми, никогда, ни за что, черт, продолжай, да, пожалуйста!
Вместо всего этого Ферг мог только стонать, уткнувшись лбом в простыни и судорожно цепляясь за них пальцами, подаваясь навстречу движениям ласкающих пальцев, одновременно болезненным и таким желанным. Его тело то и дело сотрясала крупная дрожь, с которой парень ничего не мог сделать.
- Макс, - снова застонал он, почти не отдавая себе отчета в том, что именно говорит, - Макс, пожалуйста...
Он не знал, о чем просит, но, кажется, Волибир прекрасно понял его и так. Следующее движение оказалось еще более глубоким, и Фергюс едва не закричал во весь голос от легкой саднящей боли и обжигающего вожделения. Он вцепился зубами в уголок подушки, случайно оказавшейся под щекой, зажмурился, пытаясь разогнать мерцавшие перед глазами звезды. Не помогло. Руки Макса, его близость, давнее желание, так долго искавшее выход и теперь неудержимо рвавшееся на свободу, не давали хоть немного сбросить тиски напряжения.
Боже, как же Фергюс хотел Макса!
Никогда раньше он не испытывал такого сильного желания.
Фергюс непроизвольно сжался, ощутив в себе уже два пальца, рвано дернулся вперед и тут же назад, но Макс удержал его, не позволяя уйти от проникновения. Заполошное дыхание обжигало пересохшие губы, воздуха не хватало, и Фергюс никак не мог расслабиться, хотя остатками сознания понимал, что так будет только больнее.
Наконец, он заставил себя вдохнуть поглубже, но выдох получился рваным и длинным, превратившимся в очередной стон, потому что как раз в этот момент Макс снова двинул рукой, погружаясь глубже, раздвигая податливую плоть. Фергюс сходил с ума от одного только осознания, что это именно его тело сейчас послушно подается навстречу каждому движению.
Следующий вдох получился больше похожим на всхлип, но ему удалось наконец-то справиться с дрожью. Фергюс чуть шире расставил ноги, чуть сильнее прогнулся, открываясь... и снова всхлипнул, захлебнувшись очередным вздохом, потому что головки члена, кажется, уже гудевшей от напряжения, коснулись губы Волибира. Если бы дыхание не перехватило, он бы точно закричал.
Горячий, мокрый язык прошелся по члену, и за ним на коже будто оставалась огненная дорожка. Фергюс снова вздрогнул. И еще раз. И снова застонал, когда движение языка слилось с движением пальцев. Это было больше, чем он мог выдержать. Он сжался сначала, чувствуя, что попросту тонет в этих сводящих с ума ощущениях, а потом расслабился, позволяя пальцам Макса войти еще глубже.
О, он хотел этого, еще как хотел! Раскрыться полностью, забыв обо всем и наплевав на боль. Впустить в себя. Ощутить, как Макс заполняет его - не только пальцами.
Почувствовать его в себе.
Это было жизненно необходимо, как будто Фергюс не мог существовать, не ощущая внутри себя Макса. Словно он взорвался бы от переполнявшего до краев напряжения, отодвинься сейчас его любовник или остановись хоть на миг.

И когда Макс снова обхватил губами его член, одновременно погружая внутрь три пальца, Фергюс все-таки вскрикнул. Громко, не сдерживаясь, выгибаясь так, что грудь касалась простыней, а задница бесстыдно приглашала, приподнявшись еще выше.
Новое движение движение стало последней каплей. Рука, заполнявшая его, и горячие губы, сжавшие головку, вынесли Фергюса куда-то за пределы вселенной. Он почувствовал, как поджимаются пальцы на ногах, как напряжение бедер становится совершенно невыносимым, как его тело сводит сладкой судорогой. Невозможно сдерживаться и дальше. Невозможно удерживать в себе столько наслаждения разом. Слишком много. Слишком горячо. Слишком сильно.
Фергюс кончил, дернувшись вперед, с долгим протяжным "Ма-а-акс".

Кажется, он на несколько мгновений вообще выпал из реальности. А когда пришел в себя, сердце уже не норовило выскочить из груди, выломав ребра, кровь грохотала в ушах чуть меньше, а дыхание, все еще рваное, уже не было таким заполошным. И тут до Ферга дошло.
Он замер, на секунду поддавшись волне ужаса, окатившей его, потом осторожно приподнял голову.
- Макс, прости, - едва слышно выговорил он. - Ох. Прости.
Стыдобища! Позорище! Как мальчишка, ей богу, как школьник, впервые зажавший девчонку в темном углу. Он кончил слишком быстро.
И пусть в его жизни это действительно было впервые - секс с мужчиной, Кроуфорд почувствовал острый приступ стыда.
Вот сейчас разочарованный Волибир отодвинется, или... или сделает еще что-нибудь...
Расслабившийся, все еще дрожащий после такого сильного оргазма, Фергюс снова сжался, и до него дошло, что руки Макс так и не убрал. Плоть сильнее сомкнулась вокруг длинных пальцев, Кроуфорд почувствовал, как его щеки полыхают от смущения и от новой волны желания, уже поднимавшейся снизу живота. И пока Волибир не отстранился, он протянул одну руку назад, цепляя пальцами бедро Макса, потянул его ближе к себе. И посмотрел на него через плечо, приподнявшись на локте.
Волибир был так близко, совсем рядом, Ферг ощущал тепло его тела, краем глаза видел его напряженный член.
- Макс. - голос был слишком хриплым. - Иди ко мне.
Странно и глупо, наверное, если учесть, что пальцы Макса все еще были в нем, но красноречие напрочь изменило Фергу, смытое посторгазменной дрожью, желанием и смущением. Кроуфорд только надеялся, что этот неловкий момент сейчас закончится, а Волибир поймет его правильно.

+1

13

Кипящий в жилах огонь никак не желал утихомириваться и Макс охотно пошел за этим зовом. Фергюс, то и дело содрогающийся в оргазмических муках, был весьма красивым зрелищем, и не будь Волибир возбужден так сильно, что уже начали побаливать яйца, он бы охотно насладился этой картинкой. Когда еще он сможет увидеть такое, верно? Впрочем, гадать Максвелл не собирался – лишь продолжил свою работу.

Скользя губами по члену парня, мужчина отметил, что вкус Ферга довольно специфичный. Смазка щедро лилась с кончика и Макс то и дело слизывал ее языком, ощущая чуть солоноватый привкус вперемешку с каким-то конфетным. Забавное сравнение с конфеткой пришло тотчас на ум колдуна, но тут же выветрилось под влиянием совсем иных мыслей. Засадить Кроуфорду хотелось с такой силой, что Макс даже понимал, откуда в нем вообще силы, чтобы делать все эти вещи сейчас.

Когда он еще кого-то разрабатывал? Когда он с кем-то так нежничал?

Да никогда, если вспомнить. Просто приходил и трахался. Никаких прелюдий. Никаких ласк. Сразу покорять оргазмические вершины. Даже приятно, что Ферг оказался действительно невинен. Пальцы ласкали тело Ферга, делая его все более и более доступным для Волибира. Стонущий Ферг только делал все хуже – потому что силы мужчины таяли с каждым новым звуком.

Затем, уличив момент, Макс протолкнул внутрь парня сразу три пальца, отчего тот едва не сорвался прочь, но был удержан крепкой ладонью. Рано, пока еще рано. Но вот только сам Кроуфорд был совсем иного мнения. Он начал сжиматься вокруг пальцев Макса, влажные от слюны яички стали поджиматься и Волибир понял – он был слишком настырным и агрессивным любовником.

Горячее семя оросило его язык, и Макс отдернулся от неожиданности назад, чтобы тут же получить белым зарядом в лоб, потом в нос и затем в подбородок. Фергюс, громко выстанывая имя Волибира, излился, и еще несколько секунд сжимаясь вокруг пальцев мужчины, изливал все, что у него накопилось за время воздержания.

Накопилось весьма знатно.

Максу захотелось расхохотаться. Он столько шел к этому моменты, столько вытерпел, и, будучи почти у цели, оказался облитым спермой своего быстро разрядившегося любовника. Волибир, высунув кончик языка, дотянулся до белого развода и собрал немного, слушая выравнивающееся дыхание ботаника. Остро хотелось что-нибудь сказать, что-то острое, но почему-то сейчас в голове была шутка про «эх раз, еще раз, еще много-много раз».

- Что такое, Ферг? – откликнувшись на собственное имя, Максвелл хлопнул парня по ягодице, тут же потянувшись к нему, чтобы оставить поцелуй на раскрасневшемся лице, - Вот видишь, как опасно долго не заниматься сексом, - пальцем тыкая в сперму на собственном лице, выдавил Макс, тут же давясь от смеха.

- Давай, ботаник, убери за собой, - и тут же голос колдуна стал бархатисто-низким, с легкой хрипотцой, и Ферг, пару мгновений поколебавшись, покивав, начал слизывать и сцеловывать свое собственное семя, чтобы спустя несколько мгновений потянуться к Максу за очередным поцелуем. Губы коснулись губ, и теперь вкус Ферга застыл у обоих на губах. Однако Волибир оторвался от Кроуфорда, и приподнявшись на коленках, рухнул спиной на кровать, чуть раздвинув ноги, показывая себя во всей красе.

- Ферг, может, и ты мне поможешь немного? – с претензией на веселость выдал колдун, внимательно смотря за жадным взглядом ботаника. Кажется, тому понравилось предложение Макса, потому что руки Ферга спустя пару секунд стиснули горячий член, отчего Макс захлебнулся от переизбытка ощущений.

- Только не откуси и не подавись, - выдохнул мужчина, наблюдая за склонившейся над его пахом светлой макушкой.

+1

14

Макс Волибир определенно был совершенно невероятным. С ним Фергюс никогда не мог предсказать, что будет в следующую минуту. Непредсказуемый - но надежный. И его характер, его неоднозначность, раскрывавшиеся новыми гранями едва ли не каждый день, его отношение к Фергюсу заставляли парня каждый раз удивленно хлопать глазами. Хотя, вероятно, дело было просто в том, что Макс не стеснялся быть собой. Что в жизни, что в постели.
Вот и теперь - Фергюс ждал подначек, но Волибир отреагировал совершенно иначе. И Кроуфорд тоже смешливо фыркнул, разом забыв про все свои страхи. Его не оттолкнут. Пора было бы уже привыкнуть к этой мысли.
Это было не так-то просто, несмотря на то, что Кроуфорду хотелось. Он все еще не мог поверить, в полной мере осознать, что привлекателен для Макса. И каждое прикосновение любовника, каждый новый поцелуй, соприкосновение тел и горящий между ними огонь приносили Фергюсу ощущение эйфорической радости.
- О да, если долго не заниматься сексом, можно потом изобразить брандспойт, - коротко рассмеялся он. - Видишь, я опасен.
Голос Волибира вдруг стал глуше и ниже, когда он предложил стереть с себя следы Фергова удовольствия. Кроуфорд вздрогнул, потому что такие интонации будто касались чего-то сокровенного в глубине его существа. И от этого сладкое тепло разливалось по телу, заставляя пальцы вздрагивать. В голосе Макса звучало обещание и предвкушение, на которые Ферг не мог не реагировать. Он замер на несколько секунд, то ли не веря своим ушам, то ли робея от того, что собирался сделать. А потом потянулся - медленно, как во сне, чтобы коснуться губами щеки Макса и белых капель на ней.
Его щетина была колючей, и Фергюс улыбнулся, потому что ему это нравилось. Макс был живой - не сон, не иллюзия, не жаркая фантазия, из тех, что приходили парню во снах. Жарче некуда. Горячее не бывает. Ферг обхватил Волибира ладонью за шею, не давая отстраниться, хотя тот и не пытался. Наоборот, подался чуть ближе.
Фергюс сначала с некоторым сомнением провел языком по скуле Макса: то, что он делал, было непривычно и странно. Но темный взгляд, который он скорее ощущал, чем видел в темноте комнаты, подстегивал, а собственный вкус не вызывал неприязни. Было в этом действии что-то невероятно интимное. Чувственное. И возбуждающее. Кроуфорд собирал губами капли собственного семени с лица Макса, и чувствовал, что дыхание само по себе становится более прерывистым.
Он не смог бы придумать названия тому, что делал с ним Волибир, даже если бы захотел. Но он не задумывался о таких вещах. Фергюсу просто было хорошо. С Максом он чувствовал себя... свободным. И страхи вместе со смущением уходили прочь, терялись, смытые волнами желания и чего-то, что Ферг не мог идентифицировать. Он хотел, чтобы эти мгновения никогда не кончались. А потом, когда утро все-таки наступит, повторить все еще раз. И продолжить. Странная логика, но Фергюса она вполне устраивала.
Прежде, чем вернуться к губам Макса, он коснулся его шеи, прихватил зубами мочку уха, чуть сжимая. А потом поцеловал его, разделяя свой вкус. В этот раз поцелуй был более медленным, не таким напористым, как раньше, в ванной. Их дыхание смешалось, и Кроуфорд всем телом ощутил напряжение Макса, готовое вот-вот вырваться на свободу.

Он снова поплыл, теряясь в собственных ощущениях, но у Макса, оказывается, были свои планы. Он откинулся на спину, позволяя рассмотреть себя. И хотя в смутном свете, падавшим из окна и из коридора, мало что можно было разглядеть, Ферг увидел самое главное. Красивый, в очередной раз отметил он. Какой же красивый!
И, разумеется, он не собирался отказываться от такого приглашения. Ответа вслух не требовалось. Безмолвное "Хочу!" Макс смог в полной мере ощутить, когда руки Фергюса коснулись его члена, сжали, скользнули вверх и вниз.
У парня не было опыта, зато энтузиазма хватило бы на троих. Он перестал стесняться и бояться сделать что-то не так. В конце-концов, пусть у него и не было практики, но теоретических познаний хватало. Каким бы тихоней Фергюс ни был, порнухи он за свою жизнь насмотрелся предостаточно, и представлял, что и как делать.
И да, больше всего он хотел, чтобы Максу было так же хорошо, как ему самому.
Тело звенело от напряжения, перед глазами все плыло от попыток разглядеть в темноте детали, а живот сводило от желания. Фергюс на пробу потерся щекой о горячий член, огладил бедра Макса, поднял голову, словно хотел убедиться, что все правильно. А потом провел языком по всей длине, от основания до головки, ощущая узор тонких вен. И обхватил губами головку, сжимая и скользя чуть глубже. Все-таки природа не обделила Макса габаритами, и сейчас Кроуфорд ощутил это в полной мере. Как бы ему ни хотелось забрать его член сразу на всю длину, у него бы это не получилось. Понимая, что не стоит сразу с разгону делать то, что может привести... к не самым приятным последствиям, он аккуратно сжал губы и скользнул языком вокруг. И глухой стон стал лучшим доказательством того, что Максу нравилось.
На затылок Фергюса легла тяжелая рука, направляя, но не принуждая брать глубже, и он, подчиняясь не только ее движению, но и собственным желаниям, снова и снова скользил языком, лаская. Макс приподнял бедра, подаваясь вперед. "Давай же", - подумал Ферг с жадностью. - "Ну же, давай, Макс, пожалуйста!"
Он не очень понимал, о чем эта мысленная просьба, и не совсем осознал, что замычал в так движению любовника. Почувствовал только, как напряглись бедра Макса и сжались в волосах его пальцы. Еще немного. Кажется, терпения у Волибира совсем не осталось.

+2


Вы здесь » Henrietta: altera pars » beyond life and death » Bed romance


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC